• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ РЯЗАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 13 сентября 2012 года Дело N 22-1513/2012
 

г. Рязань 13 сентября 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Рязанского областного суда в составе:

председательствующего Колупаевой С.А.,

судей Медведевой М.М., Санниковой В.В.,

при секретаре Заваденко В.К.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя - и.о. прокурора Сапожковского района Рязанской области ФИО12, кассационной жалобе осужденного Растопчина Р.Н., кассационной жалобе осужденного Губарева В.В. (основной и дополнительным), возражениям государственного обвинителя ФИО12 на кассационные жалобы осужденных Растопчина Р.Н. и Губарева В.В.

на приговор Сапожковского районного суда Рязанской области от 30 мая 2012 года, которым

Растопчин Роман Николаевич, ... года рождения, уроженец ... , гражданин РФ, зарегистрированный и проживающий по адресу: ... р. ... , ... ранее судимый:

- 20 марта 2001 года Сапожковским районным судом Рязанской области по п.п. «б,в,г» ч.2 ст.158 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

- 06 марта 2002 года Сапожковским районным судом Рязанской области по п.п. «б,в,г» ч.2 ст. 158 УК РФ, п. «б,в,г» ч.2 ст.162 УК РФ к 4 годам 8 месяцам лишения свободы, на основании ч.5 ст.74 УК РФ, условное осуждение по приговору Сапожковского районного суда Рязанской области от 20 марта 2001 года отменено, и в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. По постановлению Скопинского городского суда Рязанской области от 17 февраля 2005 года в связи с изменениями в УК, считается осужденным по п.п. «б,в» ч.2 ст. 158 УК РФ, п.п. «б,в,г» ч.2 ст.162 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы, по ст.70 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожденного 13 декабря 2005 года по отбытию наказания;

- 27 июля 2009 года мировым судьей судебного участка № 48 Сапожковского района Рязанской области по ч.1 ст. 139 УК РФ к 120 часам обязательных работ. Постановлением мирового судьи судебного участка № 48 Сапожковского района Рязанской области от 16 февраля 2010 года обязательные работы заменены на 15 суток лишения свободы, освобожденного 19 марта 2010 года по отбытию наказания;

- 10 августа 2010 года мировым судьей судебного участка № 63 Ряжского района Рязанской области по ч.1 ст. 139 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% из заработной платы осужденного в доход государства, наказание не отбывал;

- 18 мая 2011 года Сапожковским районным судом Рязанской области по ч.1 ст.161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ), п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ) с применением ч.3 и ч.5 ст.69 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

- 09 сентября 2011 года мировым судьей судебного участка №48 Сапожковского района Рязанской области по ч.1 ст.139 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием из заработка осужденного в доход государства 15 %, в соответствии с ч.1 ст.71 УК РФ назначенное Растопчину Р.Н. по ч.1 ст.139 УК РФ наказание заменено на 2 месяца лишения свободы, в соответствии с ч. 3 и ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Растопчину Р.Н. назначено наказание в виде лишения свободы сроком 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

- 2 ноября 2011 года приговор мирового судьи судебного участка №48 Сапожковского района Рязанской области от 09 сентября 2011 года изменен приговором Сапожковского районного суда и Растопчину Р.Н. назначено наказание по ч.1 ст.139 УК РФ в виде 2 лет 8 месяцев лишения свободы года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

осужден по ч.3 ст.162 УК РФ к 7 (семи) годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору мирового судьи судебного участка №48 Сапожковского района от 09 сентября 2011 г., измененного приговором Сапожковского районного суда от 02 ноября 2011 г., окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком 7 (семь) лет 6 (шесть) месяцев, без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Растопчину Р.Н. - содержание под стражей постановлено оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок отбытия наказания постановлено исчислять с 30 мая 2012 года.

На основании ст.72 УК РФ подсудимому Растопчину Р.Н. засчитано в срок отбытия наказания период нахождения под стражей с 19 января 2011 года по 29 мая 2012 года включительно.

и Губарев Виктор Владимирович, ... года рождения, уроженец ... ... , гражданин РФ, зарегистрированный и проживающий по адресу: ... , ... , ... , ... , ... , ранее судимый:

- 10 июня 2002 года Сапожковским районным судом по п.п. «а, б, в, г» ч.2 ст.161 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 2 годам 10 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освобожденный 27 января 2004 года по постановлению Скопинского районного суда Рязанской области от 22 января 2004 года условно-досрочно на не отбытый срок 11 месяцев 11 дней;

- 12 октября 2004 года Сапожковским районным судом по п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ, ст.70 УК РФ, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освобожденный 02 марта 2007 года по отбытию срока наказания;

- 26 февраля 2008 года мировым судьей судебного участка № 48 Сапожковского района Рязанской области по ч.1 ст.139 УК РФ к 160 часам обязательных работ;

- 16 июля 2008 года мировым судьей судебного участка № 48 Сапожковского района Рязанской области по ч.1 ст.161 УК РФ, ст. 70 УК РФ, к 1 году 4 месяцам 5 дням лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освобожденный по отбытию наказания 20 ноября 2009 года;

- 28 января 2010 года мировым судьей судебного участка № 48 Сапожковского района Рязанской области по ч.1 ст.139 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием 15% из заработной платы осужденного в доход государства;

- 26 мая 2010 года постановлением мирового судьи судебного участка № 48 Сапожковского района Рязанской области исправительные работы заменены на лишение свободы сроком на 2 месяца 25 дней с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освобожденный по отбытию срока наказания 12 ноября 2010 года;

- 20 января 2011 года мировым судьей Сапожковского района Рязанской области по ч.1 ст.139 УК РФ к исправительным работам на срок 7 месяцев с удержанием из заработка осужденного в доход государства 15 %,

осужден по ч.3 ст.162 УК РФ к 7 (семи) годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору мирового судьи СУ №48 от 20 января 2011 г., окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком 7 (семь) лет 1 (один) месяц, без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Губареву В.В. - содержание под стражей постановлено оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок отбытия наказания Губареву В.В. постановлено исчислять с 30 мая 2012 года.

На основании ст.72 УК РФ подсудимому Губареву В.В. засчитано в срок отбытия наказания период нахождения под стражей с 19 января 2011 года по 29 мая 2012 года включительно.

Заслушав доклад судьи Медведевой М.М., выступление прокурора Алехиной О.Н., поддержавшей доводы кассационного представления государственного обвинителя об отмене приговора суда, осужденного Растопчина Р.Н. и его защитника - адвоката Липаткина В.В., поддержавших кассационную жалобу Растопчина Р.Н. и кассационное представление государственного обвинителя, защитника осужденного Губарева В.В. - адвоката Морозова М.И., поддержавшего кассационную жалобу (основную и дополнительные) Губарева В.В. и кассационное представление государственного обвинителя, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Приговором суда Растопчин Р.Н. и Губарев В.В. признаны виновными в совершении разбоя, то есть, нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, то есть, в преступлении, предусмотренном ч.3 ст.162 УК РФ.

Данное преступление совершено при следующих обстоятельствах.

... , около 19 часов (более точное время в ходе предварительного расследования установить не представилось возможным), Растопчин Р.Н. и Губарев В.В. находились по адресу: ... , ... , где распивали спиртное. В указанное выше время у Растопчина Р.Н. возник преступный умысел, направленный на совершение разбойного нападения на ранее знакомого ему - ФИО11, в силу болезни находящегося в беспомощном состоянии, с целью хищения у последнего денежных средств. О своих намерениях Растопчин Р.Н. рассказал Губареву В.В. и предложил последнему оказать ему содействие в совершении задуманного им преступления, на что Губарев В.В. дал свое согласие. ... , около 19 часов (более точное время в ходе предварительного расследования установить не представилось возможным) Растопчин Р.Н., находясь в состоянии алкогольного опьянения, действуя по предварительному сговору с Губаревым В.В., пришел с последним к дому ФИО11, расположенному по адресу: ... , ... , и постучал в дверь дома. Входную дверь Растопчину Р.Н. никто не открыл. После чего, Растопчин Р.Н. ... , примерно в 19 часов, реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение денежных средств, принадлежащих ФИО11, разбил оконное стекло в кухонном помещении дома последнего и через образовавшийся проем незаконно проник в жилище ФИО11, расположенное по вышеуказанному адресу. Находясь в доме Растопчин Р.Н., действуя по предварительному сговору с Губаревым В.В., открыл последнему изнутри входную дверь в дом и впустил Губарева В.В. в жилище ФИО11 Находясь в доме ФИО11, расположенном по адресу: ... , ... , ФИО1. в период времени с 19 часов до 19 часов 20 минут (более точное время в ходе следствия установить не представилось возможным), ... , действуя по предварительному сговору с Губаревым В.В., реализуя свой прямой преступный умысел, направленных на открытое хищение чужого имущества, стал требовать от ФИО11 выдачи ему принадлежащих потерпевшему денежных средств. Губарев В.В., действуя совместно и согласованно с Растопчиным Р.Н., с целью оказания психологического воздействия на ФИО11, взял на кухне дома последнего разделочный топор бытового назначения, способный при его применении причинить вред здоровью человека, и, используя его в качестве оружия, стал высказывать в адрес ФИО11 угрозы применения физического насилия, требуя при этом от потерпевшего выдачи ему денежных средств. При этом, Губарев В.В. с целью достижения наиболее быстрого преступного результата, стал наносить удары вышеуказанным топором по ручке кресла, в котором сидел ФИО11, в непосредственной близости от кисти руки последнего, а также по шкафу, стоявшему за креслом, занося топор над головой потерпевшего. Несмотря на это, ФИО11 не указал Растопчину Р.Н. и Губареву В.В. на местонахождение имевшихся у него денежных средств. Губарев В.В., действуя совместно и согласованно с Растопчиным Р.Н., осознавая, что высказанные им угрозы причинения телесных повреждений в адрес ФИО11 и произведенные устрашающие действия не оказали на последнего должного влияния, ударил ФИО11 кистью руки сжатой в кулак в область правого глаза, причинив своими преступными действиями последнему телесное повреждение в виде кровоподтека в подглазничной области правого глаза, не повлекшее за собой кратковременного расстройства здоровья и расценивающееся как повреждение, не причинившее вред здоровью человека. После этого, Растопчин Р.Н. и Губарев В.В., действуя совместно и согласованно, примерно в 19 часов 20 минут ... , находясь в доме ФИО11, расположенном по адресу: ... , р. ... ., продолжая высказывать в адрес последнего угрозы причинения вреда здоровью и демонстрируя вышеупомянутый разделочный топор бытового назначения, в присутствии потерпевшего, открыто похитили из дома ФИО11: алюминиевую утятницу стоимостью 214 рублей 14 копеек, алюминиевую кастрюлю стоимостью 91 рубль 20 копеек, 0,5 кг мяса говядины стоимостью 100 рублей, 0,5 кг. котлет «Рубленные» стоимостью 57 рублей 50 копеек, 1 кг. свиного сала стоимостью 180 рулей, 0,5 кг. куриных бедер стоимостью 65 рублей, 1 бутылку подсолнечного масла емкостью 1 литр стоимостью 68 рублей, две пачки киселя, весом по 250 гр. каждая, по цене 22 рубля за одну пачку, 2 кг. картофеля по цене 35 рублей за 1 кг., композицию из пяти предметов медного литья монтированных на деревянной основе, являющуюся предметом отправления религиозного культа, стоимостью 600 рублей, крест- распятие восьмиконечный стоимостью 800 рублей, икону «Владимирская Богоматерь» стоимостью 3500 рублей, причинив своими преступными действиями потерпевшему ФИО11 материальный ущерб на общую сумму 5789 рублей 84 копейки.

В судебном заседании подсудимый Растопчин Р.Н. и Губарев В.В. свою вину в инкриминируемом деянии не признали.

В кассационном представлении государственный обвинитель ФИО12 просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Так, в описательно-мотивировочной части приговора (лист №), судом указано: «Находясь в доме ФИО11, расположенном по адресу: ... , р. ... , Растопчин Р.Н. в период времени с 19 часов до 19 часов 20 минут (более точное время в ходе следствия установить не представилось возможным), ... , действуя по предварительному сговору с Губаревым В.В., реализуя свой преступный умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества, стал требовать от ФИО11 выдачи ему принадлежащих потерпевшему денежных средств». Данный вывод противоречит обстоятельствам дела и резолютивной части приговора, согласно которой Растопчин Р.Н. и Губарев В.В. признаны ви­новными по ч.3 ст. 162 УК РФ, то есть в совершении разбоя - нападения в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия опасного для здоровья, квалифицирующими признаками которого являются группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества, образует состав преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ - грабежа.

Кроме того, судом признано у Растопчина Р.Н. обстоятельством, отягчающим наказание, опасный рецидив преступлений со ссылкой на п. «б» ч.1 ст. 63 УК РФ. Тогда как рецидив преступлений является обстоятельством, отягчающим наказание, в соответствии с п. «а» ч.1 ст. 63 УК РФ, а п. «б» ч.1 ст. 63 УК РФ (указанный в приговоре на стр. 19) предусматривает в качестве отягчающего наказание обстоятельства - наступление тяжких последствий в результате совершения преступления.

Указывает, что в вводной части приговора (стр. 2) судом указана как непога­шенная судимость Губарева В.В. по приговору Сапожковского районного суда от 12 октября 2004 года по п. «б» ч.2 ст. 158 УК РФ. Полагает, что поскольку Губарев В.В. 02 марта 2007 года был освобожден по отбытию срока наказания судимость за совершение данного преступления, относящегося к категории средней тяжести, погашена по истечении 3-х лет в соответствии с п. «в» ч.3 ст. 86 УК РФ, то есть 02 марта 2010 года, в связи с чем не может быть указана в вводной части приговора.

В кассационной жалобе осужденный Растопчин Р.Н. считает, что квалификация по ч.3 ст.162 УК РФ дана судом несправедливо, обвинение построено на недопустимых доказательствах. Указывает, что суд неверно дал равнозначную оценку его действиям и действиям Губарева, тщательно не исследовал все обстоятельства. По его мнению из показаний ФИО21 и потерпевшего ФИО11 следует, что от него угроз не поступало, улики косвенного происхождения не отражают его вины, в своих первоначальных показаниях Губарев его оговорил. Выводы о соучастии, о квалификации его действий считает необоснованными. Оспаривает, что это он залез в окошко, по его мнению потерпевший ФИО11 не мог видеть, кто залез в окно. Указывает также, что требовал провести очную ставку между ним и ФИО11, чего не было сделано. Считает, что следствие проведено не тщательно, в показаниях Губарева и ФИО11, а также ФИО21 есть существенные разногласия, показаниям ФИО11 не следует доверять, так как он страдает от алкоголизма, в связи с чем полагает, что они относятся к недопустимым доказательствам. Суд по непонятной ему причине не вызвал в судебное заседание свидетелей ФИО13, ФИО29. Следственные действия были проведены с нарушением, а именно когда он подписывал экспертизу от ... , адвокат отсутствовал. Указывает на то, что адвокат ФИО30 вообще не должен был его защищать, так как ранее он был следователем прокуратуры и примерно в ... принимал участие в раскрытии его дела. Просит в жалобе обратить внимание на законность приобщения к материалам дела вещественных доказательств.

В кассационной жалобе осужденный Губарев В.В. просит рассмотреть вопрос об его отбытии наказания за пределами Рязанской области, так как у него имеются враги со стороны осужденных в колонии строгого режима, просит переквалифицировать деяния со ст.162 ч.3 УК РФ, так как нет состава преступления, в котором его обвиняют, просит назначить более мягкий вид наказания. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам совершения преступления, не удовлетворены ходатайства о вызове ряда свидетелей защиты, которые по его мнению могут подтвердить непричастность его к совершенному преступлению: ФИО13, ФИО14, ФИО15, дополнительно ФИО18, ФИО19, понятого, в присутствии которого изымали иконы. Не было объективного расследования на предварительном следствии и в суде: не установлено когда и отчего появился синяк у потерпевшего; не понятно, почему на топоре обнаружены чьи-то посторонние отпечатки пальцев; иконы в суде в качестве вещественных доказательств предоставлены не были; топор согласно экспертизе не является холодным видом оружия. Просит, чтобы провели психиатрическую экспертизу потерпевшему ФИО11, так как считает, что у него синдром «белой горячки» и он мог инсценировать против себя преступление, так как между ними имелись неприязненные отношения.Указывает, что не видел ни икон, ни топора, ни продуктов, ни денег у потерпевшего ФИО11, это ФИО19 питался за счет ФИО11, а у него были свои и деньги и закуска, которые ему дали мать и брат. Просит учесть также, что прямого умысла ни у него, ни у Растопчина на завладение денежных средств не было. Считает приговор необоснованным и слишком суровым. Просит учесть неучтенные факты смягчающих наказание обстоятельств: имеющуюся у него болезнь ... инвалидность отца ФИО16, ... года рождения, преклонный возраст родителей, нуждающиеся в его уходе.

В дополнительных кассационных жалобах осужденный Губарев В.В. указывает, что адвокат ФИО17 не оказывал ему надлежащей юридической помощи. Утверждает, что потерпевший ФИО11 является адвокату ФИО17 родственником, в связи с чем полагает, что адвокат был на стороне потерпевшего, бездействовал, поэтому ему было вынесен несправедливый приговор. Считает, что адвокат ФИО17 умышленно нарушал его права, все ходатайства и заявления, которые он хотел подать в суде, адвокат оставлял себе, объясняя это преждевременностью и нецелесообразностью. Оставил себе он и обвинительное заключение и копии документов о наличии у него болезни ... , которые в итоге не были приобщены к материалам дела и не явились смягчающими наказание обстоятельствами. Не согласен с тем, что при вынесении приговора судом не учтено ни одного смягчающего наказание обстоятельства, а лишь отягчающие.

Кроме того, просит обратить внимание на экспертизы, которые были проведены в отношении ФИО11, считая, что заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов вызывает сомнение во вменяемости потерпевшего, не было предоставлено справки, состоял ли потерпевший сам на учете в милиции, привлекался ли он к уголовной ответственности. Также указывает на ряд заболеваний потерпевшего, и полагает, что в связи с этим необходимо было вызвать специалистов, чтобы задать им вопросы по поводу состояния потерпевшего на момент ... .

Отмечает, что заявлял ряд ходатайств, которые не были удовлетворены судом, хотя их удовлетворение могло способствовать объективному рассмотрению дела. Экспертиза в отношении ФИО11 показала, что он употреблял спиртное ... , хотя его родные сказали, что он спиртного не употреблял.

Просит исключить из описания обстоятельств преступления то, что он похищал продукты питания и иконы у ФИО11, так как этого не было, и у него были свои продукты питания.

Полагает, что судом не установлено, кем были похищены иконы и крест. Отпечатков пальцев его на этих вещах нет. Сестра Растопчина могла оговорить его для облегчения участи Растопчина. В качестве улик и доказательств ни икон, ни креста, ни других предметов по уголовному делу представлено не было.

Утверждает, что умысла на завладение денег или другого имущества у него не было, а окно он разбил случайно, и никто в него не влезал. Ущерб за стекло и оторванную наполовину дверную ручку готов возместить.

Признает тот факт, что целенаправленно пошел за своим вином к ФИО11, так как купить вино уже было невозможно, палатка была закрыта. Ругался на ФИО11 в канун ... , требовал свое вино, нашел половину бутылки под столом, но при этом не бил его и топором ему не угрожал. Денег от потерпевшего никто не требовал, ни он, ни Растопчин, кроме своего вина он ничего не просил и не брал из дома ФИО11.

Указывает, что не совершал преступления, предусмотренного ч.3 ст.162 УК РФ, а приговор является несправедливым.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных Растопчина и Губарева В.В. государственный обвинитель - заместитель прокурора Сапожковского района ФИО12 просил в удовлетворении кассационных жалоб осужденных отказать.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления государственного обвинителя ФИО12, доводы кассационных жалоб осужденных Растопчина Р.Н. и Губарева В.В., возражений на них государственного обвинителя ФИО12, судебная коллегия находит приговор суда первой инстанции подлежащим отмене, а уголовное дело- возвращению прокурору для устранения нарушений уголовно - процессуального законодательства по следующим основаниям.

Статья 297 УПК РФ признает приговор суда законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Однако данный приговор таковым требованиям не соответствует.

Кроме того, согласно ст.380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, и подлежит отмене, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, а также если при наличии противоречивых доказательствах, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

Судебная коллегия соглашается с доводом кассационного представления государственного обвинителя об имеющихся существенных противоречиях при изложении обстоятельств совершенного Растопчиным Р.Н. и Губаревым В.В. преступления.

Так, в описательной части приговора суд указал, что у Растопчина Р.Н. возник преступный умысел, направленный на совершение разбойного нападения на ранее знакомого ему ФИО11 с целью хищения у последнего денежных средств. О своих намерениях Растопчин Р.Н. рассказал Губареву В.В. и предложил последнему оказать ему содействие в совершении задуманного им преступления, на что Губарев В.В. дал свое согласие. Вместе с тем, далее суд указывает, что, находясь в доме ФИО11, Растопчин Р.Н., действуя по предварительному сговору с Губаревым В.В., реализуя свой прямой преступный умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества (то есть грабеж), стал требовать от ФИО11 выдачи ему принадлежащих потерпевшему денежных средств. По приговору суда Растопчин Р.Н. и Губарев В.В. признаны виновными в совершении разбоя, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для здоровья, квалифицирующими признаками которого являются: группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище. Таким образом, суд допустил противоречие в определении направленности умысла подсудимых, говоря, с одной стороны о том, что умысел подсудимых был направлен на разбой, с другой - реализовывали они свой прямой преступный умысел, направленный на грабеж, а действия их квалифицированы как разбой.

Помимо этого, суд указывает о том, что Растопчин Р.Н. предложил Губареву В.В. оказать ему содействие в совершении задуманного им преступления, что согласно ч.5 ст. 33 УК РФ признается таким видом соучастия, как пособничество. При этом, суд не указал в чем должно было выражаться содействие (оказание помощи) Губаревым Растопчину, не указал о распределении ролей между ними в совершении преступления, тогда как далее из установленных судом обстоятельств преступления - разбоя усматривается, что Губарев выполнял объективную сторону состава преступления, то есть являлся исполнителем и действия Губарева В.В. квалифицированы так же, как и Растопчина Р.Н. по ч.3 ст.162 УК РФ.

Указанные противоречия содержаться при описании преступного деяния и в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых и в обвинительном заключении в отношении Растопчина Р.Н. и Губарева В.В. и являются неустранимыми в судебном производстве.

В соответствии с п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении должно быть указано существо обвинения, способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

С учетом вышеизложенного обвинение, предъявленное Растопчину Р.Н. и Губареву В.В. нельзя признать понятным, конкретным и определенным, чем нарушено право на защиту Растопчина Р.Н. и Губарева В.В., поскольку лишает их возможности определить объем обвинения, от которого они вправе защищаться

В данном случае суд был не вправе изменить предъявленное Растопчину Р.Н. и Губареву В.В. обвинение, касающиеся события преступления, сформированное органами следствия, и в соответствии со ст.15 УПК РФ не вправе подменять принцип состязательности сторон - принимая меры по корректировке и формированию обвинения. Указанные противоречия не могли быть устранены судом. Суд первой инстанции был лишен возможности вынести законный и обоснованный приговор.

На основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в случае, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.

По смыслу закона нарушение требований уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного заключения является основанием возвращения уголовного дела прокурору в тех случаях, когда ввиду недостатков его оформления или содержания оно не может быть использовано в качестве основы для постановления приговора.

При таких обстоятельствах приговор суда в отношении Растопчина Р.Н. и Губарева В.В. подлежит отмене ввиду существенного нарушения уголовно - процессуального законодательства, уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения нарушений уголовно - процессуального закона.

Судебная коллегия обращает внимание и на то, что в качестве доказательств вины Растопчина Р.Н. и Губарева В.В. изложены в том числе их показания, данные в суде и в ходе предварительного следствия, которые являются противоречивыми, однако должного анализа и оценки данным показаниям в приговоре не дано. Не указано в приговоре по каким основаниям суд принял одни из доказательств и отверг другие. Не мотивированы выводы суда относительно квалификации преступления.

Другие доводы кассационного представления и доводы кассационных жалоб могут быть учтены судом при новом рассмотрении уголовного дела.

При отмене приговора, судебная коллегия находит необходимым решить вопрос о мере пресечения в отношении Растопчина Р.Н. и Губарева В.В.

Органами следствия Растопчин Р.Н. и Губарев В.В. обвиняются в совершении особо тяжкого преступления и мера пресечения обеспечивает рассмотрение дела и защиту прав потерпевшего и свидетелей.

Характер обвинения дает основания предполагать, что обвиняемые будут препятствовать установлению истины по делу.

Права и свободы Растопчина Р.Н. и Губарева В.В. ограничиваются в той мере, в какой это необходимо для защиты прав и законных интересов потерпевшего и государства.

Судебная коллегия полагает продлить срок содержания под стражей Растопчина Р.Н. и Губарева В.В. на 3 месяца, то есть до 12 декабря 2012 года включительно.

Руководствуясь ст.ст.377,378,388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Кассационное представление государственного обвинителя удовлетворить.

Приговор Сапожковского районного суда Рязанской области от 30 мая 2012 года в отношении Растопчина Романа Николаевича и Губарева Виктора Владимировича - отменить, уголовное дело в отношении Растопчина Романа Николаевича и Губарева Виктора Владимировича возвратить прокурору для устранения нарушений уголовно - процессуального законодательства.

Меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении Растопчина Романа Николаевича и Губарева Виктора Владимировича оставить прежней, продлив срок содержания их под стражей на 3 месяца, то есть до 12 декабря 2012 года включительно.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1513/2012
Принявший орган: Рязанский областной суд
Дата принятия: 13 сентября 2012

Поиск в тексте