• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ МАГАДАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 02 ноября 2011 года Дело N 22-896/11
 

город Магадан 02 ноября 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Магаданского областного суда в составе: председательствующего - Пономаренко М.В.,

судей - Радченко Л.Ф., Жиделева Д.Л.,

при секретаре - Космыниной О.В.,

рассмотрела в судебном заседании 02 ноября 2011 года кассационное представление заместителя прокурора г. Магадана Гаппоева Р.А.. кассационную жалобу адвоката Паршуковой Л.Л., кассационную жалобу осужденного Бычкова И.Л. на приговор Магаданского городского суда Магаданской области от 16 сентября 2011 года, которым

Бычков И.Л., ..., ранее не судимый,

признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 16 сентября 2011 года, в срок лишения свободы зачтено время содержания Бычкова И.Л. под стражей в период с 14 мая 2011 года по 15 сентября 2011 года.

Мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

С Бычкова И.Л. в пользу федерального бюджета взысканы процессуальные издержки в сумме ... рублей ... копеек; процессуальные издержки в сумме ... рубле ... копейки отнесены на счет средств федерального бюджета.

Решен вопрос в части вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Радченко Л.Ф., выступление осужденного Бычкова И.Л., участие которого обеспечено с использованием систем видеоконференц-связи и его защитника адвоката Паршуковой Л.Л., поддержавших доводы кассационных жалоб и кассационного представления, мнение прокурора Несвит В.В., не поддержавшей доводы кассационного представления и полагавшей приговор оставлению без изменения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Бычков И.Л. признан виновным в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку.

Преступление совершено в период с 20 часов 10 минут 10 мая 2011 года до 17 часов 50 минут 13 мая 2011 года в г. Магадане при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении заместитель прокурора г. Магадана Гаппоев Р.А. просит приговор отменить и направить дело на новое разбирательство, полагая, что суд не проверил и не опровергнул довод осужденного Бычкова И.Л. о случайном характере нанесенного им удара потерпевшей, хотя должен был для этого назначить дополнительную судебно-медицинскую экспертизу по вопросу возможности образования колото-резаной раны в результате случайного удара ножом либо допросить в судебном заседании эксперта. Полагает, что мотивы, приведенные судом в опровержение данного довода осужденного, без экспертного мнения являются неубедительными.

В кассационной жалобе осужденный Бычков И.Л. выражает несогласие с приговором, полагая его необоснованным и несправедливым, просит переквалифицировать его действия, так как наличие у него умысла на убийство ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании доказано не было.

В суде кассационной инстанции осужденный пояснил, что имела место трагическая случайность, несчастный случай, и после этого при первых допросах он находился в стрессовом состоянии, не мог осознать происшедшее.

В кассационной жалобе в интересах осужденного Бычкова И.Л. адвокат Паршукова Л.Л. просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, мотивируя это тем, что у Бычкова И.Л. не было умысла убивать Б.Е.А., о чем свидетельствуют и действия Бычкова после нанесения удара, и показания свидетелей Д.О.В., Г.А.А., Х.А.Г., Г.С.Н. о подавленном состоянии Бычкова и том, что он не мог объяснить причину образовавшейся у матери раны. Указывает, что соседи семьи Бычковых милиции в отношении последних никогда не вызывали, жалоб и заявлений на Бычкова не поступало, а сам он, будучи пенсионером, продолжает работать. Обращает внимание на то, что свидетель К.А.Г. не был очевидцем избиения Бычковым матери, в связи с чем его предположения не могут быть положены в основу приговора. Полагает, что действия Бычкова необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 109 УК РФ, что показания Бычкова в судебном заседании являются более точными и достоверными, в то время как в качестве подозреваемого Бычков был допрошен после нескольких дней употребления спиртного, будучи в подавленном и потерянном состоянии после смерти матери, возможно с наводящими вопросами следователя. Настаивает на наличии только косвенного умысла в виде преступной небрежности и обращает внимание на то, что смерть потерпевшей наступила не мгновенно, а непосредственной ее причиной явилось малокровие внутренних органов как проявление обильной кровопотери.

В суде кассационной инстанции адвокат Паршукова Л.Л., поддержав доводы кассационного представления об отмене приговора, указала на нарушение судом принципа состязательности сторон, обвинительном уклоне судебного следствия, а также обратила внимание судебной коллегии на действия Бычкова после нанесения ранения матери (подложил подушку под голову, укрыл одеялом), которые свидетельствуют об отсутствии умысла на убийство.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Виновность Бычкова И.Л. в совершении убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку при обстоятельствах, указанных в приговоре, установлена судом на основании совокупности исследованных доказательств, каждое из которых отвечает требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Так, судом дана оценка показаниям Бычкова И.Л., данным в ходе предварительного и судебного следствия, вывод суда о достоверности и правдивости показаний Бычкова И.Л. в ходе предварительного расследования является обоснованным.

В частности, в судебном заседании Бычков И.Л. признал вину частично и показал, что 10 мая 2011 года в процессе распития спиртных напитков у него с матерью неоднократно возникали конфликты, а когда он сидел на диване рядом с матерью и пытался ножом открыть бутылку пива, Бычкова Е.А. попыталась выхватить бутылку, а он в этот момент просто оттолкнул её, то есть целенаправленно ножом удар не наносил, это получилось случайно, умысла на убийство у него не было.

В то же время, из подробных показаний Бычкова И.Л. в качестве подозреваемого от 14 мая 2011 года следует, что практически все время в период совместного проживания, в том числе и 11 мая 2011 года, у него с матерью возникали бытовые конфликты. В частности, 11 мая 2011 года они распивали пиво, Б.Е.А.. кричала на него, оскорбляла, а он пытался успокоить ее и уложить спать, однако около 5 часов 12 мая 2011 года он не выдержал оскорблений и решил напугать мать, для чего взял на кухне нож и положил его рядом с собой на диване. Когда он начал пить пиво, мать пыталась взять у него бутылку, однако у нее это не получилось и она ударила его ладонью по голове, в этот момент у него нервы не выдержали, он взял нож и ткнул мать ножом один раз, рассчитывая попасть в плечо, но попав в верхнюю часть груди слева. Он вымыл нож, потом положил матери под голову подушку и накрыл ее одеялом, решил, что она спит, 12 мая 2011 года он также думал, что она спит, а утром 13 мая заметил, что у нее холодное тело и вызвал скорую помощь (т. 1 л.д. 91-96).

Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката о возможной недостоверности показаний Бычкова И.Л., связанной с допросом последнего в подавленном состоянии и после употребления спиртного, данные в качестве подозреваемого показания Бычков И.Л. неоднократно подтверждал впоследствии в ходе предварительного расследования.

Так, в ходе проверки показаний на месте Бычков И.Л. 15 мая 2011 года указал место нанесения удара и продемонстрировал, каким образом нанес Б.Е.А. удар ножом (т. 1 л.д. 97-100), после чего, уже в ходе допроса в качестве обвиняемого, подтвердил ранее данные показания, уточнив, что мать убивать не хотел, а нанося удар ножом не думал, что она умрет, просто хотел ее успокоить (т. 1 л.д. 111-113). Также обстоятельства, ранее указанные в показаниях, Бычков И.Л. подтвердил в ходе допроса в качестве обвиняемого 11 августа 2011 года (т. 1 л.д. 154-156).

В ходе судебного заседания Бычков И.Л. также указал, что затрудняется пояснить причину противоречий в своих показаниях, вместе с тем во время допросов в ходе предварительного следствия следователь записывал показания с его слов.

Об обстоятельствах совместного проживания Бычкова И.Л. и Б.Е.А. дали показания допрошенные в качестве свидетелей соседи Бычковых, показания которых, в частности свидетеля К.А.Г., вопреки доводам кассационной жалобы обоснованно приведены судом в описательно-мотивировочной части приговора как характеризующие обстановку, сложившуюся в семье Бычковых как до, так и в период совершения преступления.

Так, свидетель К.А.Г. показал, что Бычковы с соседями не конфликтовали - на что обращается внимание и в кассационной жалобе адвоката - вместе с тем, выпивали, при этом Бычков начинал вести себя неадекватно, он (К.А.Г.) неоднократно видел Б.Е.А. с синяками, по характеру которых было понятно, что ее избили. Также он неоднократно слышал, как Бычков кричал на Б.Е.А., заставлял ее ходить за пивом, сама Б.Е.А. никогда не кричала. 12 мая 2011 года ночью он слышал за стеной, что между Бычковыми происходил конфликт, и Бычков сильно кричал на мать нецензурной бранью.

Свидетель К.Б.Е. показал, что в состоянии алкогольного опьянения Бычков конфликтовал с матерью и даже мог ее ударить, хотя он (К.Б.Е.) лично этого не видел, однако неоднократно был свидетелем конфликтов между Бычковыми и успокаивал Бычкова, когда тот занимался рукоприкладством в отношении матери.

Из показаний свидетеля Г.И.А. следует, что между Бычковым и Б.Е.А. часто происходили конфликты, Б.Е.А. была спокойным человеком, однако Бычков таким не был и часто избивал отца, когда тот был жив (т. 1 л.д. 66-68).

О поведении Бычкова И.Л. после совершения преступления показали допрошенные сотрудники МБУЗ г. Магадана «Станция скорой медицинской помощи» и сотрудники органов внутренних дел, выезжавшие в квартиру Бычковых после обнаружения трупа потерпевшей.

Так, допрошенные в судебном заседании Д.О.В. и Г.А.А. показали, что 13 мая 2011 года бригадой скорой медицинской помощи была констатирована смерть Б.Е.А., на передней поверхности грудной клетки которой имелась колото-резаная рана, при этом по поводу раны Бычков И.Л. ничего не пояснял, говорил, что ничего не помнит.

Свидетель Г.С.Н. показал в судебном заседании, что 13 мая 2011 года Бычков И.Л. пояснил, что когда он проснулся, Б.Е.А. уже лежала на полу и была мертва, при этом по эмоциональному состоянию Бычкова И.Л. было видно, что он потерян, говорил, что его посадят, спрашивал, что с ним будет, не мог ничего пояснить.

Свидетель Х.А.Г. показал, что 13 мая 2011 года Бычков И.Л. пояснил, что не знает, откуда у Б.Е.А. резаная рана, и что когда он проснулся, она была уже мертва.

Также виновность Бычкова И.Л. в совершении инкриминированного ему преступления подтверждается письменными материалами дела - протоколами осмотра места происшествия от 13 и 15 мая 2011 года (т. 1 л.д. 21-32, 33-34), заключениями экспертов № ... от 25 июля 2011 года (т. 1 л.д. 180-186), № 57 от 30 мая 2011 года (т. 1 л.д. 192-197), № ... от 24 июля 2011 года (т. 1 л.д. 226-228).

Судебная коллегия не может при этом согласиться как с доводами кассационных жалоб об отсутствии у Бычкова И.Л. умысла на убийство Б.Е.А., так и с утверждениями кассационного представления о необходимости назначения дополнительной судебно-медицинской экспертизы по вопросу возможности образования колото-резаной раны в результате случайного удара ножом.

Так, заключением экспертов № ... от 25 июля 2011 года установлено, что на трупе Б.Е.А. имелась одна колото-резаная рана передней поверхности грудной клетки, проникающая в грудную полость с повреждение по ходу раневого канала грудной стенки, слепой раной верхней доли левого легкого, спадением левого легкого, кровоизлиянием в плевральную полость слева 800 мл, признаками обильного наружного кровотечения. Это телесное повреждение стоит в прямой причинной связи с наступлением смерти, оно причинено прижизненно, незадолго до наступления смерти, и образовалось от воздействия колюще-режущего орудия, типа клинка ножа.

Ввиду того, что экспертизой установлена прямая причинная связь между телесным повреждением от воздействия колюще-режущего орудия, типа клинка ножа, и смертью Б.Е.А., судебная коллегия находит необоснованными доводы кассационной жалобы защитника о том, что малокровие внутренних органов как непосредственная причина смерти может свидетельствовать о наличии в действиях Бычкова И.Л. только косвенного умысла в виде преступной небрежности.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года № 1 «О судебной практике по делам об убийстве», при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то есть, если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления; либо если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Судом в приговоре проанализировано поведение Бычкова И.Л. как до, так и после совершения преступления, на что указывается в кассационной жалобе защитника, обстоятельства самого преступного деяния, вывод суда о направленности умысла Бычкова И.Л. на убийство судебная коллегия находит обоснованным, оснований для их переоценки и иной квалификации действий виновного не усматривается.

При этом судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления о том, что для проверки версии Бычкова И.Л. о случайном характере нанесенного ранения необходимо назначение дополнительной судебно-медицинской экспертизы либо допроса эксперта в судебном заседании.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний, при этом постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда, как не входящих в его компетенцию, не допускается.

Судебная коллегия находит вопрос о том, был ли удар потерпевшей нанесен случайно или умышленно, относящимся к компетенции суда, как затрагивающий субъективную сторону совершения преступления, подлежащую установлению в ходе судебного следствия, в связи с чем оснований для назначения дополнительной экспертизы либо допроса эксперта не усматривается.

В соответствии с частью 1 статьи 207 УПК РФ основаниями для проведения дополнительной экспертизы являются недостаточная ясность или полнота заключения эксперта либо возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела.

Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объектов, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу.

Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов.

Заключение экспертов № ... от 25 июля 2011 года составлено в соответствии с требованиями ст. 204 УПК РФ и является достаточно ясным и полным для должной его оценки в качестве доказательства по делу в совокупности с иными положенными в основу приговора доказательствами.

Так, вышеуказанным заключением установлено, что взаимное расположение потерпевшей и лица, наносившего повреждение, могло быть самым разнообразным, передняя поверхность грудной клетки была обращена к травмирующему орудию. В ране отобразилось воздействие колюще-режущего орудия типа клинка ножа, имеющего острое острие, ширину клинка ножа не более 2,3 см., длину клинка не менее 9 сантиметров.

Таким образом, характер и локализация телесного повреждения, которое было причинено Б.Е.А. ножом в область расположения жизненно-важных органов человека - сердца и легкого, глубина ранения, свидетельствующая о силе травматического воздействия, обоснованно расценены судом как целенаправленные действия Бычкова И.Л. на лишение жизни человека.

Тщательный анализ показаний осужденного, свидетелей, письменных материалов дела в их совокупности позволил суду придти к обоснованному выводу о доказанности вины Бычкова И.Л. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку и об отсутствии оснований для переквалификации его действий на ч. 1 ст. 109 УК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами адвоката Паршуковой Л.Л. в суде кассационной инстанции об обвинительном уклоне судебного следствия, поскольку материалы дела свидетельствуют о том, что обстоятельства по делу судом исследованы полно, всесторонне, объективно, сторонам в судебном заседании предоставлялись равные права и возможности, каких-либо данных, свидетельствующих о нарушении принципа состязательности или обвинительном уклоне судебного следствия, не имеется.

При назначении Бычкову И.Л. наказания судом в полной мере в соответствии с требованиями ст. 6, 43, 60 УК РФ учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, которое относится к категории особо тяжких; обстоятельства дела; наличие смягчающих (частичное признание вины и раскаяние в содеянном) и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств; личность Бычкова И.Л., его возраст, поэтому судебная коллегия приходит к выводу, что наказание является справедливым и соразмерным содеянному.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену приговора, судебной коллегией не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Магаданского городского суда от 16 сентября 2011 года в отношении Бычкова И.Л. оставить без изменения, кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий: подпись

Судьи: подписи

Копия верна:

Судья Магаданского

областного суда Л.Ф. Радченко




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-896/11
Принявший орган: Магаданский областной суд
Дата принятия: 02 ноября 2011

Поиск в тексте