• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 03 июня 2013 года Дело N А27-21786/2012

Резолютивная часть решения оглашена «30» мая 2013 года

Решение в полном объеме изготовлено «03» июня 2013 года

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Семёнычевой Е.И., при ведении протокола судебного заседания с применением средств аудиозаписи помощником судьи Михеевой С.С., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Авто Карт Нефть», Кемеровская область, г. Кемерово, ОГРН 1094205011801, ИНН 4205180753

к Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Кемерово, Кемеровская область, г. Кемерово, ОГРН 1044205091380, ИНН 4205002373

о признании недействительным решения № 178 от 02.10.2012 года «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения»

при участии в судебном заседании:

от Общества с ограниченной ответственностью «Авто Карт Нефть»: Сопруненко Н.А. - представитель по доверенности от 11.12.2012 года, паспорт;

от Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Кемерово: специалист 1 разряда юридического отдела Титова К.Ю. - представитель по доверенности от 05.04.2012 № 13, служебное удостоверение,

у с т а н о в и л:

Общество с ограниченной ответственностью «АвтоКартНефть» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Кемерово от 02.10.2012 года № 178 «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

В обоснование заявленных требований заявитель в заявлении и его представитель в заседании, ссылаясь на нормы Налогового кодекса Российской Федерации, полагает, что в налоговый орган был представлен полный пакет документов, подтверждающий реальность финансово-хозяйственной операции с ООО «Строительные технологии». Заявитель указывает, что при заключении договоров с ООО «Строительные технологии» обществом была проявлена должная степень осмотрительности и осторожности. Заявитель также ссылается на факт последующей реализации приобретенного у ООО «Строительные технологии» ГСМ.

Представитель налогового органа требования заявителя считает необоснованными. Так, налоговый орган поставил под сомнения факт реальной хозяйственной операции с ООО «Строительные технологии». По мнению налогового органа, документы, представленные налогоплательщиком содержат недостоверные сведения, подписаны неустановленными лицами, в связи с чем, не могут подтвердить реальность хозяйственных операций заявителя с ООО «Строительные технологии». При этом налоговый орган ссылается на отсутствие организации по юридическому адресу, отсутствие основных средств, управленческого персонала. Подробно возражения изложены в письменных отзывах.

Выслушав доводы представителей лиц, участвующих в деле, исследовав обстоятельства и материалы дела, судом установлено следующее:

Инспекцией Федеральной налоговой службы по городу Кемерово проведена выездная налоговая проверка Общества с ограниченной ответственностью «АвтоКартНефть» по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов.

По результатам проведенной проверки 27.07.2012 года Инспекцией составлен акт № 120, и 02.10.2012 года принято решение № 178, которым Общества с ограниченной ответственностью «АвтоКартНефть» привлечено к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату налога на прибыль и налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 290358 рублей. Обществу предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль в сумме 764 102 рублей, налогу на добавленную стоимость в сумме 687 692 рублей, а также пени в размере 284 781 рублей.

Не согласившись с правомерностью решения, налогоплательщик обратился в Управление Федеральной налоговой службы по Кемеровской области с апелляционной жалобой.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области от 30.11.2012 года № 755 апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения, а решение Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Кемерово от 02.10.2012 года № 178 «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» утверждено.

Как следует из обжалуемого решения налоговый орган пришел к выводу о завышении расходов, уменьшающих доходы в целях исчисления налога на прибыль и завышение вычетов по налогу на добавленную стоимость в результате отнесения в состав расходов, затраты по операции с ООО «Строительные технологии». В решении налогового органа отражено, что все представленные налогоплательщиком документы, выставленные от имени ООО «Строительные технологии» являются фиктивными, поскольку содержат недостоверные данные о предприятии и его представителях.

Оценивая законность и обоснованность решения налогового органа суд исходит из следующего:

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой понимается доход, уменьшенный на величину произведенных расходов, определяемых в порядке, установленном главой 25 Кодекса.

Из пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Условия включения затрат в состав расходов, уменьшающих доходы, предусмотрены статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 названной статьи расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под экономически оправданными расходами следует понимать затраты, обусловленные целями получения доходов, удовлетворяющие принципу рациональности и обусловленные обычаями делового оборота.

Под документально подтвержденными - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, экономически оправданы и документально подтверждены.

В силу пункта 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в порядке, предусмотренном статьей 166 Кодекса, на установленные статьей 171 Кодекса налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении: 1) товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса; 2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Порядок применения налоговых вычетов установлен статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации, которая предусматривает, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 этой статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Следовательно, при решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов в целях налогообложения необходимо исходить из того, подтверждают документы, имеющиеся у налогоплательщика, произведенные им расходы или нет. То есть условием для включения затрат в налоговые расходы является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы фактически произведены. При этом во внимание должны приниматься представленные налогоплательщиком доказательства в подтверждение факта и размера этих затрат, которые подлежат правовой оценке в совокупности.

В силу изложенного право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и уменьшение полученного дохода на сумму произведенных расходов непосредственно связано с представлением организацией соответствующих подтверждающих документов. Причем, документы, представляемые налогоплательщиком с целью подтверждения права должны содержать достоверную информацию.

В статье 9 Федерального закона от 21.11.1996 года № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» установлено требование, согласно которому все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами (первичными учетными документами).

Часть 4 данной статьи содержит положение о том, что своевременное и качественное оформление первичных учетных документов, передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учете, а также достоверность содержащихся в них данных обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы.

Согласно пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53 от 12.10.2006 года «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом в названном Постановлении (пункт 10) также отмечено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, тогда как последняя может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Аналогичная правовая позиция отражена и в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 года № 329-О, в котором указано, что налогоплательщик не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

В соответствии с требованиями части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Однако данное положение закона не освобождает налогоплательщика от обязанности доказывания достоверности сведений, содержащихся в документах, представляемых в налоговый орган в подтверждение своего права на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Как установлено в судебном заседании, в ходе выездной налоговой проверки в подтверждение права на налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и понесенных расходов, уменьшающих доходы в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщиком были представлены договор поставки № СТ18/0050 от 01.12.2009 года, договор поставки № СТ18/0050ДТ от 20.12.2009 года, счета-фактуры, товарные накладные, доверенность. Документы от имени ООО «Строительные технологии» подписаны исполнительным директором Малыгиным А.А.

Налоговым органом в ходе проверки установлено, что ООО «Строительные технологии» (ИНН 4205173629) было зарегистрировано в качестве юридического лица и поставлено на налоговый учет 04.02.2009 года в Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово, Юридический адрес: г. Кемерово, ул. 50 лет Октября, 11, 229. Учредителем значится Эбель А.Г. У налогового органа отсутствуют сведения об основных средствах, производственных активах, транспортных средствах, управленческого и технического персонала.

Из протокола допроса свидетеля от 14.05.2012 года № 7 следует, что Эбель А.Г. зарегистрировал ООО «Строительные технологии» за вознаграждение, подписывал чистые листы, доверенностей не выдавал, отрицает подпись на доверенности от 01.04.2009 года.

Пояснения Эбель А.Г., в которых Эбель А.Г. указывает на то, что он является учредителем и имеет отношение к финансово-хозяйственной деятельности общества, представленные представителем заявителя в судебное заседание, суд не может признать в качестве допустимого доказательства.

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела (часть 1 статьи 64 АПК РФ). В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы (часть 2 статьи 64 АПК РФ).

Согласно части 1 статьи 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате по просьбе заинтересованных лиц нотариус обеспечивает доказательства, необходимые в случае возникновения дела в суде или административном органе, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным. Таким образом, основанием для обеспечения доказательств является предполагаемая возможность утраты ими доказательственного значения в будущем судебном процессе.

Частью 1 статьи 103 Основ предусмотрено, что видами обеспечения доказательств являются допрос нотариусом свидетелей, осмотр письменных и вещественных доказательств, назначение экспертизы.

В материалы дела представлены пояснения, на которых нотариус засвидетельствовал лишь подлинность подписи, доказательств допроса свидетеля Эбель А.Г. нотариусом не представлено.

Между тем, как следует из материалов дела документы подписаны Малыгиным А.А. Из протокола допроса свидетеля от 23.12.2012 года № 2 Малыгина А.А. следует, что он работал исполнительным директором в ООО «Строительные технологии», директором Эбель А.Г. была выдана доверенность на ведение деятельности, с директором ООО «АвтоКартНефть» Литвиновым В.В. познакомился при подписании договоров, коммерческое предложение было с его стороны, подтвердил наличие его подписи на предъявленных счетах-фактурах и товарных накладных. Малыгин А.А. также указал, что транспорт был наемный, ГСМ приобретался за наличный расчет у различных организаций в г. Новокузнецке, офис находился по адресу г. Кемерово, ул. Чкалова, 11.

Из показаний (протокол допроса свидетеля от 05.12.2011 года №1, от 20.02.2012 года №3) Литвинова В.В., руководителя ООО «АвтоКартНефть» следует, что коммерческое предложение поступило от ООО «Строительные технологии», он лично встречался с представителем, который действовал по доверенности, договоры подписывались в офисе по адресу: г. Кемерово, ул. Терешковой, 41-202 (юридический адрес ООО «АвтоКартНефть»), учредительные и правоустанавливающие документы запрашивались, ГСМ доставлялся силами и средствами ООО «Строительные технологии», полученный от ООО «Строительные технологии» ГСМ был реализован. Показания директора Литвинова В.В. нашли документальное подтверждение. Так в материалы дела заявителем представлены: выписка из Единого Государственного реестра юридических лиц на ООО «Строительные технологии», датированная 02.11.2009 года, Устав ООО «Строительные технологии», свидетельство о государственной регистрации ООО «Строительные технологии», свидетельство о постановки на налоговый учет ООО «Строительные технологии», приказ о назначении Малыгина А.А. исполнительным директором, ксерокопии паспортов Эбель А.Г., Малыгина А.А., доверенность на имя Малыгина А.А. Указанное свидетельствует о проявлении должной степени осторожности и осмотрительности при заключении договора с ООО «Строительные технологии».

Довод налогового органа об отсутствии реальных хозяйственных отношений в связи с тем, что Эбель А.Г. отрицает факт подписания доверенности судом отклонен, поскольку почерковедческая экспертиза в ходе проверки не проводилась.

Более того, отрицание своей причастности к осуществлению финансово-хозяйственной деятельности созданного им юридического лица не является достаточно объективной и достоверной информацией, в том числе с целью возможного недопущения для себя негативных уголовно-правовых последствий. Кроме того, в ходе допроса Эбель А.Г. подтвердил, что подписывал чистые листы. То обстоятельство, что он как руководитель ООО «Строительные технологии» не вел финансово-хозяйственной деятельности в этой организации, не может свидетельствовать об отсутствии деятельности этой организации.

Довод налогового органа о том, что Малыгин А.А. не имел права подписывать документы, поскольку в ЕГРЮЛ директором значится Эбель А.Г., судом отклонен в связи с его несостоятельностью, поскольку в ЕГРЮЛ указывается лицо, имеющее право действовать без доверенности, тогда как Малыгин А.А действовал от имени ООО «Строительные технологии» по доверенности.

При изложенных выше обстоятельствах не состоятельным суд считает довод налогового органа о том, что представленные налогоплательщиком документы счета-фактуры и товарные накладные подписаны неустановленным лицом.

Ссылаясь на отсутствие правоспособности у ООО «Строительные технологии» налоговый орган не учел, что общество зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц. Часть 3 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет, что правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц.

В соответствии с частью 2 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Согласно пункту 3 статьи 83, пункту 7 статьи 84 Налогового кодекса Российской Федерации постановка на налоговый учет организации в налоговом органе по месту нахождения осуществляется на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц.

На основании пункта 4 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» сведения, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц, считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений.

Поскольку контрагент налогоплательщика находится на налоговом учете, был зарегистрирован в установленном порядке, и как следует из решения инспекции представлял в налоговый орган отчетность, установленные налоговым органом вышеуказанные обстоятельства не свидетельствует о неведении деятельности контрагентом заявителя, о недобросовестности самого заявителя и об отсутствии у него основания для получения налоговой выгоды в виде предусмотренных законодательством налоговых вычетов.

Таким образом, из материалов дела следует, что на момент совершения обществом сделки с данным контрагентом последний был зарегистрирован в установленном законом порядке, сведения о нем содержались в Едином государственном реестре юридических лиц. Более того, контрагент общества является действующим юридическим лицом, что прямо следует из материалов дела. Выставленные таким контрагентом счета-фактуры, товарные накладные, подписанных по доверенности позволяет полагать, что контрагент действовал легитимно и обладал необходимой для участия в гражданском обороте правоспособностью (пункт 1 статьи 53 ГК РФ).

Довод налогового органа о том, что расчетный счет, открытый ООО «Строительные технологии» не может считаться принадлежащим ООО «Строительные технологии», поскольку Эбель А.Г. не имеет отношения к коммерческой деятельности ООО «Строительные технологии», судом отклонен в виде отсутствие документального подтверждения. Доказательств, что расчетный счет открыт неуполномоченным лицом в ходе судебного разбирательства не представлено.

Довод налогового органа о том, что Обществом не представлялась налоговая отчетность документально не подтвержден, более того, в решении налогового органа имеется ссылка на представление обществом налоговой отчетности в налоговый орган по месту регистрации.

Судом отклонены ссылки налогового органа на отсутствие у ООО «Строительные технологии» необходимых условий для достижения результатов экономической деятельности, таких как персонал, основные средства, производственные активы, транспортные средства, поскольку перечисленные обстоятельства не позволяют сделать однозначный вывод об отсутствии хозяйственных отношений между налогоплательщиком и названным контрагентом.

Не нахождение организации - контрагента по юридическому адресу также не может свидетельствовать об отсутствии хозяйственных отношений между налогоплательщиком и его контрагентом. Более того, адрес на который сослался Малыгин А.А. как на местонахождение Общества, налоговым органом не проверялся.

Налоговым органом в материалы дела не представлены доказательства совершения заявителем и его контрагентом согласованных умышленных действий, лишенных экономического содержания и направленных на искусственное, без реальной хозяйственной цели, создание условий для уменьшения налогообложения.

Действующее законодательство не предусматривает возложение на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов, право на налоговый вычет не поставлено в зависимость от результатов хозяйственной деятельности поставщиков товаров (работ, услуг) при осуществлении ими хозяйственных операций.

Налогоплательщик не может нести ответственность за недобросовестность его контрагентов. Нарушение контрагентами налогоплательщика своих налоговых обязанностей, не представление отчетности, в том числе формы 2-НДФЛ может свидетельствовать лишь о том, что именно контрагент исполнял их ненадлежащим образом.

Доводы, которые приводит налоговый орган в качестве свидетельства недобросовестности налогоплательщика, относятся не к самому налогоплательщику, а к его контрагенту.

На доказательства того, что налогоплательщик знал либо должен был знать о нарушениях, допущенных его контрагентом, налоговый орган в ходе судебного разбирательства не ссылается.

Поскольку налоговый орган не представил доказательств, которые бы позволили усомниться в добросовестности заявителя, суд считает правомерным включение спорных затрат в состав расходов в целях исчисления налога на прибыль и применение вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Отсутствие у налогоплательщика товарно-транспортных накладных в условиях, когда доставка товар осуществляется силами продавца, не свидетельствует об отсутствии реальности поставки товара, поскольку действующий порядок оформления товарно-транспортной накладной не предусматривает ее наличия у получателя груза (покупателя), не являющегося заказчиком перевозки. Из представленных в материалы дела договоров поставки следует, что доставка осуществляется за счет средств и силами поставщика.

Таким образом, представленные налогоплательщиком по финансово-хозяйственным операциям с ООО «Строительные технологии» первичные учетные документы соответствуют требованиям статей 247, 252, 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации, а также статьи 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» для учета соответствующих затрат в составе расходов, уменьшающих облагаемую налогом на прибыль налоговую базу, и для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в оспариваемых суммах.

В отношении представленных налогоплательщиком документов подтверждающих дальнейшую реализацию ГСМ, налоговый орган указывает на то, что представленные документы содержат недостоверные сведения и ссылается на отсутствии экономической целесообразности совершение сделки с учетом пути следования груза из г. Новокузнецка транзитом в г. Кемерово и г. Междуреченск.

Между тем, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении № 320-О-П от 04.06.2007 года указал, что «налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата».

В соответствии с Постановлением Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 26.02.2008 года № 11542/07, хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности. В полномочия налоговых органов входит лишь, контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов, исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического результата с меньшими затратами. Обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

Более того, адрес разгрузки и юридический адрес грузополучателя может не совпадать. Обратного налоговым органом не доказано.

В отношении недостоверных сведений налоговый орган ссылается на ответ Госавтоинспекции Кемеровской области.

Однако, ответ Госавтоинспекции Кемеровской области свидетельствует лишь о том, что свидетельства о допуске транспортного средства к перевозке опасных грузов на транспортные средства не выдавались за указанный период.

Кроме того, в соответствии с пунктом 2.2.2. Правил перевозки опасных грузов автомобильным транспортом, утвержденных Приказом Минтранса Российской Федерации от 08.08.1995 года N 73 и действующими в спорный период, свидетельство о допуске транспортного средства к перевозке опасных грузов выдается подразделениями ГАИ МВД России по месту регистрации транспортного средства после технического осмотра транспортного средства. Налоговым органом не представлено доказательств, что запрос оформлен в подразделения ГАИ МВД России по месту регистрации транспортного средств.

Пунктом 28.5 Приказа МВД РФ от 07.12.2000 года № 1240 «Об утверждении нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации по техническому надзору» также предусмотрено, что выдача свидетельств о допуске к перевозке производится подразделениями ГИБДД по месту регистрации (временной регистрации) транспортных средств. Пунктом 28.6 Приказа установлено, что срок действия свидетельства о допуске к перевозке устанавливается в пределах срока действия талона о прохождении государственного технического осмотра. Между тем, налоговым органом не представлены доказательства обращения в подразделения ГИБДД по месту регистрации (временной регистрации) транспортных средств.

Таким образом, в ходе проверки налоговым органом не представлено безусловных доказательств подтверждающих отсутствия дальнейшей реализации ГСМ, приобретенного налогоплательщиком у ООО «Строительные технологии».

Установив обстоятельства и оценив в совокупности представленные в материалы доказательства, как того требует статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу о том, что материалы дела не содержат достаточных доказательств того, что действия контрагента налогоплательщика привели Общество к искусственному завышению расходов и неправомерному применению налогового вычета по налогу на добавленную стоимость. Доказательства, свидетельствующие о каких-либо отдельных фактах, являются косвенными и не могут служить полноценными, однозначно и достоверно подтверждающими те или иные обстоятельства дела.

Факт реальности проведения хозяйственных операций между Обществом и его контрагентом, а также факт оплаты ГСМ подтвержден имеющимися в материалах дела первичными документами.

Налоговым органом не представлено доказательств того, что предприятие-контрагент на момент совершения сделок с Обществом не обладало правоспособностью.

Налоговый орган не доказал наличия между Обществом и его контрагентами взаимозависимости либо аффилированности, а также отсутствия проявления налогоплательщиком должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов.

Иные доводы налогового органа, а именно, транзитном характере поступивших денежных средств и их использования на цели, не связанные с характером уставной деятельности, судом признаны необоснованными, поскольку оплата производилась путем перечисления на открытый банковский счет, возврат перечисленных денежных средств от контрагента налогоплательщику не установлен.

Таким образом, указанные обстоятельства не могут вменяться в вину, поскольку участие налогоплательщика в схеме, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды, не доказано.

С учетом представления налогоплательщиком доказательств проявления должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента, наличия всех необходимых документов с целью подтверждения расходов и налоговых вычетов, недоказанности налоговым органом виновных действий налогоплательщика, суд удовлетворил требования заявителя.

В порядке части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при удовлетворении требований общества по оспариванию ненормативного правового акта в части судебные расходы заявителя по оплате государственной пошлины, в том числе и по обеспечительным мерам, судом относятся на налоговый орган.

Руководствуясь статьями 101, 110, 167-170, 180, 181, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

Требование Общества с ограниченной ответственностью «Авто Карт Нефть» удовлетворить.

Признать недействительным в связи с несоответствием нормам Налогового кодекса Российской Федерации решение Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Кемерово от 02.10.2012 года № 178 «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

Взыскать с Инспекции Федеральной налоговой службы по городу Кемерово в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Авто Карт Нефть» 4 000 рублей судебных расходов.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в месячный срок со дня его принятия в Седьмой арбитражный апелляционный суд.

Судья Е.И. Семёнычева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-21786/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 03 июня 2013

Поиск в тексте