• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ РОСТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 01 сентября 2011 года Дело N 33-12032
 

«01» сентября 2011 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда

в составе

председательствующего судьи СИДОРЕНКО О.В.

судей: БАТАШЕВОЙ М.В., НЕСТЕРОВОЙ Е.А.,

прокурора БЕСЕДИНОЙ Е.И.,

при секретаре ТОРПУДЖИЯН А.Х.

заслушав в судебном заседании по докладу судьи Сидоренко О.В. дело по кассационной жалобе Довгалюк В.Г. в лице её представителя Черновой Т.И., действующей на основании доверенности от 14.11.2009 г., на решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 08 июля 2011 г. по гражданскому делу по иску Довгалюк В.Г. к ГУ РРО ФСС РФ (филиалу № 25) об установлении факта нахождения на иждивении и назначении страхового обеспечения по случаю потери кормильца,

У С Т А Н О В И Л А:

Д., х.х.х. г. рождения, длительное время работал на предприятиях угольной промышленности, с 1996 г. ему установлена стойкая утрата профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания, определена третья группа инвалидности. В связи с этим органами социального страхования ему были назначены и выплачивались суммы возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья.

28.04.2010 г. Д. умер. Согласно акту экспертизы причиной его смерти явилось профессиональное заболевание.

06 апреля 2011 г. в Шахтинский городской суд обратилась супруга застрахованного - Довгалюк В.Г. с иском к ГУ ФСС РФ РРО (филиал № 25) о назначении страхового обеспечения по случаю потери кормильца. Истица, ссылалась на положения ст. 7 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и, утверждая, что получаемое супругом при жизни страховое возмещение в размере 20210 руб. и его пенсия - 12184,51 руб. значительно превышали объем получаемой истицей пенсии в сумме 8779,49 руб., являлись для неё основным и постоянным источником средств существования, просила установить факт нахождения на иждивении умершего супруга и назначить ей страховое возмещение в размере 10105 руб., начиная с 1.05.2011 г.

В судебном заседании представитель ГУ РРО ФСС РФ (филиала № 25) просил отказать в удовлетворении иска.

08 июля 2011 г. Шахтинский городской суд постановил решение, которым отклонил исковые требования Довгалюк В.Г.

В кассационной жалобе ею ставится вопрос об отмене решения суда первой инстанции как незаконного и необоснованного.

Ознакомившись с материалами дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителя ГУ РРО ФСС РФ, возражавшего против отмены судебного решения, заслушав заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия не усматривает предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований к отмене состоявшегося по делу судебного решении по мотивам его незаконности и необоснованности.

Принимая решение об отказе истице в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, исходил из того, что, несмотря на то, что размер доходов умершего супруга истицы являлся значительным, данное обстоятельство само по себе доказательством иждивенства истицы не является. Истица имела самостоятельный доход в виде назначенной ей досрочной трудовой пенсии по старости за работу во вредных условиях труда (по Списку № 1). Согласно справке ПФР г. Шахты Ростовской области размер её выплат составлял на момент смерти супруга 9979,49 руб., что практически в два раза превышало установленную постановлением Правительства РФ № 764 во втором квартале 2010 г. величину прожиточного минимума для пенсионеров. В соответствии со ст. 4 Федерального закона «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» данная величина исчисляется на основании статистических данных об уровне потребительских цен на продукты питания, непродовольственные товары и обязательные платежи и сборы в субъектах Российской Федерации и в целом в Российской Федерации применительно к основным социально-демографическим группам населения.

Кроме этого, согласно справке ДТСР г. Шахты Ростовской области от 21.04.2011 г. истице предоставлялись меры социальной поддержки как ветерану труда и труженику тыла, стоимость которых за период с 1.03.2009 г. по 28.02.2010 г. составила 3282,12 руб.

В то же время, как указал суд первой инстанции, супруг истицы длительное время страдал профессиональным заболеванием и рядом сопутствующих заболеваний, том числе «хроническим пиелонефритом», «хроническим астрофическим гастритом», «резко выраженным атеросклерозом сосудов головного мозга» и т.д., в связи с чем нуждался в лечении. При этом согласно справке ОАО «Формация» от 24.04.1011 г. отпуск бесплатных медикаментов ему не производился.

Учитывая, что по своему характеру суммы страхового обеспечения прежде всего направлены на восстановление здоровья застрахованного, а также принимая во внимание, что истица не представила суду допустимых и относимых доказательств того, что её супруг с учетом состояния его здоровья имел возможность оказывать истице постоянную помощь, которая являлась бы для неё основным источником средств существования, суд первой инстанции пришел к выводу об отказе Довгалюк В.Г. в удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия не усматривает существенных нарушений со стороны суда первой инстанции норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

В соответствии со ст. 7 Федерального Закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» право на получение страховых выплат имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания.

Таким образом, возникновение у лица права на получение страховых выплат в связи со смертью застрахованного Федеральный Закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" связывает с нетрудоспособностью этого лица и нахождением его на иждивении умершего.

Под иждивенством согласно части 3 статьи 9 Федерального закона от 17 декабря 2001г. №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» понимается нахождение членов семьи кормильца на его полном содержании или получение от него помощи, которая была для них постоянным и основным источником средств существования.

Аналогичным образом понятие иждивения определяется и в пункте 4 ст.7 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", который закрепил возможность предоставления права на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного в результате наступления страхового случая по решению суда нетрудоспособным лицам, которые при жизни застрахованного имели заработок, если часть заработка застрахованного являлась их постоянным и основным источником средств существования.

Следовательно, законодатель под иждивением понимает нахождение лица на полном содержании кормильца или получение от него такой помощи, которая является для него постоянным и основным источником средств существования.

Юридическое значение для решения вопроса об иждивенстве лица имеют следующие обстоятельства: постоянный характер оказываемой помощи и помощь как основной источник существования члена семьи умершего.

Постоянный характер помощи означает, что она не была случайной, единовременной, а оказывалась систематически, в течение некоторого периода и что умерший взял на себя заботу о содержании данного члена семьи.

При этом не может быть признано иждивенцем лицо, которое получало от кормильца помощь эпизодически, нерегулярно и в размерах, недостаточных для того, чтобы служить постоянным и основным источником средств существования.

Исключительно разница между доходами кормильца и членами его семьи сама по себе бесспорным доказательством нахождения лица на иждивении кормильца не является.

Нуждаемость члена семьи кормильца в получении от него помощи не является достаточным доказательством нахождения его на иждивении умершего (за исключением детей), поскольку значение имеет именно сам факт оказания кормильцем при жизни постоянной помощи иждивенцу, наличие у кормильца с учетом его состояния здоровья и собственных нужд возможности оказывать при жизни помощь, которая являлась постоянной и выступала в качестве основного источника средств существования другого лица, тем более, что назначаемое застрахованному страховое обеспечение, прежде всего, направлено на восстановление утраченного им вследствие профессионального заболевания здоровья.

Истицей, как следует из материалов дела, не представлено доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что умерший при жизни взял на себя заботу о её содержании, постоянно оказывал ей такое содержание, которое являлось бы достаточным для того, чтобы служить основным источником средств существования иждивенца.

Как правильно указал с суд первой инстанции, само по себе превышение доходов умершего над доходами его супруги бесспорным доказательством её иждивенства не является. Указав, что умерший при жизни оказывал ей помощь в приобретении лекарственных препаратов, Довгалюк В.Г. достаточных доказательств тому не представила.

При таком положении выводы суда первой инстанции об отказе Довгалюк В.Г. в удовлетворении заявленных требований являются законными и обоснованными, постановленными с соблюдением положений Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

Судебная коллегия находит постановленное судом решение законным и обоснованным, которое по доводам кассационной жалобы отменено быть не может.

Руководствуясь ст.ст. 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия,

О П Р ЕД Е Л И Л А:

Решение Шахтинского городского суда Ростовской области от 08 июля 2011 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Довгалюк В.Г. - без удовлетворения.

Председательствующий:  

Судьи:  




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-12032
Принявший орган: Ростовский областной суд
Дата принятия: 01 сентября 2011

Поиск в тексте