• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 апреля 2013 года Дело N А66-15058/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 08 апреля 2013 года.

В полном объеме постановление изготовлено 15 апреля 2013 года.

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Тарасовой О.А., судей Докшиной А.Ю. и Ралько О.Б. при ведении протокола секретарем судебного заседания Завьяловой М.Л.,

при участии от открытого акционерного общества племзавод «Заволжское» Прокудиной В.А. по доверенности от 13.08.2012 N 611,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Центрального управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору на решение Арбитражного суда Тверской области от 30 января 2013 года по делу N А66-15058/2012 (судья Бажан О.М.),

у с т а н о в и л :

открытое акционерное общество племзавод «Заволжское» (ОГРН 1026940514149; далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Тверской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Центрального управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (далее - управление, административный орган) от 12.12.2012 N 7.2-1305-пл-Пс/0170-2012 о назначении административного наказания, предусмотренного статьей 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), в виде штрафа в размере 200 000 руб.

Решением Арбитражного суда Тверской области от 30 января 2013 года по делу N А66-15058/2012 заявленные требования удовлетворены.

Управление с судебным решением не согласилось и обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит его отменить. В обоснование жалобы ссылается на то, что вмененное в вину обществу правонарушение не является малозначительным, поэтому применение в данном случае статьи 2.9 КоАП РФ является неправомерным.

В отзыве общество и его представитель в судебном заседании суда апелляционной инстанции отклонили доводы, приведенные в жалобе, считают решение суда законным и обоснованным.

Ответчик надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, представителя в суд не направил, в связи с этим дело рассмотрено в его отсутствие в соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Решение суда проверено апелляционной инстанцией в порядке статей 266-269 АПК РФ исходя из доводов, заявленных сторонами.

Заслушав представителя общества, изучив доводы, приведенные в жалобе, и письменные доказательства, апелляционная инстанция не находит оснований для отмены (изменения) решения суда первой инстанции.

Как усматривается в материалах дела, с 20.11.2012 по 26.11.2012 на основании распоряжения от 25.10.2012 3 Т-1305-пр административным органом проведена плановая выездная проверка деятельности общества с целью обеспечения промышленной безопасности.

В ходе проверки установлено нарушение заявителем статей 9, 11, 13 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее - Закон N 116-ФЗ); пунктов 6, 11 Правил организации и осуществления производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственном объекте, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 10.03.1999 N 263 (далее - Правила N 263); пунктов 3, 12, 19 Положения об организации работы по подготовке и аттестации специалистов организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору», утвержденного приказом Ростехнадзора от 29.01.2007 N 37 (далее - Положение N 37); пункта 32 Порядка проведения технического расследования причин аварий, инцидентов и случаев утраты взрывчатых материалов промышленного назначения на объектах, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утвержденного приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 19.08.2011 N 480 (далее - Порядок N 480); пунктов 2.3.9, 2.4.1, 5.1.1, 5.3.6, 5.1.2, 5.7.1, 5.7.10, 10.39 Правил безопасности систем газораспределения и газопотребления, утвержденных постановлением Госгортехнадзора Российской Федерации от 18.03.2003 N 9 (далее - Правила N 9); пункта 4.3 Положения по проведению экспертизы промышленной безопасности на объектах газоснабжения (РД 12-608-03), утвержденного постановлением Госгортехнадзора России от 05.06.2003 N 67 (далее - Положение N 67); пункта 4 Порядка продления срока безопасной эксплуатации технических устройств, оборудования и сооружений на опасных производственных объектах, утержденного приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации 30.06.2009 N 195 (далее - Порядок N 195); пункта 11.60 изменений N 1 к СНиП II-35-76 «Котельные установки».

Выявленные нарушения отражены в акте проверки от 26.11.2012 N 7.2-1305пл-А/0109-2012.

По факту выявленных нарушений 26.11.2012 в отношении общества уполномоченное должностное лицо управления составило протокол об административном правонарушении N 7.2-1305пл-Пр/0170-2012 и 12.12.2012 вынесло постановление N 7.2-1305пл-Пс/0170-2012, которым заявитель привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 9.1 КоАП РФ в виде штрафа в размере 200 000 руб.

Общество не согласилось с данным постановлением и обжаловало его в судебном порядке.

Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил, при этом правомерно руководствовался следующим.

В части 1 статьи 9.1 КоАП РФ предусмотрена ответственность за нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Диспозиция указанной статьи предусматривает два правонарушения: нарушение требований промышленной безопасности и нарушение условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Постановлением управления от 12.12.2012 N 7.2-1305пл-Пс/0170-2012 обществу вменяется нарушение требований промышленной безопасности.

Объективная сторона данного правонарушения состоит в несоблюдении требований промышленной безопасности, установленных Законом N 116-ФЗ.

Требования промышленной безопасности - условия, запреты, ограничения и другие обязательные требования, соблюдение которых обеспечивает промышленную безопасность. Требования промышленной безопасности должны соответствовать нормам в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, охраны окружающей природной среды, экологической безопасности, пожарной безопасности, охраны труда, строительства, а также требованиям государственных стандартов (статья 3 названного Закона).

Как следует из материалов дела, заявитель на момент проверки эксплуатировал опасные производственные объекты - систему газопотребления п. Заволжского, систему газопотребления комплекса N 1, участок транспортный, площадку комплекса N 2, что подтверждается свидетельством о регистрации N А05-10062 (том 1, лист 77).

В ходе проверки административным органом установлено, что у общества отсутствует график аттестации специалистов, связанных с эксплуатацией опасных производственных объектов, по вопросам промышленной безопасности, утвержденный руководителем организации; график не направлен в территориальный орган Ростехнадзора, что является нарушением статьи 9 Закона N 116-ФЗ, пункта 19 Положения N 37 (пункт 2 оспариваемого постановления).

Кроме того, в ходе проверки управлением выявлено, что Прилипа А.В., технический директор общества, ответственный за осуществление производственного контроля по промышленной безопасности на опасных производственных объектах общества (приказ от 05.08.2010 N 386), не аттестован в области промышленной безопасности по специальным требованиям промышленной безопасности при эксплуатации опасного производственного объекта, установленных в нормативных правовых актах и нормативно-технических документах, а именно при эксплуатации дымовых и вентиляционных промышленных труб. Кроме того, Павлов В.Е. главный энергетик общества, ответственный в целом за систему газопотребления общества, не аттестован в области промышленной безопасности в связи с переводом (назначением) на другую должность и изменением должностных обязанностей (приказ о переводе от 01.03.2012 N 51.3-к), что является нарушением статьи 9 Закона N 116-ФЗ, пунктов 3, 12 Положения N 37 (пункты 4, 5 оспариваемого постановления).

Оспариваемым постановлением обществу вменяется нарушение статьи 9 Закона N 116-ФЗ, пункта 2.4.1 Правил N 9 пункта 11.60 изменений N 1 к СНиП II-35-76 «Котельные установки», а именно: на подводящем газопроводе к котельной N 1 п. Заволжский не установлен быстродействующий запорный клапан с электроприводом внутри помещения котельной (пункт 7 оспариваемого постановления).

Также административным органом в ходе проверки выявлено, что эксплуатация наружного надземного газопровода до котельной N 1 п. Заволжский, введенного в эксплуатацию в 1977 году (L=50 пм, Д=219 мм), наружного надземного газопровода котельной N 2 комплекса N 1 (L=42 пм. Д=100), введенного в эксплуатацию в 1978 году осуществляется заявителем с истекшим нормативным сроком эксплуатации (более 20 лет). Также обществом не проведено техническое диагностирование в целях определения технического состояния газопровода, газового оборудования, технических устройств и установления ресурса его дальнейшей эксплуатации на основании экспертизы промышленной безопасности, что является нарушением статьи 13 Закона N 116-ФЗ, пункта 5.1.1 Правил N 9, пункта 4.3 Положения N 67, пункта 4 Порядка N 195 (пункт 9 оспариваемого постановления). Суд первой инстанции установил отсутствие в действиях заявителя состава вмененного правонарушения по пунктам 2, 4, 5, 7, 9 оспариваемого постановления. В данной части выводы суда соответствуют имеющимся в деле доказательствам и сторонами не оспариваются.

В ходе проверки управлением выявлено, что в нарушение статьи 11 Закона N 116-ФЗ, пунктов 6, 11 Правил N 263 обществом организован и осуществляется производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности на опасных производственных объектах с нарушением требований, установленных Правительством Российской Федерации. Как указал ответчик, заявителем не проводится анализ состояния промышленной безопасности в эксплуатирующей организации; не разработаны меры, направленные на улучшение состояния промышленной безопасности и предотвращение ущерба окружающей среде; не проведена проверки соблюдения требований промышленной безопасности опасных производственных объектов (акты комплексных и целевых проверок не представлены ввиду их отсутствия) (пункт 1 оспариваемого постановления).

Статьей 11 Закона N 116-ФЗ предусмотрено, что организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана организовывать и осуществлять производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности в соответствии с требованиями, устанавливаемыми Правительством Российской Федерации. Сведения об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности представляются в письменной форме либо в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью, в федеральные органы исполнительной власти в области промышленной безопасности или их территориальные органы ежегодно до 1 апреля соответствующего календарного года. Требования к форме представления сведений об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности устанавливаются федеральным органом исполнительной власти в области промышленной безопасности.

В соответствии с пунктами «б», «в» пункта 6 Правил N 263 основными задачами производственного контроля являются: анализ состояния промышленной безопасности в эксплуатирующей организации, в том числе путем организации проведения соответствующих экспертиз; разработка мер, направленных на улучшение состояния промышленной безопасности и предотвращение ущерба окружающей среде.

Согласно подпункту «в» пункта 11 Правил N 263 работник, ответственный за осуществление производственного контроля, обязан проводить комплексные и целевые проверки состояния промышленной безопасности, выявлять опасные факторы на рабочих местах.

В материалы дела ответчиком представлены письма от 18.01.2011 N 46, от 09.12.2011 N 1000 о предоставлении управлению информация об организации производственного контроля за 2010-2011 гг. и планы проведения контрольно-профилактических мероприятия за 2011-2012 гг. (том 2, листы 8-18).

В названы планах зафиксировано проведение проверок соблюдения требований промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Между тем обществом в материалы дела не предъявлены документы, подтверждающие проведение заявителем анализа состояния промышленной безопасности в эксплуатирующей организации, разработки мер, направленных на улучшение состояния промышленной безопасности и предотвращение ущерба окружающей среде. Из указанных выше писем факт выполнения этих требований также не установить. В отзыве на жалобу общество ссылается на то, что нормами действующего законодательства не закреплена необходимость документальной фиксации проведения указанных мероприятий.

Вместе с тем в силу норм действующего законодательства обязанность по проведению указанных мероприятий возложена на заявителя, обществом не представлено в материалы дела каких-либо доказательств, свидетельствующих об исполнении заявителем требований пункта 6 Правил N 263.

Также в ходе проверки административным органом выявлено, что порядок расследования причин инцидентов и их учета на опасных производственных объектах не согласован с территориальным органом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, что является нарушением статьи 9 Закона N 116-ФЗ, пункта 32 Порядка N 480 (пункт 3 оспариваемого постановления).

Пунктом 32 Порядка N 480 предусмотрено, что расследование причин инцидентов на опасных производственных объектах и повреждения гидротехнического сооружения, их учет и анализ регламентируются соответствующими документами, утвержденными организацией, эксплуатирующей поднадзорный Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору объект, и согласованными с территориальным органом Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, осуществляющим надзор за данными объектами.

В отзыве на жалобу общество ссылается на то, что поскольку Порядок технического расследования причин аварий и инцидентов на опасных производственных объектах утвержден обществом 13.09.2010, то есть до даты вступления в силу Порядка N 480 (10.02.2012), то отсутствует необходимость его согласования с территориальным органом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору.

Данный довод заявителя судом апелляционной инстанции отклоняется, поскольку обязанность общества согласовать порядок расследования причин инцидентов на опасных производственных объектах предусмотрена пунктом 32 Порядка N 480, на который имеется ссылка в постановлении административного органа и который общество обязано в силу части 1 статьи 9 Закона N 116-ФЗ исполнять.

Кроме этого, административным органом выявлено, что обществом не обеспечен постоянный технический контроль, обслуживание средств автоматизации, блокировок и сигнализации, установленных на газопроводах и газоиспользующих установках: не производится проверка срабатывания сигнализаторов загазованности на окись углерода и метан (СТГ-1 и Seitron): с 2011 года в котельной N 1 п. Заволжский; с 2005 года в убойном цехе; с 2009 года на территории комплекса N 1 (документы, подтверждающие проверку срабатывания сигнализаторов загазованности, отсутствуют), что является нарушением статьи 9 Закона N 116-ФЗ, пунктов 5.7.1, 5.7.10 Правил N 9 (пункт 8 оспариваемого постановления).

Согласно пункту 5.7.1 указанных Правил эксплуатационная организация должна обеспечить постоянный технический контроль, обслуживание, текущий и капитальный ремонты приборов и средств автоматизации, блокировок и сигнализации, установленных на газопроводах и газоиспользующих установках, а также взрывозащищенного электрооборудования, обеспечивающего режим безопасной коммутации электроцепей во взрывоопасных зонах и помещениях.

В соответствии с пунктом 5.7.10 данных Правил проверка срабатывания устройств защиты, блокировок и сигнализации должна проводиться не реже 1 раза в месяц, если другие сроки не предусмотрены заводом-изготовителем.

В отзыве на апелляционную жалобу общество ссылается на то, что обществом проверка срабатывания сигнализаторов загазованности на окись углерода и метан (СТГ-1 и Seitron) проводится ежемесячно.

Вместе с тем каких-либо доказательств проведения указанной проверки заявителем в материалы дела не предъявлено.

Сама по себе товарная накладная от 16.11.2010 N 654 (том 2, лист 31), на которую ссылается общество, подтверждает факт приобретения заявителем оборудования, необходимого для проведения указанной выше проверки, но не подтверждает факт проведения обществом проверки срабатывания сигнализаторов загазованности на окись углерода и метан (СТГ-1 и Seitron) в указных выше объектах и в названные периоды.

Управлением также установлено, что в нарушение статьи 9 Закона N 116-ФЗ, пунктов 5.1.1, 10.39, 2.3.9, 5.3.6 Правил N 9 на предприятии не организовано техническое обслуживание, ремонт и контроль, обеспечивающие содержание опасных производственных объектов (сетей газопотребления) в исправном и безопасном состоянии: участки внутренних газопроводов в здании котельной N 2 комплекса N 1 в местах ответвлений к выведенному в 2011 году из эксплуатации газопотребляющему оборудованию (паровые котлы -6,5/13-3 ед.) не обрезаны и не заварены наглухо; наружный надземный газопровод к котельной N 2 комплекса N 1 частично покрыт ржавчиной, не имеет отличительной окраски в соответствии с ГОСТ 14202-69 (не нанесены красные концентрические кольца) (пункт 10 оспариваемого постановления).

Помимо этого, управлением в ходе проверки установлено, что обществом в нарушение положений статьи 9 Закона N 116-ФЗ, пункта 5.1.2 Правил N 9 не разработаны производственные инструкции по техническому обслуживанию: (по проведению технического обслуживания газового оборудования ГРУ племенной фермы; наружных (подземных и надземных) газопроводов; по контролю за содержанием окиси углерода и метана в помещении с газоиспользующим оборудованием), соблюдение требований, которых обеспечивает безопасное проведение работ, с учетом профиля производственного объекта, конкретных требований к эксплуатации газового оборудования (технических устройств), технологическую последовательность выполнения работ, методы и объемы проверки качества работ (пункт 6 оспариваемого постановления).

Нарушение обществом требований пункта 32 Порядка N 480, пунктов 5.1.2, 5.7.1, 5.7.10, 5.1.1, 10.39, 2.3.9, 5.3.6 Правил N 9, статей11, 9 Закона N 116-ФЗ, пункта 6 Правил N 263 подтверждается материалами дела (актом проверки от 26.11.2012 N 7.2-1305пл-А/0109-2012, протоколом об административном правонарушении от 26.11.2012 N 7.2-1305пл-Пр/0170-2012) и не оспаривается обществом.

На основании части 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В соответствии с частью 1 статьи 2.1 данного Кодекса административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что общество приняло все зависящие от него меры по соблюдению установленных законодательством норм.

Какие-либо неустранимые сомнения в виновности общества отсутствуют.

Учитывая приведенные обстоятельства, в действиях общества имеется состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ (по пунктам 1, 3, 6, 8, 10 оспариваемого постановления).

Вместе с тем суд первой инстанции, оценив характер и степень общественной опасности допущенного административного правонарушения и учитывая конкретные обстоятельства дела, правомерно посчитал возможным применить статью 2.9 КоАП РФ.

Согласно статье 2.9 Кодекса при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Вышеназванная норма является общей и может применяться к любому составу административного правонарушения, предусмотренного КоАП РФ, если судья или орган, рассматривающий конкретное дело, признает, что совершенное правонарушение является малозначительным.

Таким образом, применение статьи 2.9 КоАП РФ при рассмотрении дел об административном правонарушении является правом суда.

В силу статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

В пункте 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02 июня 2004 года N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (далее - Постановление N 10) разъяснено, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Кроме того, согласно абзацу третьему пункта 18.1 названного постановления квалификация правонарушения как малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и производится с учетом положений пункта 18 данного постановления применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния.

Согласно пункту 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных отношений.

По смыслу статьи 2.9 КоАП РФ оценка малозначительности деяния должна соотноситься с характером и степенью общественной опасности, причинением вреда либо с угрозой причинения вреда личности, обществу или государству. Таким образом, административные органы обязаны установить не только формальное сходство содеянного с признаками того или иного административного правонарушения, но и решить вопрос о социальной опасности деяния.

Возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в КоАП РФ конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого предусмотрена ответственность. Так, не может быть отказано в квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного только на том основании, что в соответствующей статье Особенной части КоАП РФ ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий.

Податель жалобы, указывая на невозможность применения в рассматриваемом случае статьи 2.9 КоАП РФ, ссылается на то, что несоблюдение обществом норм промышленной безопасности влечет за собой реальную угрозу жизненно важным интересам личности и общества.

Вместе с тем доказательств того, что действия общества создали существенную угрозу общественным отношениями в сфере промышленной безопасности и (или) повлекло причинение реального ущерба административным органом ни в суд первой инстанции, ни в суд апелляционной инстанции не предъявлено.

При этом, как установлено судом первой инстанции и не оспаривается административным органом, выявленные нарушения обществом частично устранены, что, по мнению суда апелляционной инстанции, свидетельствует об отсутствии пренебрежительного отношения заявителя к соблюдению норм публичного права.

Податель жалобы ссылается на то, что материалы дела не содержат свидетельств исключительности обстоятельств совершенного обществом правонарушения и самого случая его совершения, тогда как в соответствии с пунктом 18.1 Постановления N 10 квалификация правонарушения как малозначительного может иметь место только в исключительных случаях.

Вместе с тем исключительность в данном случае является понятием оценочным и не может соотноситься с какой-либо периодичностью ее применения.

Учитывая, что практически все выявленные ответчиком нарушения касались документального обеспечения эксплуатации объектов, а также принимая во внимание характер и степень общественной опасности рассматриваемого правонарушения, отсутствие ущерба для общества и государства, частичное устранение выявленных нарушений, отсутствие пренебрежительного отношения заявителя к соблюдению норм публичного права, суд апелляционной инстанции считает, что допущенное заявителем правонарушение не создало существенной угрозы общественным отношениям и не причинило вреда интересам граждан, общества и государства.

Таким образом, доводы управления о том, что данное правонарушение не является малозначительным и применение статьи 2.9 КоАП РФ неправомерно, не принимаются апелляционной инстанцией.

В связи с этим апелляционный суд согласен с выводом суда первой инстанции о том, что в данном случае возбуждением дела об административном правонарушении, его рассмотрением и установлением вины лица, его совершившего, достигнуты предупредительные цели административного производства, установленные частью 1 статьи 3.1 КоАП РФ. Наложение в данном случае штрафа в сумме 200 000 руб. имеет неоправданно карательный характер.

Ссылка общества на пропуск управлением срока подачи жалобы судом апелляционной инстанции отклоняется.

В соответствии с частью 5 статьи 211, частью 1 статьи 259 АПК РФ апелляционная жалоба на решение арбитражного суда по делу об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности может быть подана в течение десяти дней со дня принятия решения суда.

В силу части 2 статьи 176 АПК РФ дата изготовления решения в полном объеме считается датой принятия решения.

Согласно части 2 статьи 114 данного Кодекса процессуальный срок, исчисляемый днями, истекает в последний день установленного срока.

Частью 3 статьи 113 АПК РФ установлено, что в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни.

Таким образом, учитывая, что оспариваемое решение арбитражного суда принято 30 января 2013 года, срок апелляционного обжалования истек 13.02.2013.

В рассматриваемом случае жалоба административного органа поступила в суд первой инстанции 13.02.2013, то есть в пределах срока, установленного статьей 259 АПК РФ.

При таких обстоятельствах следует признать, что спор разрешен в соответствии с требованиями действующего законодательства. Нарушения норм процессуального права отсутствуют. Оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Поскольку в соответствии с частью 4 статьи 208 АПК РФ заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не облагаются, госпошлина в федеральный бюджет не уплачивается.

Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

п о с т а н о в и л :

решение Арбитражного суда Тверской области от 30 января 2013 года по делу N А66-15058/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу Центрального управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору - без удовлетворения.

     Председательствующий
О.А.Тарасова
Судьи
А.Ю.Докшина
О.Б.Ралько

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А66-15058/2012
14АП-1494/2013
Принявший орган: Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 15 апреля 2013

Поиск в тексте