• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 апреля 2013 года Дело N А65-30353/2012

г. Самара

Резолютивная часть постановления объявлена: 15 апреля 2013 г.

Постановление в полном объеме изготовлено: 19 апреля 2013 г.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Засыпкиной Т.С., Холодной С.Т., при ведении протокола секретарем судебного заседания Вдовиной И.Е., с участием:

от заявителя - извещен, не явился,

от налогового органа - извещен, не явился,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда дело по апелляционной жалобе Межрайонной ИФНС России N 10 по Республике Татарстан на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 13 февраля 2013 г. по делу N А65-30353/2012 (судья Гилялов И.Т.), по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Ликада Плюс» (ИНН 1635009054, ОГРН 1101675000602), п. Богатые Сабы, Сабинский район, Республика Татарстан, к Межрайонной ИФНС России N 10 по Республике Татарстан, п. Богатые Сабы, Сабинский район, Республика Татарстан, о признании недействительным решения,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Ликада Плюс» (далее заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Межрайонной ИФНС России N 10 по Республике Татарстан (далее налоговый орган) о признании решения от 28.09.2012 г. N 18 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения недействительным.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 13 февраля 2013 г. по делу N А65-30353/2012 заявленное требование удовлетворено полностью.

Налоговый орган в апелляционной жалобе просит отменить решение суда и отказать в удовлетворении заявленного требования, считает , что выводы суда в решении не соответствуют обстоятельствам дела.

Заявитель в отзыве указывает на законность и обоснованность решения суда и просит оставить его без изменения.

Дело рассмотрено в отсутствие заявителя и налогового органа, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Проверив материалы дела, оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, арбитражный апелляционный суд считает решение арбитражного суда первой инстанции законным и обоснованным по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, Межрайонной ИФНС России N 10 по Республике Татарстан проведена выездная налоговая проверка Общества с ограниченной ответственностью «Ликада Плюс», по результатам рассмотрения материалов которой 28.09.2012 г. принято решение N 18 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, которым Общество привлечено к налоговой ответственности в виде штрафов в размере 499 648 руб., ему начислены пени в размере 303 741 руб., предложено уплатить недоимку в сумме 2 945 745 руб., указанные штрафы, пени и внести необходимые исправления в документы налогового учета.

Общество обратилось в Управление Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан с апелляционной жалобой на данное решение, по результатам рассмотрения которой вышестоящим налоговым органом принято решение от 12.11.2012 г. N 2.14-0/019846@, которым оспариваемое решение оставлено без изменения, апелляционная жалоба налогоплательщика - без удовлетворения, решение инспекции утверждено и признано вступившим в силу.

В соответствии со статьей 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно части 4 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, ненормативный акт, действия (бездействие) государственного органа могут быть признаны недействительными (незаконными) при наличии одновременно двух условий: в случае, если данные ненормативный акт, действия (бездействие) не соответствуют закону и нарушают права и охраняемые законом интересы заявителя.

В соответствии с частью 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение.

Согласно статье 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Как следует из материалов дела, доначисляя налогоплательщику по результатам выездной налоговой проверки оспариваемые суммы налога, пени и штрафа, налоговый орган исходил из вывода, что суммы, полученные обществом в виде возмещения транспортных расходов, в соответствии со ст. 146 НК РФ являются выручкой общества от реализации транспортных услуг и образуют объект налогообложения.

Налоговый орган посчитал, что, создав условия получения необоснованной налоговой выгоды, общество, являясь плательщиком налога на добавленную стоимость, выставляло в адрес покупателей акты без выделения НДС и тем самым уклонилось от уплаты НДС с оказанных транспортных услуг.

Обосновывая свои требования, заявитель в свою очередь указывает, что реализация транспортных услуг по доставке продукции в адрес своих покупателей обществом не осуществлялась, возмещаемые ему покупателями транспортные расходы, исходя из норм НК РФ, не относятся к реализации товаров, работ, услуг, а значит, не могут быть признаны объектом налогообложения НДС. Заявитель считает, что представленными в материалы дела документами подтверждается, что возмещение покупателями обществу транспортных расходов не создает дополнительного дохода обществу. Сумма средств, полученных обществом от покупателей в счет компенсации транспортных расходов, не превышает сумму средств, уплаченных перевозчикам. К тому же, как отмечает заявитель, вышеуказанное не оспаривается и самим налоговым органом.

Заявитель полагает, что инспекция должна представить сведения, бесспорно подтверждающие, что действия налогоплательщика не имели экономического обоснования, направлены исключительно на искусственное создание условий для неуплаты налога в бюджет.

Заявитель также полагает необоснованным и не доказанным довод налогового органа об отсутствии фактического исполнения договоров поставки, заключенных между заявителем и его покупателями в части организации доставки товара, поскольку стороны договора поставки определили порядок и сроки уплаты агентского вознаграждения в дополнительном соглашении к договору поставки, при этом срок исполнения обязательств не истек.

Заявитель также полагает, что его действия направлены на получение экономического эффекта в результате осуществления им реальной предпринимательской деятельности, при этом получение налоговой выгоды не являлось самостоятельной деловой целью общества.

Довод налогового органа о том, что применение автотранспортными организациями, осуществлявшими доставку товара до покупателя, системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, свидетельствует о недобросовестности общества, заявитель полагает необоснованным, поскольку сами по себе данные обстоятельства не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. К тому же доказательств того, что указанные обстоятельства повлекли неисполнение обществом каких-либо налоговых обязанностей, налоговым органом в оспариваемом решении не приведено, как и того, что сведения, содержащиеся в представленных обществом документах, неполны, недостоверны или противоречивы.

Возражая относительно заявленных требований, налоговый орган утверждает, что общество в 2010-2011 годах при реализации ГСМ дополнительно оказывало услуги по доставке груза до покупателя с использованием наемного транспорта сторонних организаций, что подтверждается актами с указанием в графе наименование оказанных услуг «возмещение затрат по доставке груза», выставленными обществом от своего имени, накладными, договорами. В нарушение ст. 168 НК РФ указанные акты выставлены налогоплательщиком без выделения НДС.

При этом общество, выступая в качестве агента, не представляло отчетность, предусмотренную ст. 1008 ГК РФ, и не получило от принципалов вознаграждения за оказанные услуги помимо оплаты самих транспортных услуг.

С учетом указанных обстоятельств ответчик полагает, что единственной целью общества в рассматриваемой ситуации явилось использование инструментов гражданско-правовых отношений для уменьшения собственных налоговых обязательств по уплате НДС и получению тем самым необоснованной налоговой выгоды.

Согласно статье 143 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) налогоплательщиками налога на добавленную стоимость признаются, в том числе, организации и индивидуальные предприниматели.

Статьей 146 НК РФ установлено, что объектом налогообложения НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав (подпункт 1 п. 1).

В соответствии со статьей 39 НК РФ реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных данным Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе.

Из материалов дела усматривается, что в спорный налоговый период общество (поставщик) осуществляло поставку нефтепродуктов в адрес покупателей.

В соответствии с условиями заключенных с покупателями договоров поставки и дополнительных соглашений к ним транспортные и сопутствующие им указанные в договоре дополнительные расходы в цену товара не включены (п. 2.2 договоров), обязанность по организации доставки товара возложена на поставщика, а покупатель должен возместить поставщику расходы, связанные с доставкой приобретенного им товара.

Как пояснил в судебном заседании представитель заявителя и следует из материалов дела, Обществом к договорам поставки заключены с покупателями дополнительные соглашения по условиям которых общество (агент) обязуется по поручению покупателя (принципала) за вознаграждение совершить от своего имени и за счет принципала юридические и иные действия, заключить с третьими лицами сделки по организации перевозки нефтепродуктов, а принципал обязуется своевременно и полностью выплатить агенту вознаграждение, размер которого согласован данными дополнительными соглашениями, а также оплатить агенту понесенные им в связи с исполнением поручений принципала расходы.

В рамках указанных дополнительных соглашений обществом от своего имени заключены договоры на оказание услуг по перевозке грузов с рядом организаций и индивидуальных предпринимателей, в соответствии с которыми исполнители оказывают заказчику (обществу) транспортно-экспедиционные услуги, предоставляя транспортные средства с водителями, а заказчик производит 100% предварительную оплату данных услуг на основании выставляемых исполнителями счетов. По результатам оказания данных услуг составлялись акты.

Понесенные в рамках данных договоров на оказание услуг по перевозке грузов расходы перевыставлялись принципалам (покупателям) путем составления соответствующих актов на возмещение затрат по доставке грузов.

Сведения об оказании транспортных услуг перевозчиками и актах на возмещение затрат по доставке груза приведены в реестре документов за 03.01.2010 - 31.12.2011 г.г., достоверность указанных в них данных налоговым органом не оспаривается, равно как и заключение дополнительных соглашений ко всем договорам поставки, а также что Общество при осуществлении перевозки грузов выступало в качестве агента.

Доказательств обратного налоговым органом не представлено.

В соответствии со статьей 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Арбитражный суд первой инстанции, оценив в совокупности, имеющиеся в материалах дела доказательства, сделал правильный вывод о том, что в каждом конкретном случае Обществом и покупателем был заключен смешанный договор, в котором содержатся элементы договора поставки и агентского договора.

Условия данных смешанных договоров фактически сторонами выполнены, в том числе в части организации доставки товара, нефтепродукты поставлены и доставлены с привлечением Обществом (поставщиком) исполнителей - перевозчиков.

В судебном заседании представитель налогового органа данные обстоятельства подтвердил.

При таких обстоятельствах довод заявителя о том, что им не осуществлялась реализация транспортных услуг по доставке продукции в адрес своих покупателей является обоснованным.

Поскольку Обществом реализация транспортных услуг покупателям не производилась, то объект налогообложения НДС в данном случае в силу ст.146 НК РФ у заявителя не возник, в связи с чем доначисление НДС по данным операциям налоговым органом произведено неправомерно.

Довод налогового органа, что, выступая в качестве агента, общество не представляло отчетность, предусмотренную ст. 1008 ГК РФ, и не получило от принципалов вознаграждения за оказанные услуги помимо оплаты самих транспортных услуг, опровергается материалами дела, в частности, отчетами агента о выполнении агентского поручения, а также условиями дополнительных соглашений, в соответствии с которыми агентские услуги оказывались обществом на возмездной основе, при этом вознаграждение агенту подлежит выплате по итогам оказанных услуг при предоставлении отчетов.

Из материалов дела следует, что периодичность представления отчетов агента соглашением сторон не установлена, к тому же принципал может произвести оплату услуг агента в течение трех лет с момента предоставления агентом отчетов и счета на оплату.

Из материалов дела также следует, что при реализации агентом оказанных принципалам услуг им также предъявлены к оплате соответствующие суммы налога, в судебном заседании суда первой инстанции представитель налогового органа подтвердил, что НДС по оказанным агентским услугам отражен заявителем в налоговой декларации по НДС за 4 квартал 2012 года.

Доводом заявителя о недоказанности налоговым органом того, что указанные обстоятельства повлекли неисполнение обществом каких-либо налоговых обязанностей также является обоснованным. Таких доказательств налоговым органом не приведено ни в оспариваемом решении, ни в судебном заседании, как и того, что сведения, содержащиеся в представленных обществом документах, неполны, недостоверны или противоречивы.

Вывод налогового органа о том, что действия заявителя не имели экономического обоснования, направлены исключительно на искусственное создание условий для неуплаты налога в бюджет является необоснованным. Довод налогового органа о том, что о недобросовестности общества свидетельствует применение перевозчиками системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, не влияет на налоговые обязательства Общества, поскольку Общество само не оказывало транспортных услуг, при заключении сделок с перевозчиками действовало в качестве агента. К тому же данный довод не опровергает реальность хозяйственных операций Общества ни сам по себе, ни в совокупности с иными доказательствами, в том числе с показаниями свидетелей, согласно которым ими подтверждено заключение дополнительных соглашений к договорам поставки и выполнение функций принципала.

Не опровергает данные обстоятельства и представленный налоговым органом в материалы дела договор субаренды транспортного средства без экипажа, поскольку налоговым органом не подтверждено соответствующими доказательствами, что нефтепродукты покупателям доставлялись именно данными транспортными средствами и никакими иными. К тому же, данный договор заключен 01.10.2011 г. и в отсутствие доказательств его исполнения не может подтверждать обстоятельства, возникшие в проверенный период с 01.01.2010 г. по 31.12.2011 г.

При указанных обстоятельств арбитражный суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что не доказан довод ответчика, что единственной целью Ообщества в рассматриваемой ситуации явилось использование инструментов гражданско-правовых отношений для уменьшения собственных налоговых обязательств по уплате НДС, что Обществом получена необоснованная налоговая выгода.

С учетом изложенного арбитражный суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что оспариваемое решение не соответствует налоговому законодательству, нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности.

Решение арбитражного суда первой инстанции является законным и обоснованным, а поэтому его следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 13 февраля 2013 г. по делу N А65-30353/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции.

     Председательствующий
В.В.Кузнецов
Судьи
Т.С.Засыпкина
С.Т.Холодная

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: 11АП-3777/2013
А65-30353/2012
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 19 апреля 2013

Поиск в тексте