• по
Более 49000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
 

РЕШЕНИЕ

от 17 июля 2013 года Дело N А40-9656/2012

Резолютивная часть решения объявлена 04 июня 2013 года

Полный текст решения изготовлен 17 июля 2013 года

Арбитражный суд в составе судьи Котельникова Д.В.

при ведении протокола помощником судьи Михайловым А.Г.

рассмотрев в судебном заседании дело по иску ООО «ФАУТИ»

к фирме «Ла Семёз С.А.» (Швейцария)

третье лицо: ООО «Ля Семуз»

о взыскании убытков в размере 4535022 руб.

и по встречному иску фирмы «Ла Семёз С.А.» (Швейцария)

к ООО «ФАУТИ»

о признании договора незаключенным

при участии:

от ООО «ФАУТИ»: Красовская Т.Э., дов. от 20.08.2012; Копышта Е.И. - ген.директор, протокол № 2 от 27.07.2008;

от «Ла Семёз С.А.»: Лекомцев А.А., дов. от 16.10.2012

от третьего лица: не явился, извещен

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «ФАУТИ» (далее - ООО «ФАУТИ», дистрибьютор, покупатель, агент) обратилось в Арбитражный суд г.Москвы с исковым заявлением, уточненным в порядке ст.49 АПК РФ, о взыскании фирмы «Ла Семёз С.А.» (Швейцария) (далее - фирма, поставщик, принципал) 4535022 руб. убытков в связи с нарушением исключительного права продаж.

В ходе судебного разбирательства определением от 31.10.2012 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Ля Семуз» (далее - третье лицо), а также определением от 04.02.2013 принят к производству встречный иск о признании Агентского соглашения о продажах (сбыте - в зависимости от перевода, в связи с чем в дальнейшем указанный договор именуется судом как Агентское соглашение) от 30.08.2002 незаключенным.

ООО «ФАУТИ» в судебном заседании поддержало заявленные требования, указав, что в соответствии с заключенным с фирмой Агентским соглашением право реализации произведенного под маркой поставщика товара являлся только ООО «ФАУФИ», однако принципалом производились поставки третьему лицу, в связи с чем у полномочного агента возникла упущенная выгода; доводы встречного иска ООО «ФАУФИ» не признало по доводам отзыва, указав, что Агентское соглашение необходимо рассматривать вместе с договором поставки как единый предусмотренный Публикацией № 518 Международной торговой палатой дистрибьюторский контракт, согласно которому импортер-дистрибьютер имеет исключительное право продажи товаров в стране пребывания, при этом покупатель также сослался на истечение срока исковой давности для защиты поставщиком права избранным способом.

Поставщик требования ООО «ФАУФИ» не признал по доводам отзыва, указав на недоказанность как причинно-следственной связи, в частности, упущенной выгоды, поскольку не представлено доказательств увеличения объема сбыта и недостаточности поставляемого товара, а также некорректность расчета, поскольку для определения размера возможной выгоды приняты сведения от сделок с аффилированным лицом - ООО «Торговый дом «Фауфи»; требования встречного иска поддержал, указав, что для целей применения спорного Агентского договора сделкой не предусмотрены такие существенные условия как конкретные действия агента для целей исполнения поручений принципала и порядке осуществления представительства, условие о размере вознаграждения и порядке его выплаты, а также порядок, форма и содержание отчетов агента; доводы о рамочности спорного соглашения несостоятельны в следствие отсутствие в иных сделках между сторонами ссылок на спорный договор; в отношении требования о признании договора незаключенным срок исковой давности не может применяться, так как указанный срок исчисляется с момента совершения сделки, которой в силу отсутствия соглашения о существенных условиях нет.

Третье лицо, надлежащим образом извещенное о месте и времени судебного заседания, не явилось, отзывы на первоначальный и встречный иски не представило, в связи с чем суд рассмотрел дело, руководствуясь положениями ч.5 ст.156 АПК РФ.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, выслушав объяснения представителей сторон, суд считает заявленные ООО «ФАУФИ» подлежащими удовлетворению в полном объеме, а требования встречного иска - не подлежащего удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 30.08.2002 между сторонами было подписано Агентское соглашение, в соответствии с которым компания «Ла Семёз», Марк-А. Блок как принципал назначала ООО «ФАУФИ» как агента своим единственным и исключительным агентом для сбыта (продаж) продукции и сопутствующих товаров (продукции) в России (потребителям в России) (п.1). Срок действия соглашения установлен как 10 лет с 30.08.2002 (п.2). В результате реорганизации принципала компания «Ла Семёз», Марк-А. Блок, что подтверждается представленной в материалы Выпиской из Торгового реестра Катона Нешатель, права и обязанности по указанной сделке перешли к «Ла Семёз С.А.».

Суд отклоняет довод о неопределенности полномочий агента, так как из положений п.10 и 13 соглашения следует, что агент действует на оговоренной территории только от своего имени и несет ответственность перед своими контрагентами самостоятельно. Предусмотренная п.3с обязанность агента указывать на выступление в качестве агента по продажам, суд, руководствуясь положениями ст.431 ГК РФ и отмечая, что условие о «любой корреспонденции» и «прямо или косвенно связанных с продажей» следует понимать с учетом условия п.3е о согласовании всех действий по использованию названия «Ля Семез» и желтого и коричневого цветов для рекламы, маркетинга и спонсорства как обязанность принимать меры к продвижению торговой марки принципала, а не объективную неопределенность правового статуса агента.

Принимая во внимание изложенное, учитывая прямо указанное в разделе «Цель, объем и срок» условие о создании и развитии рынка продукции принципала, а также в п.3а условие о принятии агентом мер к продвижению и расширению продаж продукции, суд приходит к выводу о необоснованности довода о предмете сделки, отмечая при этом, что в указанном договоре имеются также элементы договора возмездного оказания услуг.

Довод принципала о неопределенности размера вознаграждения агента суд, учитывая положения п.3 ст.424 ГК РФ, отклоняет как необоснованный, отмечая при этом, что указанная норма права не определяет цену договора как существенное условие сделки. Кроме того, суд также учитывает, что в соответствии со ст.423 ГК РФ возмездность сделки определяется не столько указанием на конкретную цену (стоимость) услуг (товара), но на наличие любого встречного исполнения, в связи с чем данное условие может быть соблюдено предоставлением не только имущества, но и имущественных прав, в частности - эксклюзивного права на продажу того или иного товара, которое может быть должным образом оценено, то есть способно к отчуждению как самостоятельный предмет сделки и, следовательно, может быть представлено в качестве встречного исполнения. Отсутствие соглашения об определении как размера вознаграждения, так и стоимости эксклюзивного права с учетом положений ст.ст.6 и 568 ГК РФ свидетельствует о признании сторонами равности их стоимости, в том числе - с учетом установленного п.2а порядка распределения операционных расходов агента, на каждый момент исполнения договора.

Также судом отклоняется довод об отсутствии условия о представлении отчетов о выполненных поручениях, поскольку в соответствии с п.3е агент обязан передавать принципалу всю информацию, которая, вероятно, будет полезна для принципала в связи с продажей продукции. Поскольку предметом сделки является принятие мер к созданию и развитию рынка продукции принципала, к указанным сведениям в равной степени могут относиться как сведения об объемах продаж, так и конкретных видах продукции, сбыт которой идет лучше или хуже для формирования мнения о потребительских интересах. Кроме того, довод принципала об отчетах как существенном условии сделки не соответствует положениям ст.1008 ГК РФ, поскольку при отсутствии в договоре условий о порядке и сроках представления отчетов, отчеты представляются агентом по мере исполнения им договора либо по окончании действия договора, и при этом если агентским договором не предусмотрено иное, к отчету агента должны быть приложены необходимые доказательства расходов, произведенных агентом за счет принципала. Неопределенность формы и конкретного содержания отчета агента свидетельствует не о незаключенности договора как такового, а о невозможности принципала истребовать какую-либо дополнительную, кроме представленной, информацию либо отказаться от договора в связи с представлением не полных отчетов либо по не должной форме.

При этом суд отмечает, что фирмой не представлено доказательств того, что в течение срока исполнения спорного договора у принципала возникали какие-либо требования/претензии к агенту в отношении указанных в соглашении обязательств, одновременно также учитывая, что отсутствие претензий не свидетельствует о том, что одна из сторон полагала договор незаключенным. В дополнение к изложенному суд принимает во внимание представленную ООО «ФАУФИ» переписку по электронной почте, из которой следует, что фирма признавала факт наличия конфликта между агентом и третьим лицом, а также необходимости разрешения вопроса о единственном полномочном представителе. Факт данной переписки, а также ее содержание принципалом по существу не оспорено (ч.3.1 ст.70 АПК РФ), доказательств наличия иного электронного адреса либо писем иного содержания не представлено.

На основании изложенного суд не находит оснований для признания Агентского соглашения незаключенным, отмечая при этом, что при системном толковании заключенного договора для выявления, согласно положениям ст.431 ГК РФ, воли сторон на установление тех или иных правоотношений, следует, что фактически заключенная между сторонами сделка не подчиняется какой-либо установленной Гражданским кодексом Российской Федерации форме договора, поскольку определяет не столько действия в рамках конкретной сделки, а общие взаимные права и обязанности сторон в связи с продажей агентом продукции принципала на территории России, подлежащие исполнению вне зависимости от иных заключаемых сторонами договоров, что, в частности, подтверждается отсутствием указания на конкретный вид продукции. При этом суд отмечает, что взаимодействие сторон не создает товарищества как в силу прямого указания на этом в Агентском соглашении (п.13), так и вследствие предусмотренной п.2b свободы действий агента при исполнении реализации продукции.

В дополнение к изложенному суд отмечает, что из положений ст.158, 160, 432 и 434 ГК РФ не следует запрет на разнесение общих и конкретных условий сделки на разные документы, если из их содержания не противоречит друг другу, а совместное применение позволяет определить итоговый объем прав и обязанностей каждой стороны по сделке. Так, вывод суда соответствует существующим обычаям делового оборота, в частности, при заключении кредитного договора сторонами согласовываются условия конкретного кредита, а в остальной части применяются разработанные банком общие условия кредитования.

Кроме того, суд отмечает обоснованность заявления ООО «ФАУФИ» о пропуске фирмой срока исковой давности, так как судебная защита права предоставляется в отношении заявленного требования и не влияет на обязанность суда по оценке заключенности и действительности договора, на который сторона ссылается в обоснование своих требований, а также применения соответствующих последствий.

На основании изложенного выше суд приходит к выводу о том, что помимо прочего принципал с 30.08.2002 по соответственно 30.08.2012 обязан был обеспечить поставку (сбыт) продукции на территории России только в адрес ООО «ФАУФИ» или только через ООО «ФАУФИ».

Из представленных по запросу суда сведении Федеральной таможенной службы Российской Федерации следует, что с 30.08.2009 по 30.08.2012 принципал в нарушение достигнутой с агентом договоренности и принятых на себя обязательств производил поставку кофе в адрес третьего лица в сопоставимых с агентом объемах: 92809,19 кг 33939905,37 руб. таможенной стоимости в адрес агента и 89505 кг 32917273,49 руб. таможенной стоимости в адрес третьего лица.

Третьим лицом обстоятельства получения товара в указанных объемах и таможенной стоимости не опровергнут, доказательств осуществления действий по получению от принципала продукции в качестве перевозчика и/или таможенного представителя с последующей ее передачей агенту для дальнейшей реализации не представлено. При этом из представленных ООО «ФАУФИ» документов следует, что третье лицо на момент предъявления иска было указано для всеобщего сведения на сайте принципала как одно совместно с агентом лиц, производящих продажу кофе, а третье лицо производит продажу полученного от принципала товара от своего имени.

Суд отклоняет довод принципала о поставке продукции иной номенклатуры (вида), так как Агентское соглашение распространяется на все виды продукции принципала, ввозимые на территорию России для их последующего выпуска в свободное обращение.

Как следует из положений ст.ст.12, 15, 393 ГК РФ, взыскание убытков относится к способам защиты гражданских прав, который является наиболее универсальным видом ответственности в гражданском обороте, поскольку может быть использован как при нарушении обязательств, возникающих из договора, так и при возмещении внедоговорного вреда.

В соответствии с положениями ст.15 ГК РФ под убытками понимается как реальный ущерб, определяемый как сумма расходов, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, так и упущенная выгода в виде неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Поскольку исключительное право продажи товара на определенной территории представляет собой получение продавцом (дистрибьютером) всего объема спроса в отсутствие альтернативного предложения конкретного товара, то нарушение данного права уменьшает путем полного либо частичного удовлетворения потребительского спроса на данный товар, имеющего изначально конечный (ограниченный) характер, возможность продажи того же либо сходного товара того же производителя уполномоченным (имеющим исключительное право) лицом. Следовательно, возникновение альтернативного предложения на рынке безусловно и безвозвратно ограничивает вплоть до полной утраты возможность продажи товара лицом, имеющим исключительное право, особенно, если такое нарушение организовано либо возникло вследствие действий производителя товара ввиду фактического отсутствия в таком случае конкуренции по качеству товара, а также оставляет некомпенсированными входящими в себестоимость продаж расходы уполномоченного лица на рекламу и продвижение товара.

На основании изложенного суд приходит к выводу о том, что в отличие от обычных случаев нарушения прав, когда для взыскания упущенной выгоды лицо обязано доказать приготовления для получения дохода либо принятие мер к минимизации потерь, в случае нарушения исключительного права продажи товара утрата возможности реализации как источника дохода возникновением альтернативного предложения предполагается исходя из самого смысла исключительного права. При этом суд отмечает, что исключительное право продажи, несмотря на схожесть, не подпадает под установленные ст.1362 ГК РФ ограничения вследствие различия оснований возникновения прав, в том числе - в случае «ненасыщенности» рынка сбыта, учитывая также, что ни одним из участников дела не доказано соблюдение предусмотренной ст.1362 ГК РФ процедуры порядка получения возможности использования охраняемого законом права.

Таким образом, объем поставленного производителем товара альтернативному продавцу - третьему лицу, в нарушение исключительного права ООО «ФАУФИ» в отсутствие доказательств передачи товара третьим лицом ООО «ФАУФИ», представляет собой объем потерь возможности размещения последним собственного товара.

В связи с тем, что стоимость поставленного товара, включающая собственно цену товара, расходы на доставку и иные обязательные (операционные) платежи, являются расходами уполномоченного либо альтернативного поставщиков, в то время как положения ст.15 ГК РФ определяют возможность взыскания с нарушителя суммы неполученных доходов, суд признает обоснованным, математически и методологически верным исчисление размера упущенной выгоды как произведения стоимости неполученного товара на отношение торговой наценки как разницы между стоимостью продажи товара и расходами на его приобретение (с учетом сопутствующих расходов) к стоимости приобретения реализованного товара.

При этом суд отмечает, что в соответствии с условиями Контракта № 47 от 06.12.2002, заключенного после спорного Агентского соглашения, передача товара производится на условиях «EXP франко-фабрика « La Semeuse» в соответствии с Инкотермс 2000, расходы на перевозку и таможенную очистку относятся на покупателя - ООО «ФАУФИ», применение к поставка в адрес третьего лица иного базиса поставки принципалом не подтверждено.

Довод об отсутствии нарушения прав агента в связи с продажей товаров только на территории Швейцарии судом отклоняется, поскольку реализуя товар третьему лицу - российской организации, принципал, предоставивший исключительное право продажи собственных товаров на территории всей России только ООО «ФАУФИ», мог обоснованно предполагать, что товар будет ввезен именно на территорию России. Кроме того, принципал в любом случае не представил доказательств того, что предупреждал третье лицо о невозможности (запрете) продажи своих товаров на территории России, доказательств маркирования передаваемой третьему лицу продукции как не предназначенной для продажи на территории России либо уведомления таможенных органов о запрете ввоза на территорию России иным лицом, кроме ООО «ФАУФИ» либо в адрес указанной организации не представил, в связи с чем суд приходит к выводу о том, что в результате собственного бездействия принципал не обеспечил как защиту прав агента, так и надлежащее исполнение собственных обязанностей перед агентом. При этом суд учитывает, что принципал не лишен права потребовать возмещения расходов с третьего лица.

Также суд учитывает, что в связи с непредставлением фирмой сведений о полученных от поставки третьему лицу дохода (выручка за вычетом всех связанных с производством расходов), применение иного метода определения возникших у ООО «ФАУФИ» убытков не представляется возможным.

Проверив представленный ООО «ФАУФИ» расчет упущенной выгоды на сумму 4535022 руб. и приложенные к нему первичные документы о приобретении и продаже товаров, иных связанных с формированием себестоимости товаров расходов, а также движения денежных средств, суд признает его правильным и обоснованным, соответствующим обстоятельствам дела.

При этом суд отклоняет довод принципала о недопустимости применения в расчете сведений от продажи товара аффилированному лицу, поскольку в соответствии с условиями п.2с Агентского соглашения агент имеет право назначать или привлекать иным образом приемлемых продавцов, сотрудников и представителей, то есть самостоятельно определять, какой товар продается агентом самостоятельно, а какой - через иных лиц и в каком месте. Из представленных в материалы дела товарных накладных следует, что ООО «ФАУФИ», являющийся импортером товаров принципала, осуществляет поставки розничным продавцам или конечным потребителям на территории Москвы и Московской области, в остальные регионы России товар поставляется ООО «Торговый дом «ФАУФИ», что свидетельствует о территориальном распределении функций поставщиков при реализации продукции принципала и не нарушает как условия Агентского соглашения, так и действующее законодательство. Кроме того, суд отмечает, что заявляя данный довод, принципал не представляет доказательств того, что наличие сделки с аффилированным лицом повлекло за собой фиктивность оборота товаров либо заведомую убыточность деятельности ООО «Торговый дом «ФАУФИ».

Также суд считает необоснованным довод о неправомерном применении метода определения себестоимости ЛИФО, поскольку из представленного расчета убытков следует, что расчет произведен исходя из партионного, а не какого-либо иного метода учета движения товаров, то есть для определения себестоимости применялись сведения конкретной таможенной декларации и документов о его доставке. Не соответствие же изложенной в Учетной политике метода учета в отсутствие доказательств его реализации, в том числе - контррасчета, основанного на применении надлежащего метода, не свидетельствует о безусловной ошибочности произведенного расчета.

В равной степени суд признает несостоятельной ссылку принципала на несоответствие представленного расчета убытков данным отчетов о прибылях и убытках за 2009 - 2012 годы, поскольку при умножении стоимости поставленного в адрес третьего лица товара за соответствующий период на отношение выручки от продажи товаров (строка 010) к себестоимости проданных товаров (строка 020) (у ООО «ФАУФИ» с учетом исключения из итогов 2009 года нарастающего сальдо за 3 квартал 2009 года такое значение составляет соответственно 1,06; 1,08; 1,40 и 1,06) с учетом курса доллара на отчетные даты размер упущенной выгоды составит 5823753,85 руб., в то время как требование заявлено на сумму 4535022 руб. Кроме того, при определении на основании представленного принципалом конррасчет, составленного на базе расчета агента, размер упущенной выгоды составит 256 254,93 долларов США, что с учетом курса доллара на дату окончания отчетного периода составит 7836132,57 руб., что существенно превышает заявленную агентом сумму. Приведение же расчета упущенной выгоды к финансовому результату отчетного периода является недопустимым, так как учитывает дополнительные, не связанные с определением цены товара расходы и, следовательно, искажает итоговые результаты.

На основании изложенного выше, а также принимая во внимание правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении Президиума № 2929/11 от 06.09.2011 и определении от 28.05.2012 № ВАС-6082/12, признает требование о взыскании убытков в виде упущенной выгоды вследствие поставки принципалом в нарушение исключительного права товаров третьему лицу обоснованным и подлежащим удовлетворению в размере 4535022 руб., который определен с достаточной степенью достоверности. При этом суд отмечает, что изменение в ходе судебного разбирательства размера истребуемой суммы суд расценивает не как неопределенность итогового негативного результата, а объективным следствием более детальной обработки увеличивающегося объема документов и, соответственно, конкретизации размера требований и приближения способа расчета убытков к объективным обстоятельствам.

В дополнение к изложенному суд отмечает, что ни одна из сторон не заявляла о безусловном применении к спорным отношениям положений швейцарского права, отличающегося от норм российского права (ООО «ФАУФИ» соответствующие нормы швейцарского права приводило в дополнение к ссылкам на нормы российского права).

Также в ходе судебного разбирательства ООО «ФАУФИ» подано заявление о взыскании с фирмы «Ла Семёз С.А.» судебных расходов на оплату услуг представителя и иных привлеченных для формирования позиции по делу (расчетов) лиц, а также почтовых расходов на пересылку документов и расходов на перевод и его нотариальное заверение документов, составленных на иностранном языке, в размере 276633,05 руб., в обоснование факта и размера которых представило в материалы дела Договор № 09-1 об оказании бухгалтерских услуг от 19.09.2012 о составлении на основании первичных документов расчета с документальным обоснованием размера упущенной выгоды с приложением акта и платежного поручения, почтовые и доставочные квитанции на отправку в адрес фирмы «Ла Семёз С.А.» почтовой корреспонденции в ходе судебного разбирательства с исковым заявлением, письменными объяснениями, расчетами и уточнениями иска; Договора № 263М/23/11-М на оказание консультационных (юридических) услуг по представлению интересов в заказчика суде от 07.10.2011 с приложением актов, счетов, отчетов и платежных документов; Договора № 17 на оказание юридических услуг от 28.08.2012 с дополнительным соглашением № 1 от 20.12.2012 к нему и платежными поручениями; счета за получение выписки из торгового реестра в отношении фирмы «Ла Семёз С.А.» с приложением платежного документа, удостоверенных нотариально переводов документов, составленных на иностранном языке с приложением квитанций к приходным кассовым ордерам, в связи с чем суд признает понесенные расходы документально подтвержденными.

В то же время учитывая, что услуги по договору № 263М/23/11-М от 07.10.2011 были оказаны до возбуждения производства по делу, а также касались мер к урегулированию спора во внесудебном порядке, о чем соответствующего соглашения об обязательном претензионном порядке между сторонами спора нет, а также в судебном заседании ни одного участия не приняли, суд приходит к выводу о том, что расходы на оплату услуг представителей по указанному договору на сумму 92276,93 руб., за исключением 24000 руб., уплаченных за составление иска, получение и перевод выписки из торгового реестра, а также принятие мер к досудебному обеспечению доказательств, являются неотносимыми. В остальной части понесенные ООО «ФАУФИ» расходы относятся к ведению настоящего дела в суде, а именно: услуги по договору бухгалтерского обслуживания подтверждаются представленными расчетами и пояснениями к ним, услуги представителя Красовской Т.Э. подтверждаются представленными письменными объяснениями, возражениями на встречный иск, а также непосредственным участием в судебных заседаниях. Суд отклоняет как документально не обоснованные и противоречащие фактической сложности дела и представленным процессуальным документам доводы о завышенности стоимости услуг по Договору № 17 от 20.08.2012 в части первоначального иска на сумму 75000 руб. и встречного иска на сумму 20000 руб., а также расходы на получение выписки из торгового реестра в отношении фирмы «Ла Семёз С.А.» на сумму 16677 руб., так как выписка фактически представлена, а возможность ее получения у иного лица либо по иной стоимости не подтверждена.

На основании изложенного суд признает обоснованными, документально подтвержденными и относимыми, в связи с чем в силу положений ст.ст.101, 106 и 110 АПК РФ подлежащими взысканию с фирмы «Ла Семёз С.А.» судебные издержки ООО «ФАУФИ» в размере 235302,35 руб., отмечая при этом, что в отсутствие объективных доказательств несоразмерности суд не вправе по своему усмотрению произвольно снижать фактически понесенные стороной расходы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 110, 167-171, 176 АПК РФ, суд

решил:

Взыскать с фирмы «Ля Семёз С.А.» (La Semeuse S.A.) (Швейцария, № фед. СН-645-4097675-5) в пользу общества с ограниченной ответственностью «ФАУТИ» (ОГРН 1027700564902) 4535022 руб. (четыре миллиона пятьсот тридцать пять тысяч двадцать два рубля) убытков, 4000 руб. (четыре тысячи рублей) расходов по госпошлине и 235302 руб. 35 коп. (двести тридцать пять тысяч триста два рубля тридцать пять копеек) судебных издержек.

В удовлетворении остальной части требования о взыскании судебных расходов - отказать.

Отказать фирме «Ля Семёз С.А.» (La Semeuse S.A.) (Швейцария, № фед. СН-645-4097675-5) в удовлетворении встречного иска.

решениеможет быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в месячный срок после принятия решения.

Судья:

Д.В.Котельников

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А40-9656/2012
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 17 июля 2013

Поиск в тексте