• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 июля 2013 года Дело N А32-29422/2010


Резолютивная часть постановления объявлена 11 июля 2013 года. Полный текст постановления изготовлен 11 июля 2013 года.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи В.В. Ванина судей Ю.И. Барановой, И.В. Пономаревой при ведении протокола секретарем судебного заседания А.Л. Жабской при участии: от общества с ограниченной ответственностью «М.Т. «ВПИК»: Кузнецова Т.В., паспорт, по доверенности N 358 от 17 июня 2013 года,

от открытого акционерного общества «Таганрогский металлургический завод»: Большаков М.М., паспорт, по доверенности N Т-168 от 1 января 2013 года (до перерыва); Волобуева Т.В., паспорт, по доверенности N Т-157 от 1 января 2013 года (после перерыва),

от товарищества собственников жилья «Урожай-2000»: Нетахина О.Г., паспорт, по доверенности N 16 от 10 января 2013 года; Щербинин С.С., паспорт, по доверенности от 10 июня 2013 года (до перерыва),

от общества с ограниченной ответственностью «Инженерно-консультационный центр «ПАЛ»: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом,

от государственного научного учреждения Всероссийский научно-исследовательский институт табака, махорки и табачных изделий Российской сельскохозяйственной академии: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом,

от общества с ограниченной ответственностью «Ассоциация квартирно-правовой службы»: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом, от закрытого акционерного общества «Агроспецмонтаждеталь»: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом, от закрытого акционерного общества «ОБД»: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью «М.Т. «ВПИК» и открытого акционерного общества «Таганрогский металлургический завод» на решение Арбитражного суда Краснодарского края

от 5 октября 2012 года по делу N А32-29422/2010

по иску товарищества собственников жилья «Урожай-2000», общества с ограниченной ответственностью «Инженерно-консультационный центр «ПАЛ» к ответчику обществу с ограниченной ответственностью «М.Т. «ВПИК»

при участии третьих лиц государственного научного учреждения Всероссийский научно-исследовательский институт табака, махорки и табачных изделий Российской сельскохозяйственной академии, общества с ограниченной ответственностью «Ассоциация квартирно-правовой службы», закрытого акционерного общества «Агроспецмонтаждеталь», открытого акционерного общества «Таганрогский металлургический завод», закрытого акционерного общества «ОБД» об обязании устранить недостатки, принятое судьей Огилец А.А.

УСТАНОВИЛ:

товарищество собственников жилья «Урожай-2000» (далее - товарищество) и общество с ограниченной ответственностью «Инженерно-консультационный центр «ПАЛ» (далее - общество «ИКЦ «ПАЛ») обратились в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью «М.Т. «ВПИК» (далее - общество) при участии третьих лиц государственного научного учреждения Всероссийский научно-исследовательский институт табака, махорки и табачных изделий Российской сельскохозяйственной академии (далее - институт), общества с ограниченной ответственностью «Ассоциация квартирно-правовой службы» (далее - общество «АКСП», закрытого акционерного общества «Агроспецмонтаждеталь» (далее - общество «Агроспецмонтаждеталь»), открытого акционерного общества «Таганрогский металлургический завод» (далее - завод), закрытого акционерного общества «ОБД» (далее - общество «ОБД») об обязании устранить недостатки работ.

На основании статьи 49 АПК РФ товарищество изменило предмет иска на требование о взыскании убытков в сумме 19 327 431 руб. 07 коп., размер которого до принятия судом первой инстанции решения был уменьшен до 11 856 550 руб. 39 коп.

На основании статьи 49 АПК РФ общество «ИКЦ «ПАЛ» отказалось от иска. Определением суда первой инстанции от 22 марта 2012 года отказ принят судом, производство по делу в этой части прекращено.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 05 октября 2012 года с общества в пользу товарищества взысканы убытки в сумме 11 856 550 руб. 39 коп., судебные расходы по оплате судебной экспертизы в сумме 242 640 руб., расходы по уплате государственной пошлины в сумме 4 000 руб. С общества в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина по иску в сумме 78 282 руб. 75 коп. В удовлетворении заявления завода о взыскании судебных расходов на судебного представителя (проездные и суточные расходы) отказано.

Общество обжаловало решение суда в порядке, определенном главой 34 АПК РФ, просило решение суда первой инстанции отменить, принять новый судебный акт об отказе в иске товарищества полностью. Апелляционная жалоба мотивирована следующим. Суд первой инстанции принял решение на основании недопустимых доказательств, поскольку заключение эксперта N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года не соответствует требованиям, предъявляемым законом к экспертизе, заключение эксперта N 126/16.1 от 13 июля 2012 года выполнено лицом, не обладающим специальными знаниями по вопросам экспертизы. Суд первой инстанции не принял во внимание, что заключением экспертизы не были установлены причины возникновения свищей. Суд первой инстанции не дал оценку письменным пояснениям эксперта (т. 10, л.д. 7-17). Судебное решение основано на двух взаимно исключающих утверждениях эксперта о непригодности к ремонту систем горячего и холодного водоснабжения по причине их износа в размере более 50% и независимости стоимости замены трубопроводов с величиной их физического износа. Выводы эксперта о причинах свищей в трубопроводах холодного водоснабжения не основаны на их инструментальном исследовании в рамках сертифицированных методов исследования. Судом первой инстанции не дана оценка фактам значительного превышении количества кислорода в воде, отсутствию доказательств водоподготовки со стороны управляющей организации, не установлены причины точечной коррозии. Суд первой инстанции не дал оценку представленным заводом доказательствам соответствия спорных труб ГОСТу. Суд первой инстанции не принял во внимание, что в рабочих исполнительных документах по монтажу водопроводов холодного и горячего водоснабжения указаны не оцинкованные трубы, запрет на установку которых нормативные документы не содержат. Суд первой инстанции необоснованно отказал в удовлетворении заявленного обществом ходатайства о назначении дополнительной экспертизы. Суд первой инстанции не дал оценку выполненному ОАО «Краснодарэнергоремонт» Лаборатория металлов и сварки (т. 3, л.д. 20-24) по заданию общества «Агроспецмонтаждеталь» заключению N 1-174 от 17 марта 2011 года. Заключение судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года не является надлежащим доказательством обоснованности исковых требований, поскольку более 50% свищей было обнаружено в системе поквартирной разводки и полотенцесушителях, стоимость замены которых в сумму требований, заявленных товариществом в результате изменения предмета иска и уменьшения размера исковых требований, не входит. Суд первой инстанции не принял во внимание, что истец не является субъектом права на возмещение убытков, поскольку не является заказчиком по договору строительства многоквартирных домов, а равно собственником общего имущества. Суд первой инстанции не принял во внимание, что многоквартирные дома были приняты у застройщика, введены в эксплуатацию и переданы для технического обслуживания товариществу без замечаний, рабочие проекты, в которых указано на применение в инженерных сетях домов не оцинкованной, а черной трубы, были предоставлены товариществу при приемке домов в эксплуатацию. Суд первой инстанции не дал оценку факту истечения гарантийного срока на инженерное оборудование, который составляет три года. Суд первой инстанции не принял во внимание, что за качество выполненных работ генподрядчик отвечает только перед застройщиком. Суд первой инстанции не принял во внимание преюдициально установленные вступившим в законную силу решением Прикубанского районного суда города Краснодара по иску Снхчян Т.И. к обществу, товариществу факты соответствия использованных в многоквартирном доме N 5 по ул. Школьной в г. Краснодаре труб горячего и холодного водоснабжения проектной документации, а также самовольного переоборудования Т.И. Снхчян жилого помещения в виде прокладки новых и замены существующих подводящих и отводящих трубопроводов. В апелляционной жалобе также содержится ходатайство о назначении по делу дополнительной комплексной экспертизы, в назначении которой было отказано судом первой инстанции.

Завод обжаловал решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов на судебное представительство в порядке, определенном главой 34 АПК РФ, просил решение суда в обжалуемой части отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявления завода о взыскании судебных расходов на судебного представителя в размере командировочных расходов в сумме 12 460 руб. 70 коп. Апелляционная жалоба мотивирована следующим. Суд первой инстанции не принял во внимание, что завод принимал активное участие в судебном процессе (участвовал в судебных заседаниях, предоставил отзыв и документы, которые были приобщены к делу, заявлял ходатайство об ознакомлении с материалами дела, в том числе и экспертными заключениями и др.), в связи с чем отказ в удовлетворении заявления о возмещении понесенных в связи с участием в судебных заседаниях суда первой инстанции судебных расходов в размере командировочных расходов противоречит системному толкованию части 1 статьи 41, части 2 статьи 51 АПК РФ, а также выраженной в судебных актах арбитражных судов и Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2007 года N 121 правовой позиции.

В отзыве на апелляционные жалобы товарищество просит апелляционную жалобу общества и апелляционную жалобу завода оставить без удовлетворения, решение суда первой инстанции - без изменения.

Определением апелляционного суда от 24 января 2013 года по делу была назначена дополнительная экспертиза, производство по делу приостановлено.

Определением апелляционного суда от 14 мая 2013 года в связи с поступлением экспертного заключения в суд производство по делу было возобновлено.

В судебном заседании представитель общества поддержал доводы апелляционной жалобы общества, просил решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска, заявил ходатайство о назначении по делу дополнительной судебной экспертизы с целью установления стоимости работ и материалов по ремонту трубопроводов в многоквартирных жилых домах NN 33/5, 33/6, 33/9, 33/10, 33/11 по ул. им. 40-летия Победы в Прикубанском округе г. Краснодара. По апелляционной жалобе завода представитель общества определенной правовой позиции не занял, оставив этот вопрос на усмотрение суда.

Представители товарищества поддержали доводы отзыва на апелляционную жалобу общества, которую просили оставить без удовлетворения; поддержали изложенные письменно замечания на заключение дополнительной судебной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года. По апелляционной жалобе завода представители товарищества определенной правовой позиции не заняли, оставив этот вопрос на усмотрение суда.

Представитель завода поддержал доводы апелляционной жалобы завода, которую просил удовлетворить. По апелляционной жалобе общества представитель завода определенной правовой позиции не занял, оставив этот вопрос на усмотрение суда.

В судебном заседании был допрошен судебный эксперт А.В. Напалков. Письменные ответы экспертов А.С. Даниелян, А.В. Напалкова на вопросы, поставленные товариществом в замечаниях на заключение дополнительной экспертизы, приобщены к делу.

Общество «ИКЦ «ПАЛ», институт, общество «АКСП», общество «Агроспецмонтаждеталь», общество «ОБД», извещенные о времени и месте судебного разбирательства, явку представителей в судебное заседание не обеспечили.

Апелляционные жалобы рассмотрены в порядке статьи 156 АПК РФ.

На основании статьи 163 АПК РФ в судебном заседании был объявлен перерыв до 14 часов 45 минут 11 июля 2013 года. После окончания перерыва судебное заседание было продолжено с участием представителей общества, товарищества и завода, поддержавших свои правовые позиции по делу.

При рассмотрении заявленного обществом ходатайства о назначении по делу судебной дополнительной экспертизы апелляционный суд установил следующее.

Сущность процессуальной формы апелляционного производства заключается в проверке законности и обоснованности судебного акта, не вступившего в законную силу, с точки зрения установленных законом оснований изменения или отмены судебного акта. В соответствии с частью 1 статьи 270 АПК РФ такими основаниями являются неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными, несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В силу изложенного представляемые сторонами при рассмотрении апелляционной жалобы дополнительные доказательства могут быть приняты апелляционным судом только в том случае, если они направлены на обоснование существования обстоятельств, определенных частью 1 статьи 270 АПК РФ в качестве оснований изменения или отмены обжалуемого судебного акта.

Заявленное обществом ходатайство о назначении дополнительной экспертизы мотивировано тем, что 25 января 2013 года для управления, коммунального и технического обслуживания жилого дома N 33/4 по ул. им. 40-летия Победы в г. Краснодаре было создано товарищество собственников жилья «Вымпел 33», в силу чего с указанной даты истец не является субъектом управления данным жилым домом, а потому расходы на ремонт систем ГВС и ХВС должны быть исключены из суммы причитающихся истцу убытков.

Являющееся объектом обжалования в рамках настоящего апелляционного производства решение принято судом первой инстанции 5 октября 2012 года.

Обстоятельства, которые не существовали на день разрешения спора и принятия решения, не могут являться основанием для его изменения или отмены, поскольку не могут свидетельствовать о пороке обоснованности судебного акта, выразившемся в неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанности имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными, либо несоответствии выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

В силу изложенного в удовлетворении заявленного обществом ходатайства о назначении по делу дополнительной судебной экспертизы надлежит отказать.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционных жалоб общества и завода, отзыва товарищества, выслушав представителей общества, товарищества, завода, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что решение суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, товарищество осуществляет управление многоквартирными жилыми домами NN 33/4, 33/5, 33/6, 33/9, 33/10, 33/11 по ул. им. 40-летия Победы в Прикубанском округе г. Краснодара.

Статус товарищества как субъекта управления спорными домами был установлен вступившими в законную силу судебными актами по делу N А32-43711/2009 (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 июля 2011 года, оставленное без изменения постановлением ФАС Северо-Кавказского округа от 28 октября 2011 года), по делу N А32-21307/2011 (решение Арбитражного суда Краснодарского края от 12 января 2012 года, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 марта 2012 года, оставленные без изменения постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 9 июля 2012 года).

В деле А32-43711/2009 принимали участие институт (в качестве истца), товарищество и общество (в качестве ответчиков); в деле А32-21307/2011 принимали участие общество (в качестве истца), товарищество (в качестве ответчика).

В соответствии с выраженной в определении ВАС РФ от 21 мая 2008 года N 6125/08 по делу N А45-18874/06-30/504, постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 10 августа 2011 года по делу N А63-7580/2010 правовой позиции формулировка части 2 статьи 69 АПК РФ не означает полного тождества составов заинтересованных субъектов в прежнем и новом арбитражном процессе. В соответствии с выраженной в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 20 апреля 2011 года по делу N А53-18969/2010 правовой позицией, условием преюдициальности выступает наличие в решении суда по ранее рассмотренному делу установленных обстоятельств имеющих то или иное отношение к лицам, участвующим в деле, а идентичность состава участвующих в деле лиц не является обязательным условием преюдиции.

Кроме того, из пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 года N 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», пункта 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» вытекает обязанность арбитражного суда при рассмотрении арбитражного дела учитывать обстоятельства, установленные в ранее рассмотренном деле, независимо от состава лиц, участвующих в таких делах; иные выводы, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, могут быть сделаны только при условии наличия соответствующих мотивов.

Материалы настоящего дела не содержат доказательств, являющихся основанием для иных, нежели содержащийся в судебных актах по делам А32-43711/2009, А32-21307/2011 вывод о наличии у товарищества статуса субъекта управления общим имуществом многоквартирных жилых домов NN 33/4, 33/5, 33/6, 33/9, 33/10, 33/11 по ул. им. 40-летия Победы в Прикубанском округе г. Краснодара.

В деле также отсутствуют доказательства того, что товариществом был утрачен данный статус по основаниям, предусмотренным Жилищным кодексом Российской Федерации (далее - ЖК РФ) на день принятия судом первой инстанции решения по настоящему делу.

Довод ответчика о том, что товарищество не отвечает закрепленному статьей 135 ЖК РФ понятию товарищества собственником жилья как объединению собственников помещений в спорных жилых домах по причине того, что оно (товарищество) было учреждено иными лицами, само по себе не свидетельствует о пороке правосубъектности товарищества в силу следующего.

Согласно свидетельству серии 23 N 002594657 товарищество было зарегистрировано Регистрационной палатой мэрии г. Краснодара 27 октября 2000 года, в ЕГРЮЛ запись о товариществе как юридическом лице, зарегистрированном до 1 июля 2002 года, внесена 10 ноября 2002 года.

В соответствии с пунктом 6 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) государственная регистрация юридического лица может быть признана судом недействительной в связи с допущенными при его создании грубыми нарушениями закона, если эти нарушения носят неустранимый характер. Включение в единый государственный реестр юридических лиц данных о юридическом лице может быть оспорено в суде, если такие данные недостоверны или включены в указанный реестр с нарушением закона.

В деле отсутствуют доказательства признания государственной регистрации товарищества недействительной в судебном порядке.

Тот факт, что собственники помещений спорных многоквартирных жилых домов не являются учредителями товарищества, не исключает осуществление последним управления данными многоквартирными домами.

Из статей 44, 161 ЖК РФ следует, что в основе выбора способа управления многоквартирным жилым домом лежит волеизъявление собственников помещений в данном доме.

Из материалов дела следует, что решение о передаче спорных многоквартирных жилых домов было принято участниками простого товарищества как собственниками общего имущества товарищей протоколами NN 1-2005, 2-2005 от 1 ноября 2005 года. Воля собственников помещений в спорных многоквартирных домах на выбор товарищества в качестве субъекта управления общим имуществом данных домов была выражена на общих собраниях собственников в феврале-марте 2010 года (т.11, л.д. 93-98). Общими собраниями собственников помещений многоквартирных жилых домов в январе - марте 2011 года (т.11, л.д. 87-92) был утвержден типовой договор управления многоквартирным домом, пунктом 3.1 которого на товарищество как управляющую организацию возложена обязанность по представлению законных интересов собственников помещений в многоквартирном доме, в том числе в отношениях с третьими лицами, в пределах, предусмотренных ЖК РФ; согласно пункту 3.2.2 данного договора по вопросам, связанным с содержанием, управлением, эксплуатацией и ремонтом общего имущества многоквартирного дома, представлять перед третьими лицами интересы собственника в судебных инстанциях в пределах, установленных ЖК РФ.

В дело представлены договоры управления спорными жилыми домами, заключенные с рядом собственников помещений (т.1, л.д. 10-21); из справки товарищества от 13 апреля 2012 года следует, что такие договоры заключены с большинством собственников помещений в данных домах.

При таких обстоятельствах тот факт, что собственники помещений в спорных жилых домах не являются членами данного товарищества, не исключает осуществление товариществом управления общим имуществом данных домов, поскольку из статей 143, 143.1 ЖК РФ следует, что закон допускает существование категории собственников помещений в многоквартирном доме, не являющихся членами товарищества; приобретение такими лицами статуса члена товарищества основано на его волеизъявлении, выраженном в заявлении о вступлении в товарищество собственников жилья.

Согласно пункту 8 статьи 138 ЖК РФ товарищество собственников жилья обязано представлять законные интересы собственников помещений в многоквартирном доме, связанные с управлением общим имуществом в данном доме, в том числе в отношениях с третьими лицами.

Из этого следует, что круг лиц, интересы которых товарищество в силу закона уполномочено представлять в отношениях с третьими лицами, не ограничен категорией членов товарищества, а включает в себя всех собственников помещений в многоквартирном доме, которые, как указано выше, могут не являться членами товарищества.

Предметом иска по настоящему делу является требование (с учетом изменения предмета иска и уменьшения размера исковых требований), направленное на защиту прав собственников помещений жилых домов, находящихся в управлении товарищества, на надлежащее качество систем ГВС и ХВС в части, входящей в соответствии с частью 1 статьи 36 ЖК РФ в состав общего имущества данных домов.

Таким образом, при предъявлении иска по настоящему делу товарищество является субъектом, уполномоченным в силу закона представлять интересы собственников помещений многоквартирных жилых домов NN 33/4, 33/5, 33/6, 33/9, 33/10, 33/11 по ул. им. 40-летия Победы в Прикубанском округе г. Краснодара.

В силу изложенного подлежит отклонению довод апелляционной жалобы общества о том, что истец, не будучи заказчиком по договору строительства многоквартирных домов, а равно собственником общего имущества многоквартирных домов, не является субъектом спорного права, на защиту которого направлен иск по настоящему делу.

При определении правовой природы спорных правоотношений и подлежащих применению норм материального права апелляционный суд установил следующее.

28 декабря 2000 года между институтом, обществом, обществом «ОБД», обществом «АКСП» был заключен договор простого товарищества (о совместной деятельности), согласно которому стороны обязались соединить свои вклады (средства, усилия, имущество, навыки, знания, имя и т.д.) и совместно действовать без образования юридического лица для достижения общей цели: строительство шести 12-этажных 144-х квартирных жилых домов и капитальных гаражей в г.Краснодаре по ул. 40 лет Победы (номера домам не присвоены) для улучшения жилищных условий населения (т. 10, л.д. 96).

Пунктом 1.2 договора простого товарищества от 28 декабря 2000 года определены вклады каждой из сторон в совместную деятельность.

Пунктом 4.2 договора определены доли каждой из сторон в результате совместной деятельности, в том числе: институт - 10% от общей площади домов и 10% гаражей; общество «ОБД» - 40% от общей площади домов; общество «АКПС» - 10% от общей площади домов и 10% гаражей; общество - 40% от общей площади домов и 80% гаражей.

К договору о совместной деятельности сторонами были заключены дополнительные соглашения - от 20 февраля 2002 года, 6 июня 2002 года, 10 сентября 2004 года, 14 октября 2004 года, 7 декабря 2004 года, 14 декабря 2004 года - в результате которых были изменены цель совместной деятельности на строительство трех 16-этажных и трех 14-этажных домов с встроенным нежилыми помещениями и капитальных гаражей в г.Краснодаре по ул. 40 лет Победы (номера домам не присвоены) для улучшения жилищных условий населения - дополнительное соглашение от 14 декабря 2004 года; были изменены доли участников совместной деятельности в ее результатах (институт - 104 квартиры или 6 286,08 кв.м общей площади жилых домов и 10% от построенных гаражей, общество «АКПС» - 48 квартир или 2 819,73 кв.м общей площади жилых домов, общество - вся оставшаяся часть общей площади жилых домов, других объектов и гаражей, построенных по договору - дополнительное соглашение от 7 декабря 2004 года, т.7, л.д. 124-126); управление общими делами и ведение общих дел возложено на общество (дополнительное соглашение от 14 октября 2004 года, т.7, л.д. 127-129).

Актом N 1 от 25 апреля 2007 года стороны зафиксировали исполнение договора о совместной деятельности от 28 декабря 2000 года в части строительства 16-этажного дома N 33/11 по ул. 40 лет Победы в г. Краснодаре и распределение результатов совместной деятельности согласно внесенным вкладам.

Актом N 2 от 25 апреля 2007 года стороны зафиксировали исполнение договора о совместной деятельности от 28 декабря 2000 года в части строительства 16-этажного дома N 33/10 по ул. 40 лет Победы в г. Краснодаре и распределение результатов совместной деятельности согласно внесенным вкладам.

Актом N 3 от 25 апреля 2007 года стороны зафиксировали исполнение договора о совместной деятельности от 28 декабря 2000 года в части строительства 16-этажного дома N 33/9 по ул. 40 лет Победы в г. Краснодаре и распределение результатов совместной деятельности согласно внесенным вкладам.

Актом N 4 от 24 октября 2006 года стороны зафиксировали исполнение договора о совместной деятельности от 28 декабря 2000 года в части строительства 14-этажного дома N 33/6 по ул. 40 лет Победы в г. Краснодаре и распределение результатов совместной деятельности согласно внесенным вкладам.

Актом N 5 от 24 октября 2006 года стороны зафиксировали исполнение договора о совместной деятельности от 28 декабря 2000 года в части строительства 14-этажного дома N 33/5 по ул. 40 лет Победы в г. Краснодаре и распределение результатов совместной деятельности согласно внесенным вкладам.

Актом N 6 от 24 октября 2006 года стороны зафиксировали исполнение договора о совместной деятельности от 28 декабря 2000 года в части строительства 14-этажного дома N 33/4 по ул. 40 лет Победы в г. Краснодаре и распределение результатов совместной деятельности согласно внесенным вкладам.

Таким образом, спорные дома создавались в рамках совместной деятельности по договору простого товарищества (о совместной деятельности) от 28 декабря 2000 года.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1044 ГК РФ при ведении общих дел каждый товарищ вправе действовать от имени всех товарищей, если договором простого товарищества не установлено, что ведение дел осуществляется отдельными участниками либо совместно всеми участниками договора простого товарищества.

Как указано выше, дополнительным соглашением от 14 октября 2004 года управление общими делами и ведение общих дел было возложено на общество.

Из материалов дела следует, что обществом заключались договоры инвестирования долевого участия в строительстве с дольщиками. Примеры таких договоров имеются в деле (т.11, л.д.44, 50, 54, 58, 70, 74).

Довод апелляционной жалобы общества о том, что суд первой инстанции не принял во внимание, что за качество выполненных работ генподрядчик отвечает только перед застройщиком, подлежит отклонению в силу следующего.

В материалы дела представлен договор N 8 генерального строительного подряда от 6 декабря 2002 года, заключенный между институтом как заказчиком и обществом как генподрядчиком, предмет которого определен как выполнение генподрядчиком работ по строительству шести 14-этажных 196-квартирных жилых домов и капитальных гаражей в г. Краснодаре по улице 40 лет Победы (номера домам не присвоены) (т.4, л.д. 2-4).

При оценке правовой природы данного договора апелляционный суд установил следующее.

Правовая природа договора определяется нормативно заложенной в соответствующей правовой модели типичной правовой целью, на достижение которой направлены опосредуемые объектом порождаемого договором обязательства действия сторон, концентрированно выраженные в условии о предмете договора и раскрываемые посредством системы корреспондирующих прав и обязанностей, образующих содержание договорного обязательства.

Предметом договора подряда, как следует из пункта 1 статьи 702 ГК РФ, является возмездное выполнение подрядчиком работ и передача их результата заказчику; на последнем лежит обязанность по оплате результата работ. Из этого следует, что в рамках подрядных правоотношений подрядчик выполняет работы в интересах другого лица - заказчика, который в результате исполнения договора приобретает право собственности на результат подрядных работ. Интерес подрядчика состоит в получении вознаграждения за выполненную работу.

Из содержания документа, выражающего условия договора N 8 от 6 декабря 2002 года, следует, что финансирование всей стоимости строительства осуществляется генподрядчиком за счет собственных и привлеченных средств (пункт 4.1 договора). Дополнительным соглашением от 24 декабря 2002 года данное условие изложено в новой редакции, согласно которой финансирование всех затрат по строительству объекта (строительно-монтажные работы, оборудование и материалы, прочие затраты, связанные с оформлением земельного участка, получением технических условий, изготовлением проектно-сметной документации, вводом объектов в эксплуатацию) возложено на генподрядчика. Из пункта 4.2 договора в редакции дополнительного соглашения от 24 декабря 2002 года следует, что в качестве оплаты строительных работ институт передает обществу право на получение площади дома в счет произведенных им затрат в соответствии договором простого товарищества от 28 декабря 2000 года (т.4, л.д. 5). Данным дополнительным соглашением институт передал обществу предусмотренные пунктами 2.2.1 - 2.2.4, 2.2.6, 5.1, 5.3, 5.6, 6.4, 8.1 договора функции, среди которых такие конститутивные для договора строительного подряда обязанности заказчика как предоставление земельного участка для строительства (статья 747 ГК РФ), приемка результатов работ (статья 753 ГК РФ).

Из договора простого товарищества от 28 декабря 2000 года следует, что строительство шести многоквартирных жилых домов по ул. 40 лет Победы в г. Краснодаре образует опосредованную данным договором совместную деятельность сторон, при этом в состав вклада института входит предоставление земельного участка под строительство, в состав вклада общества - выполнение строительно-монтажных работ.

Таким образом, договор N 8 от 6 декабря 2002 года был заключен институтом и обществом в рамках исполнения договора простого товарищества от 28 декабря 2000 года.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1047 ГК РФ, если договор простого товарищества связан с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности, товарищи отвечают солидарно по всем общим обязательствам независимо от оснований их возникновения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 323 ГК РФ при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

Таким образом, товарищество как законный представитель собственников помещений в спорных многоквартирных домах вправе предъявить требования, связанные с недостатками данных домов, любому из участников договора простого товарищества.

При этом исполнение спорной обязанности обществом как одним из солидарных должников не является основанием освобождения остальных участников совместной деятельности из договора от 28 декабря 2000 года от ответственности, поскольку из подпункта 1 пункта 2 статьи 325 ГК РФ с учетом части первой статьи 1046 ГК РФ следует, что исполнивший солидарную обязанность участник простого товарищества приобретает право регрессного требования к остальным участникам в долях, пропорциональных стоимости вклада каждого из них в общее дело.

Как следует из материалов дела, отчуждение помещений в спорных домах осуществлялось по договорам инвестирования долевого участия в строительстве, заключенных обществом с дольщиками.

Спорные дома были введены в эксплуатацию разрешениями на ввод объекта в эксплуатацию от 17 октября 2006 года NN 067-в (дом 33/6), 068-в (дом 33/5), 069-в (дом 33/4), от 5 марта 2007 года NN 157-в (дом 33/9), 158-в (дом 33/10), 159-в (дом 33/11).

Поскольку помещения в спорных домах были переданы собственникам после введения в действие Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон N 214-ФЗ), постольку в части прав и обязанностей сторон, опосредующих надлежащее качество объектов долевого участия в строительстве, к спорным правоотношениям подлежит применению указанный федеральный закон.

Тот факт, что товарищество не является стороной в договорах инвестирования долевого участия в строительстве, опосредующих передачу объектов долевого строительства дольщикам, приобретшим право собственности на помещения в спорных домах, не порочит указанный выше вывод о подлежащих применению к спорным правоотношениям нормах материального права, поскольку, как указано выше, в рамках настоящего дела товарищество действует в интересах собственников помещений в жилых домах, а потому являющиеся объектом судебной защиты субъективные права вытекают из правоотношений долевого участия в строительстве.

Объектом судебной защиты при рассмотрении настоящего дела является право собственников помещений спорных жилых домов на надлежащее качество объекта долевого строительства.

В соответствии с частью 1 статьи 7 Закона N 214-ФЗ застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора, требованиям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, а также иным обязательным требованиям.

В соответствии с частью 6 статьи 7 Закона N 214-ФЗ участник долевого строительства вправе предъявить застройщику требования в связи с ненадлежащим качеством объекта долевого строительства при условии, если такое качество выявлено в течение гарантийного срока.

Доводу апелляционной жалобы общества о том, что суд первой инстанции не дал оценку факту истечения гарантийного срока на инженерное оборудование объекта долевого строительства, который составляет три года, апелляционным судом дана следующая правовая оценка.

Федеральный закон от 17 июня 2010 года N 119-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым статья 7 Закона N 214-ФЗ была дополнена частью 5.1, установившей гарантийный срок на технологическое и инженерное оборудование объекта долевого строительства продолжительностью три года с соответствующим изменением части 5 указанной статьи, был введен в действие 21 июня 2010 года (часть 1 статьи 7 Закона N 119-ФЗ - опубликован в «Российской газете» от 21 июня 2010 года).

До введения в действие указанного федерального закона часть 5 статьи 7 Закона N 214-ФЗ устанавливала единый гарантийный срок на объект долевого строительства продолжительностью не менее пяти лет.

Спорные жилые дома были введены в эксплуатацию, а объекты долевого строительства - переданы до введения в действие Закона N 119-ФЗ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. В соответствии с пунктом 2 указанной статьи по отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие. Отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулируются в соответствии со статьей 422 ГК РФ, согласно которой договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения; если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Законом N 119-ФЗ не предусмотрено распространение его действия на отношения, возникшие до введения его в действие, равно как не предусмотрено распространение его действия на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Материалы дела позволяют достоверно установить обнаружение товариществом недостатков труб в виде образования свищей и течи водопроводных труб по состоянию на 31 мая 2010 года - в день, когда товариществом, обществом и обществом «Агроспецмонтаждеталь» был произведен демонтаж части труб стояка холодного водоснабжения дома N 33/5 по ул. 40 лет Победы (кв. 105) для проведения экспертизы на предмет соответствия стальной трубы ГОСТ 3262-75.

В соответствии с частью 5 статьи 7 Закона N 214-ФЗ в редакции, подлежащей применению к спорным правоотношениям, течение гарантийного срока начинается со дня передачи объекта долевого строительства участнику долевого строительства, если иное не предусмотрено договором.

Поскольку в соответствии с частью 2 статьи 8 Закона N 214-ФЗ передача объекта долевого строительства осуществляется не ранее чем после получения в установленном порядке разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости, а спорные дома были введены в эксплуатацию 17 октября 2006 года (дома NN 33/6, 33/5, 33/4), 5 марта 2007 года (дома NN 33/9, 33/10, 33/11), постольку это позволяет сделать вывод, что на день обнаружения товариществом спорных недостатков установленный частью 7 статьи 7 Закона N 214-ФЗ в подлежащей применению к спорным правоотношениям редакции гарантийный срок не истек.

Таким образом, материалами дела подтверждается факт выявления спорных недостатков в пределах установленного применимой нормой материального права гарантийного срока, из чего следует наличие у товарищества права предъявить требования, связанные с ненадлежащим качеством объекта долевого строительства.

Предметом иска по настоящему делу является требование о взыскании убытков, причиненных в связи с недостатками систем горячего и холодного водоснабжения спорных жилых домов, в размере расходов, необходимых на устранение данных недостатков.

Тот факт, что в пункте 2 статьи 7 Закона N 214-ФЗ отсутствует указание на право участника долевого строительства требовать возмещения убытков в связи с недостатками объекта долевого строительства, не исключает применение данного способа защиты в силу следующего.

Пунктом 1 статьи 1 ГК РФ в составе основных начал гражданского законодательства закреплен принцип обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты. Норма пункта 1 статьи 393 ГК РФ, обязывающая должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, носит императивный характер и не содержит указания на возможность исключения применения данного способа защиты законом или договором. Из пункта 1 статьи 15 ГК РФ следует, что законом или договором может быть предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере, но не исключение их возмещения вообще.

Кроме того, из части 9 статьи 4 Закона N 214-ФЗ следует, что правовой режим долевого строительства с участием граждан, приобретающих жилые помещения для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, определяется, наряду с Законом N 214-ФЗ, также законодательством Российской Федерации о защите прав потребителей, подлежащим применению в части, не урегулированной Законом N 214-ФЗ. Пунктом 1 статьи 18, пунктом 1 статьи 29 Закона РФ от 7 февраля 1992 года N 2300-1 «О защите прав потребителей» предусмотрено право потребителя требовать возмещения убытков причиненных ему в связи с недостатками товара, работы.

В силу изложенного образующее предмет иска по настоящему делу требование о взыскании убытков не может быть оценено как ненадлежащий способ защиты спорного субъективного права.

Возмещение убытков представляет собой форму гражданско-правовой ответственности, применение которой обусловлено юридическим составом, образованным совокупностью предусмотренных законом условий, к которым относятся: противоправность действий (бездействия) неисправного должника, причинная связь между его противоправными действиями (бездействием) и убытками, наличие и размер убытков, понесенных кредитором; из пункта 3 статьи 401 ГК РФ следует, что вина должника, не исполнившего или ненадлежаще исполнившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, не является условием его ответственности. При этом для удовлетворения требований истца о взыскании убытков необходима доказанность всей совокупности указанных фактов; недоказанность одного из необходимых оснований возмещения убытков исключает возможность удовлетворения исковых требований.

Применительно к обязательствам противоправность поведения неисправного должника выражается в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства; данное поведение нарушает норму статьи 309 ГК РФ, согласно которой обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Как указано выше, в соответствии с частью 1 статьи 7 Закона N 214-ФЗ застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства, качество которого соответствует условиям договора, требованиям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, а также иным обязательным требованиям.

Из этого следует, что противоправным является передача участнику долевого строительства такого объекта долевого строительства, качество которого не соответствует условиям договора, требованиям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, а также иным обязательным требованиям.

Заключением судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года установлено, что трубопроводы и стояки систем ГВС и ХВС многоквартирных жилых домов NN 33/4, 33/5, 33/6, 33/9, 33/10, 33/11 по ул. 40 лет Победы в г. Краснодаре выполнены из водогазопроводных неоцинкованных труб, не имеющих внутреннего и наружного защитных покрытий от коррозии, что не соответствует рабочему проекту и пункту 10.1 СНиП 2.04.01-85 «Внутренний водопровод и канализация зданий»; в части монтажа системы горячего и холодного водоснабжения требованиям СНиП соответствуют (выводы по первому вопросу); причиной образования коррозии на теле водопроводных труб горячего и холодного водоснабжения указанных жилых домов является электрохимический электронный обмен, трубы являются некондиционными и не соответствуют ГОСТ 380-94 (выводы по второму вопросу).

Довод апелляционной жалобы общества о необоснованности вывода суда первой инстанции о нарушении ответчиком требований к качеству по причине того, что проектной документацией было предусмотрено использование не оцинкованной, а черной трубы, не опровергает вывод суда первой инстанции о несоответствии использованных в системах ГВС и ХВС спорных домов труб пункту 10.1 СНиП 2.04.01-85 «Внутренний водопровод и канализация зданий».

Пунктом 10.1 СНиП 2.04.01-85 «Внутренний водопровод и канализация зданий» в отношении используемых для сетей внутреннего водопровода стальных труб установлено требование наличия внутреннего и наружного защитного покрытия от коррозии.

Данный СНиП был утвержден Постановлением Госстроя СССР от 4 октября 1985 года N 189 и в силу статьи 46 Федерального закона от 27 декабря 2002 года N 184-ФЗ «О техническом регулировании» подлежал обязательному применению в период выполнения спорных работ, а также на дни ввода спорных домов в эксплуатацию и их передачи в управление товариществу.

В силу изложенного пункт 10.1 СНиП 2.04.01-85 «Внутренний водопровод и канализация зданий» входил в круг источников, определявших требование к качеству объекта долевого строительства в соответствии с частью 1 статьи 7 Закона N 214-ФЗ.

Ответчиком факт отсутствия внутреннего защитного покрытия от коррозии черных стальных труб, использованных системах горячего и холодного водоснабжения спорных жилых домов, не оспаривается. Данное обстоятельство также подтверждено заключением судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года, проведенной на основании определения апелляционного суда от 24 января 2013 года (вывод по второму вопросу).

Таким образом, материалами дела подтверждается наличие в системах горячего и холодного водоснабжения спорных жилых домов недостатка, выразившегося в использовании труб, не соответствующих обязательным требованиям, установленным нормативным актом (СНиП 2.04.01-85 «Внутренний водопровод и канализация зданий»).

Вывод суда первой инстанции о том, что использованная при создании системы горячего и холодного водоснабжения спорных жилых домов труба не соответствовала ГОСТ 380-94, апелляционным судом признан необоснованным в силу следующего.

Вывод о не соответствии труб ГОСТ 380-94 содержится в выводах по второму вопросу заключения судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года (т.1, л.д. 158). Из исследовательской части заключения следует, что данный вывод основан на акте исследований от 23 декабря 2011 года, проведенных специалистами ФГБОУ КГТУ В.П. Артемьевым, Н.К. Стрижовым (т.11, л.д. 108), привлеченных в качестве «специалистов для проведения экспертного исследования в части определения качественного состава коррозионных отложений водопроводных труб с целью определения причин образования коррозий» определением суда первой инстанции от 16 декабря 2011 года.

Подписанный В.П. Артемьевым, Н.К. Стрижовым акт исследований от 23 декабря 2011 года входит в состав заключения судебной экспертизы в качестве приложения N 6 (т.11, л.д. 178-180).

Из содержания указанного акта следует, что специалисты В.П. Артемьев, Н.К. Стрижов определили соответствие химического состава стали, из которой изготовлены спорные трубы, не ГОСТу 380-94, а ГОСТу 380-88. В силу изложенного содержащийся в заключительной части заключения эксперта N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года вывод по второму вопросу о несоответствии труб ГОСТу 380-94 не соответствует исследовательской части заключения, а потому не является обоснованным.

ГОСТ 380-94 «Сталь углеродистая обыкновенного качества. Марки», утвержденный Постановлением Госстандарта РФ от 2 июня 1997 года N 205, был введен в действие с 1 января 1998 года взамен ГОСТа 380-88 (пункт 5 предисловия ГОСТ 380-94). Таким образом, ГОСТ 380-88 ни в период выполнения строительно-монтажных работ по созданию системы горячего и холодного водоснабжения, ни на день ввода спорных домов в эксплуатацию и передачи их товариществу не применялся, а потому не является нормативным актом, определяющим обязательные требования к спорным объектам долевого строительства в соответствии с частью 1 статьи 7 Закона N 214-ФЗ.

Доказательства, позволяющие достоверно установить несоответствие труб, использованных при создании систем горячего и холодного водоснабжения спорных домов, ГОСТу 380-94, в деле отсутствуют.

В силу изложенного у апелляционного суда отсутствуют основания для оценки в качестве необоснованного вывода, содержащегося в заключении судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года, проведенной на основании определения апелляционного суда от 24 января 2013 года, о соответствии использованных при создании систем горячего и холодного водоснабжения спорных домов труб нормативно установленным требованиям к качеству (вывод по второму вопросу).

Между тем, данный вывод не порочит сделанный ранее вывод о наличии в системах горячего и холодного водоснабжения спорных жилых домов недостатка, выразившегося в использовании труб, не соответствующих обязательным требованиям, установленным нормативным актом (СНиП 2.04.01-85 «Внутренний водопровод и канализация зданий»).

Необходимым элементом основания применения гражданско-правовой ответственности в форме взыскания убытков, является наличие убытков как стоимостного выражения нарушенного субъективного права.

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Заключением судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года установлено, что физический износ систем горячего водоснабжения спорных домов составляет 52%, физический износ систем холодного водоснабжения спорных домов составляет 59% (исследовательская часть заключения), в связи с чем для приведения данных систем в работоспособное состояние необходимо выполнить замену трубопроводов и стояков систем ГВС и ХВС на оцинкованные (вывод по третьему вопросу). Заключением судебной дополнительной экспертизы N 126/16.1 от 13 июля 2012 года, проведенной на основании определения Арбитражного суда Краснодарского края от 7 июня 2012 года, установлено, что стоимость работ по замене трубопроводов систем горячего и холодного водоснабжения, относящихся к общедомовому имуществу (за исключением системы поквартирной разводки и полотенцесушителей) на оцинкованные в спорных домах составляет 11 856 550 руб. 39 коп.

Необходимым элементом основания применения гражданско-правовой ответственности в форме взыскания убытков является причинно-следственная связь между противоправным поведением правонарушителя и фактом и размером убытков как стоимостным выражением нарушенного субъективного права.

Причинно-следственная связь представляет собой такую связь, при которой одно явление (противоправное поведение) предшествует другому (вредным последствиям) во времени и необходимо (закономерно) к нему приводит.

В силу изложенного в предмет судебного познания по настоящему делу входит установление причинно-следственной связи между недостатками труб, выражающимися в несоответствии установленному СНиП 2.04.01-85 «Внутренний водопровод и канализация зданий» требованию наличия антикоррозионного покрытия, и обусловленного физическим износом труб неработоспособного состояния систем ГВС и ХВС спорных домов, зафиксированного заключением судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года, для исправления которого необходимо произвести расходы в сумме 11 856 550 руб. 39 коп.

Заключением судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года установлено, что причиной образования коррозии на теле водопроводных труб систем ГВС и ХВС является электрохимический электронный обмен (вывод по второму вопросу). Заключением судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года установлено, что одной из причин, обусловливающих возникновение кислородной и электрокоррозии, является выполнение систем ГВС и ХВС из металлических неоцинкованных труб (вывод по третьему вопросу).

Заключением судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года также установлено наличие иных, кроме указанного выше, факторов, влияющих на возникновение кислородной и электрокоррозии, а именно: наличие источников статического напряжения токов промышленной частоты от источников расположенных вне пятна застройки жилых домов, подача воды в системы с повышенным содержанием кислорода и низким pH воды (внешние факторы эксплуатации систем ГВС и ХВС); наличие источников статического напряжения токов промышленной частоты от источников расположенных в пятне застройки жилых домов, создаваемых лицами, осуществляющими эксплуатацию помещений жилых домов, не санкционированная реконструкция систем внутреннего водопровода помещений жилых домов лицами, эксплуатирующими эти помещения (внутренние факторы).

При оценке доводов товарищества о необоснованности данных выводов по причине отсутствия натурных исследований при проведении судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года апелляционный суд установил следующее.

Из исследовательской части заключения судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года следует, что исследование было проведено методом сравнения технической и правовой документации, имеющейся в материалах настоящего дела с нормативными требованиями в области строительства и эксплуатации строений и сооружений в градостроительной сфере; из описания методики исследования (т.14, л.д. 51-52) следует, что эксперты основывались на результатах натурных исследований, имеющихся в деле, в том числе в заключении первичной судебно-строительной экспертизы. Данное обстоятельство подтверждено экспертом А.В. Напалковым в ходе допроса в судебном заседании апелляционного суда.

В ходе проведения судебной экспертизы, результаты которой выражены в заключении N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года, проводились натурные исследования состава сетевой воды в системах водоснабжения спорных домов; их результаты отражены в протоколах комплексного химического анализа питьевой воды NN 222 1, 222 2, 222 3, входящих в состав данного заключения в качестве приложений NN 3, 4, 5 соответственно. Содержащийся в данных протоколах вывод о соответствии воды СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества» не свидетельствует о соответствии или не соответствии количества растворенного в воде кислорода и уровня pH воды нормативным требованиям, поскольку данный СанПиН не устанавливает требования к предельному количеству растворенного в воде кислорода, равно как допустимых - минимального и максимального - уровней pH воды.

Данные протоколы содержат сведения о наличии растворенного в воде кислорода и его количестве; сами по себе эти сведения не позволяют оценить значение данного фактора в части его влияния на коррозию труб; сведения в графе «ПДК» применительно к данному показателю воды в протоколах отсутствуют.

Техническая оценка данного обстоятельства дана специалистами В.П. Артемьевым, Н.К. Стрижевым в акте исследований по результатам определения качественного состава отложений в трубах горячего и холодного водоснабжения от 23 декабря 2011 года, входящем в состав заключения судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года в качестве приложения N 6 (т.11, л.д. 178-180). Как следует из данного акта, наличие высокого содержания кислорода в отложениях труб указывает на высокое содержание в составе воды растворенного кислорода, что ускоряет коррозию трубопроводов в 2 - 10 раз. Выраженные в данном акте исследования проводились рентгенофлюроисцентным методом исследования отложений образцов спорных труб.

В данном акте также содержится указание на то, что фактором, ускоряющим коррозию труб водоснабжения, может быть низкий pH воды.

Протоколами комплексного химического анализа питьевой воды NN 222 1, 222 2, 222 3 (приложения NN 3, 4, 5 к заключению судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года) установлено, что по всем трем пробам воды уровень pH составляет 0,5 при нормативном показателе 7,0 (10).

Таким образом, довод товарищества о необоснованности выводов заключения судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года о высоком содержании в воде растворенного кислорода и низком уровне pH по причине отсутствия натурных исследований подлежит отклонению, поскольку подтверждается натурными исследованиями, выполненными при производстве судебной экспертизы, результаты которой выражены в заключении N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года.

Иные результаты натурных исследований, которые, как можно предположить из исследовательской части заключения судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года, проводились повторно (т.4, л.д. 108), в состав данного экспертного заключения не включены, в деле отсутствуют.

Достоверность содержащихся в протоколах комплексного химического анализа питьевой воды NN 222 1, 222 2, 222 3 (приложения NN 3, 4, 5 к заключению судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года), акте исследований по результатам определения качественного состава отложений в трубах горячего и холодного водоснабжения от 23 декабря 2011 года (приложение N 6 к заключению судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года) результатов натурных исследований, а равно примененных при их проведении методов исследования товариществом ни в суде первой инстанции, ни в ходе апелляционного производства не оспаривалась.

Заключением судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года, в исследовательской части которого указано на то, что пораженные участки трубопроводов холодного и горячего водоснабжения в кухнях, санузлах и ванных комнатах квартир выше отм. 0.000 местами заменены на металлополимерные, в цокольных этажах ниже отм. 0.000 - на стальные водогазопроводные неоцинкованные трубы (т.4, л.д. 100). Данное обстоятельство также подтверждено в письменных пояснениях эксперта Е.Г. Аванесян, представленным им суду первой инстанции (т.10, л.д. 14).

Содержащийся в заключении судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года вывод о том, что не санкционированная реконструкция систем внутреннего водопровода помещений жилых домов лицами, эксплуатирующими эти помещения является негативным фактором, влияющим на возникновение кислородной и электрокоррозии, сторонами не оспаривается, в силу чего у апелляционного суда отсутствуют основания для оценки данного вывода в качестве необоснованного.

Содержащийся в заключении судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года вывод о наличии источников статического напряжения токов промышленной частоты от источников расположенных вне пятна застройки жилых домов и источников статического напряжения токов промышленной частоты от источников расположенных в пятне застройки жилых домов, как фактора, ускоряющего разрушение трубопроводов посредством электрокоррозии, признан апелляционным судом не обоснованным в силу следующего.

Как указано выше, при проведении судебной дополнительной экспертизы (заключение N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года) эксперты не проводили натурные исследования. Из исследовательской части данного заключения следует, что в основу вывода об указанных факторах электрокоррозии положены выводы заключения N 1-174 от 17 марта 2011 года, выполненного ОАО «Краснодарэнергоремонт» (лаборатория металлов и сварки) по заданию общества «Агроспецмонтаждеталь» (т.8, л.д. 155-159). Между тем, из данного заключения не следует, что при выполнении данного исследования специалистами ОАО «Краснодарэнергоремонт» проводились натурные исследования электроустановок спорных многоквартирных домов, замеры статического напряжения в системах ХВС и ГВС спорных домов. Проведение натурных электроизмерительных работ было осуществлено специалистами ООО «Фарадей» в составе судебной экспертизы, результаты которой выражены в заключении N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года; результаты данных натурных электроизмерительных работ выражены в отчете N 19 08/11 от 10 августа 2011 года эксплуатационных испытаний электроустановок, приложенном к данному заключению в качестве приложения N 1. Согласно этому отчету данные измерений и испытания величин сопротивления заземляющих устройств и цепи между заземлителями и заземляющими элементами спорных многоквартирных домов соответствуют нормативно-техническим документам.

Таким образом, имеющимися в деле доказательствами подтверждается существование связанных с эксплуатацией систем ГВС и ХВС факторов, обусловливающих кислородную коррозию труб данных систем - высокое содержание в сетевой воде растворенного кислорода, низкий уровень pH сетевой воды, внесение в системы внутреннего водопровода помещений жилых домов изменений лицами, эксплуатирующими эти помещения.

В деле отсутствуют доказательства, позволяющие достоверно установить, что в отсутствие связанных с эксплуатацией систем ГВС и ХВС указанных выше факторов кислородной коррозии, степень износа системы ГВС на день принятия решения суда первой инстанции составила бы 52%, а системы ХВС - 59%.

Таким образом, оценив имеющиеся в деле доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ, апелляционный суд пришел к выводу о том, что состояние физического износа систем ХВС и ГВС спорных домов, зафиксированное заключением судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года, обусловлено системным воздействием совокупности обусловливающих возникновение и интенсивность гальванической и кислородной коррозий обстоятельств, в число которых входят как недостатки примененных при создании систем ХВС и ГВС труб, выражающиеся в несоответствии установленному СНиП 2.04.01-85 «Внутренний водопровод и канализация зданий» требованию наличия антикоррозионного покрытия, так и факторы, связанные с эксплуатацией данных систем - высокое содержание в сетевой воде растворенного кислорода, низкий уровень pH сетевой воды, внесение в системы внутреннего водопровода помещений жилых домов изменений лицами, эксплуатирующими эти помещения.

В силу изложенного материалы дела не позволяют достоверно установить причинно-следственную связь между выражающимися в несоответствии установленному СНиП 2.04.01-85 «Внутренний водопровод и канализация зданий» требованию наличия антикоррозионного покрытия недостатками примененных при создании систем ХВС и ГВС труб как единственной причиной и фактом причинения товариществу убытков в сумме именно 11 856 550 руб. 39 коп. как необходимым следствием данной причины.

В соответствии с частью 1 статьи 36 ЖК РФ, пунктом 5 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года N 491 (далее - Правила N 491) спорные системы ГВС и ХВС входят в состав общего имущества многоквартирных домов.

Пунктом 16 Правил N 491 обязанность по надлежащему содержанию общего имущества в зависимости от способа управления многоквартирным домом возложена на собственников путем заключения договора управления многоквартирным домом с управляющей организацией в соответствии с частью 5 статьи 161 и статьей 162 ЖК РФ либо на товарищество собственников жилья. В понятие надлежащего содержания общего имущества пункт 10 Правил N 491 включает мероприятия по поддержанию постоянной готовности инженерных коммуникаций, приборов учета и другого оборудования, входящих в состав общего имущества, для предоставления коммунальных услуг (подачи коммунальных ресурсов) гражданам, проживающим в многоквартирном доме, в соответствии с Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам.

В соответствии с разделом II Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных Постановлением Госстроя РФ от 27 сентября 2003 года N 170 (далее - Правила N 170) техническое обслуживание здания включает комплекс работ по поддержанию в исправном состоянии элементов и внутридомовых систем, заданных параметров и режимов работы его конструкций, оборудования и технических устройств. При этом в обязанность организации по обслуживанию жилищного фонда входит контроль за соблюдением нанимателями, собственниками и арендаторами правил пользования системами водопровода и канализации (пункт 5.8.3 (ж) Правил N 170).

Из изложенного следует, что обязанность по контролю уровня содержания в сетевой воде во внутридомовых сетях ГВС и ХВС, уровня pH данной сетевой воды, контролю за действиями собственников помещений в жилом доме по внесению в системы внутреннего водопровода изменений, а равно принятие мер, необходимых для устранения факторов, угрожающих нормальной эксплуатации систем ХВС и ГВС лежит на товариществе как субъекте управления общим имуществом спорных домов.

Из заключения судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года следует, что интенсивность коррозии труб систем ХВС и ГВС при воздействии установленных ею негативных внешних и внутренних факторов может быть снижена посредством принятия эксплуатирующей организацией ряда мер, направленных на повышение уровня pH воды, снижение содержания в сетевой воде кислорода путем ее деаэрации, введение в воду ингибиторов коррозии.

Доказательства принятия товариществом данных, а равно иных мер, направленных на снижение интенсивности коррозии труб в процессе эксплуатации систем ХВС и ГВС, после обнаружения в последних недостатков в деле отсутствуют.

Апелляционный суд принимает во внимание, что из правовой позиции товарищества следует, что при принятии спорных домов в управление ему были переданы проектные документации на указанные дома, в которой содержались сведения об использовании в системах ГВС и ХВС спорных домов стальной трубы без указания на наличие у нее защиты от коррозии. Таким образом, данное обстоятельство является обстоятельством, о котором товарищество знало или должно было знать с начала эксплуатации систем ГВС и ХВС как общего имущества спорных жилых домов.

Таким образом, обстоятельства дела свидетельствуют о том, что товарищество как субъект управления общим имуществом многоквартирных домов, не предпринимая никаких мер по устранению обусловливающих возникновение кислородной коррозии факторов эксплуатации систем ГВС и ХВС, выражающихся в высоком содержании в сетевой воде растворенного кислорода, низком уровне pH сетевой воды, внесении в системы внутреннего водопровода помещений жилых домов изменений лицами, эксплуатирующими эти помещения, тем самым содействовало увеличению размера убытков, причиненных недостатком примененных в системах ХВС и ГВС труб, выражающиеся в несоответствии установленному СНиП 2.04.01-85 «Внутренний водопровод и канализация зданий» требованию наличия антикоррозионного покрытия, а равно не приняло разумных мер к уменьшению этих убытков.

В соответствии с пунктом 1 статьи 404 ГК РФ указанные обстоятельства свидетельствуют о смешанной вине должника и кредитора как основании уменьшения размера ответственности должника. Данное правило применяется и в случаях, когда должник в силу закона или договора несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства независимо от своей вины (пункт 2 статьи 404 ГК РФ).

Поскольку в деле отсутствуют доказательства иного, апелляционный суд полагает степень вины сторон равной, в связи с чем на основании статьи 404 ГК РФ размер подлежащих взысканию с общества в пользу товарищества убытков подлежит уменьшению до 5 928 275 руб. 20 коп., что составляет 50% от суммы убытков в размере расходов, необходимых для замены трубопроводов систем горячего и холодного водоснабжения, относящихся к общедомовому имуществу, на оцинкованные, установленных заключением судебной дополнительной экспертизы N 126/16.1 от 13 июля 2012 года.

В силу изложенного с общества в пользу товарищества подлежат взысканию убытки в сумме 5 928 275 руб. 20 коп. В остальной части иска надлежит отказать.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции в части удовлетворения иска в полном объеме подлежит изменению как принятое при неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела.

При оценке законности и обоснованности решения суда первой инстанции в части отказа заводу в возмещении судебных издержек в сумме расходов на проезд, проживание и командировочных расходов на судебного представителя в сумме 12 460 руб. 70 коп. по апелляционной жалобе завода апелляционный суд установил следующее.

Отказ в возмещении заводу судебных издержек мотивирован судом первой инстанции тем, что завод не является лицом, которое в силу статьи 110 АПК РФ имеет право на возмещение судебных издержек по причине того, что не является стороной, самостоятельные требования относительно предмета спора не заявлял, в силу чего заинтересованность завода в исходе дела не является основанием для возмещения ему судебных издержек.

Между тем, судом первой инстанции не принята во внимание правовая позиция, изложенная в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 7 июня 2012 года N 14592/11, согласно которой из системного толкования части 1 статьи 41, части 2 статьи 51, статьи 110, части 3 статьи 271 АПК РФ следует, что судебные расходы на оплату услуг представителя, понесенные третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, в том числе в связи с подачей апелляционной жалобы, могут быть возмещены по правилам главы 9 АПК РФ. Из этого следует, что судебные расходы могут быть возмещены третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований относительно предмета спора, не только в связи с подачей им апелляционной или кассационной жалобы.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 7 июня 2012 года содержит оговорку об общеобязательности толкования содержащихся в нем норм, а также о применении этого толкования при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел. Данное постановление было опубликовано на сайте ВАС РФ 10 августа 2012 года.

В соответствии с пунктом 61.9 Регламента арбитражных судом, утвержденного Постановлением Пленума ВАС РФ от 5 июня 1996 года N 7, со дня размещения Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в полном объеме на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации практика применения законодательства, на положениях которого основано данное Постановление, для них считается определенной.

В силу изложенного содержащееся в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 7 июня 2012 года N 14592/11 толкование норм являлось обязательным для суда первой инстанции при разрешении вопроса о судебных расходах завода по настоящему делу.

Из материалов дела следует, что завод, привлеченный судом первой инстанции к участию в деле в качестве третьего лица, посредством судебного представителя активно осуществлял принадлежащие ему процессуальные права, а именно: участвовал в трех судебных заседаниях (23 апреля 2012 года, 1 июня 2012 года, 27 августа 2012 года), предоставил отзыв на исковое заявление и документы, которые были приобщены к делу, заявлял ходатайство об ознакомлении с материалами дела, в том числе и экспертными заключениями.

В силу изложенного отказ в удовлетворении заявления завода о возмещении судебных издержек по указанному судом первой инстанции основанию не может быть признан обоснованным.

Из материалов дела следует, что к возмещению заводом заявлены судебные издержки на проезд судебного представителя к месту судебного разбирательства в г. Краснодар в сумме 3 340 руб. 70 коп., на проживание в сумме 7 200 руб., и командировочные расходы в сумме 1 920 руб. из расчета 640 руб. в сутки.

Данные расходы отвечают закрепленному статьей 106 АПК РФ понятию судебных издержек, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Согласно пункту 3 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2007 года N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» лицо, требующее возмещения расходов на оплату услуг представителя, доказывает факт их несения и размер, другая сторона вправе доказывать их чрезмерность.

В подтверждение судебных издержек, понесенных в связи с участием в судебном заседании суда первой инстанции 23 апреля 2012 года в сумме 3 269 руб. 20 коп. заводом представлены: проездные документы - билет на автобус Гуково -Таганрог с посадкой в г. Ростове-на-Дону (92 руб. 70 коп.), билет на автобус Геленджик - Ростов-на-Дону с посадкой в г. Краснодаре (336 руб. 50 коп.), счет за услуги проживания в гостинице «Кавказ» N 3250 от 23 апреля 2012 года, счет-фактура, кассовый чек (2 200 руб.), командировочные расходы - служебное задание N 3 от 18 апреля 2012 года, авансовый отчет, приказ N 169 от 19 апреля 2012 года (640 руб.).

В подтверждение судебных издержек, понесенных в связи с участием в судебном заседании суда первой инстанции 1 июня 2012 года в сумме 4 556 руб. 60 коп. заводом представлены: проездной документ РЖД N БИ 2010058 139226 ст. Ростов Гл. - ст. Староминская (214 руб. 90 коп.), проездной документ РЖД N БИ 2010058 139229 ст. Староминская - Краснодар (343 руб. 40 коп.), проездной документ РЖД N БИ 2010058 139232 ст. Краснодар - ст. Староминская (343 руб. 40 коп.), проездной документ РЖД N БИ 2010058 139235 ст. Староминская - ст. Ростов Гл. (214 руб. 90 коп.), счет за услуги проживания в гостинице «Кавказ» N 4379 от 31 мая 2012 года, счет-фактура, кассовый чек (2 800 руб.), командировочные расходы - служебное задание N 6 от 21 мая 2012 года, авансовый отчет, приказ N 222 от 24 мая 2012 года (640 руб.).

В подтверждение судебных издержек, понесенных в связи с участием в судебном заседании суда первой инстанции 27 августа 2012 года в сумме 4 634 руб. 90 коп. заводом представлены: проездной документ РЖД N ЦН 2010555 327696 ст. Ростов Гл. - ст. Староминская (214 руб. 90 коп.), проездной документ РЖД N ЦН 2010555 327697 ст. Староминская - Краснодар (343 руб. 40 коп.), проездной документ РЖД N ЦН 2010555 327698 ст. Краснодар - ст. Староминская (343 руб. 40 коп.), проездной документ РЖД N ЦН 2010555 327699 ст. Староминская - ст. Ростов Гл. (214 руб. 90 коп.), кассовые чеки на оплату сервисного сбора ООО «Тревел Сити - Дон» за продажу ж/д билетов на сумму 6788 руб. 30 коп., счет за услуги проживания в гостинице «Кавказ» N 6582 от 27 августа 2012 года, кассовый чек (2 200 руб.), командировочные расходы - служебное задание N 4 от 20 августа 2012 года, приказ N 360 от 20 августа 2012 года (640 руб.).

Материалами дела подтверждается участие судебного представителя завода М.М. Большакова в судебных заседаниях Арбитражного суда Краснодарского края по настоящему делу 23 апреля 2012 года (т.10, л.д. 39-40), 1 июня 2012 года (т.11, л.д. 126-127), 27 августа 2012 года (т.12, л.д. 144-145).

В силу изложенного заявленные заводом судебные издержки являются обоснованными.

Доводы о чрезмерности размера данных расходов лицами, участвующими в деле, при рассмотрении дела в суде первой инстанции, а равно в ходе апелляционного производства, не приводились, в силу чего у апелляционного суда отсутствует основание для вывода о несоответствии данных расходов критерию разумных пределов.

При разрешении вопроса об отнесении понесенных заводом судебных издержек на стороны апелляционный суд установил следующее.

Из части 1 статьи 51 АПК РФ следует, что привлечение в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, обусловлено возможностью влияния судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, на их права или обязанности по отношению к одной из сторон.

Предметом спора по настоящему делу является требование о взыскании убытков, причиненных недостатками выполненных обществом строительных работ, выражающихся в применении ненадлежащего материала - труб. Поскольку изготовителем использованных при выполнении строительных работ труб является завод, постольку удовлетворение иска товарищества может повлиять на права и обязанности завода по отношению к обществу, что выражается в возможности предъявления обществом регрессного иска к заводу.

Из части 1 статьи 51 АПК РФ следует, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, участвуют в деле на стороне истца или ответчика.

Поскольку из характера материальных правоотношений следует, что решение суда по настоящему делу может повлиять на права и обязанности завода по отношению к обществу, постольку завод принимал участие в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика.

При оценке того, в какой мере решение по спору между двумя сторонами, может считаться принятым в пользу третьего лица, суд для целей распределения понесенных последним при рассмотрении настоящего дела судебных расходов вправе принимать во внимание только вопрос о возможности влияния решения по настоящему делу на права и обязанности завода по отношению к обществу, поскольку установление обоснованности возможных в будущем требований общества к заводу, в том числе с точки зрения установленных судебным актом по настоящему делу фактов, в компетенцию суда, рассматривающего спор по настоящему делу, не входит.

В силу изложенного решение суда первой инстанции может быть признано принятым в пользу завода как третьего лица на стороне ответчика в той части, в которой оно принято в пользу ответчика.

Поскольку в иске отказано в части, составляющей 50% от суммы заявленных требований, постольку в этой части исключается возможность предъявления обществом заводу регрессного требования, в силу чего решение в этой части может быть признано принятым в пользу завода как третьего лица на стороне ответчика.

На основании выраженного в части 1 статьи 110 АПК РФ принципа пропорционального распределения судебных расходов с истца в пользу третьего лица подлежат взысканию судебные расходы в сумме 6 230 руб. 35 коп.

Поскольку при рассмотрении настоящего дела завод принимал участие на стороне общества, постольку основания для отнесения на общество понесенных заводом судебных расходов отсутствуют.

В силу изложенного в остальной части заявления о взыскании судебных расходов заводу надлежит отказать.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции в части отказа в полном объеме заводу в возмещении судебных издержек подлежит изменению как принятое при неправильном применении норм процессуального права.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции товариществом были понесены расходы по оплате судебной экспертизы (заключение судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года) в сумме 242 640 руб., что следует из определения суда первой инстанции от 11 января 2012 года и подтверждается платежными поручениями N 65 от 22 апреля 2011 года (100 000 руб.), N 119 от 8 июня 2011 года (142 640 руб.).

В силу статьи 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом. В соответствии со статьей 106 АПК РФ к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам.

В соответствии с частью 1 статьи 110 АПК РФ в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

На основании изложенного, поскольку иск удовлетворен в части, составляющей 50% от суммы заявленных требований, постольку на общество подлежат отнесению понесенные товариществом судебные издержки по оплате судебной экспертизы (заключение судебной экспертизы N 151/16.1 от 28 декабря 2011 года) в сумме 121 320 руб.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции обществом были понесены расходы по оплате дополнительной судебной экспертизы (заключение судебной дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года) в сумме 100 000 руб., что подтверждается платежным поручением N 258 от 31 января 2013 года.

На основании части 1 статьи 110 АПК РФ, поскольку в удовлетворении иска отказано в части, составляющей 50% от суммы заявленных требований, постольку на товарищество подлежат отнесению понесенные обществом судебные издержки по оплате судебной экспертизы (заключение дополнительной экспертизы N 38/16.1 от 30 апреля 2013 года) в сумме 50 000 руб.

В результате зачета отнесенных на стороны судебных издержек по оплате указанных судебных экспертиз с общества в пользу товарищества подлежат взысканию судебные издержки по оплате судебных экспертиз в сумме 71 320 руб.

В соответствии с пунктом 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) подлежащая уплате в федеральный бюджет государственная пошлина по иску имущественного характера, сумма которого с учетом уменьшения размера исковых требований в соответствии со статьей 49 АПК РФ была определена истцом в размере 11 856 550 руб. 39 коп., составляет 82 282 руб. 75 коп.

При предъявлении иска предприятием была уплачена государственная пошлина в сумме 4 000 рублей, что подтверждается платежным поручением N 1891 от 28 сентября 2010 года.

В соответствии с частью 1 статьи 110 АПК РФ в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Поскольку иск удовлетворен в части, составляющей 50% от суммы заявленных требований, постольку с общества в пользу товарищества подлежат взысканию понесенные последним судебные расходы по уплате государственной пошлины по иску в сумме 2 000 руб.

В соответствии с пунктом 20.1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 марта 2007 года N 117 «Об отдельных вопросах практики применения главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации» в случае принятия судебного акта в пользу лица, которому была предоставлена отсрочка или рассрочка уплаты государственной пошлины, суд взыскивает государственную пошлину с ответчика применительно к части 3 статьи 110 АПК РФ. Согласно части 3 статьи 110 АПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой в установленном порядке истец был освобожден, взыскивается с ответчика в доход федерального бюджета пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, если ответчик не освобожден от уплаты государственной пошлины.

Поскольку иск удовлетворен в части, составляющей 50% от суммы заявленных требований, и ни истец, ни ответчик не освобождены от уплаты государственной пошлины, постольку на основании изложенного недоплаченная истцом сумма государственной пошлины по иску (78 282 руб. 75 коп.) подлежит взысканию в доход федерального бюджета с товарищества в сумме 39 141 руб. 38 коп., с общества - в сумме 39 141 руб. 38 коп.

Поскольку в результате рассмотрения апелляционной жалобы общества решение изменено, постановлением апелляционного суда иск удовлетворен в части, составляющей 50% от суммы заявленных требований, в остальной части в иске отказано, постольку на основании частей 1, 5 статьи 110 АПК РФ с товарищества в пользу общества подлежат взысканию судебные расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе общества в сумме 1 000 руб.

В силу выраженной в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 4 марта 2011 года по делу N А53-18010/2010 правовой позиции пунктом 12 статьи 333.21 НК РФ установлена обязанность по уплате государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы на решение арбитражного суда, независимо от того, в какой части обжалуется решение. В силу изложенного подача заводом апелляционной жалобы на решение суда только в части отказа во взыскании судебных расходов не свидетельствует об уплате заявителем государственной пошлины в сумме 2 000 руб. платежным поручением N 554 от 23 октября 2012 года в отсутствие установленной законом соответствующей обязанности.

В силу изложенного судебные расходы завода по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе подлежат отнесению на стороны в соответствии со статьей 110 АПК РФ.

Поскольку в результате рассмотрения апелляционной жалобы завода решение в части отказа в возмещении заводу судебных издержек изменено, постановлением апелляционного суда соответствующее требование удовлетворено в части, составляющей 50% от суммы заявленных расходов путем их взыскания с товарищества, постольку на основании частей 1, 5 статьи 110 АПК РФ с товарищества в пользу завода подлежат взысканию судебные расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе завода в сумме 1 000 руб.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 5 октября 2012 года по делу N А32-29422/2010 изменить.

Изложить резолютивную часть решения суда в следующей редакции:

«Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «М.Т. «ВПИК» (ИНН 2312011562, ОГРН 1022301981591) в пользу товарищества собственников жилья «Урожай-2000» (ИНН 2311060260, ОГРН 1022301817075) убытки в сумме 5 928 275 руб. 20 коп., судебные издержки по оплате судебных экспертиз в сумме 71 320 руб., судебные расходы по уплате государственной пошлины по иску в сумме 2 000 руб.

В остальной части в иске отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «М.Т. «ВПИК» (ИНН 2312011562, ОГРН 1022301981591) в доход федерального бюджета государственную пошлину по иску в сумме 39 141 руб. 38 коп.

Взыскать с товарищества собственников жилья «Урожай-2000» (ИНН 2311060260, ОГРН 1022301817075) в доход федерального бюджета государственную пошлину по иску в сумме 39 141 руб. 38 коп.

Взыскать с товарищества собственников жилья «Урожай-2000» (ИНН 2311060260, ОГРН 1022301817075) в пользу открытого акционерного общества «Таганрогский металлургический завод» (ИНН 6154011797, ОГРН 1026102572473) судебные издержки на судебного представителя в сумме 6 230 руб. 35 коп., судебные расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе в сумме 1 000 руб.

Взыскать с товарищества собственников жилья «Урожай-2000» (ИНН 2311060260, ОГРН 1022301817075) в пользу общества с ограниченной ответственностью «М.Т. «ВПИК» (ИНН 2312011562, ОГРН 1022301981591) судебные расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе в сумме 1 000 руб.».

Абзацы первый, второй, шестой резолютивной части решения суда оставить без изменения.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

     Председательствующий
В.В.Ванин
Судьи
И.В.Пономарева
Ю.И.Баранова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А32-29422/2010
15АП-14763/2012
Принявший орган: Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 11 июля 2013

Поиск в тексте