• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 апреля 2013 года Дело N А33-19131/2012

г. Красноярск

Резолютивная часть постановления объявлена «15» апреля 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен «22» апреля 2013 года. Третий арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего - Морозовой Н.А., судей: Иванцовой О.А., Севастьяновой Е.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Шалухиной Ж.В., при участии: от заявителя (Сибирского линейного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации на транспорте): Соболева А.Н., представителя по доверенности от 09.01.2913 N 1,

от ответчика (Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Красноярскому краю): Дрокиной М.Б., представителя по доверенности от 25.12.2012 N 13-5-17-612; Баевой И.А., представителя по доверенности от 25.12.2012 N 13-5-17583, рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Сибирского линейного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации на транспорте на решение Арбитражного суда Красноярского края

от «31» января 2013 года по делу N А33-19131/2012, принятое судьей Ражковым Р.А.,

установил:

Сибирское линейное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации на транспорте (ИНН 2460002434, ОГРН 1022401798198) (далее - Сибирское ЛУ МВД России) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Главному управлению Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Красноярскому краю (ИНН 2466154948, ОГРН 1072466011936) (далее - Главное управление МЧС России по Красноярскому краю, административный орган) о признании недействительным предписания от 30.08.2012 N 2001/1/1-127.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 31 января 2013 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением арбитражного суда, Сибирское ЛУ МВД России обратилось в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование апелляционной жалобы Сибирское ЛУ МВД России указывает следующее:

- административным органом допущено нарушение в части неверного указания в предписании времени проведения проверки и фамилий лиц, проводивших проверку, имеются грубые противоречия в документах;

- раздел предписания «Административное здание, гаражные боксы по адресу г. Красноярск, ул. Коммунальная, 2 «а» в отношении Сибирского ЛУ МВД России вынесен необоснованно, поскольку указанное здание не принадлежит Сибирскому ЛУ МВД России, в связи с необходимостью проведения инвентаризации зарегистрировать права на указанное здание на момент проведения проверки не представлялось возможным;

- приказом от 21.08.2012 N 278 ответственным лицом на представление интересов Сибирского ЛУ МВД России назначен Кухар О.Б., доверенность на представление интересов выдана Кухару О.Б. 22.08.2012, то есть ответственное лицо назначено, доверенность выдана Кухару О.Б. после начала проведения проверки и указанное лицо не могло присутствовать при ее проведении.

- из акта проверки следует, что при ее проведении участвовал также сотрудник заявителя Гарбушкин В.И., однако такой сотрудник в Сибирском ЛУ МВД России отсутствует. Горбушкин В.И. представителем Сибирского ЛУ МВД России не является;

- предписание от 30.08.2012 N 2001/1/1-127 является неисполнимым в связи с недостаточностью финансирования. Выполнение пунктов 2001/1/4, 2001/1/14, 2001/1/16, 2001/1/21, 2001/1/36, 2001/1/45, 2001/1/54, 2001/1/56- 2001/1/62, 2001/1/72-2001/1/74, 2001/1/76, 2001/1/79-2001/1/81, 2001/1/93, 2001/1/94, 2001/1/100, 2001/1/108-2001/1/109 предписания от 30.08.2012 N 2001/1/1-127 требует реконструкции зданий. Кроме того, часть объектов принадлежит открытому акционерному обществу «Российские железные дороги», обеспечение финансирования ремонта которых в короткие сроки невозможно, при этом открытое акционерное общество «Российские железные дороги» запретило осуществлять реконструкцию зданий.

Главное управление МЧС России по Красноярскому краю в отзыве на апелляционную жалобу не согласилось с изложенными в ней доводами, просит в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

Представителем Сибирского ЛУ МВД России заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств, а именно: копии письма от 25.01.2013 Управления Федеральной службы государственной регистрации, картографии и кадастра (Росреестр) по Красноярскому краю; копии письма от 20.02.2013 Управления Росреестра по Красноярскому краю; копии уведомления от 04.03.2013.

Учитывая, что Сибирское ЛУ МВД России не обосновало невозможность представления копии письма от 25.01.2013 Управления Росреестра по Красноярскому краю, копии письма от 20.02.2013 Управления Росреестра по Красноярскому краю в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, указанные документы не могут быть приобщены судом апелляционной инстанции к материалам дела.

Копия уведомления о направлении жалобы приобщена к материалам дела, так как данный документ подтверждает выполнение процессуальных обязанностей сторон.

Представитель Сибирского ЛУ МВД России изложил доводы апелляционной жалобы. Просит отменить решение Арбитражного суда Красноярского края от 31 января 2013 года.

Представитель Главного управления МЧС России по Красноярскому краю изложила доводы отзыва на апелляционную жалобу. Просит суд оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства.

На основании распоряжения о проведении внеплановой проверки от 03.08.2012 N 2001 должностными лицами административного органа (Дрокиной М.Б., Баевой И.А.) в период с 13.08.2012 по 07.09.2012 проведена внеплановая проверка исполнения Сибирским ЛУ МВД России ранее выданного предписания от 17.05.2011 N 562/1/1-221 по устранению нарушений требований пожарной безопасности в зданиях, сооружениях и помещениях Сибирского ЛУ МВД России по адресу: г. Красноярск ул. Советская, 41 «б» лит. А, ул. Советская. 41 «б» лит. Б, ул. 30 июля, 8, ул. Ломоносова, 50 стр.1, стр. 3, ул. Деповская, 3, ул. Деповская. 3 лит. В, ул. 30 июля, 12, ул. Деповская, 11, ул. Рязанская, 12, ул. Станционная, 1, ул. Ломоносова, 90, ул. 30 июля, 1 «а», ул. 30 июля, 1, ул. Коммунальная, 2.

22 августа 2012 года административным органом Сибирскому ЛУ МВД России вручено уведомление N 2-9-5- 5843 (вх. N 3164 от 22.08.2012) о возбуждении по результатам проверки дела об административном правонарушении и вручении документов по проверке, с приглашением явиться 30.08.2012 в 16 часов 00 минут в отделение надзорной деятельности по указанному адресу.

28 августа 2012 года административным органом Сибирскому ЛУ МВД России вручено уведомление N 2-9-10-6012 (вх. от 28.08.2012) о вручении документов по проверке с предложением явиться 30.08.2012 в 17 часов 00 минут в отделение надзорной деятельности по указанному адресу.

По результатам проверки административным органом составлен акт проверки от 30.08.2012

N 2001, в котором зафиксированы нарушения требований пожарной безопасности, предусмотренных Федеральным законом от 21.12.1994 N 69-ФЗ «О пожарной безопасности», Правилами противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 N 390; Нормами пожарной безопасности «Перечень зданий, сооружений, помещений и оборудования, подлежащих защите автоматическими установками пожаротушения и автоматической пожарной сигнализацией» (НПБ 110-03)», утвержденными приказом Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (далее - МЧС России) от 18.06.2003 N 315; Нормами пожарной безопасности «Проектирование систем оповещения людей о пожаре в зданиях и сооружениях» (НПБ 104-03)», утвержденными приказом МЧС России от 20.06.2003 N 323; СНиП 21-01-97* «Пожарная безопасность зданий и сооружений», принятыми постановлением Министерством строительства Российской Федерации от 13.02.1997 N 18-7, Нормами пожарной безопасности «Обучение мерам пожарной безопасности работников организаций», утвержденными приказом МЧС России от 12.12.2007 N 645.

Со стороны административного органа указанный акт подписан Дрокиной М.Б., Баевой И.А., со стороны Сибирского ЛУ МВД России - Кухаром О.Б. (об ознакомлении с распоряжением о проведении проверки, об отсутствии журнала учета проверок, о получении копии акта).

На основании акта проверки от 30.08.2012 N 2001 выдано предписание от 30.08.2012 N 2001/1/1-127 по устранению нарушений требований пожарной безопасности. Со стороны административного органа указанное предписание подписано инспекторами Дрокиной М.Б., Баевой И.А., со стороны Сибирского ЛУ МВД России - Кухаром О.Б. (о получении предписания для исполнения 30.08.2012).

Письмом от 27.09.2012 N 2-9-5-6672 административный орган уведомил Сибирского ЛУ МВД России о допущенных в акте проверки опечатках в части указания одного должностного лица, проводившего проверку, в подписаниях от 03.08.2012 N 2001/1/1-127, N 2001/1/1-128-153 в части времени проведения проверки. Кроме того указал на опечатку в фамилии специалиста Сибирского ЛУ МВД России, присутствовавшего при проведении проверки.

Полагая, что предписание от 30.08.2012 N 2001/1/1-127 противоречит требованиям нормативных актов и нарушает его права и законные интересы, Сибирское ЛУ МВД России обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании его незаконными и отмене.

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В силу части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для признания оспариваемого ненормативного правового акта (действий, бездействия) недействительным необходимо наличие одновременно двух условий - несоответствие его закону или иным нормативным правовым актам и нарушение им прав и охраняемых законом интересов субъектов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Обеспечение пожарной безопасности регламентируется Федеральным законом от 21.12.1994 N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» (далее - Федеральный закон N 69-ФЗ), согласно преамбуле которого настоящий Федеральный закон определяет общие правовые, экономические и социальные основы обеспечения пожарной безопасности в Российской Федерации, регулирует в этой области отношения между органами государственной власти, органами местного самоуправления, учреждениями, организациями, крестьянскими (фермерскими) хозяйствами, иными юридическими лицами независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, а также между общественными объединениями, должностными лицами, гражданами Российской Федерации, иностранными гражданами, лицами без гражданства.

Статьей 6 Федерального закона N 69-ФЗ установлено, в том числе, право должностных лиц органов пожарного надзора при осуществлении надзорной деятельности давать руководителям организаций, должностным лицам и гражданам обязательные для исполнения предписания по устранению нарушений требований пожарной безопасности, а также предусмотрено, что организационная структура, полномочия, задачи, функции и порядок организации и осуществления деятельности органов государственного пожарного надзора определяются положением о государственном пожарном надзоре, утверждаемым в установленном порядке.

В соответствии с пунктом 1 Положения о федеральном государственном пожарном надзоре, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 12.04.2012 N 290, Федеральный государственный пожарный надзор, за исключением федерального государственного пожарного надзора, осуществляемого в лесах, на подземных объектах, при ведении горных работ, при производстве, транспортировке, хранении, использовании и утилизации взрывчатых материалов промышленного назначения, осуществляется должностными лицами органов государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы (далее - органы государственного пожарного надзора), являющимися государственными инспекторами по пожарному надзору.

Органы государственного пожарного надзора осуществляют деятельность, направленную на предупреждение, выявление и пресечение нарушений организациями и гражданами требований, установленных законодательством Российской Федерации о пожарной безопасности, посредством организации и проведения в установленном порядке проверок деятельности организаций и граждан, состояния используемых (эксплуатируемых) ими объектов защиты, а также на систематическое наблюдение за исполнением требований пожарной безопасности, анализ и прогнозирование состояния исполнения указанных требований при осуществлении организациями и гражданами своей деятельности.

Пунктом 2 Положения о федеральном государственном пожарном надзоре, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 12.04.2012 N 290, установлено, что органами государственного пожарного надзора являются структурные подразделения территориальных органов Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий - региональных центров по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, в сферу ведения которых входят вопросы организации и осуществления федерального государственного пожарного надзора.

Утвержденный приказом МЧС России от 01.10.2007 N 517 Административный регламент Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по исполнению государственной функции по надзору за выполнением федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, организациями, а также должностными лицами и гражданами обязательных требований пожарной безопасности, определяя административные процедуры по осуществлению государственной функции по государственному пожарному надзору, устанавливает, что в порядке принятия мер по фактам нарушений, выявленных при проведении проверки, государственный инспектор по пожарному надзору, проводивший проверку, в пределах полномочий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязан выдать предписание по устранению нарушений обязательных требований пожарной безопасности (пункт 20, подпункт 1 пункта 70).

Таким образом, Главное управление МЧС России по Красноярскому краю (его структурное подразделение) является уполномоченным органом на осуществление государственного пожарного надзора, оспариваемое предписание от 30.08.2012 N 2001/1/1-127 выдано государственными инспекторами г. Красноярска по пожарному надзору Дрокиной М.Б., Баевой И.А. в рамках предоставленных полномочий.

В апелляционной жалобе Сибирское ЛУ МВД России указывает, что административным органом допущено нарушение в части неверного указания в предписании времени проведения проверки и фамилий лиц, проводивших проверку, имеются грубые противоречия в документах, составленных при приведении проверки и оформлении ее результатов.

Суд апелляционной инстанции не принимает указанные доводы.

Отношения в области организации и осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля и защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля регулируется Федеральным законом от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля».

Материалами дела подтверждается, что проверка проведена в пределах установленного в распоряжении срока, установленный статьей 13 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», предельный 20-дневный срок проведения проверки соблюден. Проверка проведена уполномоченными должностными лицами, при извещении Сибирского ЛУ МВД России о проведении проверочного мероприятия.

Как следует из распоряжения о проведении внеплановой проверки от 03.08.2012 N 2001, проверка была запланирована на период с 13.08.2012 по 07.09.2012. В распоряжении указано, что лицами, уполномоченными на проведение проверки, назначены, в том числе государственные инспекторы г. Красноярска по пожарному надзору Дрокина М.Б., Баева И.А. С распоряжением о проверке заявитель был ознакомлен 10.08.2012, о чем свидетельствует штамп входящей корреспонденции на представленной в материалы дела копии распоряжения.

В акте проверки от 30.08.2012 N 2001 указано, что проверка проводилась: 14.08.2012 с 15 час. 00 мин. до 17 час. 00 мин, 22.08.2012 с 10 час. 00 мин. до 13 час. 00 мин, 28.08.2012 с 10 час. 00 мин. до 11 час. 00 мин, 30.08.2012. с 15 час. 00 мин. до 16 час. 00 мин. На второй странице указано, что проверка проводилась государственным инспектором г. Красноярска по пожарному надзору Дрокиной М.Б., при этом акт подписан государственными инспекторами г. Красноярска по пожарному надзору Дрокиной М.Б., Баевой И.А. В акте отмечено, что при проведении проверки присутствовали сотрудники заявителя Кухар О.Б., Гарбушкин В.И..

Из оспариваемого предписания следует, что проверка проводилась 14.08.2012 с 15 час. 00 мин. до 17 час. 00 мин, 22.08.2012 с 10 час. 00 мин. до 13 час. 00 мин, 28.08.2012 с 11 час. 00 мин. до 12 час. 00 мин, 30.08.2012. с 15 час. 00 мин. до 16 час. 00 мин. государственными инспекторами г. Красноярска по пожарному надзору Дрокиной М.Б., Баевой И.А.

Письмом от 27.09.2012 N 2-9-5-6672 административный орган уведомил Сибирское ЛУ МВД России о допущенных в акте проверки опечатках в части указания одного должностного лица, проводившего проверку, в предписаниях от 30.08.2012 N 2001/1/1-127, N 2001/1/1-128-153 в части времени проведения проверки 28.08.2012. Кроме того указал на опечатку в фамилии специалиста Сибирского ЛУ МВД России присутствовавшего при проведении проверки указано Гарбушкин В.И., тогда как следовало указать Горбушкин В.И.

Кроме того, в судебном заседании суду первой инстанции Дрокина М.Б., Баева И.А. пояснили, что проверка осуществлена ими лично с разделением по объектам в различные дни с целью предоставления возможности представителю Сибирского ЛУ МВД России принимать участие в мероприятиях на каждом из проверяемых объектов.

В апелляционной жалобе Сибирское ЛУ МВД России указывает, что приказом от 21.08.2012 N 278 ответственным лицом на представление интересов назначен Кухар О.Б., доверенность на представление интересов выдана Кухару О.Б. 22.08.2012, то есть ответственное лицо назначено, доверенность выдана Кухару О.Б. после начала проведения проверки и указанной лицо не могло присутствовать при ее проведении.

Действительно, из представленного в материалы дела письма от 16.08.2012 N 2-9-5-5724 (получено Сибирским ЛУ МВД России 17.08.2012) следует, что административный орган просил назначить официальное лицо, которое будет присутствовать при проведении проверки.

Приказом от 21.08.2012 N 278 ответственным лицом назначен Кухар О.Б., доверенность на представление интересов заявителя выдана Кухару О.Б. 22.08.2012, проверка проведена с 14.08.2012 по 30.08.2012, то есть ответственное лицо назначено, доверенность выдана Кухару О.Б. после начала проведения проверки.

Вместе с тем Сибирское ЛУ МВД России было извещено о проведении проверки 10.08.2012 и в его интересах было обеспечить присутствие своих сотрудников при проведении контрольного мероприятия. При таких обстоятельствах, по мнению суда апелляционной инстанции, отсутствие официально уполномоченного лица на момент начала проведения проверки не может свидетельствовать о недостоверности ее результатов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» руководитель, иное должностное лицо или уполномоченный представитель юридического лица имеют право непосредственно присутствовать при проведении проверки, давать объяснения по вопросам, относящимся к предмету проверки.

Таким образом, непосредственное участие в проведении проверки является правом лица, в отношении которого она проводится. Из представленных в материалы дела доказательств следует, что такое право Сибирскому ЛУ МВД России было обеспечено.

Кроме того, как следует из акта проверки, при ее проведении участвовал также сотрудник заявителя Гарбушкин В.И.

Сибирское ЛУ МВД России указывает, что такой сотрудник отсутствует, в материалы дела представлена соответствующая справка.

ГУ МЧС России по Красноярскому краю, ссылается на ошибку. Отмечает, что при проведении проверки участвовал Горбушкин В.И.

Факт наличия сотрудника Горбушкина В.И. Сибирским ЛУ МВД России не оспаривается.

То обстоятельство, что указанный сотрудник не был специально уполномочен на представление интересов Сибирского ЛУ МВД России при проведении проверки (на что указывает заявитель), не свидетельствует о нарушении права Сибирского ЛУ МВД России на участие в проведении проверки.

Таким образом, существенных нарушений при проведении проверки и оформлении ее результатов судом апелляционной инстанции не установлено, акт проверки является надлежащим доказательством фактов выявления нарушений

Прочие доводы Сибирского ЛУ МВД России о противоречиях в представленных документах (в том числе о том, что из акта проверки от 30.08.2012 N 2001 следует, что проверка продолжалась до 30.08.2012, тогда как в уведомлении от 22.08.2012 N 2-9-5-5843 о составлении протоколов об административным правонарушении указано, что проверка уже была проведена, о том, что непонятно, каким количеством сотрудников проводилась проверка и др.), оценены судом апелляционной инстанции. Суд апелляционной инстанции считает, что они не влияют на вывод о подтверждении материалами дела вмененных нарушений (в том числе актом проверки), при этом суд апелляционной инстанции также учитывает, что сам факт наличия вмененных нарушений Сибирским ЛУ МВД России не отрицается.

Суд исходит из того, что время окончания проверки следует, в том числе, из решения о ее проведении, поэтому орган вправе заблаговременно пригласить лицо для подведения итогов проверки.

Статьей 37 Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» предусмотрена обязанность, в том числе руководителей организации соблюдать требования пожарной безопасности, а также выполнять предписания, постановления и иные законные требования должностных лиц пожарной охраны; разрабатывать и осуществлять меры по обеспечению пожарной безопасности; проводить противопожарную пропаганду, а также обучать своих работников мерам пожарной безопасности.

В силу статьи 38 Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» ответственность за нарушение требований пожарной безопасности согласно действующему законодательству несут собственники имущества, а также лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом. За нарушение требований пожарной безопасности указанные лица могут быть привлечены к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности в соответствии с действующим законодательством.

Таким образом, законодатель возлагает бремя ответственности как на собственника имущества, так и на лиц, уполномоченных владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом.

Сибирское ЛУ МВД России, фактически владея и осуществляя деятельность в помещениях, в которых были установлены нарушения, должно соблюдать установленные требования пожарной безопасности.

В апелляционной жалобе заявитель указывает, что раздел предписания «Административное здание, гаражные боксы по адресу г. Красноярск, ул. Коммунальная, 2 «а» в отношении Сибирского ЛУ МВД России вынесен необоснованно, поскольку указанное здание не принадлежит Сибирскому ЛУ МВД России, зарегистрировать права на указанное здание на момент проведения проверки не представлялось возможным.

Вместе с тем факт эксплуатации здания, гаражных боксов по адресу г. Красноярск, ул. Коммунальная, 2 «а» Сибирским ЛУ МВД России не отрицается. Полномочие на владение, пользование указанным имуществом следует из распоряжения от 01.06.2012 N 07-510р. При таких обстоятельствах Сибирское ЛУ МВД России является лицом, ответственным за пожарную безопасность в здании, гаражных боксах по адресу г. Красноярск, ул. Коммунальная, 2 «а» и обязано было обеспечить выполнение требований соответствующих нормативных актов в области пожарной безопасности. Факт отсутствия на момент проведения проверки надлежащим образом зарегистрированного права не освобождает Сибирское ЛУ МВД России от указанной обязанности.

Судом апелляционной инстанции изучены пункты оспариваемого предписания на соответствие их требованиям нормативных документов.

Судом первой инстанции установлено, что в пункте 2001/1/23 предписания допущена опечатка в части указания подпункта «к» пункта 23 Правил противопожарного режима в Российской Федерации, Утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 N 390. Указанному в пункте предписания нарушению: в гаражном боксе установлено помещение из листового металла - соответствует подпункт «л» указанного пункта ППР (на объектах запрещается устраивать в производственных и складских помещениях зданий (кроме зданий V степени огнестойкости) антресоли, конторки и другие встроенные помещения из горючих материалов и листового металла).

По мнению суда апелляционной инстанции, указанная опечатка не влияет на существо нарушения и не свидетельствует о незаконности предписания.

Предписание об устранении нарушений требований пожарной безопасности представляет собой акт должностного лица, уполномоченного на проведение государственного пожарного надзора, содержащий властное волеизъявление, порождающее правовые последствия для конкретных граждан, индивидуальных предпринимателей и организаций.

Невыполнение в срок законного предписания органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), является основанием для привлечения граждан и юридических лиц к административной ответственности.

Таким образом, предписание должностного лица, осуществляющего государственный пожарный надзор, должно содержать только законные требования, то есть на юридическое лицо (индивидуального предпринимателя, гражданина) может быть возложена обязанность по устранению лишь тех нарушений требований пожарной безопасности, соблюдение которых обязательно для них в силу закона. При этом такие требования должны быть реально исполнимы.

Как следует из предписания от 30.08.2012 N 2001/1/1-127 административным органом предложено выполнить 127 мероприятий, установлен срок для их выполнения 10.06.2013.

В апелляционной жалобе Сибирское ЛУ МВД России указывает, что предписание от 30.08.2012 N 2001/1/1-127 является неисполнимым в связи с недостаточностью финансирования и коротких сроков. Выполнение пунктов 2001/1/4, 2001/1/14, 2001/1/16, 2001/1/21, 2001/1/36, 2001/1/45, 2001/1/54, 2001/1/56- 2001/1/62, 2001/1/72-2001/1/74, 2001/1/76, 2001/1/79-2001/1/81, 2001/1/93, 2001/1/94, 2001/1/100, 2001/1/108-2001/1/109 предписания от 30.08.2012 N 2001/1/1-127 требует реконструкции зданий. Например, часть объектов принадлежит открытому акционерному обществу «Российские железные дороги», обеспечение финансирования ремонта которых в короткие сроки невозможно, при этом открытое акционерное общество «Российские железные дороги» запретило осуществлять реконструкцию зданий.

Оценив указанные доводы, суд апелляционной инстанции, считает, что они не свидетельствуют о неисполнимости предписания.

Суд апелляционной инстанции считает, что сам по себе факт недостаточности финансирования не свидетельствует о неисполнимости предписания. Кроме того, достаточность или недостаточность финансирования не может быть оценена заранее, на момент выдачи предписания.

Срок исполнения предписания также может быть оценен только к каждому нарушению, применительно к конкретному объекту, с учетом перечня мер, которые необходимо предпринять и которые были приняты, либо причин, по которым принятие соответствующих мер невозможно. Однако Сибирское ЛУ МВД России обоснование таких причин не предоставило.

Кроме того, определение сроков исполнения предписания находится в исключительной компетенции должностных лиц органов государственного пожарного надзора. Никаких требований в части установления продолжительности сроков исполнения предписания законодательством о пожарной безопасности не предусмотрено. Суд апелляционной инстанции также считает, что в случае их объективной недостаточности, Сибирское ЛУ МВД России не лишено возможности обратиться с заявлением о продлении сроков исполнения предписания.

Таким образом, в рассматриваемом случае незаконности установления административным органом сроков исполнения отдельных пунктов предписания, выданного заявителю, судом апелляционной инстанции не установлено.

Конкретных причин невозможности выполнения пунктов 2001/1/4, 2001/1/14, 2001/1/16, 2001/1/21, 2001/1/36, 2001/1/45, 2001/1/54, 2001/1/56- 2001/1/62, 2001/1/72-2001/1/74, 2001/1/76, 2001/1/79-2001/1/81, 2001/1/93, 2001/1/94, 2001/1/100, 2001/1/108-2001/1/109 предписания (по каждому нарушению, с учетом перечня мер, которые необходимо предпринять и которые были приняты, либо с указанием причин по которым принять меры невозможно), Сибирским ЛУ МВД России не приведено, соответствующих доказательств не представлено.

По мнению суда апелляционной инстанции, сама по себе необходимость реконструкции зданий или помещений, и взаимоотношения с лицами, которые эти здания или помещения предоставили (на что указывает Сибирское ЛУ МВД России) не может свидетельствовать об объективной невозможности его исполнения.

Таким образом, основания для признания недействительным предписания от 30.08.2012 N 2001/1/1-127 отсутствуют.

Следовательно, решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявленных требований является законным и обоснованным, суд апелляционной инстанции не установил оснований для его отмены в порядке статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации Сибирское ЛУ МВД России освобождено от уплаты государственной пошлины, в том числе, за рассмотрение апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Красноярского края от «31» января 2013 года по делу N А33-19131/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

     Председательствующий
Н.А.Морозова
Судьи
О.А.Иванцова
Е.В.Севастьянова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А33-19131/2012
03АП-1290/2013
Принявший орган: Третий арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 22 апреля 2013

Поиск в тексте