• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ РОСТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 05 апреля 2012 года Дело N 33-3728
 

05 апреля 2012 г. г. Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в составе:

Председательствующего судьи: Сидоренко О.В.

Судей: Варламовой Н.В., Нестеровой Е.А.

при секретаре: Кочергиной А.О.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Белоусовой В. В. к ОАО «Российские железные дороги» в лице филиала Северо-Кавказской железной дороги о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, полученным в период работы,

по апелляционной жалобе Северо-Кавказской железной дороги филиала ОАО «Российские железные дороги» на решение Каменского районного суда Ростовской области от 24 января 2012г.

Заслушав доклад судьи Сидоренко О.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Белоусова В.В. обратилась в суд с иском к Эксплуатационному вагонному депо - Лихая структурное подразделение Ростовского отделения СКЖД филиал ОАО «РЖД» с требованиями о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, в обоснование иска указав, что состояла с ответчиком в трудовых отношениях на протяжении 19 лет 1 месяца и 3 дней, работая в качестве машиниста компрессорной установки в неблагоприятных условиях труда.

Согласно Акта формы Н-1 о случае профессионального заболевания от 23.03.2010 года ей установлено профессиональное заболевание: «двухсторонняя нейросенсорная тугоухость значительной степени», непосредственной причиной которого явились вредные факторы на предприятии. Вины истцы в получении профзаболевания не установлено.

20.04.2011 года ФГУ «ГБ МСЭ по Ростовской области» филиал №21 истице была установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 30% в связи с профессиональным заболеванием, что, по утверждению Белоусовой В.В., привело к прекращению трудовых отношений с работодателем.

По мнению истицы, нарушение на предприятии норм техники безопасности привело к получению ею профзаболевания. В настоящее время она в связи с утратой слуха не может нормально общаться с людьми, самостоятельно передвигаться по улице, ограничена в быту. При физических нагрузках чувствует головные боли, звон в ушах.

Ссылаясь на п. 63 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004г № 2 «О применении судами РФ трудового Кодекса РФ», ст. 237 ТК РФ истец просила суд взыскать с ответчика в ее пользу в счет компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием 300 000 рублей.

Определением Каменского районного суда от 02.12.2011 года произведена замена ненадлежащего ответчика на юридическое лицо - ОАО «Российские железные дороги» в лице филиала Северо-Кавказской железной дороги.

Дело рассмотрено судом в отсутствие истицс, согласно ее заявлению, с участием представителя истца, поддержавшего исковые требования Белоусовой В.В.

Представитель ответчика ОАО «РЖД» исковые требования не признал, просил в иске отказать в полном объеме.

Решением Каменского районного суда Ростовской области от 24 января 2012г. в пользу Белоусовой В.В. с ОАО «Российские железные дороги» в лице филиала Северо-Кавказской железной дороги взыскан компенсация морального вреда в размере 80 000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 10000, а всего - взыскать 90000 рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Белоусовой В. В. отказано.

В апелляционной жалобе филиала СКЖД ОАО «РЖД» ставится вопрос об отмене постановленного решения по мотивам его незаконности и необоснованности.

По мнению ответчика, к утрате истицей профессиональной трудоспособности привело нарушение Белоусовой В.В. правил безопасности, неиспользование специальных средств защите при работах с высоким содержанием шума. Суд, как указывает ответчик, оставил без внимания доводы работодателя о том, что истица к увольнению не принуждалась, ей была представлена другая работа, а также, как неработающему пенсионеру ОАО «РЖД» в соответствии с коллективными договорами - бесплатное медицинское обслуживание и бесплатный проезд, истице производятся страховые выплаты в связи с утратой профессиональной трудоспособности, размер компенсации морального вреда не отвечает требованиям разумности и справедливости.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя ответчика, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя истца, возражавшего портив отмены судебного решения, судебная коллегия не находит предусмотренных ст. 330 ГПК РФ оснований к его отмене в апелляционном порядке.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Согласно п. 3 ст. 8 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Материалами дела подтверждено, что Белоусова В.В. работала машинистом компрессорной установки на ВЧД-Лихая ОАО «РЖД» с 10.08.1990 года по 08.02.2010 года.

Актом формы Н-1 о случае профессионального заболевания от 23.03.2010г., утвержденного начальником Северокавказского территориального Отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по железнодорожному транспорту, подтверждено наличие у истицы профессионального заболевание - «двухсторонней нейросенсорной тугоухости значительной степени», причиной возникновения которого явились вредные факторы, имевшие место на предприятии (л.д. 5-12).

Наличия вины работника в возникновении заболевания не установлено.

Учреждением МСЭ от 20.04.2011г. истцу определено 30 % утраты трудоспособности вследствие профессионального заболевания.

Таким образом, в процессе рассмотрения дела достоверно подтверждено, что в период работы в ВЧД-Лихая ОАО «РЖД» у Белоусовой В.В. возникло профессиональное заболевание, причинами которого явились неблагоприятные условия, в которых ею осуществлялась трудовая деятельность.

Таким образом, учитывая установленные обстоятельства дела и руководствуясь указанными выше правовыми нормами, суд пришел к правильному выводу о наличии оснований для удовлетворения требований истицы о взыскании компенсации морального вреда.

Вопрос о размере такой компенсации разрешен судом в соответствии с положениями ст. 1101 Гражданского кодекса РФ, а именно, с учетом конкретных обстоятельств дела, характера причиненных истице физических и нравственных страданий, а также с учетом требований разумности и справедливости.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые в силу положений ст. 330 ГПК РФ могли бы повлечь отмену постановленного судом решения, апелляционная инстанция не усматривает.

Доводы о том, что истице органами социального страхования выплачиваются периодические страховые выплаты в связи с утратой профессиональной трудоспособности, а также ссылка на то, что истица как неработающий пенсионер ОАО «РЖД» пользуется правом на бесплатное медицинское обслуживание и бесплатный проезд, правового значения не имеют, поскольку это обстоятельство не лишает истицу право на компенсацию морального вреда, причиненного в результате утраты профессиональной трудоспособности.

Довод жалобы о том, что вред здоровью истице причинен вследствие неиспользования ею специальных средств защиты, материалами дела достоверно не подтвержден. Напротив, из акта Актом формы Н-1 о случае профессионального заболевания от 23.03.2010г. следует, что вина работника в возникновении у него профессионального заболевания не установлена.

Ссылка на то, что утрата трудоспособности была определена истице 20.04.2011 г. после её увольнения с ОАО «РЖД», не ставит под сомнение выводы суда о наличии у Белоусовой В.В. права на компенсацию морального вреда, поскольку материалами дела, в том числе актом формы Н-1 от 23.03.2010 г., заключением МСЭ от 20.04.2011 г. установлено, что профессиональное заболевание истицы явилось следствием вредных факторов, имевших место в период работы истицы у ответчика.

Размер компенсации морального вреда определен судом с соблюдением требований ст. 1101 ГК РФ и отвечает принципам разумности и справедливости.

Судом правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального права. Нарушений, влекущих в силу ст. 330 ГПК РФ отмену постановленного судом решения, не установлено, в связи с чем оснований для отмены оспариваемого судебного акта у суда апелляционной инстанции не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Каменского районного суда Ростовской области от 24 января 2012г. оставить без изменения, апелляционную жалобу СКЖД филиала ОАО «РЖД» - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3728
Принявший орган: Ростовский областной суд
Дата принятия: 05 апреля 2012

Поиск в тексте