• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
 

РЕШЕНИЕ

от 30 мая 2013 года Дело N А40-2931/2013

Арбитражный суд г. Москвы в составе:

Председательствующего судьи

Вигдорчика Д.Г.

при ведении протокола судебного заседания секретарем с/з Игумновой А.В.

рассмотрев вопрос о принятии к производству искового заявления (заявления) Закрытого акционерного общества «МЕТРОБАНК» (ОГРН 1027739033453, ИНН 7725053490, 121151, г.Москва, ул. Можайский Вал., дом 8 Б)

к Управлению Федеральной антимонопольной службы по г.Москве (ОГРН 1037706061150, ИНН 7706096339, 119017, г.Москва, Пыжевский переулок, дом 6)

Третье лицо: Недилько Валерия Афиногеновича (123103, г. Москва, проспект маршала Жукова, д. 68, корп.2, кВ. 114)

о признании незаконными решения от 18.12.2012г. № ЕП/33748, предписания от 18.12.2012г. № ЕП/33749 и постановления о наложении штрафа

при участии: от заявителя - Рыженкова Н.Г., доверенность № 48/2013 от 26.02.2013г., Лаврентьева Ю.В., доверенность № 72/13 от 25.03.2013г.

от ответчика - Диденко-Суворова А.А., доверенность № 6-15 от 05.03.2013г., Николаев Е.Н., доверенность № 6-35 от 22.05.2013г., Айнутдинов Р.Ф., доверенность № 3-14 от 22.02.2013г.

третье лицо - неявка, извещен

УСТАНОВИЛ:

Закрытое акционерное общество «МЕТРОБАНК» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по г. Москве о признании незаконными решение от 18.12.2012г. №ЕП/33748, предписания от 18.12.2012г. №ЕП/33749, постановления о наложении штрафа по делу №4-14.33-23/77-13 об административном правонарушении от 13.02.2013г. о привлечении ЗАО «Метробанк» к административной ответственности по ч.1 ст. 14.33 КРФоАП.

Заявитель в судебное заседание явился, поддержал заявленные требования по основаниям, изложенным в заявлении, просил суд удовлетворить заявленные требования.

Ответчик в судебное заседание явился, возражал против удовлетворения требований заявителя по основаниям, указанным в письменном отзыве, со ссылкой на то, что оспариваемые решение, предписание и постановление являются законными и обоснованным, вынесенным в пределах компетенции ответчика.

Представитель третьего лица в судебное заседание не явился, о месте и времени рассмотрения дела извещен надлежащим образом, в связи с чем, суд счел возможным рассмотрение дела в отсутствии ответчика в порядке ст. 123 АПК РФ.

Рассмотрев материалы дела, исследовав доказательства, выслушав доводы представителей явившихся в судебное заседание сторон, арбитражный суд установил, что заявленные требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

18 декабря 2012г. Комиссией Московского УФАС России вынесено Решение № ЕП/33748 о признании Закрытого акционерного общества «МЕТРОБАНК» нарушившим часть 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции в части совершения действий, выразившихся в привлечении денежных средств во вклад «Будущее» с последующим ухудшением потребительских свойств такого вклада по сравнению с первоначально заявленными свойствами в связи с уменьшением процентной ставки на дополнительный взнос и Предписание от 18.12.2012 г. № ЕП/33749 об обязывании ЗАО «МЕТРОБАНК» в течение 10 рабочих дней прекратить нарушение части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции, а именно произвести обязательные к исполнению действия, предписанные Банку УФАС по г. Москве.

На основании Решения от 18.12.2012 г. Московского УФАС России по результатам рассмотрения дела № 1-14-339/77-11 заместителем руководителя Московского УФАС России Петрусенко Е.Ю. 13.02.2013 года вынесено Постановление о наложении штрафа по делу № 4-14.33-23/77-13 об административном правонарушении на основании ч.1. статьи 14.33 КоАП и назначении административного наказания в виде уплаты штрафа в размере 100 000 рублей.

Не согласившись с указанными решением, предписанием и постановлением заявитель обратился с настоящим заявлением в арбитражный суд.

Суд установил, что срок на обжалование ненормативных актов, установленный п. 4 ст. 198 АПК РФ заявителем не пропущен.

Согласно ст.198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, процессуальный закон устанавливает наличие одновременно двух обстоятельств, а именно, не соответствие оспариваемого акта закону или иному нормативному правовому акту и нарушение оспариваемым актом прав и законных интересов организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц.

Согласно ст.13 ГК РФ ненормативный акт, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина, может быть признан судом недействительным.

Согласно п.1 Постановления Пленума ВС РФ от 01.07.1996 г. № 6 и Пленума ВАС РФ № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» если суд установит, что оспариваемый акт не соответствует закону или иным правовым актам и ограничивает гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, то в соответствии со статьей 13 ГК он может признать такой акт недействительным.

Таким образом, из существа приведенных норм следует, что для признания недействительными обжалуемых заявителем решения и предписания ФАС необходимо наличие двух обязательных условий, а именно, несоответствие их закону и наличие нарушения ими прав и охраняемых законом интересов юридического лица.

В соответствии с п.п.1 и 5.3.1 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 г. № 331 «Об утверждении положения о федеральной антимонопольной службе» Федеральная антимонопольная служба является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору за соблюдением коммерческими и некоммерческими организациями, федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации антимонопольного законодательства; за действиями, которые совершаются с участием или в отношении субъектов естественных монополий и результатом которых может являться ущемление интересов потребителей товара, в отношении которого применяется регулирование, либо сдерживание экономически оправданного перехода соответствующего товарного рынка из состояния естественной монополии в состояние конкурентного рынка; за соблюдением требований обеспечения доступа на рынки услуг естественных монополий и оказанием услуг субъектами естественных монополий на недискриминационных условиях.

В соответствии с п.5.3.6 Положения о Федеральной антимонопольной службе последняя проводит проверку соблюдения антимонопольного законодательства коммерческими организациями, некоммерческими организациями, федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами и физическими лицами, получает от них необходимые документы и информацию, объяснения в письменной или устной форме, а также возбуждает и рассматривает дела о нарушениях антимонопольного законодательства.

Согласно ст.44 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган рассматривает поступающие заявление или материалы и в ходе рассмотрения последних вправе запрашивать у физических или юридических лиц, государственных органов, органов местного самоуправления с соблюдением требований законодательства Российской Федерации о государственной тайне, банковской тайне, коммерческой тайне или об иной охраняемой законом тайне документы, сведения, пояснения в письменной или устной форме, связанные с обстоятельствами, изложенными в указанных заявлении или материалах.

В силу возложенных полномочий антимонопольный орган на основании ст.23 Закона о защите конкуренции возбуждает и рассматривает дела о нарушениях антимонопольного законодательства; выдает в случаях, указанных в настоящем Федеральном законе, хозяйствующим субъектам обязательные для исполнения предписания, в том числе о прекращении злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением и совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции; о прекращении нарушения правил недискриминационного доступа к товарам; о прекращении недобросовестной конкуренции; о недопущении действий, которые могут являться препятствием для возникновения конкуренции и (или) могут привести к ограничению, устранению конкуренции и нарушению антимонопольного законодательства.

Из материалов дела следует, что основанием для возбуждения дела №1-14-339/77-11 послужило поступившее в УФАС по г. Москве заявление от гражданина РФ Недилько В.А. с жалобой на действия Банка при внесении Недилько В.А. дополнительного взноса во вклад «Будущее» по Договору № 21088г/2503 от 25.03.2009г.

В рамках рассмотрения дела № 1-14-339/77-11 было установлено следующее.

Основанием для возбуждения дела № 1-14-339/77-11 послужило поступившее в Московское УФАС России заявление от гражданина РФ Недилько В.А. (далее -Заявитель) с жалобой на действия ОАО «Метробанк» (далее - Банк) при пополнении пополняемого срочного банковского вклада.

Заявитель указывает, что основными условиями вклада являлись:

- процентная ставка- 17.7%;

- вклад пополняемый (возможность дополнительных взносов в наличном или безналичном порядке) при минимальной сумме дополнительного взноса - 500

- ежемесячная выплата процентов по истечении 30(31) дня с момента открытия депозитного вклада;

- прием денежных средств во вклад, выдача денежных средств, а также открытие счета, операции по счету и закрытие счета, осуществляется банком в соответствии с действующим законодательством РФ, договором, режимом работы Банка по обслуживанию физических лиц и тарифами, установленными Банком для соответствующей операции, действующими в день проведения такой операции (по тексту договора - Тарифы Банка).

При рассмотрение жалобы, Недилько В.А., отмечал, что в период с 2009 по январь 2010 года им вносились дополнительные взносы во вклад, при этом проценты на такие взносы начислялись по ставке 17,7% годовых, что подтверждается выпиской по банковскому счету Заявителя № 40817810200000021088. Однако, 26.07.2011г. Недилько В.А., прибывшему в ДО «Октябрьское поле» Банка было отказано в принятии дополнительного взноса по процентной ставке 17,7% и предложено заключить дополнительное соглашение к Договору, предусматривающее начисление процентов на сумму дополнительных взносов по ставке 8% годовых.

Законность действий по одностороннему изменению ставки банковского вклада по договору с В.А. Недилько, по мнению Заявителя, обусловлена п. 1.7 заключенного договора, тарифной политикой банка, принципом свободы договора, предусмотренным ст. 421 ГК РФ.

Отказывая в удовлетворении требований суд учитывает, что заключенный между ЗАО «МЕТРОБАНК» и В.А. Недилько договор № 21088г/2503 является договором банковского вклада.

Согласно ч. 1 ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

В силу ч. 2 ст. 834 ГК РФ договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, является публичным договором.

Согласно ч. 1 ст. 426 ГК РФ публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится.

В силу ч. 1 ст. 432 ГК РФ существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

По смыслу ч. 1 ст. 834 ГК РФ существенными условиями договора банковского вклада являются: предмет договора, размер процентной ставки, условия и порядок возврата вклада.

Основными условиями договора банковского вклада с В.А. Недилько являлись: процентная ставка 17,7 %, пополняемость вклада, ежемесячная выплата процентов, порядок расторжения договора.

При этом размер процентной ставки был согласован сторонами в п. 1.7 договора. Пунктом 2.3 договора установлен запрет на односторонний порядок уменьшения процентной ставки; исключением является истребование вклада до востребования.

Банком с 06.03.2009г. были введены условия по рублевым вкладам по вкладу «Будущее», согласно которым для физических лиц, заключивших договор банковского вклада, в зависимости от срока вклада, устанавливалась процентная ставка 13.7%, 15,7% или 17,7% (Приказ от 05.03.2009 № 40) с возможностью его пополнения. Максимальная процентная ставка устанавливалась для клиентов, заключающих договор банковского вклада на срок свыше 2-х лет.

В последующем приказами банка от 05.03.2009 № 40, от 13.08.2009 № 180, от 14.10.2009 № 235, от 12.11.2009 № 263, от 18.02.2010 № 23, от 05.05.2010 № 85, от 16.08.2010 № 183/1, от 17.02.2011 № 26, от 31.03.2011 № 61, от 21.10.2011 № 286 и от 21.08.2012 № 223 утверждались иные процентные ставки, размер которых устанавливался ниже ставки, предусмотренной Приказом от 05.03.2009 № 40, при сопоставимости срока размещения на депозит.

Согласно ч. 1 ст. 450 ГК РФ, изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, а, в силу ч. 1 ст. 452 Кодекса соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор.

Действия банка по одностороннему изменению размера ставки противоречили взаимосвязанным положениям ст. ст. 426, 450, 452 ГК РФ.

При этом, как установлено комиссией антимонопольного органа, клиенты банка, размещая вклад на длительный срок, изначально полагали, что пополнение вклада будет осуществляться на первоначально заявленных условиях.

Ссылки Заявителя на то, что операции по приему денежных средств во вклад осуществляются в соответствии с тарифами, установленными на дату совершения операции, являются необоснованными, так как указанное условие договора является дополнительным, поскольку размер процентной ставки согласован сторонами в п. 1.4 договора и составляет 17,7 %.

Доводы Заявителя об искажении антимонопольным органом термина «тарифы» в связи с отсутствием его дефиниции и самостоятельного определения сторонами понятия «тариф» в рамках заключенного договора призваны к искажению фактических обстоятельств дела. Суд принимая решение учитывает, что процентная ставка по вкладу был согласована сторонами и составляла 17,7%, при этом в пункте 1.4 договора указано именно на согласование процентной ставке в указанном размере. В свою очередь, заявителем не приведены обоснованные доводы отказа от общеприменимого и установленного законом термина процентная ставка по вкладу (п.1.4 договора) в пользу не установленного законом и, по сути собирательного термина, «тарифы банка», который в свою очередь не позволяет другой стороне достоверно установить подлинный смысл соглашения.

В силу абз. 2 ст. 431 ГК РФ в случае невозможности определения содержания договора, подлежит выяснению действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Таким образом, с учетом положений ст. 431 ГК РФ, суд приходит к выводу, что выплата процентов по договору банковского счета осуществляется на основании п. 1.4 договора, которым установлена и согласована конкретная процентная ставка.

При этом суд не принимает ссылку Заявителя на письмо МГТУ ЦБ РФ № 18-1-10/28692 от 14.04.2011, содержащее солидарное с обществом толкование понятий «процентная ставка» и «тарифы банка».

Суд учитывает, что указанное письмо также не подтверждает позицию банка, так как не содержит указаний на тождественность понятий «процентная ставка» и «тарифы банка», оставляя определение данных терминов на консолидированное соглашение сторон в договоре.

Суд не принимает довод заявителя о свободе договора, закрепленную в ст. 421 ГК РФ, и то обстоятельство, что В.А. Недилько известны условия собственноручно подписанного договора. Представленная жалоба В.А. Недилько и собранные административным органом материалы дела свидетельствуют о том, что В.А. Недилько не предполагал о действительных условиях договора с учетом конструкции примененной банком в пункте 1.7 Договора. По этой причине указанный гражданин обратился с жалобой в УФАС России по г.Москве.

Вкладчики-физические лица являются экономически более слабой стороной в договоре банковского вклада, поэтому ссылки Заявителя на свободу договора и согласие вкладчика с его условиями нельзя признать законными.

Такой подход корреспондирует правовой позиции, содержащейся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 № 4-П.

Более того, свобода стороны в конкретном договоре должна соотноситься со свободой и правами контрагента и разумно ими ограничиваться. В рассматриваемом случае субъективные права и обязанности банка как стороны договора банковского вклада ограничиваются правами и законными интересами вкладчика-физического лица как экономически более слабого контрагента.

Рассматривая дело и принимая оспариваемые акты, антимонопольный орган исходил из того, что односторонее уменьшение ставки банковского вклада является актом недобросовестной конкуренции, поскольку обществом были получены преимущества перед конкурирующими с ним кредитными организациями: за счет заявленных условий о возможности пополнения вклада банком привлекались клиенты, которые не разместили бы у него денежные средства, если бы на момент заключения соответствующих договоров знали о предстоящем снижении по процентной ставке в отношении денежных средств, поступающих на счет в виде пополнения вклада, но открыли бы вклады в иных кредитных организациях.

Доводы Заявителя об отсутствии у антимонопольного органа полномочий по рассмотрению дела суд также отклоняет.

Дело №1-14-339/77-12 возбуждено по признакам нарушения ЗАО «МЕТРОБАНК» ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции.

Рассматривая дело и принимая оспариваемые акты, антимонопольный орган исходил из того, что односторонее уменьшение ставки банковского вклада является актом недобросовестной конкуренции, поскольку обществом были получены преимущества перед конкурирующими с ним кредитными организациями: за счет заявленных условий о возможности пополнения вклада банком привлекались клиенты, которые не разместили бы у него денежные средства, если бы на момент заключения соответствующих договоров знали о предстоящем снижении по процентной ставке в отношении денежных средств, поступающих на счет в виде пополнения вклада, но открыли бы вклады в иных кредитных организациях.

При таких данных, вопреки доводам Заявителя, само по себе применение антимонопольным органом конкретных норм материального права, регулирующего банковскую деятельность, не свидетельствует ни о незаконности оспариваемого решения, ни о превышении полномочий при рассмотрении дела.

Более того, согласно правовой позиции, отраженной в п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», требования антимонопольного законодательства применяются к гражданско-правовым отношениям. Банковское законодательство является неотъемлемой частью гражданского законодательства, и в рассматриваемом случае действия банка в рамках договоров с вкладчиками оценивались антимонопольным органом на предмет соответствия Закону о защите конкуренции с учетом ущемления интересов банков-конкурентов.

Суд также не принимает ссылку Заявителя на решением Дорогомиловского районного суда как обстоятельства, подтверждение законности действий банка.

Из текста решения Дорогомиловского районного суда по делу № 2-1270/11 следует, что действия ЗАО «МЕТРОБАНК» не проверялись судом на соответствие антимонопольному законодательству. Кроме того, при рассмотрении указанного дела не участвовал УФАС России по г.Москве.

Общий запрет на недобросовестную конкуренцию установлен ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции. В силу п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции недобросовестной конкуренцией признаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Суд отмечает, что согласно представленному В.А. Недилько договору от 03.07.2009 № 810/06-2194.2 срочного вклада (депозита) «Стабильный», заключенного с ООО «Московский областной банк», сторонами согласована процентная ставка. Согласно карточке вкладчика прием дополнительных взносов и начисление на них процентов в рамках указанного договора осуществляется по первоначальной процентной ставке и в соответствии с первоначально заявленным свойствами вклада.

С учетом изложенного и вопреки доводам Заявителя, в действиях общества по привлечению денежных средств в банковские вклады с последующим ухудшением потребительских свойств данного вклада по сравнению с первоначально заявленными свойствами, содержатся все квалифицирующие признаки, описанные в п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции.

При таких обстоятельствах оспариваемое решение Московского УФАС России соответствует закону, - ст. ст. 15, 834 ГК РФ, ст. ст. 9, 14, 22, 23, 39 Закона о защите конкуренции и само по себе не нарушает прав и законных интересов Заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 39, ч. 4 ст. 41 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган по рассмотрении дела и принятии решения выдает обязательные, в силу ст. 36 Закона, предписания об устранении нарушений антимонопольного законодательства. Согласно правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» (п. 14), антимонопольный орган, рассматривая дела о нарушениях антимонопольного законодательства, принимает решения и выдает предписания, направленные на защиту гражданских прав, нарушенных вследствие их ущемления, злоупотребления доминирующим положением, ограничения конкуренции или недобросовестной конкуренции, что является, по смыслу ч. 2 ст. 11 ГК РФ и гл. 9 Закона о защите конкуренции способом восстановления нарушенных гражданских прав.

На основании вышеизложенного 18.12.2012 г. УФАС Москвы вынесено Предписание № ЕП/33749 об обязывании ЗАО «МЕТРОБАНК» в течение 10 рабочих дней прекратить нарушение части 1 статьи 14 Закона о защите конкуренции.

В связи с тем, что оспариваемое решение признано судом законным и обоснованным, то суд не находит оснований для удовлетворения требований заявителя в части признания обжалуемого предписания незаконным.

Суд не принимает доводы, изложенные в заявлении относительно нарушения прав вкладчиков в связи с увеличением процентной ставки. Из текста предписания следует, что оно направлено на прекращение нарушения ч.1 ст.14 Закона о защите конкуренции, выразившееся в привлечении денежных средств во вклад «Будущее» с последующем ухудшением потребительских свойств такого вклада по сравнению с первоначальным заявленными свойствами в виде уменьшения процентной ставки на дополнительные взносы. Соответственно, указанное предписание распространяется на те случаи, когда банком применены уменьшенные ставки на дополнительные взносы по сравнению с первоначальными.

С учетом указанных обстоятельств суд считает заявленные требования не подлежащими удовлетворению.

В соответствии с ч. 3 ст. 209 АПК РФ в случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Относительно требования заявителя о признании незаконным Постановления УФАС по г.Москве от 13.02.2013г. по делу № 4-14.33-23/77-13 суд отмечает следующее.

Согласно ч. 6, 7 ст. 210 АПК РФ при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

При рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме.

В силу части 1 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ к числу задач производства по делам об административных правонарушениях относится всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела.

В соответствии с ч.2 ст. 2.1 КоАП юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Суд учитывает, что оспариваемое Постановление вынесено на основании Решения от 18.12.2012 г. Московского УФАС России по делу № 1-14-339/77-11.

31 января 2013г. начальником отдела антимонопольного контроля товарных и финансовых рынков Московского УФАС России Диденко-Суворовой А.А. в присутствии защитника ЗАО «Метробанк» действующей на основании доверенности № 08/2013 от 01.01.2013г. Меткаловой О.Г. составлен Протокол № 4-14,33-23/77-13 об административном правонарушении. Копия получена представителем на руки.

13.02.2013г. заместитель руководителя Московского УФАС России Петрусенко Е.Ю., в присутствии защитника ЗАО «Метробанк» действующей на основании доверенности № 08/2013 от 01.01.2013г. Меткаловой О.Г., вынесено Постановление о наложении штрафа по делу № 4-14.33-23/77-13 об административном правонарушении на основании ч.1. статьи 14.33 КоАП и назначении административного наказания в виде уплаты штрафа в размере 100 000 рублей.

В соответствии с ч. 1 ст. 14.33 КРФоАП недобросовестная конкуренция, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, за исключением случаев, предусмотренных статьей 14.3 настоящего Кодекса и частью 2 настоящей статьи - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двенадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.

Требования ст.ст. 25.1, 28.2, 29.7 КоАП РФ ответчиком соблюдены. Процессуальных нарушений, не позволивших всесторонне, полно и объективно рассмотреть дела о привлечении заявителя к административной ответственности судом не установлено.

Срок привлечения к административной ответственности предусмотренный ст. 4.5 Кодекса Российской федерации об административных правонарушениях не пропущен.

В соответствии с разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 16 постановления от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», в силу части 2 статьи 2.1 КоАП юридическое лицо привлекается к ответственности за совершение административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Рассматривая дело об административном правонарушении, арбитражный суд в судебном акте не вправе указывать на наличие или отсутствие вины должностного лица или работника в совершенном правонарушении, поскольку установление виновности названных лиц не относится к компетенции арбитражного суда. Согласно пункту 16.1 названного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при рассмотрении дел об административных правонарушениях арбитражным судам следует учитывать, что понятие вины юридических лиц раскрывается в части 2 статьи 2.1 КоАП. При этом в отличие от физических лиц в отношении юридических лиц КоАП формы вины (статья 2.2 КоАП) не выделяет. Следовательно, и в тех случаях, когда в соответствующих статьях особенной части КоАП возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (часть 2 статьи 2.1 КоАП).

Доказательств, подтверждающих факт принятия заявителем исчерпывающих мер, направленных на соблюдение требований действующего законодательства, предотвращение и устранение выявленных нарушений до даты обнаружения выявленных административных правонарушений, в материалы дела не представлено, в связи с чем, суд пришел к обоснованному выводу о наличии вины учреждения в совершении вменяемого административного правонарушения.

При изложенных обстоятельствах суд приходит к выводу о правомерности привлечения общества к административной ответственности, а также о законности оспариваемого постановления о назначении административного наказания.

В соответствии с ч. 3 ст. 211 АПК РФ арбитражный суд, установив при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности, что решение административного органа о привлечении к административной ответственности является законным и обоснованным, принимает решение об отказе в удовлетворении требования заявителя.

В соответствии с 110 АПК РФ расходы по госпошлине возлагаются на заявителя.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 64, 65, 75, 167-170, 176, 180, 181, 197-201 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении заявления Закрытого акционерного общества «МЕТРОБАНК» к Управлению Федеральной антимонопольной службы по г.Москве о признании незаконными решение от 18.12.2012г. №ЕП/33748, предписание от 18.12.2012г. №ЕП/33749, постановление о наложении штрафа по делу №4-14.33-23/77-13 об административном правонарушении от 13.02.2013г. о привлечении ЗАО «Метробанк» к административной ответственности по ч.1 ст. 14.33 КРФоАП отказать.

Решение может быть обжаловано в месячный срок со дня его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Судья: Д.Г. Вигдорчик

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А40-2931/2013
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 30 мая 2013

Поиск в тексте