• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 июля 2013 года Дело N А13-7372/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 20 июня 2013 года.

В полном объеме постановление изготовлено 29 июля 2013 года.

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Докшиной А.Ю., судей Виноградовой Т.В. и Тарасовой О.А. при ведении протокола секретарем судебного заседания Борисовой А.В.,

при участии от бюджетного учреждения здравоохранения Вологодской области «Вологодский областной психоневрологический диспансер N 1» Кухаренко О.Б. по доверенности от 19.06.2013,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы бюджетного учреждения здравоохранения Вологодской области «Вологодский областной психоневрологический диспансер N 1» и общества с ограниченной ответственностью «Медицинская и лабораторная техника и оборудование» на решение Арбитражного суда Вологодской области от 21 февраля 2013 года по делу N А13-7372/2012 (судья Алимова Е.А.),

у с т а н о в и л:

бюджетное учреждение здравоохранения Вологодской области «Вологодский областной психоневрологический диспансер N 1» (ОГРН 1023501237231; далее - учреждение, диспансер) обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), к обществу с ограниченной ответственностью «Медицинская и лабораторная техника и оборудование» (ОГРН 1117746044195, далее - ООО «Мед ЛТО», общество) о расторжении гражданско-правового договора бюджетного учреждения на поставку стерилизатора парового от 28.03.2012 N 17/12-1, о взыскании 12 785 руб. 10 коп. неустойки за неисполнение обязательств по договору, а также 400 руб. в возмещение почтовых расходов на направление иска ответчику.

ООО «Мед ЛТО» 09.10.2012 обратилось в Арбитражный суд Вологодской области со встречным исковым заявлением, уточненным в порядке статьи 49 АПК РФ, к учреждению о взыскании 171 000 руб. стоимости поставленного товара, 10 651 руб. 88 коп. неустойки, начисленной за период с 30.04.2012 по 12.02.2013, расходов на проезд представителей в судебные заседания 09.10.2012, 25.12.2012, 11.02.2013 в сумме 6845 руб. 10 коп., а также 36 380 руб. в возмещение расходов на оплату услуг представителей.

Определением суда от 27 ноября 2012 года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «Фармстандарт-Медтехника» (ОГРН 1115047010055; далее - ООО «Фармстандарт-Медтехника»), открытое акционерное общество «Тюменский завод медицинского оборудования и инструментов» (ОГРН 1027200790198; далее - ОАО «ТЗМОИ», завод).

Решением Арбитражного суда Вологодской области от 21 февраля 2013 года с ООО «Мед ЛТО» в пользу учреждения взысканы неустойка в размере 12 785 руб. 10 коп., расходы по уплате государственной пошлины в размере 2000 руб., почтовые расходы в размере 200 руб.; исковое требование диспансера к обществу о расторжении договора от 28.03.2012 N 17/12-1 оставлено без рассмотрения; с учреждения в пользу общества взысканы основной долг в размере 171 000 руб., расходы по уплате государственной пошлины в размере 6071 руб. 36 коп., расходы на оплату услуг представителей в размере 20 179 руб. 60 коп.; в остальной части встречного иска отказано.

Путем зачета удовлетворенных судом исковых требований по первоначальному и встречному искам окончательно взысканы с диспансера в пользу общества основной долг в сумме 158 214 руб. 90 коп., расходы по уплате государственной пошлины в размере 4071 руб. 36 коп., расходы на оплату услуг представителей в размере 19 979 руб. 60 коп.; учреждению возвращена государственная пошлина в сумме 4161 руб. 92 коп., обществу возвращена государственная пошлина в сумме 19 руб. 29 коп.

Учреждение не согласилось с решением суда в части оставления расторжения гражданско-правового договора без рассмотрения, а также в части удовлетворения требований общества по встречному иску ООО «Мед ЛТО» к диспансеру и обратилось с жалобой, в которой просит суд апелляционной инстанции его отменить в указанной части и принять новый судебный акт, которым удовлетворить требования учреждения в полном объеме, отказать в удовлетворении требований по встречному иску общества в полном объеме. В обоснование жалобы ссылается на неправильное применение судом норм материального права, неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела. Считает, что поставка товара, не соответствующего техническим характеристикам, заявленным в котировочной заявке, является существенным нарушением договора. Указывает, что неоднократные требования о замене товара поставщиком были проигнорированы, факт выполнения обществом обязательства по поставке надлежащего медицинского оборудования по гражданско-правовому договору от 28.03.2012 не является доказанным.

ООО «Мед ЛТО» также частично не согласилось с решением суда и обратилось с апелляционной жалобой с учетом уточнения ее просительной части, в которой просит отменить решение в части взыскания с общества 12 785 руб. 10 коп. неустойки, в части отказа во взыскании с учреждения 10 651 руб. 88 коп. неустойки за просрочку оплаты товара истцом, в части отказа в удовлетворении требований о взыскании с диспансера в пользу общества денежных средств в размере 6845 руб. 10 коп., связанных с выездом в судебное заседание представителей общества, а также просит изменить решение суда в части неполного удовлетворения требований о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителей, взыскать полную стоимость услуг представителей и принять новый судебный акт.

Учреждение в отзыве и его представитель в судебном заседании отклонили доводы апелляционной жалобы ООО «Мед ЛТО», просили решение суда в части оставления расторжения гражданско-правового договора без рассмотрения и в части удовлетворения требований общества по встречному иску ООО «Мед ЛТО» к диспансеру отменить, поддержали доводы, изложенные в своей апелляционной жалобе.

Общество в отзыве отклонило доводы апелляционной жалобы учреждения, просило жалобу диспансера оставить без удовлетворения, поддержало доводы, изложенные в своей апелляционной жалобе с учетом ее уточнения.

ООО «Фармстандарт-Медтехника» в отзыве на апелляционную жалобу учреждения просило решение суда в обжалуемой диспансером части оставить без изменения, жалобу учреждения - без удовлетворения.

ОАО «ТЗМОИ» в отзыве на жалобу учреждения просит решение суда оставить без изменения, его апелляционную жалобу - без удовлетворения.

ООО «Мед ЛТО» и третьи лица извещены о времени и месте судебного заседания апелляционной инстанции надлежащим образом, представителей в суд не направили, в связи с этим дело рассмотрено в отсутствие их представителей в соответствии со статьями 123, 156, 266 АПК РФ.

Поскольку в порядке апелляционного производства обжалована только часть решения (учреждением не заявлено возражений относительно отказа в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов в сумме 200 руб., подателями жалоб не заявлено возражений относительно пунктов 4 и 5 резолютивной части обжалуемого решения суда) и при этом лица, участвующие в деле, не заявили соответствующих возражений, в соответствии с частью 5 статьи 268 АПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность судебного акта только в обжалуемой части.

Заслушав объяснения представителя учреждения, исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность решения, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб истца и ответчика ввиду следующего.

Как следует из материалов дела, по результатам протокола рассмотрения котировочных заявок от 20.03.2012 между диспансером (заказчик) и ООО «Мед ЛТО» (поставщик) заключен гражданско-правовой договор бюджетного учреждения от 28.03.2012 N 17/12-1, предметом которого в соответствии с пунктом 1.1 является поставка стерилизатора парового ГК-100-3 в количестве 1 единицы; характеристики поставляемого по договору стерилизатора закреплены в спецификации, являющейся неотъемлемой частью договора (приложение).

Срок поставки составляет 10 рабочих дней с момента заключения договора (пункт 3.1 договора). Договор поставки заключен 28.03.2012, следовательно, окончательный срок поставки стерилизатора - 11.04.2012.

В силу пункта 3.2 договора поставка осуществляется по месту нахождения заказчика.

Пунктом 3.7 договора предусмотрено, что товар считается поставленным с момента его приемки заказчиком по количеству, качеству и ассортименту. В случае, если товар поставлен без претензий по качеству, количеству и ассортименту, то датой поставки считается дата отметки заказчиком в накладной.

В силу пункта 3.8 договора предусмотрено, что в случае поставки товара ненадлежащего качества, не соответствующего техническому заданию поставщик обязан заменить его в течение 5 календарных дней с момента предъявленного заказчиком требования о замене. Расходы, связанные с обратной транспортировкой некачественного, не соответствующего спецификации товара, несет поставщик.

В соответствии с пунктом 4.1 договора товар принимается заказчиком в соответствии с Инструкцией о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по количеству, утвержденной постановлением Госарбитража СССР от 15.06.1965 N П-6, и Инструкцией о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по качеству, утвержденной постановлением Госарбитража СССР от 25.04.1966 N П-7, в части, не противоречащей условиями договора.

Цена контракта - 171 000 руб. и включает в себя стоимость товара (в том числе налог на добавленную стоимость), все налоги, таможенные пошлины, расходы по страхованию, оплату транспортных и погрузо-разгрузочных расходов и прочих расходов, связанных с доставкой оборудования к месту установки у грузополучателя, а также проведение необходимых работ по вводу оборудования в эксплуатацию (комплекс работ по распаковке, сборке, установке, настройке, регулировке, сдаче в эксплуатацию оборудования и обучению (инструктажу) персонала), выполняемых поставщиком (пункт 5.1 договора).

Пунктом 2.4.1 договора предусмотрено, что поставщик вправе рассчитывать на своевременную оплату товара.

Оплата производится по безналичному расчету путем перечисления заказчиком денежных средств платежными поручениями на расчетный счет поставщика. Оплата производится по факту поставки товара в течение 20 банковских дней с момента подписания сторонами товарно-транспортной накладной на основании счета поставщика с учетом своевременного поступления денежных средств из областного бюджета (пункт 5.4 договора).

В пункте 7.3 договора сторонами согласовано, что в случае просрочки исполнения поставщиком обязательства, предусмотренного контрактом, заказчик вправе потребовать уплаты неустойки (штрафа, пеней), которая начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, предусмотренного контрактом, начиная со дня, следующего после дня установленного контрактом срока исполнения обязательства. Размер такой неустойки (штрафа, пеней) устанавливается контрактом в размере одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки (штрафа, пеней) ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации. Поставщик освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пеней), если докажет, что просрочка исполнения указанного обязательства произошла вследствие непреодолимой силы или по вине заказчика.

Договор вступает в силу с момента подписания его сторонами и действует в течении 10 рабочих дней, а в части обязательств - до полного их исполнения сторонами (пункт 10.1 договора).

Судом установлено, что ООО «Мед ЛТО» является дилером ООО «Фармстандарт-Медтехника», действует на основании дилерского договора от 28.12.2010 N 2, поставляет продукцию ОАО «ТЗМОИ».

Ответчиком по товарной накладной от 26.03.2012 от ООО «Фармстандарт-Медтехника» получен стерилизатор с заводским номером 00690212 и датой выпуска 27.02.2012.

Доставка товара произведена грузоперевозчиком - обществом с ограниченной ответственностью «Первая экспедиционная компания Восток» по накладной на выдачу сборного груза по поручению экспедитору от 29.03.2012 N ЧЕМЮЭРК-1/2903.

Стерилизатор ГК-100-3 с заводским номером 00690212 и датой производства 27.02.2012 передан поставщиком учреждению 05.04.2012, о чем имеется отметка в товарной накладной ООО «Мед ЛТО» от 29.03.2012 N 270.

Следовательно, общество передало учреждению стерилизатор паровой ГК-100-3, заводской номер 00690212, в срок, установленный договором от 28.03.2012 N 17/12-1.

Согласно представленному в материалы дела договору от 02.04.2012 N 2 по монтажу медицинского оборудования, заключенному ООО «Мед ЛТО» с обществом с ограниченной ответственностью «Медфарма-Сервис» (далее - ООО «Медфарма-Сервис»), работы по вводу стерилизатора в эксплуатацию осуществлялись поставщиком с привлечением третьих лиц.

Письмом от 18.12.2012 N 59 ООО «Медфарма-Сервис» сообщило обществу о том, что в учреждении 11.04.2012 в процессе проведения работ по монтажу выявлена неисправность магнитного пускателя, о чем проинформировано руководство диспансера, а также ООО «Мед ЛТО», и принято решение о приобретении нового магнитного пускателя и установке его на стерилизатор взамен вышедшего из строя. Работа по замене пускателя осталась незаконченной, так как руководством учреждения принято решение не вводить стерилизатор в эксплуатацию.

Таким образом, при пусконаладочных работах стерилизатора установлено, что магнитный пускатель находится в нерабочем состоянии и требует замены.

Диспансером совместно с представителями закрытого акционерного общества «Медпромбыт», являющегося обслуживающей организацией, составлен акт от 19.04.2012, в котором зафиксировано, что во время освидетельствования и визуального осмотра выявлено несоответствие стерилизатора с заводским номером 00690212 2011 года выпуска характеристикам, заявленным в котировочной заявке, а именно:

- трубопроводы подачи воды, сброса пара из парогенератора и слива конденсата выполнены из пластиковой капиллярной трубки;

- кожух крышки стерилизационной камеры выполнен из пластика;

- во время пусконаладочных работ не произошел нагрев воды в парогенераторе и дальнейшие работы были остановлены;

- отсутствует магнитный пускатель (информация монтажной организации).

Письмом от 20.04.2012 учреждение, указав на наличие недостатков выявленных при монтаже стерилизатора парового ГК-100-3 (магнитный пускатель находится в нерабочем состоянии, трубки не соответствуют заявленным материалам, крышка кожуха выполнена из пластика), потребовало в десятидневный срок заменить товар ненадлежащего качества, выплатить неустойку согласно пункту 7 договора начиная с 29.03.2013, а также отметило, что в случае неудовлетворения требований в полном объеме оно будет вынуждено обратиться в суд для расторжения договора и последующего занесения ответчика в реестр недобросовестных поставщиков. Данное письмо направлено обществу в соответствии с пунктом 12.2 договора от 23.04.2012 по факсу.

В дальнейшем учреждение направило поставщику по факсу досудебное уведомление о выполнении требования о замене товара от 26.04.2012 (том 1, листы 44 и 45). В данном письме заказчик повторно предложил поставщику в течение 5 рабочих дней с момента получения требования по факсу (пункт 12.2 договора) исполнить требование о замене товара, а также уведомил, что в противном случае оно будет вынуждено обратиться в суд с требованием о расторжении договора.

Дополнительно данное письмо направлено обществу курьерской службой и получено ответчиком 22.05.2012, что подтверждается уведомлением о вручении (том 1, лист 46).

ООО «Мед ЛТО» в ответе от 27.04.2012 на требование учреждения от 26.04.2012, а также в письме от 29.05.2012 N 31 просило разрешить допуск специалиста для устранения недостатка, а именно: замены магнитного пускателя и проверки потребительских свойств стерилизатора (том 1, лист 43).

Неисполнение требования о замене товара послужило основанием для обращения диспансера в арбитражный суд с иском о расторжении гражданско-правового договора бюджетного учреждения на поставку стерилизатора парового от 28.03.2012 N 17/12-1.

Кроме того, на основании пункта 7.3 договора учреждение начислило обществу неустойку в сумме 12 785 руб. 10 коп. за период с 01.05.2012 по 31.01.2013 с учетом увеличения размера неустойки, принятого судом (том 3, листы 103, 104).

ООО «Мед ЛТО» обратилось в арбитражный суд со встречным исковым заявлением к диспансеру о взыскании стоимости товара в сумме 171 000 руб. и неустойки в сумме 10 651 руб. 88 коп., начисленной на основании пункта 7.2 договора за период с 30.04.2012 по 12.02.2013 за просрочку оплаты товара, полученного учреждением 05.04.2012 по товарной накладной.

Согласно статье 420 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора (пункт 1 статьи 421 ГК РФ).

В силу пункта 3 статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Из пункта 4 статьи 421 ГК РФ следует, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

По своей правовой природе спорный договор является смешанным, содержащим в себе элементы договоров поставки, подряда и услуг.

Согласно пункту 3 статьи 421 ГК РФ к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Отношения, связанные с размещением заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных, муниципальных нужд, нужд бюджетных учреждений, регулируются Федеральным законом от 21.07.2005 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее - Закон N 94-ФЗ).

В силу пункта 1 статьи 9 Закона N 94-ФЗ под гражданско-правовым договором бюджетного учреждения на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг в целях настоящего Закона понимается договор, заключаемый от имени бюджетного учреждения.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 525 ГК РФ поставка товаров для государственных или муниципальных нужд осуществляется на основе государственного или муниципального контракта на поставку товаров для государственных или муниципальных нужд, а также заключаемых в соответствии с ним договоров поставки товаров для государственных или муниципальных нужд (пункт 2 статьи 530).

К отношениям по поставке товаров для государственных или муниципальных нужд согласно пункту 2 статьи 525 ГК РФ применяются правила о договоре поставки (статьи 506 - 522), если иное не предусмотрено правилами указанного Кодекса.

В силу статьи 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

В соответствии с пунктом 1 статьи 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено ГК РФ, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства.

На основании статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Согласно пункту 1 статьи 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

В силу статьи 783 ГК РФ общие положения о подряде (статьи 702 - 729) и положения о бытовом подряде (статьи 730 - 739) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит статьям 779 - 782 указанного Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

В соответствии с пунктом 8 статьи 9 Закона N 94-ФЗ расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда или в связи с односторонним отказом стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством.

Согласно пункту 11.1 договора его расторжение допускается по соглашению сторон или по решению суда по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

Статьей 450 ГК РФ предусмотрены основания изменения и расторжения договора. Так, согласно пункту 2 указанной статьи по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда: при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Пунктом 2 статьи 452 ГК РФ установлено, что требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

В рассматриваемом случае в подтверждение соблюдения досудебного порядка урегулирования спора учреждением представлены письма от 20.04.2011, 26.04.2011, 16.05.2012 (том 1, листы 40, 41, 44). Однако предложение ответчику расторгнуть контракт в указанных письмах не содержится.

Так, в письме от 20.04.2012 учреждение указало, что в случае неудовлетворения требований в полном объеме оно будет вынуждено обратиться в суд для расторжения договора и последующего занесения ответчика в реестр недобросовестных поставщиков.

Требованием о замене товара от 26.04.2012 заказчик лишь потребовал заменить товар на качественный и соответствующий заявленным требованиям в техническом задании в течение 5 календарных дней с момента получения требования по факсу.

В досудебном уведомлении учреждение сообщило, что в случае неисполнения требования замены товара оно будет вынуждено обратиться в суд с требованием о расторжении договора.

Из буквального толкования перечисленных документов следует, что в представленных письмах отсутствует предложение расторгнуть договор.

В связи с изложенным довод учреждения о том, что в данных документах высказано намерение о расторжении договора, что, по мнению истца, является, по сути, предложением расторгнуть договор, признается судом апелляционной инстанции несостоятельным.

Иных доказательств, свидетельствующих о соблюдении обязательного досудебного порядка относительно указанной части исковых требований, в материалы дела учреждением не представлено.

Если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, спор передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка (часть 5 статьи 4 АПК РФ).

Согласно пункту 2 части 1 статьи 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.

Следовательно, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что учреждением не представлены доказательства соблюдения обязательного досудебного порядка в отношении требований о расторжении договора.

Таким образом, суд первой инстанции, оценив представленные в дело доказательства, правомерно оставил без рассмотрения требования истца о расторжении гражданско-правового договора бюджетного учреждения на поставку стерилизатора парового от 28.03.2012 N 17/12-1. Оснований для удовлетворения апелляционной жалобы диспансера в указанной части не имеется.

При этом, как правильно отмечено судом, в силу части 3 статьи 149 АПК РФ оставление искового заявления без рассмотрения не лишает истца права вновь обратиться в арбитражный суд с заявлением в общем порядке после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения.

Доводы подателя жалобы о несоответствии поставленного оборудования техническому заданию и об отсутствии правовых оснований для взыскания с учреждения в пользу общества стоимости товара в сумме 171 000 руб., поставленного по спорному договору, правомерно отклонены судом первой инстанции. Апелляционная инстанция не усматривает оснований для переоценки указанных выводов суда ввиду следующего.

В силу статьи 486 ГК РФ покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено указанным Кодексом, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства. В случае, если покупатель своевременно не оплачивает переданный товар, продавец вправе требовать оплаты товара.

Согласно статье 516 ГК РФ покупатель оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки. Если соглашением сторон порядок и форма расчетов не определены, то расчеты осуществляются платежными поручениями.

Если договором поставки предусмотрено, что оплата товаров осуществляется получателем (плательщиком) и последний неосновательно отказался от оплаты либо не оплатил товары в установленный договором срок, поставщик вправе потребовать оплаты поставленных товаров от покупателя.

В силу статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения договора не допускается.

Требования, предъявляемые к запросу котировок, содержатся в статье 43 Федерального закона N 94-ФЗ. В частности, запрос котировок должен содержать наименование, характеристики и количество поставляемых товаров, наименование, характеристики и объем выполняемых работ, оказываемых услуг. При этом должны быть указаны требования, установленные заказчиком, уполномоченным органом, к качеству, техническим характеристикам товара, работ, услуг, требования к их безопасности, требования к функциональным характеристикам (потребительским свойствам) товара, требования к размерам, упаковке, отгрузке товара, требования к результатам работ и иные показатели, связанные с определением соответствия поставляемого товара, выполняемых работ, оказываемых услуг потребностям заказчика.

Пунктом 4 статьи 44 Федерального закона N 94-ФЗ предусмотрено, что котировочная заявка должна содержать согласие участника размещения заказа исполнить условия контракта, указанные в извещении о проведении запроса котировок.

Согласно части 2 статьи 45 Федерального закона N 94-ФЗ извещение о проведении запроса котировок должно содержать сведения, предусмотренные статьей 43 данного Федерального закона, и быть доступным для ознакомления в течение всего срока подачи котировочных заявок без взимания платы. Извещение о проведении запроса котировок может содержать указание на товарные знаки. В случае если в извещении о проведении запроса котировок содержится указание на товарные знаки товаров, происходящих из иностранного государства или группы иностранных государств, в этом извещении также должно содержаться указание на товарный знак товара российского происхождения (при наличии информации о товаре российского происхождения, являющемся эквивалентом товару, происходящему из иностранного государства или группы иностранных государств). В случае если в извещении о проведении запроса котировок содержится указание на товарные знаки, они должны сопровождаться словами «или эквивалент», за исключением случаев несовместимости товаров, на которых размещаются другие товарные знаки, и необходимости обеспечения взаимодействия таких товаров с товарами, используемыми заказчиком, а также случаев размещения заказов на поставки запасных частей и расходных материалов к машинам и оборудованию, используемым заказчиком, в соответствии с технической документацией на указанные машины и оборудование.

Эквивалентность товаров определяется в соответствии с требованиями и показателями, установленными на основании пункта 4 статьи 43 данного Федерального закона. Извещение о проведении запроса котировок не может содержать указание на знаки обслуживания, фирменные наименования, патенты, полезные модели, промышленные образцы, наименования мест происхождения товаров или наименования производителей, а также требования к товарам, их производителям, информации, работам, услугам, если такие требования влекут за собой ограничение количества участников размещения заказа.

Обществом не оспаривается несоответствие материала трубок и термозащитного кожуха стерилизатора данным технического задания, однако оно считает, что поставило товар с теми характеристиками, с применением тех материалов, которые в 2012 году выпускает единственный завод-изготовитель ОАО «ТЗМОИ».

В техническом задании отражены характеристики поставляемого товара стерилизатора парового ГК-100-3 (или эквивалент), в том числе следующее: «На крышке имеется термозащитный кожух из нержавеющей стали. Материал трубок, контактирующих с жидкостями и паром - нержавеющая сталь.» (том 1, листы 35 - 37; том 2, листы 49 - 54).

В котировочной заявке ООО «Мед ЛТО» выразило готовность поставить товар с названными характеристиками (том 1, листы 23 - 26; том 2, листы 55 - 58).

В пункте 1.1 договора отражено, что его предметом является поставка стерилизатора парового ГК-100-3 в количестве 1 единицы, характеристики поставляемого товара закреплены в спецификации, являющейся его неотъемлемой частью.

В спецификации (приложение 1 к договору) отражено наименование, количество и цена оборудования, характеристики товара, приведенные в техническом задании, не содержатся (том 1, лист 34).

При изложенных обстоятельствах довод общества о том, что техническое задание не содержит данных о том, что все 100% трубок должны быть из нержавеющей стали признается судом апелляционной инстанции обоснованным.

Согласно пункту 6.7 статьи 9 Федерального закона N 94-ФЗ при исполнении контракта по согласованию заказчика с поставщиком допускается поставка товара, качество, технические и функциональные характеристики (потребительские свойства) которого являются улучшенными по сравнению с таким качеством и такими характеристиками товара, указанными в контракте. В этом случае в реестр контрактов, заключенных по итогам размещения заказов, вносятся сведения, предусмотренные пунктом 8 части 2 статьи 18 указанного Федерального закона.

В рассматриваемом случае из правовой позиции ОАО «ТЗМОИ», привлеченного к участию в деле в качестве третьего лица, следует, что данный завод является производителем парового стерилизатора ГК-100-3, поставленного обществом учреждению.

В отзывах на заявление и на апелляционную жалобу диспансера, а также в письмах от 04.05.2012, 20.07.2012, 25.10.2012 ОАО «ТЗМОИ» указало, что с 01.01.2012 производство парового стерилизатора ГК-100-3 данным заводом осуществляется только в модернизированном варианте, с применением следующих материалов:

термозащитный кожух крышки камеры стерилизатора состоит из АБС пластика;

материал трубок, контактирующих с жидкостями и паром, в стерилизаторе: нержавеющая сталь и фторопласт (РТРЕ).

Защитный кожух двери стерилизационной камеры, изготовленный из термостойкого АБС пластика, имеет низкий коэффициент теплопроводности и по сравнению с ранее установленным кожухом из нержавеющей стали обеспечивает лучшие показатели по энергоэффективности и безопасности.

Гибкие трубопроводы из фторопласта имеют термостойкость от -260 до +260 градусов по Цельсию. В трубопроводах этого вида не образуются отложения из-за низкой адгезии материала. Материал имеет более низкий коэффициент теплопроводности, что позволяет предотвратить ожоги персонала от контакта с крышкой (температура стенки с крышкой не превышает 75 градусов по Цельсию).

Материал труб сокращает теплопотери, и, как следствие, приводит к сокращению потребляемой энергии.

По всем прочим характеристикам: прочность, коррозийная стойкость и т.п., применяемые материалы соответствуют требованиям, предъявляемым к работе парового стерилизатора ГК-100-3.

Таким образом, поскольку стерилизатор паровой ГК-100-3 2012 года выпуска производится в комплектации, описанной выше (спорные термозащитный кожух крышки камеры стерилизатора и материал трубок имеют улучшенные качества), на чем настаивает его производитель, следовательно, товар поставлен с улучшенными характеристиками. В связи с этим суд пришел к обоснованному выводу о том, что только в такой комплектации стерилизатор мог быть поставлен ответчиком истцу. Доказательств, опровергающих указанные обстоятельства, учреждением в материалы дела не представлено.

Судом правомерно отклонена ссылка учреждения на то, что ему в 2012 году поставлен стерилизатор 2011 года выпуска в комплектации, указной в техническом задании, поскольку по данным завода изготовителя данный стерилизатор не выпускался, паспорт на указанное изделие не соответствует образцу паспорта на изделие 2011 года выпуска, что следует из акта от 21.01.2013, письма ОАО «ТЗМОИ» от 22.01.2013 (том 3, листы 137 - 140).

Также судом обоснованно не принята во внимание ссылка диспансера на письма от 20.04.2012 и от 26.04.2012, в которых истец выразил несогласие относительно получения товара с названными характеристиками, так как указанные письма составлены до получения учреждением направленных ему данных завода-изготовителя.

В рассматриваемом случае в техническом задании предусмотрено, что должен поставляться стерилизатор паровой ГК-100-3 (или эквивалент). В извещении о проведении запроса котировок в наименовании запрашиваемого товара отсутствует ссылка на товарный знак. Общество поставило стерилизатор паровой ГК-100-3, а не эквивалент, который должен соответствовать указанным в техническом задании характеристикам.

В связи с этим ООО «Мед ЛТО» обоснованно полагает, что обязательства по поставке стерилизатора парового ГК-100-3 по договору бюджетного учреждения от 28.03.2012 N 17/12-1 для учреждения в отношении комплектации товара считаются выполненными, поскольку товар поставлен с теми характеристиками, с которыми его производит завод-изготовитель - ОАО «ТЗОМИ».

В соответствии со статьей 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Из условий договора следует, что стоимость товара в размере 171 000 руб. включает стоимость работ по вводу оборудования в эксплуатацию (комплекс работ по распаковке, сборке, установке, настройке, регулировке, сдаче в эксплуатацию оборудования и обучению (инструктажу) персонала).

Вместе с тем срок оплаты поставлен в договоре в зависимость от даты поставки, а не даты выполнения всех предусмотренных контрактом работ.

В данном случае срок оплаты договором установлен с момента подписания товарной накладной.

Товарная накладная со стороны покупателя подписана 05.04.2012, замечаний по количеству, качеству в тексте накладной не зафиксировано. Акт приемки продукции по качеству и комплектности учреждением в соответствии с требованиями Инструкции N П-7 не составлен, в материалы дела не представлен. Акт от 19.04.2012 таковым актом не является, поскольку он свидетельствует о проведении технического обследования стерилизатора.

Срок оплаты товара (20 банковских дней после даты подписания товарной накладной) в силу пункта 5.4 договора истек 04.05.2012, однако стоимость товара по договору покупателем поставщику не уплачена. Следовательно, встречные исковые требования общества в части взыскания с диспансера 171 000 руб. основного долга правомерно удовлетворены судом первой инстанции.

В первоначальном иске на основании пункта 7.3 договора в связи с нарушением условий пункта 3.8 договора учреждением предъявлена к взысканию с ответчика неустойка в сумме 12 785 руб. 10 коп., начисленная за период с 01.05.2012 по 31.01.2013 за неисполнение поставщиком в установленный срок обязательств по договору.

Из пояснений представителя истца, данных в суде первой инстанции, следует, что неустойка начислена с 01.05.2012, поскольку в требовании от 26.04.2012 заказчик потребовал заменить товар в течение 5 календарных дней в соответствии с пунктом 3.8 договора, то есть по 30.04.2012 включительно.

В силу статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Апелляционной инстанцией отклоняются доводы апелляционной жалобы общества о том, что данное требование заявлено учреждением неправомерно, поскольку истец не допускал сотрудников поставщика и уполномоченных им лиц для замены магнитного пускателя и окончания монтажных работ.

В материалах дела действительно усматривается, что согласно письму от 27.04.2012 на имя главного врача диспансера общество было готово заменить магнитный пускатель и окончить наладочные работы, в связи с этим просило разрешить допуск специалиста, однако ответа на данное письмо от учреждения не получило. В письме от 29.05.2012 N 31 ООО «Мед ЛТО», направленном по почте, также просило истца обеспечить доступ инженера для устранения выявленной неисправности (магнитного пускателя) либо мотивировать отказ в допуске официально.

Вместе с тем в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие тот факт, что общество направляло своих сотрудников либо уполномоченных лиц для замены магнитного пускателя, завершения работ по вводу в эксплуатацию.

Следовательно, является обоснованным вывод суда о том, что в нарушение статьи 65 АПК РФ ответчиком не подтвержден довод о том, что учреждение препятствовало исполнению обязательств.

Как верно отмечено судом первой инстанции, в соответствии с частью 2 статьи 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий.

Из материалов дела следует, что устранение неисправностей и запуск спорного стерилизатора произведен только в ходе рассмотрения дела, что подтверждается актом от 11.02.2013 (том 4, лист 38), подписанным сторонами, из которого следует, что у стерилизатора обнаружена неисправность микросхемы в плате парогенератора, произведена ее замена, также установлено, что перегнута трубка «слив конденсата», произведена замена трубки. Причина неисправностей - заводской дефект. После устранения указанных дефектов стороны констатировали, что стерилизатор находится в исправном состоянии. Учреждение дополнило, что выявлен дефект трубки слива (разрушение наружной оплетки).

После проведения диагностики обществом в адрес учреждения по факсу направлен акт ввода оборудования в эксплуатацию и проведения инструктажа (обучения) специалистов от 11.02.2013 (том 4, листы 39 - 41), который учреждением не подписан.

В данном случае неустойка начислена после направления двух требований от 20.04.2012 и от 26.04.2012 до даты устранения всех неисправностей. Контррасчет размера неустойки ответчиком не представлен, возражений по сумме неустойки не заявлено.

С учетом разъяснений, изложенных в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается. Ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

Доказательств несоразмерности неустойки обществом не представлено, ставка пени является невысокой, в связи с этим оснований для применения статьи 333 ГК РФ у суда первой инстанции не возникло.

При изложенных обстоятельствах, исковые требование диспансера в части взыскания с общества неустойки в сумме 12 785 руб. 10 коп. правомерно удовлетворены судом, апелляционная жалоба общества в указанной части удовлетворению не подлежит.

Также судом обоснованно отказано во взыскании с учреждения в пользу общества неустойки в сумме 10 651 руб. 88 коп. за просрочку оплаты товара начисленной за период с 30.04.2012 по 12.02.2013 на основании пункта 7.2 договора.

Судом установлено, что учреждение сослалось на невыполнение обществом условий пункта 2.3.2 договора, предусматривающего передачу документов, относящихся к товару. В графе «Приложение (паспорта, сертификаты и т.п.)» товарной накладной сведений о передаче заказчику документов, относящихся к товару, не имеется.

Как установлено пунктом 14 Инструкции N П-7, приемка продукции по качеству и комплектности производится в точном соответствии со стандартами, техническими условиями, в акте о фактическом качестве и комплектности поступившей продукции указывается, какие документы отсутствуют.

В пункте 12 Инструкции N П-6 аналогичным образом предусмотрено, что в акте о фактическом наличии продукции указывается, какие документы отсутствуют.

В силу пункта 2.3.4 договора непередача документов, относящихся к товару, приравнивается к недопоставке по данному контракту.

Учреждению передан паспорт на стерилизатор, содержащий гарантийный талон (том 2, листы 141 - 163), его копия представлена истцом в материалы дела. Однако обществом не представлены доказательства, подтверждающие передачу с товаром иных указанных в пункте 2.3.2 договора документов.

При этом в направленных обществу письмах диспансер не ссылается на неисполнение поставщиком обязательств по передаче документов, какие-либо документы передать не требует, акт об отсутствии документов в соответствии с Инструкциями N П-6 и N П-7 не составил.

Ссылаясь на наличие недостатков, в письме от 20.04.2012 (том 1, лист 40) истец указал, что оплата товара временно приостановлена. Вместе с тем требования учреждения в установленный в договоре срок обществом не исполнены, товар или неисправные детали не заменены.

Согласно пункту 1 статьи 328 ГК РФ встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной.

В силу пункта 2 указанной статьи Кодекса в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

Если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению.

В данном случае оплата по договору приостановлена диспансером в связи с неисполнением ответчиком условий договора. Гарантийные обязательства и обязательства по поставке товара надлежащего качества поставщиком исполнены только в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, о чем свидетельствует акт от 11.02.2013.

Таким образом, просрочка в оплате за товар вызвана ненадлежащим исполнением обществом обязательств по передаче товара соответствующего качества и не влечет последствий в виде взыскания с учреждения неустойки, исходя из условий спорного договора и положений статей 328, 431 ГК РФ.

При таких обстоятельствах оснований для взыскания неустойки за просрочку оплаты товара, начисленной за спорный период, с учетом сроков надлежащего исполнения обязательств не имеется, в связи с этим в удовлетворении встречных исковых требований в данной части отказано правомерно. Оснований для удовлетворения апелляционной жалобы общества в данной части у суда апелляционной инстанции также не имеется.

Сторонами заявлены требования о взыскании судебных расходов.

Так, учреждение просило взыскать с общества 400 руб. в возмещение почтовых расходов, связанных с направлением иска ответчику.

В свою очередь, общество просит взыскать с учреждения расходы на проезд представителей в судебные заседания 09.10.2012, 25.12.2012, 11.02.2013 в общей сумме 6845 руб. 10 коп. и возместить расходы на оплату услуг представителей в сумме 36 380 руб.

В соответствии со статьями 101 и 106 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, к которым, в частности, относятся расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах (статья 110 АПК РФ).

При этом в силу части 1 статьи 65 АПК РФ с учетом разъяснений, данных Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 3 информационного письма от 05.12.2007 N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах», бремя доказывания факта выплаты и размера судебных расходов возлагается на лицо, требующее возмещения расходов на оплату услуг представителя, а бремя доказывания чрезмерности расходов возлагается на другую сторону.

Право на возмещение судебных расходов на оплату услуг представителя возникает при наличии следующих условий: фактического оказания услуг представителем и фактического несения затрат стороной по делу.

В материалах дела усматривается, что в подтверждение несения расходов в сумме 400 руб. учреждением представлен товарный и кассовый чеки от 13.06.2012 на доставку отправления до города Москвы на сумму 400 руб., справка общества с ограниченной ответственностью «Экспресс-доставка» N 44745372/8880 о вручении 08.06.2012 корреспонденции ООО «Мед ЛТО», накладная (экспедиторская расписка) (том 1, листы 65 - 68).

Судом установлено и ответчиком не оспаривается, что почтовые расходы в указанной сумме понесены диспансером в связи с направлением иска обществу, аналогичная справка приложена к иску в подтверждение соблюдения требований части третей статьи 125, пункта 1 части первой статьи 126 АПК РФ (том 1, лист 46).

Данные расходы являются обоснованными, документально подтвержденными. Поскольку расходы связаны с подачей иска, не обусловлены подачей и рассмотрением встречного иска, то подлежали распределению по результатам рассмотрения первоначального иска.

Учитывая, что одно из требований учреждения удовлетворено, а второе оставлено без рассмотрения, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил требования диспансера частично, взыскав с ответчика в пользу диспансера расходы в сумме 200 руб., то есть половину обоснованных документально подтвержденных судебных расходов, связанных с рассмотрением дела в отношении рассмотренного требования о взыскании неустойки.

При этом, в апелляционной жалобе не содержится возражений учреждения относительно отказа в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов в сумме 200 руб. Представитель учреждения в суде апелляционной инстанции таких доводов устно также не заявил. Следовательно, решение суда в указанной части диспансером не оспаривается.

В подтверждение расходов на оплату услуг представителей в сумме 36 380 руб. обществом представлен в материалы дела договор об оказании юридических услуг от 01.08.2012 N 12-1, заключенный ООО «Мед ЛТД» с обществом с ограниченной ответственностью «Юридическая практика Шарапова А.М. и партнеры» (далее - ООО «Юридическая практика Шарапова А.М. и партнеры»).

Пунктом 4 договора предусмотрено, что стоимость услуг определена в приложении 2 к нему в размере 36 380 руб. (том 3, листы 41 - 44).

В подтверждение оплаты понесенных судебных расходов в размере 36 380 руб. обществом представлено платежное поручение от 12.12.2012 N 991, в котором указано, что оплата производится по договору за юридические услуги по арбитражному делу N А13-7372/2012 в сумме 36 380 руб. (том 3, лист 45). В письме от 08.02.2013 ООО «Юридическая практика Шарапова А.М. и партнеры» указало, что услуги оказываются по настоящему делу по иску учреждения к обществу и встречному иску общества к учреждению, выполнение задания поручено юристам Такташеву Р.Р. и Шарапову И.И. (том 40, лист 45).

Факт участия представителей Такташева Р.Р. и Шарапова И.И. по доверенностям общества в соответствующих предварительном и судебных заседаниях 09.10.2012, 27.11.2012 (с использованием видеоконференц-связи), 26.12.2012, 31.01.2013, 12.02.2013 подтверждается протоколами судебных заседаний от указанных дат, определениями и решением суда. Уточненное встречное исковое заявление подписано Шараповым И.И. по доверенности.

Следовательно, факты оказания услуг по составлению встречного иска, представлению интересов в суде, оплаты услуг подтверждены.

Диспансером не оспаривается, что услуги по договору от 01.08.2012 оказаны в связи с рассмотрением настоящего дела.

Вместе с тем как следует из Технического задания N 1 к договору (приложение 1), исполнитель оказывает правовую помощь, консультирование, подготовку искового заявления, представительство в судах.

В рассматриваемом случае расходы по консультированию не связаны с рассмотрением спора в суде, к категории судебных не относятся и взысканию с ответчика не подлежат.

Аналогичная правовая позиция содержится в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2008 N 9131/08, согласно которой проведение юридической экспертизы, консультационных услуг, переговоров по досудебному урегулированию спора к категории судебных расходов не относятся и возмещению не подлежат.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих определениях от 21.12.2004 N 454-О, от 20.10.2005 N 355-О, от 25.02.2010 N 224-О-О неоднократно указывал на то, что суд обязан создавать условия, при которых соблюдался бы необходимый баланс процессуальных прав и обязанностей сторон.

Правовая позиция по вопросу взыскания судебных расходов изложена в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.07.2012 N 2544/12, N 2598/12, N 2545/12, в соответствии с которой суд вправе по собственной инициативе возместить расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, в разумных, по его мнению, пределах, поскольку такая обязанность является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Именно поэтому в части 2 статьи 110 АПК РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

Учитывая положения части 2 статьи 110 АПК РФ, предусматривающей взыскание арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, судебных расходов в разумных пределах, объем проделанной работы, приняв во внимание степень сложности дела, количество заседаний, время, необходимое для подготовки документов, объем оказанных услуг, порядок и сроки представления обществом по определениям суда в соответствии со статьей 65 АПК РФ доказательств, а также то, что часть расходов не связана с рассмотрением данного дела в суде, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что обоснованными и соразмерными являются расходы на оплату услуг представителей в сумме 28 000 руб.

Однако поскольку одно требование учреждения оставлено без рассмотрения и поскольку встречный иск удовлетворен частично, с учреждения в пользу общества подлежат возмещению расходы на оплату услуг представителей пропорционально размеру удовлетворенных требований.

При таких обстоятельствах, как верно исчислено судом, в соответствии со статьей 110 АПК РФ с диспансера в пользу общества подлежат взысканию судебные расходы в сумме 20 179 руб. 60 коп.

Более того, мотивированных доводов относительно взыскания с истца в пользу ответчика судебных расходов на оплату услуг представителей в сумме 20 179 руб. 60 коп. в тексте апелляционной жалобе учреждения не содержится. Представитель диспансера в суде апелляционной инстанции таких доводов устно также не заявил. Доказательств неразумности либо чрезмерности расходов в указанной сумме в материалы дела учреждение не представило.

В связи с этим суд правомерно отнес на учреждение указанную сумму расходов и отказал во взыскании остальной части расходов на оплату услуг представителя. Оснований для переоценки данных выводов суда апелляционная инстанция не усматривает.

В подтверждение расходов в сумме 6845 руб. 10 коп. на проезд представителей в судебные заседания 09.10.2012, 25.12.2012, 11.02.2013 обществом в материалы дела представлены железнодорожные билеты на проезд представителя Такташева Р.Р. в судебное заседание 09.10.2012 (том 3, лист 47), представителя Шарапова И.И. в судебное заседание 26.12.2012 (том 3, лист 46), представителя Шарапова И.И. в судебное заседание 12.02.2013 (том 4, лист 43).

Из письма ООО «Юридическая практика «Шарапов и партнеры» от 01.10.2012, адресованного ООО «Мед ЛТО», следует, что ООО «Юридическая практика «Шарапов и партнеры» во исполнение договора от 01.08.2012 просит приобретать железнодорожные билеты от станции «Москва» до станции «Вологда» в связи с выездами юристов на рассмотрение дела N А13-7272/2012 в Арбитражный суд Вологодской области (том 4, лист 44).

Суд первой инстанции со ссылкой на положения статьи 106 АПК РФ и пункт 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.12.2007 N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» отказал в удовлетворении данной части требований, мотивировав свой отказ тем, что возмещению подлежат только фактически понесенные судебные расходы, однако доказательств оплаты обществом стоимости железнодорожных билетов в материалы дела не представлено.

В силу части 1 статьи 64, статьи 71 АПК РФ арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств, при оценке которых он руководствуется правилами статей 67 и 68 АПК РФ об относимости, допустимости и достоверности доказательств.

В соответствии с частью 1 статьи 168 АПК РФ при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, какие законы и иные нормативные правовые акты следует применить по данному делу; устанавливает права и обязанности лиц, участвующих в деле; решает, подлежит ли иск удовлетворению.

Частями 3 и 4 статьи 65 АПК РФ предусмотрено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено настоящим Кодексом, и лица, участвующие в деле, вправе ссылаться только на те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, были ознакомлены заблаговременно.

Согласно части 2 статьи 268 АПК РФ дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, в том числе в случае, если судом первой инстанции было отклонено ходатайство об истребовании доказательств, и суд признает эти причины уважительными.

В качестве дополнительных доказательств оплаты обществом стоимости железнодорожных билетов на проезд представителей для участия в судебных заседаниях суда первой инстанции ответчик через ресурс «Мой Арбитр» представил в апелляционную инстанцию незаверенные копии расходных кассовых ордеров от 11.02.2013 N 112 на сумму 2209 руб. 20 коп. от 08.10.2012 N 112 на сумму 2142 руб. 90 коп., от 25.12.2012 N 112 на сумму 2493 руб., приказов ООО «Мед ЛТО» от 08.10.2012 N 112, от 25.12.2012 N 121, от 11.02.2013 N 12 на выдачу денежных средств из кассы общества.

На основании части 2 статьи 268 АПК РФ судом апелляционной инстанции отказано в приобщении к материалам дела указанных документов, поскольку в силу в силу требований статей 65, 67, 68 АПК РФ такие документы должны быть предметом исследования в суде первой инстанции.

Кроме того, несмотря на запрос суда апелляционной инстанции о представлении для обозрения подлинников перечисленных документов, содержащийся в определении суда от 21 мая 2013 года об отложении рассмотрения апелляционных жалоб по настоящему делу, в нарушение требований части 3 статьи 75 АПК РФ, подлинники дополнительных документов обществом на обозрение суда не представлены.

Ответчик не обосновал и не представил достаточно убедительных доказательств невозможности представления им данных документов в суд первой инстанции.

Определением от 31 января 2013 года суд первой инстанции предлагал обществу представить документальное подтверждение несения расходов на оплату юридических услуг, однако в данном случае в нарушение статьи 65 АПК РФ общество не представило в суд первой инстанции каких-либо первичных документов по оплате билетов, возмещению расходов на их оплату, то есть доказательств, подтверждающих, что расходы на проезд представителей понесло именно ООО «Мед ЛТО».

При этом следует иметь в виду, что решение суда состоялось 21.02.2013, представленные копии документов датированы ранее указанной даты, представители общества принимали участие в судебных заседаниях суда первой инстанции, представляя интересы общества, в том числе в судебном заседании 12.02.2013, к началу которого определением суда от 31.01.2013 ответчику предлагалось представить доказательства оплаты судебных расходов.

С учетом изложенного, на момент принятия обжалуемого судебного акта у ответчика не имелось препятствий к исполнению определения суда от 31.01.2013 и представлению расходных кассовых ордеров, приказов в суд первой инстанции для их правовой оценки.

В связи с этим на основании статьи 9 АПК РФ общество несет соответствующие риски не совершения процессуальных действий.

При таких обстоятельствах оснований для взыскания с учреждения в пользу общества расходов на оплату стоимости проезда представителей в судебные заедания у суда апелляционной инстанции не имеется.

Доводы апелляционных жалоб не опровергают выводы суда, изложенные в обжалуемом решении суда.

Дело рассмотрено судом первой инстанции полно и всесторонне, нормы материального и процессуального права не нарушены, выводы суда соответствуют имеющимся в деле доказательствам. Оснований для отмены и изменения решения суда не имеется, апелляционные жалобы учреждения и общества удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

п о с т а н о в и л :

решение Арбитражного суда Вологодской области от 21 февраля 2013 года по делу N А13-7372/2012 оставить без изменения, апелляционные жалобы бюджетного учреждения здравоохранения Вологодской области «Вологодский областной психоневрологический диспансер N 1» и общества с ограниченной ответственностью «Медицинская и лабораторная техника и оборудование» - без удовлетворения.

     Председательствующий
А.Ю.Докшина
Судьи
Т.В.Виноградова
О.А.Тарасова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А13-7372/2012
14АП-2460/2013
Принявший орган: Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 29 июля 2013

Поиск в тексте