• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 06 июня 2013 года Дело N А13-3526/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 30 мая 2013 года.

В полном объеме постановление изготовлено 06 июня 2013 года.

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Ралько О.Б., судей Виноградовой Т.В. и Докшиной А.Ю. при ведении протокола секретарем судебного заседания Воробьевой Н.Н.,

при участии от открытого акционерного общества «БАНК УРАЛСИБ» Путиловой М.В. по доверенности от 01.03.2012, от Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Вологодской области Верховец А.В. по доверенности от 29.01.2013,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы открытого акционерного общества «БАНК УРАЛСИБ» и Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Вологодской области на решение Арбитражного суда Вологодской области от 31 января 2013 года по делу N А13-3526/2012 (судья Селиванова Ю.В.),

у с т а н о в и л:

открытое акционерное общество «БАНК УРАЛСИБ» (далее - общество, банк, ОАО «БАНК УРАЛСИБ») обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Вологодской области (далее - управление) о признании незаконными действий по проведению плановой выездной проверки в период с 24.01.2012 по 03.02.2012 на основании распоряжения от 29.12.2011 N 1344-3 в отношении ОАО «БАНК УРАЛСИБ», недействительными и не порождающими правовых последствий акта проверки от 03.02.2012 N 129-04-01, предписания от 03.02.2012 N 90/129-04-01 (с учетом уточнения требований, принятого судом).

Решением Арбитражного суда Вологодской области от 31 января 2013 года признано не соответствующим Закону Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее - Закон N 2300-1; Закон о защите прав потребителей) и недействительным предписание управления от 03.02.2012 N 90/129-04-01 в части исключения: из типового договора поручительства к кредитному договору по программе «Под поручительство» пункта 4.2.3; из типового кредитного договора по программе «Под залог имущества», типового кредитного договора по программе «Автокредит», кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153, типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274, кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007 пункта 2.1, из типового кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита) пунктов 2.1, 2.3 (2.6), кредитного договора от 05.10.2011 N 0200-R83/00005, кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R03/00025 пунктов 2.1, 2.4; из кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274 пунктов 3.5, 5.3; из типового кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R03/00025, кредитного договора от 05.10.2011 N 0200- R 83/00005 пунктов 4.1.4.2, 4.1.4.3, 4.1.7, 4.1.7.2, типового договора ипотеки пунктов 2.1.1.2, 2.1.1.3, 2.1.4, 2.1.3, из кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R03/00025, кредитного договора от 05.10.2011 N 0200- R 83/00005 пункта 1.4; из типового кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), кредитного договора от 05.10.2011 N 0200- R 83/00005, кредитного договора от 20.09.2011 N 0200- R 03/00025 пункта 4.3.4 в части условий, обязывающих заемщика заключить договоры страхования жизни и потери трудоспособности, личного страхования, страхования ответственности; из кредитного договора от 05.10.2011 N 0200- R 83/00005, кредитного договора от 20.09.2011 N 0200- R 03/00025 пунктов 3.17.3, из кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274, кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007, типового кредитного договора по программе «Под залог имущества», кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153 пункта 3.5, из типовых условий и порядка исполнения денежного обязательства по закладной к кредитному договору по программе «Под залог имущества» пункта 1.25 в части включения условий о штрафе за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по досрочному возврату кредита; из типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007 пунктов 6.1.2, 6.3.2, из кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153, типового кредитного договора по программе «Автокредит» пунктов 6.1.1, 6.3.2. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано. Производство по делу в части требования о признании недействительным и не порождающими правовых последствий акта проверки от 03.02.2012 N 129-04-01 прекращено.

Банк с судебным решением в части отказа в удовлетворении заявленных требований частично не согласился и обратился с апелляционной жалобой, в которой просит суд апелляционной инстанции его отменить в указанной части. Мотивируя апелляционную жалобу, указывает на то, что спорные договоры, условия, правила не содержат условий, ущемляющих права потребителей или противоречащих действующему законодательству. Кроме того, по мнению общества, проверка проведена управлением с нарушением Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее - Закон N 294-ФЗ).

Управление с судебным решением в части удовлетворения заявленных банком требований также частично не согласилось и обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит суд апелляционной инстанции его отменить в указанной части. Мотивируя апелляционную жалобу, указывает на неправильное применение судом норм материального права, несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Общество в отзыве на апелляционную жалобу управления и его представитель в судебном заседании с доводами в ней изложенными не согласились, решение суда в оспариваемой управлением части считают законным и обоснованным.

Управление в отзыве на апелляционную жалобу банка и его представитель в судебном заседании с доводами в ней изложенными не согласились, решение суда в оспариваемой обществом части считают законным и обоснованным.

Учитывая, что в порядке части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) возражений относительно проверки законности и обоснованности оспариваемого решения только в обжалуемой сторонами части от управления и банка не поступили, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой ими части.

Заслушав объяснения представителей банка и управления, исследовав доказательства по делу, проверив законность и обоснованность оспариваемого решения, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, управлением на основании распоряжения от 29.12.2011 N 1344-з в период с 24.01.2012 по 03.02.2012 проведена плановая выездная проверка в отношении ОАО «БАНК УРАЛСИБ» в лице филиала, расположенного по адресу: город Вологда, улица Лермонтова, дом 33, и дополнительных офисов, расположенных по адресам: Вологодская область, город Великий Устюг, улица Дежнева, дом 24; Вологодская область, город Тотьма, улица Белоусовская, дом 26; Вологодская область, город Череповец, Советский проспект, дом 57б.

По результатам проверки составлен акт от 03.02.2012 N 129-04-01, в котором зафиксированы выявленные нарушения обязательных требований законодательства Российской Федерации в сфере защиты прав потребителей.

Управление выдало ОАО «БАНК УРАЛСИБ» предписание от 03.02.2012 N 90/129-04-01 о прекращении нарушений прав потребителей.

Банк, полагая незаконными и нарушающими его права действия управления по проведению проверки, вышеуказанные акт проверки и предписание, обратился в Арбитражный суд Вологодской области с соответствующим заявлением.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования в части, правомерно руководствовался следующим.

Закон о защите прав потребителей регулирует отношения между потребителями и изготовителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей, в том числе право на государственную и общественную защиту их интересов, определяет механизм реализации этих прав.

В соответствии с разъяснением, данным в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.1994 N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей», законодательство о защите прав потребителей регулирует отношения между гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, с одной стороны, и организацией либо индивидуальным предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям, реализующими товары потребителям по договору купли-продажи, выполняющими работы и оказывающими услуги потребителям по возмездному договору, - с другой стороны.

Пунктом 1 статьи 1 Закона о защите прав потребителей предусмотрено, что отношения в области защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации (далее - ГК РФ), указанным Законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Статьей 9 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» определено, что в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом N 2300-1 и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

Согласно пункту 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Управлением при проведении проверки установлено, что Правила комплексного банковского обслуживания физических лиц в ОАО «БАНК УРАЛСИБ», утвержденные приказом от 23.09.2011 N 1339-01 (далее - Правила), договор о предоставлении кредитной линии с льготным периодом кредитования для совершения операций с использованием кредитных карт от 23.11.2011 N 0200-593/00515, типовое заявление о присоединении к Правилам комплексного банковского обслуживания физических лиц в ОАО «БАНК УРАЛСИБ», типовое заявление об открытии вклада через систему ДБО, типовое заявление об открытии вклада, типовое заявление-анкета физического лица об открытии картсчета и выпуске карты/о выпуске карты к текущему счету, типовое заявление о перевыпуске/отказе от перевыпуска/закрытии карты, о блокировке/снятии блокировки с карты, заявление об открытии вклада от 28.11.2011 N 8319873, заявление об открытии вклада от 08.12.2011 N 8395464, типовое уведомление об индивидуальных условиях кредитования на предоставление продукта «Кредитная карта с льготным периодом кредитования», включающее в себя таблицу «Полная стоимость кредита» (в рамках договора для кредитной карты), уведомление об индивидуальных условиях кредитования на предоставление продукта «Кредитная карта с льготным периодом кредитования» от 13.01.2012 N 0200-NJ3/00562, типовые условия размещения вкладов физических лиц в ОАО «БАНК УРАЛСИБ» (пункт 2.5), договор о предоставлении кредитной линии с льготным периодом кредитования для совершения операций с использованием кредитных карт от 23.11.2011 N 0200-593/00515 (пункт 5.2.8) содержат условия ущемляющие права потребителей в части возможности банка на одностороннее изменение условий Правил.

Также в оспариваемом предписании указано на необходимость исключения из пунктов 3.4.4, 4.1 типовых условий размещения вкладов физических лиц в ОАО «БАНК УРАЛСИБ», пунктов 2.4.2, 3.1 типового договора банковского вклада предусматривают право ОАО «БАНК УРАЛСИБ» условия о праве банка по одностороннему изменению процентных ставок.

В апелляционной жалобе общество указало на свое несогласие с решением суда в части вывода о законности предписания в указанной части.

Общество в апелляционной жалобе указало на отсутствие нарушений прав потребителей включением вышеназванных условий в указанные формы заявлений, уведомлений, правил, договоров. Также полагает, что требование управления об исключении банком из действующих договоров указанных выше условий не соответствует законодательству в сфере договорного права.

Апелляционной инстанцией не принимаются указанные доводы подателя жалобы в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуются предоставить денежные средства заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

На основании пункта 1 статьи 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

В соответствии с пунктом 1 статьи 450 ГК РФ изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором.

Статьей 310 ГК РФ установлено, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

При этом как указано в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности», гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, т.е. для банков.

ГК РФ, Закон о защите прав потребителей, иные федеральные законы не предусматривают право банка на одностороннее изменение условий договоров, заключенных с гражданами-потребителями.

Таким образом, включение ОАО «БАНК УРАЛСИБ» в вышеназванные правила, заявления, условия, договоры условий о возможности Банка на одностороннее изменение условий ущемляет установленные законом права потребителя.

Доводы подателя жалобы о том, что оспариваемым предписанием на банк фактически возложена обязанность в одностороннем порядке внести изменения в заключенные с потребителями договоры, что, по его мнению, противоречит положениям гражданского законодательства, не принимаются апелляционной инстанцией, поскольку предписание в рассматриваемой части направлено именно на приведение в соответствие с действующим законодательством соответствующих правил, заявлений, договоров, условий банка.

При этом доводы банка об отсутствии нарушений прав потребителей включением вышеназванных условий в типовые формы заявлений и договоров, поскольку само наличие типовых форм не порождает правоотношений и не является основанием для привлечения банка к ответственности, обоснованно отклонены судом первой инстанции.

Как правильно указал суд первой инстанции, в рассматриваемом случае общество не привлекается к какой-либо ответственности, на него возлагается определенная обязанность по приведению типовых форм документов в соответствие с нормами закона.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, высказанной в постановлении от 23.02.1999 N 4-П, граждане как сторона в договоре, условия которого в соответствии с пунктом 1 статьи 428 ГК РФ определяются банком в стандартных формах, лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора.

Целью предписания является устранение нарушений и причин их повлекших. Поскольку на основании типовых форм производится заключение кредитных договоров с потребителями, включение условий, ущемляющих права потребителей, в типовые формы документов не может быть признано правомерным.

Общество в своей жалобе также сослалось на акт проверки в отношении юридического лица от 29.08.2012 N 795-04-01, в котором, по мнению общества, управление признало, что условия, содержащиеся в документах банка, перечисленных в пункте 1 оспариваемого предписания, не содержат прав конкретных потребителей, следовательно, их не нужно учитывать при рассмотрении вопроса о выполнении предписания от 03.02.2012 N 90/129-04-01.

В свою очередь, управление в дополнениях к отзыву на жалобу общества отразило, что указание в акте такой информации не является основанием для вывода о признании управлением требований общества в указанной части.

Апелляционной инстанцией не принимаются ссылки общества на акт проверки от 29.08.2012 N 795-04-01, поскольку оформление названного акта с таким содержанием не отменяет действие оспариваемого предписания, содержание которого подлежит правовой оценке в рамках рассматриваемого дела. Указанный акт также не свидетельствует о частичном признании управлением требований общества, поскольку пояснения представителя управления и дополнения к отзыву управления на жалобу общества свидетельствуют об обратном.

Следовательно, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что предписание в указанной части вынесено управлением законно и обоснованно.

В оспариваемом предписании на общество возложена обязанность исключить из договора о предоставлении кредитной линии с льготным периодом кредитования для совершения операций с использованием кредитных карт от 23.11.2011 N 0200-593/00515, типового кредитного договора по программе «Под залог имущества» (пункт 5.2), типового договора о залоге транспортного средства к кредитному договору по программе «Автокредит», договора о залоге транспортного средства от 18.07.2011 N 0200-503/03153/03-01 (пункт 1.4.5), типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274, кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007 (пункт 5.2) условия ущемляющие права потребителей, по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей, в части возможности ОАО «УРАЛСИБ» по одностороннему изменению размера вознаграждения, лимита кредита, срока возврата кредита, уплаты начисленных процентов, иных сумм.

Однако, как было указано выше, ГК РФ, Закон о защите прав потребителей, иные федеральные законы не предусматривают право банка на одностороннее изменение условий обязательства, включая изменение срока возврата кредита, размера вознаграждения, лимита кредитования и процентной ставки по договорам, заключенным с гражданами-потребителями.

Таким образом, суд первой инстанции правильно указал, что включение банком данных условий ущемляет установленные законом права потребителя.

Пунктами 5.2 типового кредитного договора по программе «Под залог имущества», типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274, кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007 установлено, что при получении уведомления банка об изменении сроков возврата кредита, уплаты начисленных процентов, иных сумм, причитающихся обществу по договору, заемщик обязан в сроки, указанные в уведомлении банка, погасить задолженность по кредитному договору в полном объеме.

Аналогичный порядок изменения срока возврата кредита установлен пунктом 1.4.5 типового кредитного договора по программе «Автокредит», кредитным договором от 18.07.2011 N 0200-503/03153 с потребителем, в обеспечение которого заключен договор о залоге транспортного средства от 18.07.2011 N 0200-503/03153/03-01.

В пункте 1 статьи 450 ГК РФ указано, что изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено названным Кодексом, другими законами или договором.

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства (статья 310 ГК РФ).

Статьей 452 ГК РФ установлен порядок изменения и расторжения договора, согласно которому соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное. Требование об изменении или о расторжении договора может быт заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный с

рок.

Таким образом, как правильно указал суд первой инстанции, ГК РФ, Закон о защите прав потребителей, иные федеральные законы не предусматривают право банка на одностороннее изменение условий договора путем направления уведомления.

Кроме того, исходя из статьи 29 Закона N 2300-1 по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, кредитная организация не может в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения, увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

С учетом изложенного апелляционный суд согласен с судом первой инстанции в том, что одностороннее изменение условий договора возможно только в случае заключения между банком и гражданином, не являющимся предпринимателем, соответствующего дополнительного соглашения, поскольку условие договора о возможности банка в одностороннем порядке изменять условия договора, в частности срок возврата кредита путем направления уведомления, ущемляет установленные законом права потребителей.

Таким образом, предписание в указанной части является законным и обоснованным.

Управлением установлено, что договор о предоставлении кредитной линии с льготным периодом кредитования для совершения операций с использованием кредитных карт от 23.11.2011 N 0200-593/00515 (пункт 4.2), типовой кредитный договор (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), кредитный договор от 05.10.2011 N 0200-R83/00005, кредитный договор от 20.09.2011 N 0200-R03/00025 (пункты 3.14, 4.3.5, 3.14.1, 3.15), содержат условия, ущемляющие права потребителей, по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей, в части установления противоречащей законодательству очередности погашения задолженности и одностороннего изменения и определения банком порядка очередности погашения обязательств по договору.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что вышеуказанные пункты договоров предусматривают очередность погашения задолженности, противоречащую положениям статьи 319 ГК РФ, в связи с чем управление сделало правильный вывод о том, что данные условия договоров ущемляют установленные законом права потребителей.

Кроме того, изменение очередности погашения задолженности в одностороннем порядке указанной нормой не предусмотрено.

Также управление оспариваемым предписанием возложило обязанность на общество исключить из договора о предоставлении кредитной линии с льготным периодом кредитования для совершения операций с использованием кредитных карт от 23.11.2011 N 0200-593/00515 (пункты 3.4, 4.2, 5.2.10, 6.3), типового кредитного договора по программе «Под залог имущества», типового кредитного договора по программе «Автокредит», кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153, типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274, кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007 (пункты 3.3.1, 3.4), типового кредитного договора по программе «Автокредит», кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153 (пункт 4.2.4), типового кредитного договора по программе «Под поручительство», типового договора поручительства к кредитному договору по программе «Под поручительство», кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274, кредитного договора от 12.10.201 N 0203-403/03007 (пункт 4.2.3), типовых условий порядка исполнения денежного обязательства по закладной к кредитному договору по программе «Под залог имущества» (пункты 1.16, 1.19, 1.20) условия, ущемляющие права потребителей, по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей, в части возможности банка на безакцептное списание денежных средств со счета (счетов) заемщика.

В соответствии со статьей 854 ГК РФ списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента. Без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом.

Согласно пункту 3.1 Положения Центрального банка Российской Федерации от 31.08.1998 N 54-П «О порядке предоставления кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)» (далее - Положение N 54-П) погашение (возврат) размещенных банком денежных средств и уплата процентов по ним производятся путем перечисления средств со счетов клиентов-заемщиков - физических лиц на основании их письменных распоряжений, перевода денежных средств клиентов-заемщиков - физических лиц через органы связи или другие кредитные организации, взноса последними наличных денег в кассу банка-кредитора на основании приходного кассового ордера, а также удержания из сумм, причитающихся на оплату труда клиентам-заемщикам, являющимся работниками банка-кредитора (по их заявлениям или на основании договора).

Таким образом, Положение N 54-П также не предусматривает возможность безакцептного списания банком денежных средств со счета клиента. Напротив, погашение (возврат) размещенных банком денежных средств и уплата процентов по ним производятся по деятельному волеизъявлению заемщика, будь то платежное поручение в случае расчетов в безналичном порядке либо письменное распоряжение, перевод, взнос наличных денег в кассу банка - в иных случаях.

Кроме того, суд первой инстанции, правильно принял во внимание правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 06.07.2001 N 131-О, согласно которой статья 35 (части 1, 2 и 3) Конституции Российской Федерации предусматривает, что право частной собственности охраняется законом; никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Конституционные гарантии, закрепленные в статье 35 Конституции Российской Федерации, распространяются как на отношения в публично-правовой сфере, так и на гражданско-правовые отношения, а принудительное изъятие имущества может быть применено к собственникам лишь после того, как суд вынесет соответствующее решение (что не означает невозможность изъятия имущества на основании решения компетентного органа (лица), если собственник против этого не возражает).

В связи с этим включение в договоры, заключаемые банком с потребителями, условий о возможности безакцептного списания банком с текущего счета заемщика суммы задолженности по договору противоречит приведенным нормам и ущемляет установленные законом права потребителя.

Вместе с тем, суд первой инстанции установил, что в типовом договоре поручительства к кредитному договору по программе «Под поручительство» пункт 4.2.3, содержащий положения о безакцептном списании денежных средств, отсутствует, в связи с чем нарушение прав потребителя в указанной части управлением не доказано, что не оспаривается управлением. Доводов о несогласии с решением суда в указанной части сторонами не приведено.

Оспариваемым предписанием на общество возложена обязанность исключить из типового кредитного договора по программе «Под залог имущества», типового кредитного договора по программе «Автокредит», кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153, типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274, кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007 (пункт 2.1), типового кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита) (пункты 2.1, 2.3 (2.6)), кредитного договора от 05.10.2011 N 0200-R83/00005, кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R03/00025 (пункты 2.1, 2.4), условия, ущемляющие права потребителей, по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей, в части открытия заемщику банковского счета при предоставлении кредита.

Вместе с тем, как указано в пункте 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров» (далее - Информационное письмо N 146) положения кредитного договора о том, что гражданину-заемщику открывается текущий счет в банке-кредиторе, через который осуществляется выдача кредита и его погашение, не нарушают пункт 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, так как открытие такого счета и все операции по нему осуществляются кредитной организацией без взимания платы.

Положения пункта 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, на который ссылается управление в своей апелляционной жалобе, направлены на защиту имущественных интересов потребителя от действий контрагента, обусловившего приобретение нужного потребителю товара приобретением другого товара, который потребителю не нужен и на приобретение которого потребитель не желал бы нести затраты.

Таким образом, пунктом 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей не охватываются случаи, когда услуга (в рассматриваемом деле - услуга по открытию и ведению банковского счета), связанная с другой оказываемой потребителю услугой (выдачей кредита), оказывается потребителю бесплатно.

Управление не представило доказательств того, что в рассматриваемом случае открытие счетов является платной услугой.

Следовательно, вышеуказанные положения договоров сами по себе не нарушают пункт 2 статьи 16 Закона N 2300-1, при таких обстоятельствах, по мнению суда апелляционной инстанции, управление необоснованно возложило обязанность на банк исключить их.

Согласно оспариваемому предписанию банку необходимо исключить из договора о предоставлении кредитной линии с льготным периодом кредитования для совершения операций с использованием кредитных карт от 23.11.2011 N 0200-593/00515 (подпункты 5.2.11, 5.4.4), типового кредитного договора по программе «Под залог имущества», типового кредитного договора по программе «Автокредит», кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153 (подпункт 5.1.4), типового кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), кредитного договора от 05.10.2011 N 0200-R83/00005, кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R03/00025 (подпункт 4.4.3), типового договора ипотеки (подпункт 2.4.3) условия, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей, в части возможности кредитора требовать досрочного возврата задолженности по кредиту в случаях отказа заемщика от изменений условий договора; отказа поручителя от изменения договора\договора поручительства; достижения заемщиком предельного возраста кредитования - 60 лет (при отсутствии действующего договора страхования жизни и риска потери трудоспособности или договора поручительства); достижения заемщиком предельного возраста кредитования -65 лет; при изменении конъюнктуры рынка денежных ресурсов, изменении рынка межбанковских кредитов, ограничительных мер, вводимых действующим законодательством Российской Федерации, предполагающих убыточность исполнения договора для банка, потребовать досрочного возврата кредита, уплаты начисленных процентов, иных сумм, причитающихся банку по договору в следующих случаях: в случае не представления и\или не продления договоров страхования в установленные договором об ипотеке сроки, при неисполнении или ненадлежащем исполнении заемщиками любого из обязательств, предусмотренных договором, договором купли-продажи квартиры\жилого дома и земельного участка\права аренды земельного участка, договором на участие в долевом строительстве; при обнаружении кредитором недостоверной и\или заведомо ложной информации в предоставленных заемщикам документах для получения кредита, при неисполнении или ненадлежащем исполнении залогодателями (должниками) любого из обязательств, предусмотренных договором.

В силу положений статьи 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В соответствии с гражданским законодательством у заемщика возникает обязанность досрочно погасить заем по требованию заимодавца только в определенных случаях (пункт 2 статьи 811 ГК РФ, статья 813 ГК РФ, статья 814 ГК РФ).

Суд первой инстанции правомерно установил, что гражданским законодательством предусматривается ограниченное число случаев, когда займодавец может потребовать досрочное погашение кредита заемщиком, следовательно, неправомерны действия банка по включению в вышеуказанные договоры условий с дополнительным перечнем таких случаев, не предусмотренных положениями ГК РФ.

Аналогичная правовая позиция изложена в пункте 4 Информационного письма N 146.

Подателем апелляционной жалобы указанный вывод не опровергнут.

Общество ссылается, что перечень условий, дающих возможность кредитору требовать досрочного возврата задолженности по кредиту, очевидно свидетельствует о том, что при их наступлении предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок.

Однако апелляционный суд не может с этим согласиться, поскольку ГК РФ установлено условие о фактическом нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной суммы займа, или невыполнении заемщиком предусмотренных договором займа обязанностей по обеспечению возврата суммы займа, а не о возможном или предполагаемом наступлении таких последствий.

Ссылки банка на статьи 813, 343 ГК РФ в части правомерности условия о досрочном возврате суммы кредита в связи с обязанностью страхования предмета залога, судом первой инстанции исследованы и им дана правовая оценка, с которой апелляционный суд согласен.

Статья 813 ГК РФ наделяет займодавца правом требовать досрочного возврата суммы займа при невыполнении обязанностей, предусмотренных договором займа по обеспечению возврата суммы займа, а также утрате обеспечения или ухудшении его условий по обстоятельствам, за которые займодавец не отвечает.

Вместе с тем из толкования статьи 329 ГК РФ не следует, что к способам обеспечения исполнения обязательств относится договор страхования. Факт утраты или повреждения предмета залога не означает автоматического нарушения заемщиком своих обязательств по кредитному договору.

С учетом изложенного, суд первой инстанции правомерно признал, что включение в договоры рассмотренных положений не соответствует действующему законодательству, предписание в указанной части выдано законно и обоснованно.

Оспариваемым предписанием на ОАО «БАНК УРАЛСИБ» возложена обязанность исключить из типового кредитного договора по программе «Под залог имущества», типового кредитного договора по программе «Автокредит», кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153, типового договора о залоге транспортного средства к кредитному договору по программе «Автокредит», договора о залоге транспортного средства от 18.07.2011 N 0200-503/03153/03-01, типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007 (подпункты 3.5, 5.3), договора поручительства от 12.10.2011 N 0203-403/03007/011 (подпункт 1.2.5) условия ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей в части возможности банка взыскивать с заемщика комиссию за изменение условий кредитования по инициативе заемщика.

Как правильно указал суд первой инстанции, комиссия за изменение условий кредитования по инициативе заемщика не предусмотрена ни ГК РФ, ни Законом о защите прав потребителей, ни какими-либо другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, соответственно данное условие возлагает на заемщиков дополнительные обременения, противоречащие законодательству, и нарушает права граждан-потребителей.

Доводы ОАО «БАНК УРАЛСИБ» о том, что рассматриваемая комиссия является платой за услугу банка по изменению условий кредитования по инициативе заемщика, основаны на неверном толковании норм права.

Следовательно, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что предписание в указанной части является законным и обоснованным.

При этом судом первой инстанции установлено, что пункт 3.5 кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274 не содержит положений о взимании комиссии за услуги по изменению условий кредитования, а пункт 5.3 в указанном договоре отсутствует, в связи с чем суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания законным оспариваемого предписания в указанной части, что сторонами не оспаривается.

Также управлением предписано банку исключить из договора о предоставлении кредитной линии с льготным периодом кредитования для совершения операций с использованием кредитных карт от 23.11.2011 N 0200-593/00515 пункт 5.3.10, из типового кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R03/00025, кредитного договора от 05.10.2011 N 0200 - R 83/00005 пункты 1.4, подпункты 4.1.4.2, 4.1.4.3, 4.1.7, 4.1.7.2, 1.4, типового договора ипотеки пункты 2.1.1.2, 2.1.1.3, 2.1.4, 2.1.3, содержащие условия, обязывающие заемщика заключить договоры страхования жизни и потери трудоспособности, личного страхования, страхования ответственности.

При системном толковании статей 421, 819 ГК РФ, пункта 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей следует вывод, что включение в кредитный договор условий о страховании может расцениваться как нарушение прав потребителей в том случае, когда заемщик был лишен возможности заключения кредитного договора без добровольного страхования своей жизни и здоровья и получения кредита.

В силу пункта 8 Информационного письма N 146 включение в кредитный договор с заемщиком-гражданином условия о страховании его жизни и здоровья не нарушает прав потребителя, если заемщик имел возможность заключить с банком кредитный договор и без названного условия.

В рассматриваемом случае, суд первой инстанции проанализировал положения указанных выше договоров, установил, что из типовой формы кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), следует, что включение условий пунктов 4.1.4.2, 4.1.4.3, 4.1.7, 4.1.7.2 производится в случае включения в кредитный договор пунктов 1.4.3, 1.4.4 согласно которым страхование рисков, связанных с причинением вреда жизни и здоровью застрахованного лица, страхование ответственности заключается по соглашению сторон, пункты указываются при их наличии; согласно типовой формы договора ипотеки пункты 2.1.1.2, 2.1.1.3, 2.1.3, 2.1.4 включаются в договор только при условии включения их в кредитный договор; из пункта 1.1 типовой формы кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), условий кредитных договоров от 05.10.2011 N 0200-R83/00005, от 20.09.2011 N 0200- R 03/00025, заключенных в соответствии с указанной типовой формой, на основании пункта 1.6 типового договора ипотеки усматривается, что заемщику предоставляется право заключения кредитного договора как при условии страхования с пониженной ставкой по кредиту, так и без условия страхования с повышенной ставкой пользования кредитом.

Таким образом, потребитель, располагающий на стадии заключения договора информацией о предложенной ему услуге, в том числе об условии, предусматривающем возможность принятия участия в страховании, в соответствии со своим волеизъявлением, принимает на себя все права и обязанности, определенные договором, либо отказывается от его заключения.

Управление в апелляционной жалобе ссылается на пункт 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, в соответствии с которым запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.

Вместе с тем, из условий вышеуказанных договоров следует, что решение банка о предоставлении кредита не зависит от согласия заемщика застраховать свою жизнь, здоровье и ответственность в пользу банка, доказательств того, что выдача кредитов обусловлена обязательным страхованием жизни потребителя управлением, в материалы дела не представлено. В данном случае от согласия заемщика на страхование своей жизни, здоровья и ответственности в пользу банка зависит только процентная ставка по кредиту. Доказательств того, что процентные ставки по кредитам без оформления договора страхования являются завышенными не представлено.

Следовательно, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что предписание в части исключения пунктов 4.1.4.2, 4.1.4.3, 4.1.7, 4.1.7.2, из типового кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R03/00025, кредитного договора от 05.10.2011 N 0200 - R 83/00005, пунктов 1.4 из кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R03/00025, кредитного договора от 05.10.2011 N 0200 - R 83/00005, пунктов 2.1.1.2, 2.1.1.3, 2.1.4, 2.1.3 из типового договора ипотеки является незаконным.

При этом договор о предоставлении кредитной линии с льготным периодом кредитования для совершения операций с использованием кредитных карт от 23.11.2011 N 0200-593/00515 не содержит положений, свидетельствующих о возможности заемщика заключить договор без условия пункта 5.3.10 о страховании жизни и риска потери трудоспособности при достижении заемщиком возраста 58 лет. Доказательств иного банком не представлено. Следовательно, предписание в части исключения указанного пункта из договора является правомерным.

Согласно оспариваемому предписанию на общество возложена обязанность исключить из типового кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), кредитного договора от 05.10.2011 N 0200-R 83/00005, кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R 03/00025 (пункт 4.3.4) условия ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей в части возложения обязанности на заемщика заключить договоры страхования жизни и потери трудоспособности, личного страхования, страхования ответственности.

Вместе с тем судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что пункт 4.3.4 вышеуказанных договоров устанавливает, что на основании письменного заявления заемщиков банк безвозмездно предоставляет справку о размерах остатка суммы кредита и размере начисленных, но не уплаченных процентов за пользование кредитом, но не чаще чем один раз в квартал (в рамках социальных программ, реализуемых государством).

С учетом изложенного, вывод суда о незаконности оспариваемого предписания в части пункта 4.3.4 типового кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), кредитного договора от 05.10.2011 N 0200-R 83/00005, кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R 03/00025 в связи с тем, что он не содержит условий, возлагающих обязанность на заемщика заключить договоры страхования жизни и потери трудоспособности, личного страхования, страхования ответственности, является обоснованным. Доводов о не согласии с решением суда в указанной части сторонами не заявлено.

Вместе с тем согласно оспариваемому предписанию обществу необходимо исключить из типового кредитного договора (кредит на приобретение жилого недвижимого имущества, на погашение ранее предоставленного кредита), кредитного договора от 05.10.2011 N 0200 - R 83/00005, кредитного договора от 20.09.2011 N 0200- R 03/00025 пункт 4.3.4, содержащий условия, ущемляющие права потребителя в части предоставления справки о размерах остатка суммы кредита и размере начисленных, но не уплаченных процентов за пользование кредитом, но не чаще чем один раз в квартал.

По смыслу абзаца четвертого пункта 2 статьи 10 Закона о защите прав потребителей потребитель всегда имеет право знать о размере своей задолженности перед банком, сумме уплаченных процентов, предстоящих платежах с раздельным указанием суммы процентов, подлежащих уплате, и оставшейся суммы кредита.

Как правильно указал суд первой инстанции, реализация данного права потребителя не может быть обусловлена ограничением периодичности получения такого рода информации.

При этом не имеет правового значения форма справки о размерах остатка суммы кредита и размере начисленных, но не уплаченных процентов за пользование кредитом (специальность программы кредитования).

С учетом изложенного рассмотренные положения кредитных договоров противоречат статье 10 Закона о защите прав потребителей и ущемляют права граждан, в связи с этим предписание об их исключении выдано правомерно.

Также оспариваемым предписанием на банк возложена обязанность исключить из кредитного договора от 05.10.2011 N 0200-R83/00005, кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R03/00025 (пункт 3.17.3), кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274, кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007, типового кредитного договора по программе «Под залог имущества», кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153, (пункт 3.5), типовых условий и порядка исполнения денежного обязательства по закладной к кредитному договору по программе «Под залог имущества» (пункт 1.25), условия, ущемляющие права потребителей, по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей, в части ограничения суммы досрочного платежа заемщиком.

Вышеприведенными пунктами договоров установлена минимальная сумма досрочного платежа, заявляемая заемщиком (не менее 10 000 рублей).

Статьей 315 ГК РФ предусмотрено, что должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа.

В силу части 2 статьи 810 ГК РФ сумма займа, предоставленного под проценты заемщику-гражданину для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, может быть возвращена заемщиком-гражданином досрочно полностью или по частям при условии уведомления об этом займодавца не менее чем за тридцать дней до дня такого возврата. Договором займа может быть установлен более короткий срок уведомления займодавца о намерении заемщика возвратить денежные средства досрочно.

Следовательно, законом право заемщика на досрочный возврат займа обусловлено только необходимостью уведомления займодавца о таком намерении и не должно содержать ограничений в виде установления минимальной суммы досрочного возврата.

В соответствии со статьей 32 Закона N 2300-1 потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Таким образом, по смыслу положений законодательства о защите прав потребителей банк не вправе отказаться принимать или иным образом ограничивать досрочное исполнение заемщиком-потребителем обязательств по кредитному договору.

Следовательно, рассматриваемые условия, включенные банком в кредитные договоры, не соответствуют закону и ограничивают права потребителя по сравнению с установленными законодательством.

Управлением предписано банку исключить из договора о предоставлении кредитной линии с льготным периодом кредитования для совершения операций с использованием кредитных карт от 23.11.2011 N 0200-593/00515 (пункт 12.2.2), кредитного договора от 05.10.2011 N 0200-R83/00005, кредитного договора от 20.09.2011 N 0200-R03/00025 (пункт 7.4.2), кредитного договора от 24.06.2011 N 0200-773/00274, кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007 (пункт 8.5.2), договора поручительства от 12.10.2011 N 0203-403/03007/011 (пункт 6.3), кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153 (пункт 8.5.2), договора о залоге транспортного средства от 18.07.2011 N 0200-503/03153/03-01 (пункт 5.4), условия, ущемляющие права потребителей, по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей, в части ограничения права потребителя на рассмотрение и разрешение предъявленного ОАО «УРАЛСИБ» к нему искового заявления, только в Третейском суде ОАО «УРАЛСИБ», а также обжаловать решение Третейского суда ОАО «УРАЛСИБ» в суд.

Вышеуказанными положениями договоров установлено, что иски (иные не исковые требования) к заемщику передаются на разрешение Третейского суда при ОАО «УРАЛСИБ» в соответствии с регламентом этого суда и назначением количественного и персонального состава судей для рассмотрения конкретного спора по усмотрению Председателя суда. При этом стороны договорились, что решение Третейского суда по конкретному спору является окончательным и не может быть оспорено.

В соответствии с частями 1, 4 статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора; условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

В силу статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим в момент его заключения.

Согласно части 1 статьи 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд (далее - суд).

В соответствии со статьей 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений; дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов.

Статьей 28 ГПК РФ предусмотрено, что иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации.

Согласно частям 7 и 10 статьи 29 ГПК РФ иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора. Выбор между несколькими судами, которым согласно настоящей статье подсудно дело, принадлежит истцу.

Разъясняя в Постановлении от 28.06.2012 N 17 ряд процессуальных особенностей рассмотрения дел о защите прав потребителей, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей, в силу пункта 1 статьи 11 ГК РФ, статьи 17 Закона о защите прав потребителей, статьи 5 и пункта 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ подведомственны судам общей юрисдикции.

Из приведенных положений гражданского и гражданского процессуального законодательства, следует, что право выбора суда принадлежит истцу (потребителю), а ограничение этого права ущемляет права потребителя.

При этом в случае обращения банка с каким-либо заявлением к потребителю, соответствующий иск должен быть предъявлен по месту жительства ответчика.

В рассматриваемом случае судом установлено и материалами дела подтверждается, что в договоры Банком включены условия о подведомственности споров третейскому суду, а также условия, лишающие потребителя права на обжалования решения третейского суда.

Вместе с тем условия, устанавливающие, что решение Третейского суда по конкретному спору является окончательным и не может быть оспорено, нарушают права потребителей.

В данном случае указанное условие лишает потребителя права для обращения в суд в случае вынесения решения Третейским судом ОАО «УРАЛСИБ» по заявлению банка не в пользу потребителя.

Следовательно, предписание в части возложения на банк обязанности по исключению пункта 12.2.2 договора о предоставлении кредитной линии с льготным периодом кредитования для совершения операций с использованием кредитных карт N 0200-593/00515 от 23.11.2011, пункта 7.4.2 кредитного договора N 0200- R 83/00005 от 05.10.2011, кредитного договора N 0200- R 03/00025 от 20.09.2011, пункта 8.5.2 кредитного договора N 0200-773/00274 от 24.06.2011, кредитного договора N 0203-403/03007 от 12.10.2011, кредитного договора N 0200-503/03153 от 18.07.2011, пункта 6.3 договора поручительства N 0203-403/03007/011 от 12.10.2011, пункта 5.4 договора о залоге транспортного средства N 0200-503/03153/03-0Г от 18.07.2011 является законным и обоснованным.

Оспариваемым предписанием банку также предписано исключить из типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007 (пункты 6.1.2, 6.3.1, 6.3.2), договора поручительства к кредитному договору по программе «Под поручительство», договора поручительства от 12.10.2011 N 0203-403/03007/011 (пункт 1.2.4), кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153 (пункты 6.1.1, 6.3.1, 6.3.2), договора о залоге транспортного средства от 18.07.2011 N 0200-503/03153/03-01 (пункт 1.4.4), типовых условий и порядка исполнения денежного обязательства по закладной к кредитному договору по программе «Под залог имущества» (пункт 6.1), типового кредитного договора по программе «Под залог имущества» (пункты 7.3, 7.1.2), типового кредитного договора по программе «Автокредит» (пункты 6.1.1, 6.3.1, 6.3.2), типового договора о залоге транспортного средства к кредитному договору по программе «Автокредит» (пункт 1.4.4), условия, ущемляющие права потребителей, по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей в части возложения обязанности на заемщика при просрочке исполнения обязательств по возврату кредита и\или уплате процентов за пользование кредитом, а также иных срочных обязательств, предусмотренных договором, уплатить банку штраф за каждый факт просрочки и неустойку.

Судом первой инстанции установлено, что пунктами 6.1.2, 6.3.2 типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007, пунктами 6.1.1, 6.3.2 кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153, типового кредитного договора по программе «Автокредит», установлено, что при просрочке исполнения обязательств по договору по возврату кредита или уплате процентов заемщик уплачивает банку неустойку (в размере 0,50 % от общей суммы просроченного платежа).

Исходя из положений ГК РФ, исполнение обязательств по договору может обеспечиваться неустойкой.

Согласно статье 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Условия кредитных договоров от 12.10.2011 N 0203-403/03007, от 18.07.2011 N 0200-503/03153 свидетельствуют о согласовании с потребителями размера и даты погашения ежемесячного очередного платежа в соответствии с графиком. Графики возврата и уплаты процентов являются приложением к типовым формам кредитных договоров (приложение N 2).

Таким образом, суд первой инстанции правомерно указал, что условия пунктов 6.1.2, 6.3.2 типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007, пунктов 6.1.1, 6.3.2 кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153, типового кредитного договора по программе «Автокредит», о взыскании неустойки за нарушение сроков внесения кредита (процентов по кредиту) не противоречит закону и не ущемляет права потребителя.

Аналогичный вывод содержится в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.03.2010 N 7171/09.

Следовательно, как правильно указал суд первой инстанции, предписание в части исключении из договоров пунктов, содержащих условия о взыскании неустойки выдано банку неправомерно.

Пунктом 1.2.4 договора поручительства к кредитному договору по программе «Под поручительство», договора поручительства от 12.10.2011 N 0203-403/03007/011, пунктом 1.4.4 договора о залоге транспортного средства от 18.07.2011 N 0200-503/03153/03-01, типового договора о залоге транспортного средства к кредитному договору по программе «Автокредит, пунктом 6.1 типовых условий и порядка исполнения денежного обязательства по закладной к кредитному договору по программе «Под залог имущества», пунктом 7.1.2 7.3 типового кредитного договора по программе «Под залог имущества», пунктом 6.3.1 типового кредитного договора по программе «Под поручительство», кредитного договора от 12.10.2011 N 0203-403/03007, кредитного договора от 18.07.2011 N 0200-503/03153, типового кредитного договора по программе «Автокредит» установлено, что заемщик при просрочке исполнения обязательств по возврату кредита и\или уплате процентов за пользование кредитом, а также иных срочных обязательств, предусмотренных договором помимо неустойки обязан уплатить банку штраф (в размере 200 (двести) российских рублей за каждый факт просрочки).

Статьей 811 ГК РФ определено, что, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ.

Апелляционный суд согласен с тем, что в рассматриваемом случае, спорными условиями договоров одновременно предусмотрен такой вид ответственности как неустойка за нарушение сроков погашения обязательств, которая является мерой гражданско-правовой ответственности и взыскивается в связи с просрочкой исполнения обязательств и дополнительно штрафа за образование задолженности по просроченному платежу, что является применением двойной меры гражданско-правовой ответственности за одно нарушение договора - просрочку платежа.

Однако применением двойной меры гражданско-правовой ответственности противоречит статье 1 ГК РФ, а также абзацу шестому пункта 15 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».

Следовательно, оспариваемое предписание в части исключения условий, ущемляющих права потребителей, по сравнению с правилами, установленными законодательством Российской Федерации в области защиты прав потребителей в части возложения обязанности на заемщика при просрочке исполнения обязательств по возврату кредита и\или уплате процентов за пользование кредитом, а также иных срочных обязательств, предусмотренных договором помимо неустойки уплатить банку штраф (в размере 200 (двести) российских рублей за каждый факт просрочки) является законным и обоснованным.

Доводы банка о неисполнимости предписания в связи с тем, что одностороннее изменение условий договоров не допускается, а заемщики с предложением об изменении условий не обращались, правомерно отклонен судом первой инстанции, поскольку предписание не устанавливает порядок его исполнения, в связи с чем, общество не ограничено в выборе действий, направленных на исполнение с учетом требований гражданского законодательства и законодательства о защите прав потребителей.

Банк в апелляционной жалобе также ссылается на нарушение управлением при проведении проверки положений Закона N 294-ФЗ.

Так, по мнению подателя жалобы, управлением нарушена часть 2 статьи 9 указанного закона, согласно которой плановые проверки проводятся не чаще чем один раз в три года.

Однако согласно части 2 статьи 12 Закона N 294-ФЗ выездная проверка (как плановая, так и внеплановая) проводится по месту нахождения юридического лица, месту осуществления деятельности индивидуального предпринимателя и (или) по месту фактического осуществления их деятельности.

Частью 4 статьи 13 указанного Закона установлено, что срок проведения каждой из предусмотренных статьями 11 и 12 Закона N 294-ФЗ проверок в отношении юридического лица, которое осуществляет свою деятельность на территориях нескольких субъектов Российской Федерации, устанавливается отдельно по каждому филиалу, представительству юридического лица.

В соответствии с пунктом 2 статьи 55 ГК РФ филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства.

Филиал ОАО «БАНК УРАЛСИБ» в городе Вологде наделен полномочиями по представлению интересов юридического лица в силу закона.

Таким образом, поскольку банк осуществляет свою деятельность на территориях нескольких субъектов Российской Федерации, срок проведения плановых проверочных мероприятий в отношении каждого филиала, представительства, подразделения в силу части 4 статьи 13 Закона N 294-ФЗ, устанавливается отдельно по месту нахождения каждого филиала. При этом деятельность филиала носит самостоятельный и законченный характер. Федеральным законом N 294-ФЗ не установлено, что интервал между проверками различных филиалов юридического лица должен составлять три года.

В данном случае из материалов дела видно и обществом не оспаривается, что в отношении филиала ОАО «БАНК УРАЛСИБ» в городе Вологде плановая проверка назначена впервые с целью контроля соблюдения законодательства о защите прав потребителей, сведения о повторном проведении такой проверки в материалах дела отсутствуют.

Кроме того, срок проведения проверки, не превышает сроков, установленных статьей 13 Закона N 294-ФЗ.

Ссылка Банка на нарушение пункта 4 статьи 13 Закона N 294-ФЗ несостоятельна, поскольку проверки филиалов Банка, организованные в других субъектах Российской Федерации в 2009-2011 годах, проведены иными органами контроля и надзора. Доказательств того, что плановая проверка Банка по месту деятельности его Вологодского филиала уже проводилась Управлением Роспотребнадзора по Вологодской области, не представлено.

Учитывая согласование управлением проведения плановой выездной проверки общества по месту нахождения его филиала на территории города Вологды с прокуратурой Вологодской области, и размещения соответствующей информации на официальном сайте Генеральной прокуратуры Российской Федерации (что не отрицается заявителем), - не требуется в связи с этим, какого-либо согласования с Хамовнической межрайонной прокуратурой (Москва).

Какого-либо противоречия в этой связи с условиями подпункта «д» пункта 3 Правил подготовки органами государственного контроля (надзора) и органами муниципального контроля ежегодных планов проведения плановых проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2010 N 489, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Апелляционный суд считает, что проведение проверки в отношении филиала ОАО «БАНК УРАЛСИБ» в городе Вологде, не противоречит требованиям Закона N 294-ФЗ и не нарушает прав и законных интересов банка в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

С учетом изложенного оснований для отмены принятого по данному делу решения суда и удовлетворения апелляционных жалоб не имеется.

Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

п о с т а н о в и л :

решение Арбитражного суда Вологодской области от 31 января 2013 года по делу N А13-3526/2012 оставить без изменения, апелляционные жалобы открытого акционерного общества «БАНК УРАЛСИБ» и Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Вологодской области - без удовлетворения.

     Председательствующий
О.Б.Ралько
Судьи
Т.В.Виноградова
А.Ю.Докшина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: 14АП-1813/2013
А13-3526/2012
Принявший орган: Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 06 июня 2013

Поиск в тексте