• по
Более 46000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ РОСТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 09 августа 2010 года Дело N 33-8732
 

09 августа 2010 года город Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в составе:

председательствующего судьи Ткаченко Л.И.

судей Камышовой Т.В., Славгородской Е.Н.

при секретаре Боровлевой Ю.С.

рассмотрев в судебном заседании по докладу судьи Славгородской Е.Н. гражданское дело по кассационной жалобе Мухамадеевой А.В. на решение Азовского городского суда Ростовской области от 18 мая 2010 года,

УСТАНОВИЛА:

24 декабря 2008 года между М.В.А. и Ивановой О.И. заключен договор дарения, по условиям которого в собственность Ивановой О.И. передан жилой дом и земельный участок по адресу № 1.

12 февраля 2009 года М.В.А. умер. В суд с иском к Ивановой О.И. обратилась дочь М.В.А. - Мухамадеева А.В., наследник по закону, о признании договора дарения недействительным, в котором указала, что в момент заключения сделки М.В.А. находился на стационарном лечении, в силу характера заболевания не мог понимать значения своих действий и руководить ими. На сновании ст. 177 ГК РФ истец просила признать договор дарения жилого дома и земельного участка от 24.12.2008г. недействительным, как совершенный лицом, в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

В судебном заседании представитель ответчика иск не признала.

В отношении сторон дело рассмотрено в порядке ст. 167 ГПК РФ, в их отсутствие.

Решением Азовского городского суда Ростовской области от 18 мая 2010 года в удовлетворении иска Мухамадеевой А.В. отказано.

С решением суда не согласилась Мухамадеева А.В. В кассационной жалобе она указала, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда о том, что М.В.А. с 2000г. не употреблял наркотики, у него в поведении отсутствовала неадекватность, не соответствуют материалам дела. Суд не стал выяснять, куда и каким образом исчезли медицинские карты ее отца за период подписания спорного договора - декабрь 2008г., каким образом и где был подписан спорный договор дарения. По мнению кассатора суд необоснованно отклонял ходатайства истца о допросе врачей, о выборе экспертного учреждения, не принял вопросы, которые истец просила поставить на разрешение экспертов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения представителя Мухамадеевой А.В. - Штанько А.К., представителя Ивановой О.И. - Зиновьеву О.П., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Постановляя решение по делу, суд руководствовался положениями ст. 177 ГК РФ и исходил из того, что неспособность понимать значение своих действий или руководить ими должна иметь место в момент совершения сделки. Причины, вызвавшие неспособность гражданина понимать значение своих действий и руководить ими, правового значения не имеют. Факт совершения гражданином сделки в момент, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, должен быть надлежащим образом доказан. На основании полученных по запросам суда медицинских документов о состоянии здоровья М.В.А., а также с учетом результатов судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, суд пришел к выводу, что оснований для признания договора дарения от 24.12.2008г. по основаниям ст. 177 ГК РФ не имеется.

Такие выводы суда являются правильными.

Статьей 177 ГК РФ установлено, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Как следует из материалов дела, 24.12.2008г. М.В.А. по договору дарения подарил своей матери Ивановой О.И. принадлежащий ему на праве собственности земельный участок по адресу № 1 и расположенный на нем жилой дом с сооружениями. Договор удостоверен нотариусом П.Т.Г. Право собственности Ивановой О.И. на указанный земельный участок и жилой дом зарегистрировано в настоящее время в установленном порядке.

В документах по сделке, копии которых представлены нотариусом и находятся в деле, имеется справка от 22.12.2008г. об освидетельствовании М.В.А. врачом-психиатром, в результате чего, признаков психических расстройств он не обнаруживал, на диспансерном учете у психиатра по месту жительства не находился.

На день совершения сделки дарения М.В.А. страдал инфильтративным туберкулезом легких в фазе распада, получал соответствующее лечение, что подтверждается многочисленными медицинскими документами. Указанное заболевание и развившаяся в его результате легочно-сердечная недостаточность, стали причиной смерти М.В.А. 12.02.2009г.

Оценив представленные доказательства, суд пришел к выводу о том, что критические способности М.В.А. в момент совершения сделки нарушены не были; отсутствуют доказательства, что в период заболевания имели место нарушения познавательных и прогностических особенностей личности М.В.А. Состояние М.В.А. сопровождалось соответствующим тяжести туберкулезного процесса астеническим синдромом (слабость, вялость физического состояния).

По заключению посмертной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной при рассмотрении данного гражданского дела, М.В.А. в период подписания договора дарения от 24 декабря 2008 года мог понимать значение своих действий и руководить ими. М.В.А. в период подписания договора дарения от 24.12.2008г. не страдал психическим расстройством, которое лишало бы его способности понимать значение своих действий и руководить ими, т.е. с учетом своих интеллектуальных способностей и волевых качеств он был способен к пониманию существа сделки, прогнозированию ее результатов (с учетом, как извлечения выгоды, так и возможного ущерба), к принятию и реализации самостоятельного решения.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Указанное экспертное заключение судом признано допустимым доказательством и в совокупности с другими доказательствами, положено в основу выводов об отсутствии оснований к признанию спорного договора дарения недействительным.

При вынесении решения судом были выполнены требования ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой суд должен дать оценку достоверности, а также достаточности доказательств и их взаимосвязи, что привело к правильному применению нормы материального права (ст. 177 ГК РФ). При этом суд принял во внимание всю совокупность обстоятельств дела, в том числе и то, в какой мере заключение договора дарения соответствует действительной воле лица его подписавшего с учетом всех установленных судом фактов.

Оснований сомневаться в правильности оценки судом доказательств и сделанных выводов, судебной коллегией не установлено, поскольку доводы кассатора не опровергают законности и обоснованности обжалуемого решения суда.

Несогласие Мухамадеевой А.В. с выводами суда, сделанными по результатам оценки доказательств, основано на субъективных суждениях кассатора об обстоятельствах совершения сделки и состоянии здоровья ее отца в этот период. При этом доводов, указывающих на то, что в действительности состояние здоровья М.А.В. исключало понимание им значения своих действий при совершении договора дарения домовладения, Мухамадеева А.В. в кассационной жалобе не приводит.

Утверждения о допущенных судом нарушениях норм процессуального права, в том числе права истца на защиту; отклонении судом ее ходатайств; «рассмотрении дела под диктовку представителя ответчика», на фактических обстоятельствах не основаны и материалами дела не подтверждены.

Доводы кассационной жалобы Мухамадеевой А.В. не могут быть признаны состоятельными в силу их несоответствия имеющим значение для дела обстоятельствам и законодательству, они являются лишь переоценкой фактов, установленных судебным решением и субъективным мнением о них кассатора, в связи с чем, не могут являться основанием к отмене судебного решения.

Решение суда, по мнению судебной коллегии, полностью основано на обстоятельствах дела, нашедших свое подтверждение достоверными доказательствами и вынесено судом в соответствии с нормами закона, регулирующими данные правоотношения.

В силу ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Обжалуемое решение соответствует требованиям приведенной нормы.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Азовского городского суда Ростовской области от 18 мая 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Мухамадеевой А.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-8732
Принявший орган: Ростовский областной суд
Дата принятия: 09 августа 2010

Поиск в тексте