• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 мая 2013 года
Дело N А65-23058/2011

г. Самара

Резолютивная часть постановления объявлена 27 мая 2013 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 30 мая 2013 года.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Бажана П.В.,

судей Марчик Н.Ю., Холодной С.Т., при ведении протокола секретарем судебного заседания Сальмановым А.Р., с участием:

от заявителя - Ефимова Н.Г., доверенность от 30 сентября 2011 года N 05/11,

от ИФНС России по Московскому району города Казани - Каламасов И.Н., доверенность от 15 марта 2013 года N 24-0-10/003906,

от Межрайонной ИФНС России N 5 по Республике Татарстан - извещен, не явился,

от Межрайонной ИФНС России N 12 по Приморскому краю - извещен, не явился,

от третьего лица - извещен, не явился,

рассмотрев в открытом судебном заседании 27 мая 2013 года в помещении суда апелляционную жалобу ИФНС России по Московскому району города Казани на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 12 марта 2013 года по делу N А65-23058/2011 (судья Сальманова Р.Р.),

по заявлению закрытого акционерного общества Научно-производственного объединения «РЕПЕР» (ИНН 1657006057, ОГРН 1021603287892), город Казань Республики Татарстан, к ИФНС России по Московскому району города Казани, город Казань Республики Татарстан, Межрайонной ИФНС России N 5 по Республике Татарстан, город Казань Республики Татарстан, Межрайонной ИФНС России N 12 по Приморскому краю, город Владивосток, третье лицо: УФНС России по Республике Татарстан, город Казань Республики Татарстан, о признании недействительным решения,

УСТАНОВИЛ:

Закрытое акционерное общество Научно-производственного объединения «РЕПЕР» (далее - Общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к ИФНС России по Московскому району города Казани (далее - Инспекция, налоговый орган), о признании недействительным решения от 30 июня 2011 года N 2.11-0-39/15.

Определениями суда от 03.10.2011 г. к участию в деле привлечено третье лицо УФНС России по Республике Татарстан (далее - Управление), а 18.01.2012 г. и 30.01.2013 г. к участию в деле привлечены Межрайонная ИФНС России N 5 по Республике Татарстан (далее - второй ответчик) и Межрайонная ИФНС России N 12 по Приморскому краю (далее - третий ответчик).

Решением суда от 26.03.2012 г., оставленного без изменения постановлением апелляционной инстанции от 19.06.2012 г. заявленные Обществом требования удовлетворены частично.

Признано недействительным решение ИФНС России по Московскому району города Казани от 30.06.2011 г. N 2.11-0-39/15 в части предложения уплатить налог на прибыль в сумме 8 192 350 руб. 96 коп., предложения уплатить налог на добавленную стоимость в сумме 6 724 102 руб. 46 коп., соответствующие суммы налогов пени и штрафы.

Постановлением суда кассационной инстанции от 02.10.2012 г. судебные акты первой и апелляционной инстанций отменены с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Основанием для отмены судебных актов послужил вывод суда кассационной инстанции о том, что судами при вынесении судебных актов дана оценка каждому доводу налогового органа в отдельности, но при этом суды не дали оценку этим доводам в совокупности и взаимосвязи.

Решением суда от 12.03.2013 г. заявленные Обществом требования удовлетворены частично.

Суд признал недействительным и несоответствующим НК РФ решение Инспекции от 30.06.2011 г. N 2.11-0-39/15 в части предложения уплатить налог на прибыль в сумме 8 192 350 руб. 96 коп., предложения уплатить НДС в сумме 6 724 102 руб. 46 коп., соответствующие суммы налогов пени и штрафы. При этом суд обязал Межрайонную ИФНС России N 12 по Приморскому краю устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Общества.

Производство по делу в отношении Межрайонной ИФНС России N 5 по Республике Татарстан прекратил. В остальной части заявленных требований отказал.

ИФНС России по Московскому району города Казани, не согласившись с решением суда, обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит решение отменить в части удовлетворения требований заявителя, принять новый судебный акт об отказе Обществу в удовлетворении заявления в полном объеме.

В судебном заседании представитель ИФНС России по Московскому району города Казани поддержала апелляционную жалобу по указанным в ней основаниям, просила отменить решение суда в части удовлетворения требований заявителя, и принять новый судебный акт об отказе Обществу в удовлетворении заявления в полном объеме.

Межрайонная ИФНС России N 12 по Приморскому краю представила в суд отзыв на апелляционную жалобу, который приобщен к материалам дела, где указывает, что поддерживает доводы жалобы ИФНС России по Московскому району города Казани и просит рассмотреть дело в отсутствие их представителя.

Представитель Общества в судебном заседании просил решение суда в обжалуемой части оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения по основаниям, изложенным в письменных пояснениях, приобщенных к материалам дела.

На основании ст. 156 АПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает апелляционную жалобу в отсутствие представителей УФНС России по Республике Татарстан, Межрайонной ИФНС России N 12 по Приморскому краю и Межрайонной ИФНС России N 5 по Республике Татарстан, извещенных надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания.

Проверив решение суда первой инстанции в обжалуемой части в соответствии с правилами, предусмотренными ч. 5 ст. 268 АПК РФ, выслушав явившихся представителей лиц, участвующих в деле, оценив в совокупности, имеющиеся в деле доказательства, суд апелляционной инстанции считает решение суда законным и обоснованным, а апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, ИФНС России по Московскому району города Казани проведена выездная проверка Общества по вопросам соблюдения налогового законодательства в соответствии с программой проверяемых вопросов, по результатам которой были выявлены нарушения, отражённые в Акте проверки N 2.11-0-38/17 от 06.06.2011 г.

По результатам рассмотрения Акта и представленных налогоплательщиком возражений налоговым органом принято решение N 2.11-0-39/15 от 30.06.2011 г. о привлечении к налоговой ответственности по ст. 122 НК РФ в сумме 2 626 413,43 руб. за неполную уплату налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, а также предложения уплатить: налог на прибыль в сумме 8 342 122 руб., НДС в сумме 6 788 360,87 руб., налога на имущество в сумме 8 260 руб., налог на доходы физических лиц (налоговый агент) в сумме 3 923,18 руб., а также соответствующие пени.

Решением УФНС России по Республике Татарстан от 26.08.2011 г. N 533 апелляционная жалоба Общества оставлена без удовлетворения, а решение налогового органа оставлено без изменения.

Исследовав представленные доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что заявленные Обществом требования подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Пунктами 1.1.2, 1.1.3, 1.1.4, 1.1.5, 1.1.6, 1.1.7, 1.1.8, 1.2.2, 1.2.3, 1.2.4, 1.2.5, 1.2.6, 1.2.7 оспариваемого решения Инспекцией доначислен налог на прибыль в сумме 8 293 403 руб. 68 коп. и налог на добавленную стоимость в сумме 6 724 102 руб. 46 коп.

Как следует из оспариваемого решения, основанием для доначисления 8 293 403 руб. 68 коп. налога на прибыль за 2007 - 2009 г. послужило неправомерное, по мнению Инспекции, отнесение на расходы сумм, перечисленных Обществом в оплату за приобретённые работы контрагентам - ООО «Норд», ООО «ТК «Техрезерв», ООО «Логос Плюс», ООО «Горизонт», ООО «Стандарт», ООО «Ситалл».

Кроме того, по тем же основаниям Инспекцией признано неправомерным применение Обществом налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость по счетам-фактурам, выставленным этих же контрагентами. В связи с отказом в вычетах установлена неуплата НДС за 2007 - 2009 г. в сумме 6 724 102 руб. 46 коп.

Основанием для вышеуказанных выводов Инспекции послужили следующие обстоятельства: физические лица, руководители организаций отрицают свою причастность к деятельности ООО «Норд», ООО «ТК «Техрезерв», ООО «Логос Плюс», ООО «Горизонт», ООО «Стандарт», ООО «Ситалл» (представлены объяснения физических лиц - руководителей спорных организаций отобранные сотрудником правоохранительного органа); работы выполнялись силами заявителя, без привлечения субподрядных организаций (представлены объяснения должностных лиц, представителей заказчиков), объем выполняемых работ не требовал привлечения субподрядчиков; пропуска на проведение работ в организациях, имеющих пропускной режим, оформлялись на работников заявителя, а не на лиц, работающих у субподрядчиков заявителя.

Проанализировав данные нарушения, Инспекция сделала вывод, что заявитель не проявил должный уровень заботливости и осмотрительности при заключении договоров с данными контрагентами, а также, что первичные документы, представленные на проверку заявителем, являются недостоверными, и включение затрат на оплату товаров (работ, услуг) вышеназванным контрагентам в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, а также принятие к вычету сумм НДС, предъявленных налогоплательщику по счетам-фактурам, выставленным вышеназванными контрагентами, являются необоснованными.

Из материалов дела следует, что заявителем в 2007 - 2009 г. осуществлялись работы на основании геологических заданий ОАО «Татнефть» им. В.Д. Шашина, ЗАО «Ритэк-Внедрение», ООО «ТНГ-АлГИС», в которых указаны объект исследования, целевое назначение работ, пространственные границы объекта и основные оценочные параметры; геологические задачи; последовательность их выполнения; основные методы их решения, календарные планы. Наименование работ в договоре соответствуют геологическому заданию. Как правило, приложены сметные расчеты стоимости работ. То есть, документы по взаимоотношениям с заказчиками оформлялись в соответствии с требованиями действующего законодательства в области геологии.

Заявителем для выполнения вышеуказанных работ привлекались субподрядчики - ООО «Норд», ООО «ТК «Техрезерв», ООО «Логос Плюс», ООО «Горизонт», ООО «Стандарт», ООО «Ситалл».

Однако суд апелляционной инстанции считает, что фактическое выполнение работ контрагентами подтверждается имеющимися в материалах дела всеми необходимыми первичными документами - актами выполненных работ, справками о стоимости выполненных работ, счетами-фактурами, которые исследованы судом первой инстанции и им дана надлежащая оценка.

Налоговый орган на листе 5-19 оспариваемого решения сопоставил выполненные спорными субподрядчиками работы, и установил, что выполненные работы переданы заказчикам работ - ОАО «Татнефть» им. В.Д.Шашина, ЗАО «Ритэк-Внедрение», ООО «ТНГ-АлГИС».

При этом налоговый орган не оспаривает, что заявитель на основании платежных поручений осуществлял перечисления денежных средств в пользу спорных субподрядчиков, а поэтому суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что приобретённые работы, были оплачены заявителем путём перечисления денежных средств на расчётные счета контрагентов в банках.

В соответствии со ст. 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 НК РФ). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии с п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные ст. 171 налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с гл. 21 НК РФ, а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав.

Вычетам подлежат, если иное не установлено ст. 172 НК РФ, суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав и при наличии соответствующих первичных документов.

Иных требований к налогоплательщику, применяющему налоговые вычеты по НДС, законодательство не содержит.

Судом первой инстанции правомерно установлено, что заявителем на налоговую проверку представлены все необходимые документы, подтверждающие право на учет затрат и применение налогового вычета: акты выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ, счета-фактуры, платежные поручения и т.д. Копии этих документов представлены налоговым органом в материалы дела. Первичные документы и счета-фактуры составлены в полном соответствии с положениями ст. 169 НК РФ и Федерального закона «О бухгалтерском учете».

При этом в решении ответчика не оспаривается факт оприходования, реальной оплаты и использования заявителем в производственной деятельности работ. В ходе рассмотрения дела доказательств, опровергающих реальный характер хозяйственных операций, совершённых заявителем с указанными контрагентами, ответчиком не представлено.

Пленум ВАС РФ в Постановлении N 53 от 12.10.2006 г. разъяснил, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (п. 1 Постановления).

Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

В ходе проведения налоговой проверки ответчиком было установлено, что все организации-контрагенты зарегистрированы в качестве юридических лиц в порядке, установленном действующим законодательством. Акты государственной регистрации этих организаций недействительными не признаны.

В соответствии с действующим законодательством регистрация юридических лиц (в том числе присвоение ИНН, внесение записей в Единый государственный реестр юридических лиц) осуществляется налоговыми органами. Включение юридического лица в Единый государственный реестр юридических лиц публично подтверждает реальность существования и правоспособность такого участника гражданского оборота.

Таким образом, если налоговые органы зарегистрировали все указанные организации в качестве юридических лиц и поставили на учет, то они тем самым признали их право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности.

Налоговый орган, в отличие от налогоплательщика, является единственным участником налоговых правоотношений, который имеет законодательное право контролировать соблюдение гражданами и юридическими лицами требований законодательства о налогах и сборах. В этой части выводы суда соответствуют правовой позиции ФАС Поволжского округа, выраженной в постановлении от 07.07.2009 г. по делу N А65-22192/2008.

Судом установлено, что заявитель при вступлении в хозяйственные правоотношения с вышеназванными организациями, проявил должный уровень заботливости и осмотрительности, ознакомившись со сведениями об этих юридических лицах, содержащимися на официальном интернет-сайте ФНС РФ и предназначенными для всеобщего ознакомления и получил уставные документы.

Ознакомление со сведениями, размещенными на сайте налоговой службы, рекомендуется ФНС РФ при оценке налогоплательщиками налоговых рисков (Концепция системы планирования выездных налоговых проверок, утв. приказом ФНС РФ от 30.05.2007 г. N ММ-3-06/333@).

Таким образом, налогоплательщиком заключены договоры с зарегистрированными в установленном порядке юридическими лицами, сведения о которых содержатся в ЕГРЮЛ, что было проверено заявителем при заключении договоров.

Отношений взаимозависимости или аффилированности между заявителем и его контрагентами ответчиком не установлено и не доказано.

Из правовой позиции Конституционного суда РФ, изложенной в определениях от 25.07.2001 г. N 138-О и от 15.02.2005 г. N 93-О, следует, что для подтверждения недобросовестности налогоплательщика налоговому органу необходимо представить доказательства совершения сторонами по сделке умышленных совместных действий в целях получения необоснованной налоговой выгоды, убыточности предпринимательской деятельности налогоплательщика, фиктивности хозяйственных операций, неосуществления налогоплательщиком деятельности по строительству, для которой приобретались строительные работы и строительные материалы и другие доказательства.

Однако таких доказательств налоговый орган при рассмотрении настоящего дела не представил.

Доводы налогового органа о том, что контрагенты заявителя не находятся по адресам местонахождения, указанным в учредительных документах, правомерно отклонены судом первой инстанции, поскольку налоговым органом не представлены протоколы осмотра зданий, расположенных по юридическим адресам контрагентов.

Факты ненадлежащего исполнения контрагентами заявителя своих обязанностей по сдаче налоговой отчетности и уплате в бюджет налогов не имеет правового значения для установления обоснованности налоговой выгоды заявителя, поскольку как контроль за государственной регистрацией юридических лиц, так и контроль за исполнением поставщиками товаров (работ, услуг) обязанности по уплате в бюджет полученных от покупателей сумм налога на добавленную стоимость возложен на налоговые органы. Нарушение поставщиками этой обязанности является основанием для применения к ним налоговыми органами мер, предусмотренных действующим законодательством, но не может служить основанием для отказа в возмещении из бюджета налога добросовестному налогоплательщику при представлении счетов-фактур на оплату. Право на применение вычетов при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации не связывается с фактическим внесением поставщиком сумм налога в бюджет.

Кроме того, налоговый орган констатирует, что контрагенты заявителя представляли отчетность.

Также ответчик ссылается на объяснительные директоров спорных контрагентов, согласно которым эти физические лица показывают, что к деятельности контрагентов отношения не имеют, документов от имени этих фирм не подписывали.

В то же время, из объяснения директора Файзрахманова Эдуарда Ринатовича от 02.11.2010 следует: «Учредителем и руководителем ООО «Норд» я не являлся, в регистрации участия не принимал, расчетные счета не открывал и доверенностей не выдавал. С руководителем ЗАО НПО «Репер» Ефимовым А.А. не знаком, договоры, счета-фактуры, акты выполненных работ не подписывал». Так же Файзрахманов Э.Р. сообщил: «что геодезической и картографической деятельностью не знаком, за границу никогда не выезжал, документы для получения заграничного паспорта не представлял» (т. 2 л. д. 55 - 61).

Согласно представленным объяснениям Нигматзянова Радика Рушановича от 14.04.2011 года следует: «Учредителем и руководителем ООО «ТК «Тех Резерв» я никогда не являлся, и данная организация мне не знакома. Руководителя ЗАО НПО «Репер» Ефимова А.А. не знаю, и организация ЗАО НПО «Репер» мне не знакома» (т. 2 л.д. 52 - 54).

Из объяснений Газиятуллиной Аленой Назимзяновны, следует, что она (директор ООО «Горизонт») подписывала документы по регистрации ООО «Горизонт», а также документы для открытия расчетного счета в Сбербанке, однако Газиятуллина А.Н. указала, что «от имени ООО «Горизонт» договоры, акты выполненных работ и счета-фактуры не подписывала».

Из объяснений директора ООО «ЛогосПлюс», Валеева Ришата Шавкатовича от 30.03.2011 г. следует, что он «подписывал документы, связанные с регистрацией ООО «ЛогосПлюс», у которого было офисное помещение, складские помещения, а также то, что в организации велся налоговый и бухгалтерский учет» (т. 2 л.д. 62 - 67).

Согласно представленным объяснениям Петрова Олега Федоровича от 12.04.11 г. следует, что Петров О.Ф. (директор ООО «Стандарт») подписывал документы, связанные с регистрацией ООО «Стандарт» (т. 2 л.д. 77 - 82).

Из объяснений директора ООО «Ситалл», Конюхова Анатолия Валерьевича от 31.03.2011 г. следует, что он «подписывал документы, связанные с регистрацией ООО «Ситалл», а также документы для открытия расчетного счета в Сбербанке». Конюхов А.В. подтвердил, что «в период с 19.02.2009 по июль 2009 работал по взысканию дебиторской задолженности, ООО «Ситалл», которое имело офисное помещение, а также осуществлял оптовую торговлю непродовольственными материалами: аппаратурой (компьютерная техника, геодезическое оборудование), принимал на работу персонал в офисе по юридическому адресу, подписывал договоры, счета-фактуры, накладные, банковские документы, чековые книжки» (т. 2 л.д. 68 - 72).

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что представленные ответчиком объяснения не доказывают изложенные в решении выводы Инспекции. Из представленных объяснений невозможно сделать выводы, что лица - подписывающие документы от спорных субподрядчиков действительно не имели отношения к деятельности организаций; из объяснений следует, что директоры спорных контрагентов были причастны к приобретению и регистрации организаций, и это свидетельствует в пользу того, что и к дальнейшей деятельности они имеют прямое отношение; ответчик не проверял достоверность отобранных показаний, не назначал и не проводил экспертизы в целях установления фактических обстоятельств.

Учитывая вышеизложенное, суд апелляционной инстанции считает, что ответчиком не доказан факт подписания первичных документов от имени контрагентов неуполномоченными лицам, а поэтому доказательства ответчика в виде показаний директоров и учредителей спорных контрагентов подлежат критической оценке, поскольку соответствии со ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя.

Суд сделал правильный вывод, посчитав обоснованным довод заявителя о недоказанности подписания документов неуполномоченными лицами со ссылкой на отсутствие заключений почерковедческих экспертиз. Ответчик в целях устранения сомнений и противоречий в показаниях директоров спорных контрагентов не назначал почерковедческие экспертизы, не ходатайствовал об этом в суде.

Таким образом, отсутствуют доказательства подписания договоров, счетов-фактур, актов о выполненной работе неустановленными лицами. В связи с этим оснований для признания необоснованной налоговой выгоды, полученной заявителем, не имеется.

Выводы ответчика о подписании документов неуполномоченными лицами основаны на предположениях налогового органа.

Кроме того, достоверность показаний этих лиц опровергается фактом государственной регистрации контрагентов и наличием у них расчетных счетов. Опрошенные директоры не отрицают, что они принимали участие в создании юридических лиц либо перерегистрировали эти организации на своё имя.

При государственной регистрации юридических лиц подпись учредителя на заявлении о государственной регистрации (форма Р11001) заверяется нотариусом в соответствии с п. 1 ст. 9 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 13.07.2001 г. N 129-ФЗ. При открытии расчетного счета в банк необходимо представить нотариально заверенные копии всех учредительных документов организации, а также карточку с образцами подписей руководителя и главного бухгалтера. При этом подпись руководителя в карточке заверяется либо нотариусом, либо должностным лицом банка.

При совершении вышеуказанных нотариальных действий нотариус в соответствии со ст. 42 Основ законодательства РФ о нотариате устанавливает личность обратившегося за совершением нотариального действия гражданина, его представителя или представителя юридического лица. Установление личности должно производиться на основании паспорта или других документов, исключающих любые сомнения относительно личности гражданина, обратившегося за совершением нотариального действия.

Действия нотариусов при удостоверении подлинности подписи учредителей спорных контрагентов при государственной регистрации этой организации и при удостоверении подлинности подписи директоров при открытии расчётного счёта в банке незаконными не признаны. Государственная регистрация контрагентов заявителя также не признана недействительной.

Таким образом, показания директоров спорных контрагентов опровергаются фактическими обстоятельствами дела.

В подтверждение довода о том, что заявитель собственными силами выполнял работы на объектах заказчиков, в материалах дела имеются объяснения должностных лиц заявителя, которые должным образом исследованы судом первой инстанции и им дана надлежащая оценка.

Объяснения, представленные Инспекцией, не доказывают изложенных в решении выводов, поскольку из их содержания невозможно сделать выводы, что лица - подписывающие документы от спорных субподрядчиков действительно не имели отношения к деятельности организаций; из объяснений также не следует, что директоры спорных контрагентов причастны к приобретению и регистрации организаций, а это свидетельствует в пользу того, что и к дальнейшей деятельности они имели прямое отношение; ответчик не проверял достоверность отобранных показаний.

Из вышеизложенного следует, что работники ЗАО «Репер» не могли и не должны были знать о субподрядчиках заявителя, поскольку опрашиваемые лица не принимали участия в работах, произведенных контрагентами общества, налоговый орган не обосновал, каким образом работники ЗАО «Репер» должны были знать о присутствии субподрядчиков и об участии в работах субподрядных организаций.

На основании вышеизложенного суд апелляционной инстанции считает, что доводы налогового органа о том, что выполнение работ не требовало привлечения субподрядчиков и дополнительных материалов, не обоснованы и не подтверждаются материалами дела.

Налоговый орган не представил доказательств, что выполненные работы от имени спорных контрагентов, были произведены самим заявителем. Также не представлено каких-либо документов, которые подтверждают показания опрошенных лиц. При этом сами по себе показания лиц не могут быть положены в основу оспариваемого решения, полученные объяснения лиц подлежат подтверждению соответствующими документами.

Таким образом, представленные ответчиком объяснения не доказывают изложенных в решении выводов Инспекции, из объяснений невозможно сделать выводы, что выполнение работ не требовало привлечения субподрядчиков; в объяснениях не указано, исходя из каких обстоятельств опрашиваемые лица должны либо могли знать о контрагентах, видеть представителей субподрядчиков, идентифицировать работников субподрядчиков; из объяснений невозможно сделать выводы о том, что работы выполнялись силами Заявителя, без привлечения субподрядчиков и они не опровергают факт совершения заявителем реальных хозяйственных операций со спорными контрагентами и не свидетельствуют о том, что работы контрагентами заявителя не выполнялись.

Судом учтена правовая позиция Конституционного суда РФ, изложенная в Определении N 18-О от 04.02.1999 г., в соответствии с которой результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, то есть так, как это предписывается ст. 49 (ч. 1) и 50 (ч. 2) Конституции РФ.

Согласно информации, предоставленной ООО «ТНГ-АлГИС» по требованию ИФНС России по Московскому району города Казани, для производства работ по исследованию скважин ЗАО НПО «Репер» был предоставлен допуск на территории, ограниченные скважинами ЗАО «Татнефть-Самара». Допуск оформлен актами-допусками от 01.01.2008 г. и от 01.01.2009 г. По данным актам был разрешен допуск на территории на период 2008-2009 г. для производства работ представителям генподрядчика ООО «ТНГ-АлГИС» и представителям единственного субподрядчика ЗАО НПО «Репер». При производстве работ представители сторонних организаций, допущенные на объекты, обязаны были пройти инструктаж на рабочем месте и расписаться в журнале регистрации инструктажа. ООО «ТНГ-АлГИС» предоставлен журнал регистрации инструктажа за период 2008-2009 г., в журнале регистрации стоят подписи представителей организаций ЗАО НПО «Репер», ООО НПП «САФ» и ООО «Мигон».

Поскольку ООО «Горизонт», ООО «Стандарт» не были включены в акты допуска от 01.01.2008 г. и от 01.01.2009 г., ввиду отсутствия допуска на территории скважин, ООО «Горизонт» и ООО «Стандарт», налоговый орган пришел к выводу о том, что данные юридические лица не могли осуществлять работы по гидропрослушиванию скважин Архангельского месторождения.

Между тем, из письма ООО «ТНГ-АлГИС» N 1248 от 30.12.2011 г. следует, что нефтяные скважины не являются режимными объектами, расположены на открытой местности и оформления пропуска для проведения работ на скважине не требуется. В офисе ЛПИ-5 ООО «ТНГ-АлГИС» перед началом работ по исследованию скважин ЗАО «Татнефть-Самара» в 2008 г. был проведен инструктаж по безопасному производству работ на указанных объектах лишь с ответственным исполнителем - генеральным директором ЗАО НПО «Репер» Ефимовым А.А. (т. 7 л.д. 11).

Таким образом, представленные акты - допуска для производства работ и журналы регистрации инструктажа не подтверждают невозможности выполнения работ по гидропрослушиванию скважин Архангельского месторождения.

Более того, суд первой инстанции правомерно посчитал довод Общества о том, что заявитель не должен был оформлять пропуска на работников субподрядчиков от своего имени обоснованным, поскольку сотрудники сторонних организаций не являются работниками заявителя.

Довод налогового органа о необходимости получения контрагентами заявителя лицензий на осуществление геодезической или картографической деятельности судом апелляционной инстанции отклоняется по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 17 Федерального закона от 08.08.2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» лицензированию подлежит, в том числе геодезическая и картографическая деятельности.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 26.12.1995 г. N 209-ФЗ «О геодезии и картографии» картография - область отношений, возникающих в процессе научной, технической и производственной деятельности по изучению, созданию и использованию картографических произведений, главной частью которых являются картографические изображения; картографическая деятельность - это научная, техническая, производственная и управленческая деятельность в области геодезии и картографии.

В силу ст. 3 названного Закона к геодезическим и картографическим работам специального (отраслевого) назначения относятся: создание и обновление топографических планов, предназначенных для составления генеральных планов участков строительства различных объектов, подземных сетей и сооружений, привязки зданий и сооружений к участкам строительства, а также для выполнения иных специальных работ; создание и ведение географических информационных систем специального назначения; создание тематических карт, планов и атласов специального назначения в графической, цифровой и иных формах, издание этих карт, планов и атласов; геодезические, топографические, аэросъемочные и другие специальные работы при инженерных изысканиях, строительстве и эксплуатации зданий и сооружений, межевании земель, ведении кадастров, иных изысканиях и специальных работах; выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по направлениям, указанным в настоящем пункте.

Приведенный в названной статье перечень работ, относящихся к геодезическим и картографическим, является исчерпывающим.

В рассматриваемом случае ООО «Норд», ООО «ТК «Техрезерв», ООО «Логос Плюс», ООО «Горизонт», ООО «Стандарт», ООО «Ситалл», на основании заключенных договоров проводили работы: по анализу и систематизация материалов геохимических разведочных исследований; по обработке результатов, оцифровки и переинтерпретации материалов; по поставке комплектующих и запасных частей геофизическому оборудованию; по сбору, обработке и интерпретации геофизических материалов; по составлению геологической основы проектов горных отводов; по подготовке геолого-геофизического материала по дизьюнктивной тектоники.

Указанные действия контрагентов, в силу изложенного выше, нельзя отнести к геодезической и картографической деятельности, которая подлежит лицензированию.

При рассмотрении арбитражного дела суд оценивает правомерность решения налоговой Инспекции в том виде, в котором оно было принято по результатам налоговой проверки. В свою очередь, этот документ может содержать только те доказательства, которые были получены и исследованы в ходе мероприятий налогового контроля. В противном случае будет нарушен принцип состязательности и право налогоплательщика представлять возражения на материалы налоговой проверки, участвовать в мероприятиях налогового контроля. По этой причине, согласно ст. 68 АПК РФ, данные доказательства также являются недопустимыми, а значит, не могут быть основанием для составления судебного акта по делу. АПК РФ, в свою очередь, не предусматривает механизма восполнения пробела в доказывании, легализации доказательств, полученных вне рамок налогового контроля.

Ссылка налогового органа на получение необоснованной налоговой выгоды с указанием на факт заключения заявителем договора N 79-07К с ООО «Норд» 01.07.2007 г., при условии постановки ООО «Норд» на налоговый учет 28.01.2008 г.; а также договора N 10-07К с ООО «Стандарт» от 01.12.2007 г., поставленным на налоговый учет 03.03.2008 г. - при отсутствии иных допустимых доказательств недобросовестности заявителя является необоснованной.

Указание даты заключения договоров является допущенной опечаткой, поскольку данная опечатка не носит систематический характер, все последующие документы - акты, счета-фактуры датированы позже регистрации указанных контрагентов.

Таким образом, при отсутствии иных допустимых доказательств недобросовестности заявителя факт опечатки в указании даты договора не может свидетельствовать о формальности и притворности сделки заявителя.

Также в платежных поручениях отсутствует необходимость указания подробного основания назначения платежа - с конкретным указанием наименования выполненной работы.

Инспекция не привела контрдоводы со ссылками на нормы закона, согласно которым необходимо подробное указание назначения платежа. Согласно законодательству допускается указание такого назначения платежа как - «за товар», «за работы». В качестве назначения платежа может быть любое наименование, в случае возможности сторон расчетов идентифицировать платежи.

Учитывая вышеизложенное в совокупности и взаимосвязи, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что факт выполнения работ силами заявителя, а не силами ООО «Норд», ООО «ТК «Техрезерв», ООО «Логос Плюс», ООО «Горизонт», ООО «Стандарт», ООО «Ситалл» налоговым органом не доказан, как и не доказан факт подписания документов неуполномоченными лицами.

Аналогичная позиция изложена в постановлениях Президиума Высшего ВАС РФ от 20.04.2010 г. N 18162/09, от 25.05.2010 г. N 15658/09, от 8.06.2010 г. N 17684/09, от 16.01.2007 г. N 11871/06, от 08.06.2010 г. N 17684/09.

На основании вышеизложенного суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции сделал правильный вывод, посчитав незаконным доначисление Инспекцией по пунктам 1.1.2, 1.1.3, 1.1.4, 1.1.5, 1.1.6, 1.1.7, 1.1.8, 1.2.2, 1.2.3, 1.2.4, 1.2.5, 1.2.6, 1.2.7 оспариваемого решения налога на прибыль в сумме 8 192 350 руб. 96 коп. и налога на добавленную стоимость в сумме 6 724 102 руб. 46 коп., соответствующих сумм пеней и налоговых санкций.

Положенные в основу апелляционной жалобы другие доводы проверены судом апелляционной инстанции в полном объеме, но учтены быть не могут, так как не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции, и, соответственно, не влияют на законность принятого судебного акта.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции, разрешая спор, полно и всесторонне исследовал представленные доказательства, установил все имеющие значение для дела обстоятельства, сделал правильные выводы по существу требований заявителя, а также не допустил при этом неправильного применения ни норм материального права, ни норм процессуального права.

Таким образом, решение суда является законным и обоснованным, а апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 266 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 12 марта 2013 года по делу NА65-23058/2011 в обжалуемой части оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции.

     Председательствующий
П.В.Бажан
Судьи
Н.Ю.Марчик
С.Т.Холодная

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: 11АП-6020/2012
А65-23058/2011
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 30 мая 2013

Поиск в тексте