• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ РОСТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 15 февраля 2011 года Дело N 22-1059
 

г.Ростов-на-Дону 15 февраля 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Ростовского областного суда в составе: председательствующего Роменского А.А.,

судей Савостиной Т.В. и Юрченко В.И.,

при секретаре Гончаровой Е.В.,

рассмотрела кассационное представление гособвинителя Соболевской О.А. и кассационную жалобу осуждённого Нагирева Р.В. на приговор Железнодорожного районного суда г.Ростова-на-Дону от 1 сентября 2010 года, которым

НАГИРЕВ Р.В., ранее не судимый,

осуждён по ст.30 ч.1-228.1 ч.3 п. «б» УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания осуждённому исчисляется с 23.04.2010 г.

Заслушав доклад судьи Роменского А.А., объяснение осуждённого Нагирева Р.В. (посредством видеоконференц-связи), адвоката Бадалянца Ю.Ю., поддержавших доводы жалобы, и мнение прокурора Иваненковой И.Т., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, изложенным в кассационном представлении, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Нагирев Р.В. - младший инспектор группы надзора учреждения УЧ 398/10, расположенного в г.Ростове-на-Дону, признан виновным в приготовлении 3.04.2010 г. на незаконный сбыт осуждённому П, отбывающему наказание в вышеуказанной исправительной колонии, смеси, содержащей героин и другие наркотические средства в количестве 0,947 г, с использованием своего служебного положения, которое не довёл до конца по независящим от него причинам, поскольку был задержан оперативными сотрудниками. В судебном заседании осуждённый вину признал частично.

В кассационном представлении гособвинителя ставится вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильным применением уголовного и уголовно-процессуального закона. Автор представления полагает, что суд не в полной мере оценил показания осуждённого и свидетелей обвинения на разных стадиях производства по делу, не устранил имеющиеся в них противоречия, что привело к необоснованной переквалификации действий осуждённого. Уголовное дело предлагается направить на новое судебное разбирательство.

Осуждённый в кассационной жалобе просит приговор изменить. Настаивает на том, что наркотики приобрёл для личного употребления, так как незадолго до задержания стал их употреблять. При задержании оговорил себя под воздействием оперативных сотрудников исправительной колонии и госнаркоконтроля. Считает, что протокол досмотра его на территории колонии составлен не в указанное в нём время. Ему непонятно, почему сотрудник госнаркоконтроля вызывал в колонию понятых с улицы, почему нельзя было пригласить понятых из числа вольнонаёмных сотрудников колонии. Протоколы, составленные следователем, не читал. Полагает, что адвокат по назначению Ким недобросовестно исполняла свои обязанности, дело почти не читала. Оперативники и следователь воспользовались его юридической неграмотностью. Обращает внимание на то, что основной свидетель П не подтвердил в суде версию обвинения, утверждал, что не просил его принести наркотики и не обещал ему деньги. Оспаривает достоверность показаний свидетеля С (дежурного по колонии) о том, что у него была возможность контакта с осуждёнными 10-го отряда, в котором отбывает наказание П, через забор из сетки-рабицы. Отмечает, что, согласно действующим инструкциям, у осуждённых не может быть при себе наличных денег. Суд не учёл, что после задержания, он назвал оперативникам сбытчика наркотиков, у которого он приобрёл героин, хотел сотрудничать со следствием, но предварительное следствие было проведено всего за 13 дней. Сбытом наркотиков он не занимался. Просит переквалифицировать его действия на ст.228 ч.1 УК РФ. В дополнении к жалобе осуждённый обращает внимание, что в силу своей неграмотности, он не был ознакомлен с вещественными доказательствами, что считает нарушением своих конституционных прав. В связи с этим просит приговор отменить. В конце дополнения вновь ставится вопрос лишь об изменении квалификации совершенного им преступления, которое, по его мнению, ограничивается незаконным хранением наркотика без цели сбыта.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления гособвинителя, кассационной жалобы и мнение прокурора, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным. Как видно из материалов уголовного дела, суд правильно установил фактические обстоятельства совершенного Нагиревым Р.В. преступления и обоснованно квалифицировал его действия по ст.30 ч.1-228.1 ч.3 п. «б» УК РФ. Суд объяснил причину изменения квалификации содеянного с покушения на приготовление к незаконному сбыту наркотиков. Судебная коллегия с этим решением согласна, поскольку осуждённый был задержан до момента непосредственной передачи наркотика приобретателю. Именно на стадии приготовления к этому преступлению. Утверждение гособвинителя, что это решение суда необоснованно, не соответствует действительности. Также нет оснований и для изменения квалификации преступления на ст.228 ч.1 УК РФ, о чём просит осуждённый. В судебном заседании было установлено, что сам осуждённый наркотические средства не употребляет, а приобрёл их он именно с целью сбыта.

Вина осуждённого доказана протоколом его личного досмотра, изъятым при этом вещественным доказательством - наркотической смесью, содержащей героин, заключением эксперта, справкой врача нарколога и результатами химико-токсикологического исследования, согласно которым осуждённый на учёте у нарколога не состоит, наркотики в его организме не обнаружены. Первоначальными показаниями осуждённого, данными в качестве подозреваемого в присутствии адвоката, показаниями свидетелей, которым суд дал надлежащую оценку. Ссылки осуждённого на якобы имевший место самооговор под воздействием оперативных сотрудников, на то, что П не подтвердил версию обвинения, что он вообще не имел возможности встретиться с этим заключённым, проверялись судом первой инстанции и признаны необоснованными. Судебная коллегия с этим решением также согласна. На допросе П не отрицал, что употреблял наркотические средства. По месту отбывания наказания за разбой и мошенничество он характеризуется отрицательно. При таких обстоятельствах позиция этого свидетеля на допросах вполне объяснима. Свидетель Мен. - оперативный дежурный исправительной колонии, подтвердил, что осуждённый, несмотря на то, что в день происшествия он дежурил в ШИЗО, имел возможность встретиться с П из 10-го отряда и объяснил, как это могло произойти. Оснований сомневаться в достоверности показаний этого свидетеля, нет. В кассационной жалобе осуждённый оперативного дежурного ошибочно называл С. Фактически С является оперуполномоченным, участвовавшим в задержании осуждённого на территории колонии. Он был допрошен в качестве свидетеля по поводу задержания. Оснований сомневаться в достоверности показаний свидетеля С, также нет. Доказывая невозможность сбыта наркотиков осуждённым за деньги, осуждённый ссылается на установленные нормы закона и ведомственных инструкций, в случае исполнения которых, преступления в местах лишения свободы действительно бы не совершались. Однако, в данном случае, речь идёт о достоверно установленном конкретном факте нарушения законов и инструкций, что конкретный сотрудник исправительной колонии, в нарушение всех существующих правил, с целью незаконного сбыта, пронёс на территорию исправительной колонии наркотическое средство и был задержан на стадии приготовления к совершению задуманного преступления. Совершенных Нагиревым противоправных действий достаточно для квалификации их по ст.30 ч.1-228.1 ч.3 п. «б» УК РФ.

Наказание Нагиреву назначено в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ, с учётом его личности и общественной опасности совершенного преступления. В деле нет сведений о том, что осуждённый способствовал каким-то образом раскрытию этого или иных преступлений. В своём рапорте на имя начальника исправительной колонии и на первом допросе он лишь признавал очевидный факт. В дальнейшем он отказался от дачи показаний, воспользовавшись ст.51 Конституции РФ. В деле нет, кроме признаных судом, ни одного дополнительного обстоятельства, которое могло бы смягчить назначенное ему наказание.

Нарушений уголовного, уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, при проверке дела не установлено. Нарушений права на защиту осуждённого не допускалось. На протяжении всего предварительного расследования и в суде его интересы защищал один адвокат, против которого осуждённый не возражал. Все процессуальные документы с участием защитника оформлены правильно. В прениях защитник просил принять решение в соответствии с позицией подзащитного. Оснований полагать, что адвокат каким-то образом нарушил права осуждённого, нет. По окончании предварительного следствия, следователь предъявлял осуждённому и его защитнику материалы дела в полном объёме, включая вещественные доказательства. Однако осуждённый отказался знакомиться с вещественными доказательствами, о чём собственноручно указал в протоколе. В судебном заседании никто из участников, в том числе осуждённый, не ставил вопрос об осмотре вещественных доказательств, находящихся в камере хранения следственного отдела, поэтому суд ограничился изучением протокола их осмотра. Осуждённый не отрицает, что наркотическое средство у него действительно было и, что оно изъято у него 3.04.2010 г. оперативными сотрудниками на территории исправительной колонии, в которой он в то время работал.

С учётом вышеуказанных обстоятельств, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения ни кассационного представления, ни кассационной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Приговор Железнодорожного районного суда г.Ростова-на-Дону от 1 сентября 2010 года в отношении НАГИРЕВА Р.В. оставить без изменения, а кассационное представление гособвинителя и кассационную жалобу осуждённого без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1059
Принявший орган: Ростовский областной суд
Дата принятия: 15 февраля 2011

Поиск в тексте