• по
Более 44000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 января 2013 года Дело N А32-7133/2012

15АП-12513/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 16 января 2013 года. Полный текст постановления изготовлен 23 января 2013 года. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Стрекачёва А.Н. судей И.Г. Винокур, А.Н. Герасименко

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Салпагаровой А.Р.

при участии: от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Краснодарскому краю: представитель Милова Р.Р. по доверенности от 02.11.2012, представитель Богунова Л.В. по доверенности от 02.11.2012, представитель Кононенкова В.И. по доверенности от 02.22.2012, представитель Козлов А.Ю. по доверенности от 12.11.2012,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Бабарика Евгения Ивановича на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 22.08.2012 по делу N А32-7133/2012 по заявлению индивидуального предпринимателя Бабарика Евгения Ивановича (ИНН 23500709288, ОГРН 307235010000025) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Краснодарскому краю о признании ненормативного акта недействительным

принятое в составе Купреева Д.В.

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Бабарика Евгений Иванович (далее - предприниматель, заявитель) обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Краснодарскому краю (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 23.12.2011 N 13-26/73 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением суда от 22.08.2012 отказано в удовлетворении заявленных требований.

Индивидуальный предприниматель Бабарика Е.И. обжаловал решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), и просил отменить решение суда от 22.08.2012 и принять по делу новый судебный акт.

Апелляционная жалоба мотивирована тем, что предприниматель в нарушение статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) не был ознакомлен с решением о начале проведения выездной налоговой проверки. Поручения об истребовании документов у контрагентов предпринимателя налоговый орган направил в нарушение пункта 4 статьи 82, пункта 2 статьи 93.1 НК РФ вне рамок каких-либо налоговых проверок. В нарушение пункта 2 и пункта 3.1 статьи 100 НК РФ предпринимателю вручен акт выездной налоговой проверки, который не подписан всеми проверяющими лицами и без приложений. В нарушение пункта 2 статьи 101 НК РФ должностные лица налогового органа не допускали предпринимателя к ознакомлению с материалами выездной налоговой проверки и только при направлении письменных запросов разрешали знакомиться с документами. В ходе рассмотрения материалов выездной налоговой проверки в нарушение пункта 5 статьи 101 НК РФ заместитель начальника инспекции нарушила процедуру рассмотрения материалов налоговой проверки. Доказательства, положенные в основу вынесения оспариваемого решения инспекции, получены налоговым органом с нарушением статьи 90 НК РФ.

Представители сторон в судебном заседании поддержали правовые позиции по спору.

Законность и обоснованность принятого судебного акта проверяется Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном главой 34 АПК РФ.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей участвующего в деле лица, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, в период с 29.12.2010 по 19.08.2011 налоговым органом на основании решения от 29.12.2010 N 7 проведена выездная налоговая проверка предпринимателя по вопросам соблюдения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, правильности исчисления и своевременности уплаты всех налогов и сборов за период с 10.04.2007 по 30.11.2010.

По результатам выездной налоговой проверки инспекцией составлен акт от 17.10.2011 N 13-26/179, на основании которого 23.12.2011 налоговым органом принято решение о привлечении предпринимателя к ответственности за совершение налогового правонарушения N 13-26/73.

Указанным решением предпринимателю доначислены к уплате в бюджет:

- налоги в общей сумме 8 555 174,72 рубля, в том числе:

3 235 775,72 рубля НДС за 2009 год; 309 660 рублей НДФЛ за 2007 год (предприниматель);

4 259 629 рублей НДФЛ за 2009 год (предприниматель); 8 775 рублей НДФЛ за 2007 год (налоговый агент); 56 335 рублей ЕСН за 2007 год (предприниматель); 676 810 рублей ЕСН за 2009 год (предприниматель);

3 510 рублей ЕСН за 2007 год (по выплатам работникам);

4 680 рублей ЕСН за 2008 год (по выплатам работникам);

- пени за несвоевременное перечисление налогов в общей сумме 1 639 072,22 рубля, в том числе:

806 615,51 рубля по НДС;

720 624,37 рубля по НДФЛ (предприниматель);

2 854,73 рубля НДФЛ (налоговый агент);

295,69 рубля ЕСН (по выплатам работникам);

108 681,92 рубля ЕСН (предприниматель).

Кроме того, решением инспекции от 23.12.2011 N 13-26/73 предприниматель привлечен к налоговой ответственности:

- по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафов в размере:

647 155,14 рубля - за неполную уплату НДС за 2 квартал 2009 года; 851 925,80 рубля - за неполную уплату НДФЛ за 2009 год (предприниматель); 135 362 рубля - за неполную уплату ЕСН за 2009 год (предприниматель); 936 рублей - за неполную уплату ЕСН за 2009 год (по выплатам работникам);

- по статье 119 НК РФ в виде штрафа в размере 1000 рублей за непредставление в налоговый орган налоговой декларации по ЕНВД за квартал 2010 года;

- по пункту 1 статьи 126 НК РФ в виде штрафа в размере 5 400 рублей за непредставление в установленный срок в налоговые органы документов и сведений.

Не согласившись с решением налоговой инспекции, предприниматель обратился в Управление Федеральной налоговой службы по Краснодарскому краю с апелляционной жалобой. Управление решением от 10.02.2012 N 20-13-127 оставило апелляционную жалобу предпринимателя без удовлетворения и утвердило решение налоговой инспекции.

Предприниматель, не согласившись с решением инспекции от 23.12.2011 N 13-26/73 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Рассматривая доводы предпринимателя о нарушении налоговым органом процедуры привлечения к налоговой ответственности, суд первой инстанции правомерно руководствовался следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 89 НК РФ выездная налоговая проверка проводится на территории (в помещении) налогоплательщика на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа.

Согласно пункту 2 статьи 89 НК РФ решение о проведении выездной налоговой проверки выносит налоговый орган по месту нахождения организации или по месту жительства физического лица, если иное не предусмотрено настоящим пунктом.

В заявлении в суд предприниматель указывает, что выездная налоговая в отношении него проводилась на основании решения начальника ИФНС России по Староминскому району Сомко Н.Н. от 29.12.2010 N 7, с которым предприниматель ознакомлен не был. Указанные обстоятельства, согласно правовой позиции заявителя, свидетельствуют о незаконности оспариваемого в рамках настоящего дела решения о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения от 23.12.2011 N 13-26/73.

Суд первой инстанции правомерно признал позицию предпринимателя ошибочной.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что из представленных в материалы дела документов следует, что установив место нахождения предпринимателя, сотрудники инспекции предприняли попытку вручить заявителю копию решения лично, однако предприниматель от получения решения отказался, что зафиксировано в протоколе осмотра от 30.12.2010 N 026908, составленном с участием понятых.

В оспариваемом решении суда первой инстанции зафиксировано, что в судебном заседании предприниматель попытку вручения копии решения о проведении выездной налоговой проверки не отрицал, однако ссылался на невозможность ознакомления с указанным решением налогового органа ввиду болезни.

С учетом изложенного, суд первой инстанции признал указанный довод предпринимателя необоснованным, поскольку решение о проведении выездной налоговой проверки носит информативных характер и не требует от проверяемого лица особых познаний в области налогового законодательства. В связи с чем прием медицинских препаратов не является основанием для отказа от получения решения инспекции о проведении выездной налоговой проверки и ознакомления с его содержанием.

Кроме того, материалами дела подтверждается, что решение о проведении выездной налоговой проверки от 29.12.2010 N 7 направлялось предпринимателю почтой. Письмом почтового органа от 23.03.2011 N 25.21.04-08-19 подтверждается, что заказное письмо, в котором находилась копия решения налоговой инспекции о проведении выездной налоговой проверки, вручено предпринимателю лично 04.01.2011.

Довод заявителя о том, что в протоколе осмотра от 30.12.2010 N 026908, составленном сотрудниками инспекции при попытке вручения заявителю решения о проведении выездной налоговой проверки, имеются ссылки на Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, правомерно отклонен судом первой инстанции, как не свидетельствующий о незаконности выездной проверки.

Имеющиеся в протоколе ссылки на Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях прав заявителя не нарушают.

В обоснование своей правовой позиции предприниматель указывает, что налоговым органом вне рамок выездной налоговой проверки направлялось поручение об истребовании документов не по конкретной сделке, а за период с 01.01.2009 по 31.12.2009.

Пунктом 1 статьи 93.1 НК РФ установлено, что должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), эти документы (информацию).

Истребование документов (информации), касающихся деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), может проводиться также при рассмотрении материалов налоговой проверки на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа при назначении дополнительных мероприятий налогового контроля.

Пунктом 9.1 статьи 88 НК РФ установлено, что документы (сведения), полученные налоговым органом в рамках прекращенной камеральной налоговой проверки, могут быть использованы при проведении мероприятий налогового контроля в отношении налогоплательщика.

Судом первой инстанции верно установлено, что поручение об истребовании документов от 23.12.2010 N 403 в отношении контрагента заявителя Баранова И.А. направлялось в рамках прекращенной камеральной налоговой проверки налоговой декларации предпринимателя Бабарика Е.И.

Кроме того, налоговым органом в рамках дополнительных мероприятий налогового контроля направлялось поручение об истребовании документов в отношении Баранова И.А. от 23.11.2011 N 2486.

Сведения, полученные в рамках дополнительных мероприятий налогового контроля, идентичны сведениям, полученным налоговым органом в рамках прекращенной налоговой проверки.

В связи с чем, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что направление инспекцией вне рамок выездной налоговой проверки поручения об истребовании документов прав заявителя не нарушает.

В заявлении в суд предприниматель указывает, что акт выездной налоговой проверки подписан не всеми проверяющими (отсутствует подпись старшего оперуполномоченного МОРО по НП ОРЧ по линии НП N 7 Шерматова Н.Н.).

Пунктом 1 статьи 100 НК РФ установлено, что по результатам выездной налоговой проверки в течение двух месяцев со дня составления справки о проведенной выездной налоговой проверке уполномоченными должностными лицами налоговых органов должен быть составлен в установленной форме акт налоговой проверки.

В случае выявления нарушений законодательства о налогах и сборах в ходе проведения выездной налоговой проверки должностными лицами налогового органа, проводящими указанную проверку, должен быть составлен акт налоговой проверки по установленной форме в течение 10 дней после окончания выездной налоговой проверки.

Согласно пункту 2 статьи 100 НК РФ акт налоговой проверки подписывается лицами, проводившими соответствующую проверку, и лицом, в отношении которого проводилась эта проверка (его представителем). При проведении налоговой проверки консолидированной группы налогоплательщиков акт налоговой проверки подписывается лицами, проводившими соответствующую проверку, и ответственным участником этой группы (его представителем).

Налоговым органом в материалы дела представлена копия выписки из приказа ГУВД по Краснодарскому краю от 19.09.2011 N 2148 л/с об увольнении майора полиции Шерматова Н.Н. ввиду достижения предельного возраста.

Вместе с тем заявителем в материалы дела не представлено доказательств того, что неподписание акта сотрудником правоохранительных органов повлияло на законность и обоснованность вынесенного налоговым органом решения.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что основания для признания недействительным оспариваемого решения налоговой инспекции в соответствии с данной нормой отсутствуют.

В заявлении в суд предприниматель указывает, что акт выездной налоговой проверки от 17.10.2011 N 13-26/179 вручен заявителю без приложений, подтверждающих факты нарушений законодательства о налогах и сборах, что, согласно доводам заявителя, не позволило предпринимателю использовать свое право представить пояснения в части выявленных нарушений.

Пунктом 3.1 статьи 100 НК РФ установлено, что к акту налоговой проверки прилагаются документы, подтверждающие факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки. При этом документы, полученные от лица, в отношении которого проводилась проверка, к акту проверки не прилагаются. Документы, содержащие не подлежащие разглашению налоговым органом сведения, составляющие банковскую, налоговую или иную охраняемую законом тайну третьих лиц, а также персональные данные физических лиц, прилагаются в виде заверенных налоговым органом выписок.

В свою очередь подпунктом 7 пункта 1 статьи 21 НК РФ установлено, что налогоплательщики имеют право представлять налоговым органам и их должностным лицам пояснения по исчислению и уплате налогов, а также по актам проведенных налоговых проверок.

Из материалов дела следует, что акт выездной налоговой проверки получен предпринимателем лично 19.10.2011 (т. 3 л.д. 90-127). В акте проверки подробно описаны выявленные налоговым органом правонарушения.

Акт выездной налоговой проверки, материалы контрольных мероприятий, материалы дополнительных мероприятий налогового контроля и иные материалы налоговой проверки, письменные возражения предпринимателя, документы, подтверждающие их обоснованность, рассмотрены с участием предпринимателя, что подтверждается протоколом рассмотрения материалов выездной налоговой проверки N 733 от 23.12.2011 (т. 3 л.д. 56-57) и не отрицается налогоплательщиком.

Таким образом, заявитель не был лишен возможности представить необходимые пояснения по отраженным в акте проверки правонарушениям и документам в рамках процедуры рассмотрения материалов проверки, а также ознакомления с материалами проверки с целью подготовки мотивированных возражений.

При этом, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что налогоплательщик обращался в налоговый орган с требованием о предоставлении копий документов, подтверждающих факты нарушений, выявленных в ходе выездной налоговой проверки, а также того, что налоговый орган препятствовал ознакомлению с материалами проверки или скрывал их от налогоплательщика.

Кроме этого, документы, полученные в ходе налоговой проверки, представлены в материалы дела инспекцией при рассмотрении дела судом первой инстанции. Предприниматель был вправе воспользоваться процессуальными правами, предусмотренными статьей 41 АПК РФ, и при необходимости в порядке статьи 49 АПК РФ дополнить или уточнить основания недействительности оспариваемого акта налогового органа, что сделано не было.

Предприниматель не указал, какие именно сведения, полученные инспекцией в ходе проведения выездной налоговой проверки, налогоплательщик не имел возможности изучить и документально подтвердить либо опровергнуть.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что довод апелляционной жалобы о нарушении налоговым органом в ходе проведения выездной налоговой проверки пункта 3.1 статьи 100 НК РФ, опровергается материалами дела и заявлен формально.

Довод заявителя о том, что должностные лица налогового органа препятствовали ознакомлению предпринимателя и его представителя с материалами выездной налоговой проверки суд первой инстанции правомерно признал необоснованным ввиду следующего.

Согласно пункту 2 статьи 101 НК РФ в редакции, действовавшей до 21.12.2011, руководитель (заместитель руководителя) налогового органа извещает о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки лицо, в отношении которого проводилась эта проверка.

Лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка, вправе участвовать в процессе рассмотрения материалов указанной проверки лично и (или) через своего представителя. Лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка, вправе до вынесения предусмотренного пунктом 7 настоящей статьи решения знакомиться со всеми материалами дела, включая материалы дополнительных мероприятий налогового контроля.

Вместе с тем в протоколе рассмотрения возражений и материалов выездной налоговой проверки от 14.11.2011 N 649 и перечне документов, предоставленных для ознакомления от 25.10.2011, указано, что все необходимые документы предоставлялись предпринимателю для ознакомления, о чем свидетельствуют в том числе подписи предпринимателя и представителя по доверенности Бардина Ю.И.

В заявлении в суд предприниматель указывает, что в ходе рассмотрения материалов выездной налоговой проверки должностными лицами налогового органа нарушена процедура рассмотрения материалов проверки, поскольку не установлен факт нарушения законодательства о налогах и сборах, наличие в действиях предпринимателя составов выявленных налоговых правонарушений и оснований для привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения, а также не предприняты меры для выявления обстоятельств, исключающих вину налогоплательщика.

Вместе с тем суд первой инстанции верно указал, что данный довод заявителя является несостоятельным, поскольку решение налогового органа содержит все необходимые данные о выявленных нарушениях, проведенных в рамках выездной налоговой проверки мероприятиях, а также расчет сумм доначисленных налогов, пени и штрафа.

Довод заявителя о неправомерном доначислении сумм налогов, пени и штрафа за 2007 год ввиду истечения срока давности суд первой инстанции правомерно признал необоснованным, поскольку пунктом 4 статьи 89 НК РФ установлено, что в рамках выездной налоговой проверки может быть проверен период, не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Материалами дела подтверждается, что решение о проведении выездной налоговой проверки датировано 29.12.2010, следовательно, период проверки налоговым органом не превышен. Кроме того, из текста оспариваемого решения налогового органа следует, что за допущенные в 2007 году налоговые правонарушения предприниматель к ответственности не привлекался.

Статьей 101 НК РФ определено, что рассмотрение акта проверки и других материалов налоговой проверки, в ходе которой выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленных проверяемым лицом письменных возражений по указанному акту, завершается вынесением решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения либо об отказе в привлечении к ответственности.

В соответствии с пунктом 14 статьи 101 НК РФ несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных Кодексом, может служить основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом.

Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

К таким существенным условиям относятся обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

Таким образом, участие лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка, в рассмотрении имеющихся у налогового органа материалов, должно быть обеспечено на всех стадиях осуществления налогового контроля.

В ходе судебного разбирательства по настоящему делу судами первой и апелляционной инстанций установлено, что налоговой инспекцией обеспечено присутствие представителя предпринимателя на всех стадиях рассмотрения материалов налоговой проверки, включая рассмотрение материалов, полученных в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля.

Поскольку заявитель реализовал право на участие в рассмотрении материалов налоговой проверки, нарушения процедуры рассмотрения материалов проверки не установлены, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что отсутствуют основания для признания нарушенными права и законные интересы предпринимателя, влекущих безусловную отмену принятого инспекцией решения согласно пункту 14 статьи 101 НК РФ.

Из оспариваемого решения инспекции видно, что основанием для доначисления предпринимателю 309 660 рублей НДФЛ (предприниматель) за 2007 год, 53 125 рублей НДФЛ (предприниматель) за 2009 год, 56 335 рублей ЕСН (предприниматель) за 2007 год, 2 136 рублей ЕСН (предприниматель) за 2009 год и соответствующих сумм пени, штрафных санкций послужил вывод налогового органа об отсутствии факта документального подтверждения предпринимателем понесенных расходов за 2007 и за 2009 год по оказанным ему предпринимателями услугам по перевозке зерна.

В обоснование своей правовой позиции налоговый орган указывает, что Книги учета доходов и расходов за 2007, 2009 годы согласно требованиям о предоставлении документов в ходе проведения выездной налоговой проверки не представлены, поэтому установить сумму фактически полученного налогоплательщиком дохода за указанные периоды, подлежащего налогообложению налогом на доходы физически лиц и единым социальным налогом, инспекции не представилось возможным.

Из оспариваемого решения инспекции следует, что доход предпринимателя за 2007 год принят инспекцией в сумме, заявленной в декларации 3-НДФЛ и декларации по ЕСН - 49 298 140,11 руб., за исключением НДС в сумме 3 687 027,56 руб., т.е. сумма дохода - 45 611 112,55 руб. Заявленные предпринимателем профессиональные вычеты приняты в части документально подтвержденной суммы - 43 056 296,72 руб.

Доход предпринимателя за 2009 год принят инспекцией в сумме, заявленной в декларации 3-НДФЛ и декларации по ЕСН - 54 024 663 руб., за исключением НДС в сумме 4 911 333 руб., т.е. сумма дохода - 49 113 330 руб. Заявленные предпринимателем профессиональные вычеты приняты в части документально подтвержденной суммы - 16 271 493 руб.

Основанием для доначисления заявителю указанных выше сумм НДФЛ и ЕСН, а также соответствующих пени, штрафа, послужило непредставление документов, подтверждающих расходы, произведенные предпринимателем в указанные периоды.

Согласно статье 210 НК РФ при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды. Налоговая база определяется как денежное выражение доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218 - 221 Кодекса.

В соответствии со статьей 221 НК РФ при исчислении налоговой базы по НДФЛ право на получение профессиональных налоговых вычетов имеют налогоплательщики, указанные в пункте 1 статьи 227 Кодекса, в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, -непосредственно связанных с извлечением доходов. Состав расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 236 НК РФ в редакции, действовавшей до 01.01.2010, объектом обложения ЕСН для налогоплательщиков - индивидуальных предпринимателей признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

Налоговая база определяется как сумма доходов, полученных за налоговый период от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением. При этом состав расходов, принимаемых к вычету, определяется в порядке, аналогичном порядку определения состава затрат, установленных для плательщиков налога на прибыль.

Согласно статье 252 НК РФ расходы - обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком; обоснованные расходы - экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме; документально подтвержденные расходы - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, при рассмотрении вопроса о возможности принятия расходов в целях исчисления НДФЛ и ЕСН необходимо исходить из реальности расходов, произведенных при приобретении товаров (работ, услуг), а также их документального подтверждения.

Согласно пункту 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, представленной в альбомах унифицированных форм первичной документации, а документы, форма которых не определена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа, дату составления документа, наименование организации, от имени которой составлен документ, содержание хозяйственной операции, измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении, наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, личные подписи указанных лиц.

В соответствии с правовой позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 1 постановления от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Следовательно, суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Кодекса, а оценивает все доказательства по делу, как в отдельности, так и в совокупности и во взаимосвязи в целях исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Постановлениями Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2008 N 7588/08, от 27.07.2010 N 505/10 и от 31.05.2011 N 17649/10, сформирована правовая позиция, согласно которой налогоплательщик вправе уменьшить полученные доходы на сумму произведенных расходов, при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции.

Таким образом, при решении вопроса о возможности принятия расходов в целях исчисления НДФЛ и ЕСН необходимо исходить из реальности этих расходов, произведенных для приобретения товаров (работ, услуг), а также их документального подтверждения.

Из материалов дела следует, что основным видом деятельности от которого предпринимателем получен доход является оптовая торговля зерном.

Судом первой инстанции установлено, что в подтверждение произведенных в 2007 году расходов на сумме 2 554 700 рублей предпринимателем представлены договоры перевозки, заключенные с индивидуальными предпринимателями Цыгикало Н.Д., Иванским В.А., Помилуйко А.А., Петренко Р.Д., Лукиным И.В., Носовым А.Л., Мороз Н.М., Молько Н.А., акты на выполнение работ-услуг, квитанции к приходному кассовому ордеру.

В подтверждение расходов за 2009 год предпринимателем в материалы дела представлен договор перевозки с ИП Носовым А.Л. от 01.04.09, акты на выполнение работ от 20.07.09 N 16, от 15.06.09 N 16, от 22.04.09 N 16, выписки по расчетному счету предпринимателя о перечислении денежных средств за услуги по перевозке зерна, товарно-транспортные накладные (зерно) формы СП-31 и товарные накладные формы Торг-12, подтверждающие передачу зерна ООО «Бунге СНГ» и ОАО «Ейский портовый элеватор», ООО «Гранд Зерно».

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ затратами предпринимателя являются денежные средства уплаченные предпринимателям, оказавших ему услуги по перевозке зерна. Данные затраты имеют документальное оформление в виде квитанций к приходно-кассовым ордерам и платежных поручений. С учетом этого, суд считает затраты общества документально подтвержденными.

Доводы инспекции, поддержанные судом первой инстанции, о том, что квитанции к приходным кассовым ордерам не могут подтверждать расходы предпринимателя, поскольку не представлены чеки ККМ, судом апелляционной инстанции признается ошибочным ввиду следующего.

В соответствии с частью 2 статьи 861 Гражданского кодекса Российской Федерации расчеты между юридическими лицами, а также расчеты с участием граждан, связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, производятся в безналичном порядке. Расчеты между этими лицами могут производиться также наличными деньгами, если иное не установлено законом.

Пунктом 13 Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденного решением от 22.09.93 N 40 Совета директоров Банка России, установлено, что прием наличных денег кассами предприятий производится по приходным кассовым ордерам, подписанным главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным письменным распоряжением руководителя предприятия. О приеме денег выдается квитанция к приходному кассовому ордеру.

В соответствии с пунктом 10 Порядка выполнение хозяйственных операций, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, должно подтверждаться первичными учетными документами. При оформлении любой хозяйственной операции по приобретению товара к накладной на отпуск товара или другому документу, в котором фиксируется отпуск товаров, как-то: товарному чеку, счету - фактуре, договору, торгово - закупочному акту, - должен прилагаться документ, подтверждающий факт оплаты товара, а именно: кассовый чек или квитанция к приходному кассовому ордеру, или платежное поручение с отметкой банка об исполнении, или документ строгой отчетности, свидетельствующий о фактически произведенных расходах.

В соответствии с Постановлением Госкомстата РФ N 88 от 18.08.1998 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации", утвердившим в том числе Указания по применению и заполнению форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, приходный кассовый ордер ((форма N КО-1)) применяется для оформления поступления наличных денег в кассу организации как в условиях методов ручной обработки данных, так и при обработке информации с применением средств вычислительной техники.

Таким образом, подтверждением оплаты наличными денежными средствами помимо кассового чека, служит бланк строгой отчетности - квитанция к приходно-кассовому ордеру (форма N КО-1). Приводя рассматриваемый довод, инспекция не устанавливала, находятся ли предприниматели, оказавшие заявителю транспортные услуги на уплате ЕНВД, либо УСНО, тогда как такие налогоплательщики в соответствии Федеральным Законом от 22.05.03 N 54 «О применении контрольно-кассовой технике при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» не обязаны применять ККМ и вправе в подтверждение факта оплаты представить любой предусмотренным законом документ. Приводя довод о непредставлении предпринимателем чека ККМ, инспекция необоснованно не приняла во внимание положения ст. 346.26 НК РФ, согласно которым организации и предприниматели, оказывающие автотранспортные услуги по перевозке пассажиров и грузов, имеющие на праве собственности или ином праве (пользования, владения и (или) распоряжения) не более 20 транспортных средств, предназначенных для оказания таких услуг, обязаны находиться на уплате ЕНВД.

В материалах дела отсутствуют доказательства подтверждающие выставление поставщиками транспортных услуг предпринимателю счетов-фактур, а также доказательства предъявления предпринимателем к вычету НДС по транспортным услугам.

Анализ содержания квитанций к приходным кассовым ордерам и банковских выписок показывает, что транспортные услуги предъявлялись предпринимателю к оплате без НДС, соответственно платеж в пользу поставщиков транспортных услуг был осуществлен предпринимателем также без НДС. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что оказавшие заявителю транспортные услуги предприниматели находились на специальном налоговом режиме, а, следовательно, не обязаны были применять ККМ.

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции о том, что затраты предпринимателя должны подтверждаться чеком ККМ и не могут быть подтверждены квитанцией к приходному кассовому ордеру, апелляционной инстанцией признаются ошибочными.

Доводы суда первой инстанции о том, что представленные предпринимателем в подтверждение произведенных расходов документы абсолютно идентичны и имеют пороки оформления, поскольку договора, акты и квитанции к приходно-кассовому ордерам не содержат печатей контрагентов предпринимателя, а потому не могут подтверждать затраты заявителя на транспортировку, апелляционной инстанцией во внимание не принимаются, поскольку форма первичной учетной документации по учету кассовых операций, приходный кассовый ордер, является типовой, утверждена нормативным актом и не может быть изменена кем бы то ни было, а имеющиеся недочеты порядка оформления являются незначительными и не опровергают реальность хозяйственной операции.

Инспекция не пояснила, почему предприниматель, являющийся субъектом малого предпринимательства и не имеющий в штате юриста, не вправе использовать типовые формы договоров и актов.

Применение организациями и предпринимателями типовых форм договоров (сборники которых находятся в свободной продаже), широко распространено в хозяйственной обороте и не может свидетельствовать о недобросовестности предпринимателя, либо иным каким-либо образом негативно влиять на его права и налоговые обязанности.

Высказанные инспекцией претензии к порядку оформления первичных документов являются несущественными и не влияют на обоснованность произведенных предпринимателем затрат.

Инспекцией ставится по сомнение основание платежа, тогда как основания платежей нашли подтверждение в материалах дела - транспортные услуги оказаны в рамках основной производственной деятельности предпринимателя и подтверждены документами. При этом каких-либо претензий к качеству и объему оказанных предпринимателями транспортных услуг заявителем не заявлено.

Анализ оказанных предпринимателю услуг свидетельствует о том, что спорные расходы имеют производственную направленность (связаны с оптовой торговлей зерна от которой предпринимателем получен доход) и использованы предпринимателем в полном объеме при осуществлении уставной деятельности с получением предпринимательского дохода и уплатой НДФЛ и ЕСН.

Доводы суда первой инстанции о том, что затраты предпринимателя на перевозку зерна не являются реальными, поскольку предприниматель не представил документальных подтверждений приобретения зерна и его оприходования покупателем, судом апелляционной инстанции признаются ошибочными ввиду следующего.

Налоговым кодексом Российской Федерации не предусмотрена обязанность налогоплательщика представления налоговому органу в ходе проверки документов, подтверждающих оприходование приобретенного у него товара, покупателем. Данные доказательства, в случае необходимости, истребуются самим налоговым в рамках встречной проверки у контрагентов проверяемого налогоплательщика в порядке статьи 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации.

Как было указано апелляционным судом выше и установлено проверкой, основным видом деятельности предпринимателя в проверяемый период являлась оптовая торговля зерном. По данному виду деятельности предпринимателем в налоговой декларации по НДФЛ за 2007 год заявлен доход в сумме 45 611 112 руб. 55 коп., за 2009 год - в сумме 49 113 330 руб.

Указанные предпринимателем в налоговых декларациях по НДФЛ за 2007 и 2009 года суммы дохода от оптовой торговли зерном приняты инспекцией без каких-либо корректировок.

Из материалов проверки и оспариваемого решения налогового органа также следует, что за 2007 год и 2009 года инспекцией в составе профессиональных налоговых вычетов предпринимателя учтены как фактически произведенные и документально подтвержденные затраты по приобретению зерна, соответственно, в сумме 43 056 296 руб. 72 коп. и в сумме 16 271 493 руб. Указанные обстоятельства опровергает вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств приобретения предпринимателем зерна и его последующей реализации.

Фактически инспекцией в ходе выездной налоговой проверки применен формальный подход при исследовании вопроса о правильности исчисления предпринимателем НДФЛ и ЕСН в части, приходящейся на услуги по перевозке зерна, тогда как исходя из принципа соразмерности, необходимо было применить материальный подход, принимая во внимание конкретные факты хозяйственной деятельности предпринимателя и их результат, что инспекцией сделано не было. В связи с этим, инспекция не смогла пояснить суду апелляционной инстанции каким образом предприниматель, основным видом деятельности которого является оптовая торговля зерном, в своей деятельности может обходиться без транспортных услуг по перевозке отраженного в налоговой декларации более чем значительного объема зерна.

Суд апелляционной инстанции считает, что инспекция, коль скоро имела претензии к составу и порядку оформления первичных документов по услугам перевозки, применяя материальный подход к оценке конкретных фактов хозяйственной деятельности предпринимателя, должна была в этом случае обратиться к статье 252 НК РФ в которой в том числе указано, что под документально подтвержденными расходами понимаются в том числе и затраты, подтвержденные документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы. В этой же статье указан примерный перечень таких косвенных документов, как то: таможенная декларация, приказ о командировке, проездные документы, отчеты о выполненной работе в соответствии с договором.

То что, при разрешении спорных ситуаций в сфере отнесения произведенных налогоплательщиком расходов в состав затрат необходимо применять материальный подход, отражено, в практикоформирующем постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.11.98 г. N 512/98.

По рассматриваемому делу в качестве подтверждения расходов, связанных с приобретением горюче-смазочных материалов, индивидуальным предпринимателем были представлены только товарно-транспортные накладные (чеки ККМ не представлены), в качестве доказательств расходов связанных с ремонтом двигателя - только квитанция к приходно-кассовому ордеру.

Судом названные документы не были приняты в качестве доказательств, подтверждающих расходы индивидуального предпринимателя, по причине ненадлежащего их оформления и отсутствия доказательств оплаты за ГСМ - кассовых чеков.

Отменяя решение суда и постановление кассационной инстанции и направляя дело на новое рассмотрение, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал, что на квитанциях и накладной, оформленных на типовых бланках, а также на справке имеются печати организаций-продавцов, позволяющие их идентифицировать, и штампы "оплачено" с указанием даты.

Отсутствие же в представленных документах наименований должностных лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции, расшифровок их личных подписей свидетельствует о нарушении этими лицами ведомственных актов, но не опровергает наличия у предпринимателя расходов по эксплуатации автомобиля, без которых невозможно осуществление предпринимательской деятельности (перевозки).

Отсутствие кассовых чеков в данной спорной ситуации также не препятствует определению расходов индивидуального предпринимателя, связанных с приобретением им горюче-смазочных материалов по установленным нормам расхода топлива.

По настоящему делу, представленные к проверке первичные документы, подтверждающие оказание услуг по перевозке позволяют идентифицировать контрагентов предпринимателя, определить услугу и ее стоимость, факт оказания и оплаты, в том числе по безналичному расчету, соотнести с основной деятельностью предпринимателя от которой получен доход.

Эти же обстоятельства свидетельствуют о том, что оказанные предпринимателю транспортные услуги реальны, характерны для его хозяйственной деятельности и прийти к выводу о том, что представленные предпринимателем расходные документы являются достоверными, взаимоувязанными и непротиворечивыми, а следовательно подлежат включению в состав профессиональных налоговых вычетов.

Суд считает, что инспекция в ходе проверки не добыла достоверных доказательств и, соответственно, не доказала свой вывод о том, что спорные услуги не были оказаны предпринимателю и не подтверждены документально.

С учетом изложенного судом апелляционной инстанции признается ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что непредставление ТТН свидетельствует о нереальности перевозки зерна и невозможности отнесения затрат по перевозке в состав профессиональных налоговых вычетов. Не может влиять на право предпринимателя на отнесение спорных расходов в состав профессиональных налоговых вычетов и непредставление предпринимателем к проверке, ввиду утраты, книги учета доходов и расходов, поскольку такое основание отказа, при наличии первичных бухгалтерских документов и указании их в налоговой декларации по НДФЛ, не указано в НК РФ.

В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.06 N53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

При этом вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений. В силу части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемых ненормативных актов, возложена на орган, принявший решение. Вывод о недобросовестности налогоплательщика должен быть основан на объективной информации, бесспорно подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной хозяйственной цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Инспекция не обращалась в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в арбитражный суд с заявлением о фальсификации представленных предпринимателем доказательств приобретения услуг и отнесения расходов в состав затрат. Налоговым органом не представлено доказательств, подтверждающих, что фактически перевозка не осуществлялась, либо осуществлена по иной стоимости.

Таким образом, следует признать, что в целях налогообложения предприниматель в налоговой декларации по НДФЛ в части услуг по перевозке зерна учел реальные хозяйственные операции, соответствующие их действительному экономическому смыслу, и выполнил все предусмотренные Кодексом условия для отнесения этих расходов в состав профессиональных налоговых вычетов.

Доказательств, свидетельствующих о том, что зерно не было приобретено (реализовано), а следовательно и не могли быть перевезено, а также о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды, инспекцией не представлено и судом апелляционной инстанции не выявлено. Наоборот, в ходе проверки инспекцией были установлены факты закупки и реализации предпринимателем значительного количества зерна, которые были учтены инспекцией при налогообложении предпринимателя.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том═ что инспекция не представила надлежащих доказательств недобросовестности предпринимателя, совершения предпринимателем и его контрагентами по перевозке зерна согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для уменьшения налогооблагаемого дохода, а также о том, что между заявителем и его контрагентами по перевозке не имели место быть реальные хозяйственные операции.

При таких обстоятельствах апелляционная инстанция считает, что начисление заявителю НДФЛ и ЕСН, пеней и штрафов по рассматриваемому эпизоду, связанному с перевозкой пшеницы в 2007, 2009 годах, не является обоснованными.

Вывод суда первой инстанции о том, что представленные предпринимателем в материалы дела первичные бухгалтерские документы, подтверждающие расходы, надлежит расценивать критически в виду их непредставления инспекции в ходе налоговой проверки, судом апелляционной инстанции признается ошибочным, поскольку результатом судебного рассмотрения спора является установление фактической налоговой обязанности налогоплательщика, что предусматривает учет представленных непосредственно в суд первичных документов.

Конституционный Суд РФ в постановлениях от 06.06.95 г. N 7-П и от 13.06.96 г. N 14-П, отметил, что в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу его фактические обстоятельства, а ограничиваются только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 (часть 1) Конституции РФ, оказывается существенно ущемленным.

Аналогичная позиция отражена в пункте 29 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации", в котором прямо указано на то, что суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в обоснование своих возражений по акту выездной налоговой проверки, независимо от того, представлялись ли эти документы налогоплательщиком налоговому органу в сроки, определенные пунктом 5 статьи 100 НК РФ.

Правомерность исследования и оценки судом представленных налогоплательщиком документов, которые не были представлены налоговому органу в ходе проверки, согласуется с положениями статей 65 - 71 АПК РФ, соответствует принципу материальной истины, закрепленному в части 1 статьи 71 АПК РФ и согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 12.07.2006 N 267-О.

В соответствии с пунктом 2 статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обязательны для арбитражных судов в Российской Федерации.

Таким образом, исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, суд обязан исследовать и оценить те документы, которые представлены налогоплательщиком в обоснование своих требований. Иное явилось бы нарушением прав налогоплательщика, предусмотренным как Налоговым кодексом Российской Федерации, так и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Доводы налоговой инспекции о невозможности принятия во внимание представленных предпринимателем в суд первичных документов являются несостоятельными, поскольку противоречат позиции Конституционного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Из оспариваемого решения налогового органа следует, что предпринимателю доначислено к уплате в бюджет 3 235 775,72 рубля НДС за 2009 год, 4 206 504 рубля НДФЛ за 2009 год (предприниматель), 674 674 рублей ЕСН за 2009 год (предприниматель), а также соответствующие суммы пени и штрафа по финансово-хозяйственным операциям с предпринимателем Барановым И.А.

В силу положений статьи 143 НК РФ предприниматель является плательщиком НДС.

Пунктом 1 статьи 171 НК РФ установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные статьей 171 Кодекса налоговые вычеты.

В соответствии с пунктом 2 статьи 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления.

Исходя из статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов, в случаях, названных в пунктах 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат, если иное не установлено статьей 171 Кодекса, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику, после принятия на учет приобретенных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Следовательно, для применения налоговых вычетов по НДС необходимо соблюдение следующих условий: наличие счета-фактуры и принятие товаров на учет. При этом приведенные выше нормы предполагают возможность применения налогового вычета только при наличии реального осуществления хозяйственных операций.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном налоговым законодательством.

По смыслу главы 21 НК РФ документы, представляемые налогоплательщиком в инспекцию, должны быть достоверными, непротиворечивыми, содержащиеся в них сведения должны подтверждать реальность хозяйственной операции и иные обстоятельства, с которыми Кодекс связывает право налогоплательщика на налоговые вычеты.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 Кодекса, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В пунктах 1, 4 и 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» разъяснено, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В определении от 16.11.2006 N 467-О Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что арбитражные суды не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (оплата покупателем товаров (работ, услуг), фактические отношения продавца и покупателя, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги)).

Исследовав материалы дела, судом первой инстанции установлено, что основанием для доначислению предпринимателю к уплате в бюджет 3 235 775,72 рубля НДС за 2009 год, 4 206 504 рубля НДФЛ за 2009 год (предприниматель), 674 674 рублей ЕСН за 2009 год (предприниматель), соответствующих сумм пени и штрафа послужил вывод налогового органа об отсутствии у предпринимателя реальных финансово-хозяйственных взаимоотношений с предпринимателем Барановым И.А

Из материалов дела следует, что с целью проверки обоснованности получения заявителем налогового вычета по НДС по операциям с предпринимателем Барановым И.А. налоговым органом направлялось поручение об истребовании документов в МИФНС России N 2 по Краснодарскому краю.

В ответе МИФНС России N 2 по Краснодарскому краю от 17.01.2011 N 1327 указано, что Баранову И.А. выставлено требование о представлении документов (информации) от 14.12.2010 N 2792. Однако по истечении установленного в требовании срока документы представлены не были. Кроме того, в ответе указано, что предприниматель Баранов И.А. состоит на налоговом учете в МИФНС России N 2 по Краснодарскому краю с 19.02.2009 и применят упрощенную систему налогообложения. С момента постановки на учет в налоговый орган отчетность не предоставляет, движение денежных средств по расчетному счету приостановлено.

Из выписки банка по расчетному счету предпринимателя Баранова И.А. за период с 19.02.2009 по 31.08.2009 следует, что на расчетный счет поступило 38 453 307 рублей, из которых 37 421 157 рублей от предпринимателя Бабарика Е.И. по договорам реализации сельскохозяйственной продукции.

За тот же период с расчетного счета предпринимателя Баранова И.А. перечислено 38 453 112,70 рубля, из которых 18 033 623 рубля обналичено путем перечисления займов на счета физических лиц «до востребования». Возврат займов на расчетные счета не производился.

В ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля налоговым органом допрошены в качестве свидетелей физические лица, которым перечислялись денежные средства в качестве займов, двое из которых пояснили, что заключали с Барановым И.А. договоры займа, однако поступавшие на их счета денежные средства в тот же день возвращались в полном объеме Баранову И.А.

В то же время Лыкова И.А. факт заключения с Барановым И.А. договора займа не подтвердила, пояснила, что с Барановым И.А. не знакома, денежных средств от него не получала.

Согласно информации МОРО по НП ОРЧ по линии НП Баранов И.А. осужден Ейским городским судом Краснодарского края 23.10.2009 по части 1 примечание 1 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 5 годам лишения свободы и в настоящее время отбывает наказание в Исправительной колонии N 9 г. Хадыженска Краснодарского края.

В материалы дела налоговым органом представлен протокол допроса Баранова И.А., в котором указано, что складских помещений для осуществления предпринимательской деятельности он не имел, зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя по рекомендации иных лиц, с предпринимателем Бабарика Е.И. не знаком и договоры не подписывал, о перечислении денежных средств с расчетного счета заявителя на его счет и о перечислении беспроцентных займов с его расчетного счета в адрес физических лиц Баранову И.А. ничего не известно.

Указанные обстоятельства в совокупности с непредставлением заявителем в рамках выездной налоговой проверки первичных документов, подтверждающих финансово-хозяйственные операции с предпринимателем Барановым И.А., послужили основанием для доначисления заявителю 3 235 775,72 рубля НДС за 2009 год, 4 206 504 рубля НДФЛ за 2009 год (предприниматель), 674 674 рублей ЕСН за 2009 год (предприниматель), соответствующих сумм пени, а также для привлечения предпринимателя к налоговой ответственности.

В обоснование реальности операций с предпринимателем Барановым И.А. заявителем при рассмотрении дела в суде представлены договоры купли-продажи от 01.04.2009, от 30.04.2009, от 14.05.2009, счета-фактуры от 22.04.2009 N 4 на сумму 3 391 600 рублей, в том числе НДС в размере 308 327,27 рубля, от 05.05.2009 N 5 на сумму 831 900 рублей, в том числе НДС в размере 75 627,27 рубля, от 17.06.2009 N 6 на сумму 31 370 000 рублей, в том числе НДС в размере 2 851 818,18 рубля, товарные накладные формы Торг-12 от 22.04.2009 N 4, от 05.05.2009 N 5, от 17.06.2009 N 6.

Кроме того, заявителем в материалы дела представлена копия письменных пояснений предпринимателя Баранова И.А. от 06.03.2012, в которых указано, что предпринимательской деятельностью он занимался, все документы подписывал лично, конкретных контрагентов не помнит, при проведении допроса 02.12.2011 находился под действием постоянных стрессовых ситуаций и многие факты предпринимательской деятельности забыл.

В пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, что при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи.

В соответствии с пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Оценивая действия налогоплательщика с точки зрения его добросовестности, суд обязан исходить из совокупности всех обстоятельств, их объективного указания на злоупотребление налогоплательщиком правом на возмещение НДС, создание "схемы", направленной на уклонение от уплаты налога одними участниками сделки и получение НДС из бюджета другими.

В соответствии со статьей 71 АПК РФ суд должен рассмотреть юридически значимые для дела факты, доводы и доказательства не в отдельности, а исследовать и оценить их в совокупности, в достаточности и взаимной связи (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 N 267-О и от 04.06.2007 N 366-О-П).

Суд первой инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства, сделал верный вывод о том, что имеющиеся в материалах дела документы свидетельствуют о нереальности приобретения пшеницы заявителем у предпринимателя Баранова И.А., поскольку указанное лицо фактически деятельность не осуществляло, а производило обналичивание денежных средств.

Указанные обстоятельства в совокупности с материалами допроса Баранова И.А. позволили суду первой инстанции прийти к правильному выводу о необоснованности получения заявителем налоговой выгоды по финансово-хозяйственным операциям с указанным контрагентом.

Представленные заявителем в материалы дела объяснения Баранова И.А., датированные 06.03.2012, суд первой инстанции правомерно не признал надлежащим доказательством реальности хозяйственной операций, поскольку из текста объяснений не представляется возможным сделать однозначный вывод об их принадлежности указанному лицу, с учетом его нахождения в исправительном учреждении.

Помимо этого, судом первой инстанции установлено, что в протоколе допроса свидетеля от 02.12.2011 имеется отметка о том, что Баранов И.А. предупрежден об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний, либо за дачу ложных показаний, что позволяет сделать вывод о достоверности сведений, полученных налоговым органом в ходе допроса свидетеля Баранова И.А. 02.12.2011.

В свою очередь объяснения указанного выше лица, представленные заявителем в материалы дела, не содержат сведений о предупреждении Баранова И.А. об ответственности за дачу ложных показаний. В объяснениях указано, что опрос Баранова И.А. проводился сотрудниками колонии. Вместе с тем, в объяснении не указано должностное лицо, отобравшее у Баранова И.А. показания и отсутствует его подпись. Имеющая в объяснениях подпись Баранова И.А. явно не соответствует подписи Баранова И.А. в протоколе допроса от 02.12.2011 и для установления этого обстоятельства не требуется каких-либо специальных познаний. Предпринимателем в материалы дела не представлено достоверных пояснений и доказательств того, когда и при каких обстоятельствах им было получено названное выше объяснение Баранова И.А.

При изложенных обстоятельствах, судом первой инстанции сделан правильный вывод об отсутствии доказательств принадлежности представленных предпринимателем объяснений Баранову И.А.

Согласно статье 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения спора.

В соответствии со статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

В соответствии со статьей 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации свидетель - это лицо, вызываемое в арбитражный суд для сообщения сведений о непосредственно воспринятых им или сообщенных ему фактах, имеющих значение для правильного рассмотрения спора.

Апелляционный суд считает, что представленное предпринимателем в материалы дела объяснение, имеющие подпись, расшифрованную как принадлежащую Баранову И.А., является недопустимым доказательством, поскольку указанные показания не были получены судом в рамках рассмотрения настоящего дела. Данное объяснение для арбитражного суда не может являться также и письменным доказательством, поскольку объяснения не были получены уполномоченным на то органом в процессуальных рамках допроса свидетеля согласно УПК РФ либо НК РФ.

Довод подателя жалобы о недопустимости как доказательства по делу протокола допроса Баранова И.А. от 02.12.2011 является необоснованным. В соответствии со статьей 90 НК РФ, Баранов И.А. предупрежден об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, каких-либо процессуальных нарушений при составлении протокола судом не установлено.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что по поставщику Баранову И.А. отсутствовали реальные хозяйственные операции, а был создан документооборот для получения необоснованной налоговой выгоды.

Согласно постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.11.2008 N 9299/08 в случае, если счета-фактуры оформлены от имени физического лица, которое их не подписывало и не имело отношения к этой организации, то есть первичные документы содержат недостоверные сведения, вычеты по НДС нельзя считать документально подтвержденными.

Учитывая указанные обстоятельства, суд первой инстанции сделал верный вывод о том, что у налогового органа имелись достаточные правовые основания для доначисления заявителю 3 235 775,72 рубля НДС за 2009 год, 4 206 504 рубля НДФЛ за 2009 год (предприниматель), 674 674 рублей ЕСН за 2009 год (предприниматель), соответствующих сумм пени и штрафа по финансово-хозяйственным операциям с предпринимателем Барановым И.А.

Учитывая все вышеизложенные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об обоснованности произведенных инспекцией предпринимателю доначислений по ЕСН, НДФЛ и НДС, ввиду непредставления им надлежащих доказательств, подтверждающих расходы и применение вычетов по НДС и необоснованности произведенных доначислений по НДФЛ и ЕСН в отношении транспортных услуг, поскольку такие доказательства имеются в материалах дела.

Материалами дела подтверждается, что в проверяемый период предприниматель являлся работодателем.

Согласно пункту 1 статьи 226 НК РФ российские организации, индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также обособленные подразделения иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в пункте 2 настоящей статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 настоящего Кодекса с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей.

Пунктом 2 статьи 226 НК РФ установлено, что исчисление сумм и уплата налога в соответствии с настоящей статьей производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со статьями 214.1, 214.3, 214.4, 214.5, 227, 227.1 и 228 настоящего Кодекса с зачетом ранее удержанных сумм налога.

Согласно пункту 3 статьи 226 НК РФ исчисление сумм налога производится налоговыми агентами нарастающим итогом с начала налогового периода по итогам каждого месяца применительно ко всем доходам, в отношении которых применяется налоговая ставка, установленная пунктом 1 статьи 224 настоящего Кодекса, начисленным налогоплательщику за данный период, с зачетом удержанной в предыдущие месяцы текущего налогового периода суммы налога.

В соответствии с пунктом 4 статьи 226 НК РФ налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате.

Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам. При этом удерживаемая сумма налога не может превышать 50 процентов суммы выплаты.

Пунктом 6 статьи 226 НК РФ установлено, что налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках.

В иных случаях налоговые агенты перечисляют суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем фактического получения налогоплательщиком дохода, - для доходов, выплачиваемых в денежной форме, а также дня, следующего за днем фактического удержания исчисленной суммы налога, - для доходов, полученных налогоплательщиком в натуральной форме либо в виде материальной выгоды.

Пунктом 3 статьи 243 НК РФ в редакции, действовавшей до 01.01.2010, установлено, что в течение налогового (отчетного) периода по итогам каждого календарного месяца налогоплательщики производят исчисление ежемесячных авансовых платежей по единому социальному налогу, исходя из величины выплат и иных вознаграждений, начисленных с начала налогового периода до окончания соответствующего календарного месяца, и ставки налога. Сумма ежемесячного авансового платежа по налогу, подлежащая уплате, определяется с учетом ранее уплаченных сумм ежемесячных авансовых платежей.

Уплата ежемесячных авансовых платежей производится не позднее 15-го числа следующего месяца.

По итогам отчетного периода налогоплательщики исчисляют разницу между суммой налога, исчисленной исходя из налоговой базы, рассчитанной нарастающим итогом с начала налогового периода до окончания соответствующего отчетного периода, и суммой уплаченных за тот же период ежемесячных авансовых платежей, которая подлежит уплате в срок, установленный для представления расчета по налогу.

В случае, если в отчетном (налоговом) периоде сумма примененного налогового вычета превышает сумму фактически уплаченного страхового взноса за тот же период, такая разница признается занижением суммы налога, подлежащего уплате, с 15-го числа месяца, следующего за месяцем, за который уплачены авансовые платежи по налогу.

Разница между суммой налога, подлежащей уплате по итогам налогового периода, и суммами налога, уплаченными в течение налогового периода, подлежит уплате не позднее 15 календарных дней со дня, установленного для подачи налоговой декларации за налоговый период, либо зачету в счет предстоящих платежей по налогу или возврату налогоплательщику в порядке, предусмотренном статьей 78 настоящего Кодекса. В случае, если по итогам налогового периода сумма фактически уплаченных за этот период страховых взносов на обязательное пенсионное страхование (авансовых платежей по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование) превышает сумму примененного налогового вычета по налогу, сумма такого превышения признается излишне уплаченным налогом и подлежит возврату налогоплательщику в порядке, предусмотренном статьей 78 настоящего Кодекса.

Судом первой инстанции установлено и подтверждено материалами дела, что предприниматель Бабарика Е.И. в 2007, 2008 годах являлся работодателем и выплачивал заработную плату работнику Мороз Е.А.

Однако в срок, установленный статьей 226 НК РФ, не перечислил в бюджет сумму НДФЛ в размере 8 775 рублей, удержанную с заработной платы работника Мороз Е.А. за период с сентября по декабрь 2007 года.

Кроме того, предприниматель не перечислил в бюджет ЕСН, начисленный по заработной плате работника Мороз Е.А., в размере 3 510 рублей за 2007 год и 4 680 рублей за 2008 год.

Факт неперечисления налогов предпринимателем не оспаривается, в связи с чем суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что у налогового органа имелись достаточные правовые основания для доначисления заявителю к уплате в бюджет 8 775 рублей НДФЛ за 2007 год (налоговый агент), 3 510 рублей ЕСН за 2007 год (с заработной платы работников), 4 680 рублей ЕСН за 2008 год (с заработной платы работников), а также соответствующих сумм пени.

Из материалов дела следует, что налоговая инспекция привлекла предпринимателя к ответственности по статье 119 НК РФ в виде штрафа в размере 1 000 рублей за непредставление налоговой декларации по ЕНВД за 2 квартал 2010 года, сумма налога к уплате в которой заявлена в размере 1 749 рублей.

Пунктом 1 статьи 119 НК РФ установлено, что непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета влечет взыскание штрафа в размере 5 процентов неуплаченной суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основании этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30 процентов указанной суммы и не менее 1 000 рублей.

Статьей 346.30 НК РФ установлено, что налоговым периодом по единому налогу на вмененный доход (декларация по которому не представлена предпринимателем) признается квартал.

Пунктом 3 статьи 346.32 НК РФ установлено, что налоговые декларации по итогам налогового периода представляются налогоплательщиками в налоговые органы не позднее 20-го числа первого месяца следующего налогового периода.

Следовательно, налоговая декларация по ЕНВД за 2 квартал 2010 года должна была быть представлена предпринимателем в налоговый орган не позднее 20.07.2010.

Вместе с тем из акта выездной налоговой проверки следует, что декларация по ЕНВД за 2 квартал 2010 года фактически представлена предпринимателем только 22.07.2010, то есть с нарушением срока, установленного пунктом 3 статьи 346.32 НК РФ.

Факт несвоевременного представления налоговой декларации предпринимателем не оспаривается, в связи с чем, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что у налогового органа имелись достаточные правовые основания для привлечения предпринимателя к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 119 НК РФ.

Согласно оспариваемому решению инспекции предприниматель привлечен к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ в виде штрафа в размере 5 400 рублей за непредставление в установленный срок документов.

Из материалов дела следует, что налоговым органом в адрес заявителя направлялись требования о предоставлении документов от 09.02.2011 N 06-20/00537, от 02.03.2011 N 06-20/00753, от 18.04.2011 N 06-20/01298.

Пунктом 1 статьи 93 НК РФ установлено, что должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы. Требование о представлении документов может быть передано руководителю (законному или уполномоченному представителю) организации или физическому лицу (его законному или уполномоченному представителю) лично под расписку или передано в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи. Если указанными способами требование о представлении документов передать невозможно, оно направляется по почте заказным письмом и считается полученным по истечении шести дней с даты направления заказного письма.

Согласно пункту 2 статьи 93 НК РФ истребуемые документы могут быть представлены в налоговый орган лично или через представителя, направлены по почте заказным письмом или переданы в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи.

Представление документов на бумажном носителе производится в виде заверенных проверяемым лицом копий. Не допускается требование нотариального удостоверения копий документов, представляемых в налоговый орган (должностному лицу), если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Пунктом 4 статьи 93 НК РФ определено, что отказ проверяемого лица от представления запрашиваемых при проведении налоговой проверки документов или непредставление их в установленные сроки признаются налоговым правонарушением и влекут ответственность, предусмотренную статьей 126 настоящего Кодекса.

Из акта выездной налоговой проверки от 17.10.2011 N 13-26/179 следует, что запрошенные налоговым органом для проверки документы в количестве 27 штук, перечень которых отражен в пункте 1.8 акта проверки, предпринимателем в налоговую инспекцию не представлены ввиду их отсутствия у него.

Пунктом 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что непредставление в установленный срок налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах, если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 119 и 129.4 настоящего Кодекса, влечет взыскание штрафа в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ.

Исходя из положений статей 106, 108, 109 НК РФ вина налогоплательщика в совершении налогового правонарушения является необходимым условием для привлечения к налоговой ответственности. При этом обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы, а неустранимые сомнения в виновности привлекаемого к ответственности лица толкуются в его пользу.

По смыслу указанной статьи условием для привлечения налогоплательщика к ответственности по пункта 1 статьи 126 НК РФ является то обстоятельство, что эта ответственность может быть применена только в том случае, если запрошенные налоговым органом документы фактически имелись у налогоплательщика на момент направления требования, но не были представлены.

В случае, если истребуемые документы отсутствуют у налогоплательщика, то он не может быть привлечен к ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ, поскольку отсутствует такой необходимый элемент состава правонарушения как вина.

Данный вывод соответствует позиции кассационной инстанции, изложенной в постановлении от 27.08.09 по делу N А32-13466/2006.

Не оспаривая факт непредставления документов в налоговый орган, предприниматель указывает на отсутствие оснований для привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ ввиду отсутствия у него истребованных инспекцией документов.

В судебном заседании апелляционным судом установлено, что истребуемые инспекцией документы не были представлены предпринимателем в виду их отсутствия у него. Фактическое наличие таких документов у предпринимателя налоговый орган не доказал и не оспаривает. При наличии истребуемых документов у предпринимателя инспекция вправе была произвести их выемку у него в порядке ст. 94 НК РФ, что последней сделано не было и данное обстоятельство само по себе подтверждает факт отсутствия истребуемых у предпринимателя документов.

Отсутствие документов у налогоплательщика свидетельствует о наличии в его действиях иного правонарушения - грубого нарушения правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения - статья 120 НК РФ, которая к предпринимателям не применяется. В соответствии же с пунктом 16 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.03.2003 N 71 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации" в процессе правоприменительной практики недопустимо расширять сферу действия норм о налоговой ответственности.

С учетом изложенного, апелляционный суд не соглашается с выводом суда первой инстанции о наличии оснований для привлечения заявителя к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ в виде штрафа в размере 5 400 руб. за непредставление запрошенных инспекцией в рамках выездной налоговой проверки документов.

При указанных обстоятельствах, решение Арбитражного суда Краснодарского края от 22.08.2012 по делу N А32-7133/2012 в части отказа в признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 12 по Краснодарскому краю от 23.12.2011 N 13-26/73 в части привлечения индивидуального предпринимателя Бабарика Е.И. к налоговой ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ в виде штрафа в размере 5 400 руб., предложения уплатить 362 785 руб. - НДФЛ, 58 471 руб. - ЕСН, соответствующих пени и штрафных санкций, ввиду несоответствия выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, надлежит отменить и в этой части заявление предпринимателя удовлетворить, в остальной части решение суда оставить без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 22.08.2012 по делу N А32-7133/2012 в части отказа в признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 12 по Краснодарскому краю от 23.12.2011 N 13-26/73 в части привлечения индивидуального предпринимателя Бабарика Е.И. к налоговой ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ в виде штрафа в размере 5 400 руб., предложения уплатить 362 785 руб. - НДФЛ, 58 471 руб. - ЕСН, соответствующих пени и штрафных санкций, отменить.

Решение Межрайонной ИФНС России N 12 по Краснодарскому краю от 23.12.2011 N 13-26/73 в части привлечения индивидуального предпринимателя Бабарика Е.И. к налоговой ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ в виде штрафа в размере 5 400 руб., предложения уплатить 362 785 руб. - НДФЛ, 58 471 руб. - ЕСН, соответствующих пени и штрафных санкций ввиду несоответствия НК РФ признать недействительным.

В остальной части решение Арбитражного суда Краснодарского края от 22.08.2012 по делу N А32-7133/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Взыскать с Межрайонной ИФНС России N 12 по Краснодарскому краю в пользу индивидуального предпринимателя Бабарика Е.И. 300 руб. расходов по уплате государственной пошлины.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 АПК РФ постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в соответствии с АПК РФ в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

     Председательствующий
А.Н.Стрекачёв
Судьи
И.Г.Винокур
А.Н.Герасименко

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А32-7133/2012
15АП-12513/2012
Принявший орган: Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 23 января 2013

Поиск в тексте