• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ МАГАДАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 20 октября 2010 года Дело N 22-1000/10
 

г. Магадан 20 октября 2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Магаданского областного суда в составе:

Председательствующего- Пономаренко М.В.

Судей- Мирошниковой С.В., Кошак А.А.

При секретаре- Казута Ю.А.

рассмотрела в судебном заседании 20 октября 2010 года дело по кассационной жалобе осужденного Сидорова П.Е. на приговор Магаданского городского суда от 3 сентября 2010 года, которым

Сидоров П.Е., <...> года рождения, уроженец <...>, гражданин <...>, со <...> образованием, <...> проживающий в гор. Магадане по ул. <...>, не судимый,

осужден

- по ч. 1 ст. 318 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года;

- по ч. 1 ст. 116 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ сроком на 4 месяца с удержанием в доход государства 10% из заработка.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, с применением п. «в» ч. 1 ст. 71 УК РФ, окончательно определено Сидорову П.Е. наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 1 месяц с отбыванием наказания в колонии-поселении, с самостоятельным следованием осужденного к месту отбывания наказания.

Срок назначенного наказания осужденному Сидорову П.Е. постановлено исчислять со дня фактического прибытия в колонию-поселение, с зачетом времени следования к месту отбывания наказания.

Данным приговором решен вопрос о взыскании с осужденного Сидорова П.Е. в пользу Федерального бюджета Российской Федерации процессуальных издержек в сумме <...> рублей <...> копейки, и о судьбе вещественных доказательств.

Сидоров П.Е. признан виновным в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, а также в нанесении побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Преступление совершено в г. Магадане 25 октября 2009 года, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пономаренко М.В., выступление осужденного Сидорова П.Е., адвоката Божич Ж.В., поддержавших доводы кассационной жалобы об отмене приговора, выслушав мнение адвоката Ежова И.Н., представлявшего интересы потерпевшего К.А.А., выступление прокурора Рычкова Ю.Г., полагавшего изменить приговор и произвести зачет времени содержания Сидорова под стражей, судебная коллегия,

У С Т А Н О В И Л А:

В кассационной жалобе осужденный Сидоров П.Е. ставит вопрос об отмене приговора суда. В обоснование доводов жалобы, ссылаясь на показания потерпевших К.А.А. и Б.А.В., свидетелей И.Д.А., Д.С.П., В.В.А., Б.А.В. и признанный вещественным доказательством - видеоматериал, указывает, что не применял насилие к сотрудникам ГИБДД, а только оттолкнул их руками, желая покинуть место парковочной стоянки. В ответ на это сотрудники ГИБДД, с применением силы, скрутили ему руки за спиной и, против его воли, посадили на заднее сиденье патрульного автомобиля. Данными действиями сотрудников ГИБДД было незаконно нарушено его право на личную неприкосновенность и свободу передвижения. Следствием противоправного поведения сотрудников ГИБДД в отношении него явился конфликт. Указывает, что даже если он и нанес вменяемые ему удары потерпевшим, то сделал это не умышленно, а по неосторожности. Какие-либо иные доказательства, свидетельствующие об обратном, за исключением показаний потерпевших и свидетелей И.Д.А. и О.Ю.Ю., судом не установлены. Из показаний свидетелей, на которые ссылается суд, так же следует, что он вырывался, когда был в патрульном автомобиле, поэтому допускает, что мог по неосторожности ударить потерпевшего.

Обращает внимание на то, что его действия были ответной реакцией на незаконные действия сотрудников ГИБДД, следовательно, содеянное, даже при условии наличия умысла, может быть квалифицировано лишь как преступление против личности.

Кроме того, суд установил его виновность в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ в отношении К.А.А., которое относится к преступлениям частного обвинения, поэтому он подлежит оправданию по данному преступлению.

Помимо этого, приговором судом установлено, что вменяемые ему действия были совершены им на почве неприязненных отношений, возникших к сотрудникам милиции по причине применения к нему необоснованного физического насилия. Это является противоправными действиями сотрудников милиции в отношении него, однако суд не учел это в качестве смягчающего наказание обстоятельства. Судом так же не учтено такое смягчающее его вину обстоятельство, как наличие на иждивении дедушки, которому 87 лет. Кроме того, суд необоснованно не зачел время его содержания под стражей в СИЗО-1 г. Магадана с 21 апреля 2010 года по 16 июня 2010 года.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда.

Виновность осужденного Сидорова П.Е. в совершении преступления материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами: показаниями потерпевших Б.А.В. и К.А.А., свидетелей И.Д.А., К.О.А., О.Ю.Ю., Х.С.А., Т.М.М., копией приказа о назначении Б.А.В. на должность инспектора дорожно-патрульной службы взвода отдельного батальона дорожно-патрульной службы ГИБДД УВД по Магаданской области, копией постовой ведомости, материалами административного производства в отношении Сидорова П.Е., заключениями экспертиз, а также другими доказательствами, анализ которых дан в приговоре суда первой инстанции.

Так, согласно показаниям потерпевшего Б.А.В., данных в судебном заседании, он состоит в должности инспектора ДПС взвода ОБ ДПС ГИБДД УВД по Магаданской области. 25 октября 2009 года он, совместно с заместителем командира взвода отдельного батальона дорожно-патрульной службы ГИБДД УВД по Магаданской области К.А.А. и стажером И.Д.А. заступили на дежурство, когда от дежурного поступило указание проехать на улицу Берзина, где по имеющимся сведениям иномаркой темного цвета управляет водитель, предположительно находящийся в состоянии алкогольного опьянения.

Проехав на указанную улицу, они увидели движущийся по улице автомобиль «Тойота Креста» темного цвета, за которым ехал патрульный автомобиль экипажа №10. Увидев их, водитель автомобиля «Тойота Креста», которым оказался Сидоров, свернул на автостоянку и остановил автомобиль, к которому сразу подъехал патрульный автомобиль экипажа №10 из которого вышел инспектор ГИБДД В.В.А., подошел к водителю и представился. Сидоров вышел из автомобиля, стал выражаться нецензурной бранью, по его внешнему виду было видно, что он находился в состоянии алкогольного опьянения, а затем попытался уйти. Но он и К.А.А. преградили ему путь. Сидоров, продолжая вести себя вызывающе, оттолкнул от себя К.А.А.. После этого, он и К.А.А. взяли Сидорова за руки и посадили в патрульный автомобиль «Волга» на заднее сиденье, он сел рядом с Сидоровым с левой стороны, справа от Сидорова сел стажер И.Д.А., а К.А.А. сидел на водительском сиденье и начал составлять административный материал в отношении Сидорова. На переднее пассажирское сиденье был приглашен мужчина понятой. В автомобиле Сидоров продолжал выражаться в их адрес нецензурной бранью, предлагая им выйти, подраться с ним. Он стал требовать от Сидорова успокоиться, после чего последний резко нанес ему два удара локтем по голове в области виска. Он на несколько секунд потерял сознание, после чего вышел из автомобиля и потребовал от Сидорова, чтобы тот вышел из автомобиля. Однако Сидоров отказался, тогда он стал силой выталкивать последнего. После того как вытащили Сидорова из автомобиля, последний отказался лечь на землю по их требованию. Затем К.А.А. сделал Сидорову подсечку и тот упал, но затем поднялся и попытался ударить кулаком К.А.А., но он, пресекая действия Сидорова, нанес последнему удар рукой в плечо, отчего Сидоров упал на землю. После это на руки Сидорову надели наручники и снова усадили последнего в патрульный автомобиль на заднее сиденье. К.А.А. сел на водительское сиденье. Спереди на пассажирском сидении сидел мужчина понятой. Кроме того он видел, как Сидоров ногой нанес удар К.А.А. по голове. После этого Сидорова отвезли в УВД по г. Магадану.

Из показаний потерпевшего К.А.А., данных в судебном заседании также следует, что он подтвердил, что видел, как при обстоятельствах, изложенных потерпевшим Б.А.В., Сидоров П.Е. сначала нанес Б.А.В. удар локтем по голове, а затем нанес удар ногой по его (К.А.А.) голове.

Данные обстоятельства также подтвердили в своих показаниях свидетель И.Д.А.

Согласно показаниям свидетеля В.В.А. - инспектора ДПС, данных в судебном заседании, следует, что он и инспектор Д.С.П. двигались на патрульном автомобиле, за водителем автомобиля «Тойота Креста» - Сидоровым П.Е.. Когда автомобиль «Тойота Креста» свернул на автостоянку и остановился, он вышел, представился и попросил Сидорова предъявить документы. По внешнему виду и запаху изо рта было видно, что водитель находился в состоянии алкогольного опьянения. Сидоров достал документы и показал их, но не отдал ему в руки. При этом вел себя возбуждено, выражался в его адрес нецензурной бранью и пытался уйти. В это время подъехал патрульный автомобиль «Волга» из которого вышли сотрудники ГИБДД Б.А.В. и К.А.А. и стажер И.Д.А.. При этом Сидорову неоднократно предлагалось успокоиться, но он вел себя агрессивно, а затем несколько раз руками оттолкнул К.А.А.. После этого по отношению к Сидорову была применена физическая сила, и Б.А.В. с К.А.А. усадили Сидорова на заднее сиденье патрульного автомобиля. Он пригласил понятых для составления административного материала и они с Д.С.П. уехали. Позже, от Б.А.В. и К.А.А. узнал, что Сидоров нанес им удары локтем и ногой.

Как следует из показаний свидетеля К.О.А., данных в судебном заседании, он подтвердил, что из своего автомобиля наблюдал за тем, как на стоянку заехал автомобиль «Тойота Креста» черного цвета, за которым подъехали также два патрульных автомобиля, из которых вышли инспектора ГИБДД. Водитель автомобиля вел себя агрессивно, отталкивал от себя руками одного из сотрудников. Затем сотрудники ГИБДД взяли за руки этого водителя и посадили в патрульный автомобиль «Волга». Также он принимал участие в качестве понятого при составлении документов в отношении задержанного водителя. При этом, подтвердил, что задержанный водитель вел себя агрессивно, выражался в адрес сотрудников ГИБДД нецензурной бранью, находился в состоянии алкогольного опьянения. Затем, когда его отпусти, на его место в патрульный автомобиль сел второй понятой мужчина.

Из показаний свидетеля О.Ю.Ю., данных на предварительном следствии, также следует, что он был очевидцем, когда на автостоянку заехал автомобиль «Тойота Креста» следом за которым подъехали два патрульных автомобиля, из которых вышли сотрудники ГИБДД. Из разговора водителя и сотрудников ГИБДД он понял, что сотрудники требовали от водителя пройти в патрульный автомобиль, но он отказывался и отталкивал от себя сотрудника ГИБДД. Затем сотрудники посадили водителя в патрульный автомобиль. А также подтвердил, что по просьбе сотрудников ГИБДД принимал участие в качестве понятого при составлении административного материала в отношении водителя автомобиля «Тойота Креста», от которого исходил сильный запах алкоголя. При этом, этот водитель вел себя возбужденно, выражался нецензурно бранью, на что сотрудники милиции делали замечания, но водитель их игнорировал и предлагал сотрудникам ГИБДД подраться, после чего нанес сидящему с левой стороны сотруднику ГИБДД два удара локтем руки в область лица. Затем сотрудник ГИБДД вытащил за одежду задержанного водителя, нанеся при этом ему несколько ударов в область лица. Он увидел, что сотрудник ГИБДД стал сбивать с ног задержанного водителя. Затем в патрульный автомобиль снова посадили задержанного водителя, на лице которого он увидел ссадину в области глаз. Это водитель стал предъявлять ему претензии по поводу того, что он пишет объяснение, на что сотрудник ГИБДД, сидевший на водительском сидении, попросил этого водителя успокоиться. В этот момент он увидел, как водитель нанес сотруднику ГИБДД, сидевшему на водительском сидении, удар ногой по голове.

Согласно показаниям свидетеля Х.С.А. - старшего дежурного инспектора ДПС отдельного батальона дорожно-патрульной службы ГИБДД УВД по Магаданской области, данных в судебном заседании, он подтвердил, что при сдаче смены в дежурную часть позвонил неизвестный гражданин и сообщил о том, что микрорайоне «Автотек» по улице Берзина в г. Магадане движется автомобиль черного цвета, водитель которого создает аварийную ситуацию на дороге. Для проверки данной информации он по радиостанции дал указание патрульному экипажу №12 в составе сотрудников ГИБДД К.А.А. и Б.А.В., а также стажера И.Д.А., проехать в указанное место. Туда же был направлен и патрульный экипаж №10 в составе сотрудников ГИБДД В.В.А. и Д.С.П..

Как следует из показаний свидетеля Т.М.М. данных в судебном заседании, он, совместно с сотрудниками ГИБДД Т. и П. прибыли по указанию дежурного на улицу Берзина для оказания помощи патрульному экипажу №12, задержавшему водителя, находящегося в состоянии алкогольного опьянения. Он подтвердил, что сотрудники ГИБДД К.А.А. и Б.А.В. пытались успокоить Сидорова, который, находясь в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно, предлагал подраться. Затем К.А.А. сделал подсечку Сидорову и тот упал, а когда Сидоров пытался нанести удар К.А.А., Б.А.В. ударил Сидорова рукой и тот упал на землю, после чего на руки Сидорова надели наручники и посадили в патрульный автомобиль, куда сели И.Д.А. и К.А.А.. Через несколько минут от К.А.А. он узнал, что Сидоров нанес ему удар ногой по голове.

Таким образом, доводы жалобы осужденного о том, что он не применял насилие к сотрудникам ГИБДД, а только оттолкнул их руками, а также об отсутствии умысла на причинение потерпевшим телесных повреждения являются несостоятельными, и противоречат материалам уголовного дела, исследованным судом первой инстанции, а именно показаниями потерпевших и свидетелей И.Д.А. и О.Ю.Ю. из которых следует, что Сидоров П.Е., находясь в салоне патрульного автомобиля, во время составления в отношении него материала об административном правонарушении, после законного требования инспектора ГИБДД Б.А.В. успокоиться, нанес ему два удара локтем руки по голове. А также подтвердили нанесение Сидоровым П.Е. удара ногой по голове К.А.А., который сидел спереди от него на водительском сидении.

Вышеприведенные доказательства объективно подтверждаются письменными доказательствами исследованными в судебном заседании, а именно:

- копией приказа начальника УВД по Магаданской области №<...> от 18 июня 2009 года, согласно которому Б.А.В. назначен на должность инспектора дорожно-патрульной службы взвода отдельного батальона дорожно-патрульной службы ГИБДД УВД по Магаданской области. (том №1, л.д. 169)

- копией постовой ведомости на 25 октября 2009 года,

согласно которой в период с 07 часов 45 минут до 19 часов инспектор ГИБДД Б.А.В. и заместитель командира взвода ГИБДД К.А.А. находились на дежурстве и исполняли свои должностные обязанности (том №1, л.д. 73-74).

- актом медицинского освидетельствования Сидорова П.Е. от 25 октября 2009 года, согласно которому подтверждается факт его нахождения в состоянии алкогольного опьянения (том 1 л.д. 54-55).

- материалами административного производства (том №1, л.д. 46-59), из содержания которого следует, что Сидоров П.Е был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, то есть за управление 25 октября 2009 года транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, и по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ за неповиновение законному требованию сотрудника милиции 25 октября 2009 года.

Данные материалы подтверждают вывод суда первой инстанции о том, что действия сотрудников ГИБДД, связанные с задержанием Сидорова П.Е. носили законный и обоснованный характер, не выходящий за пределы их полномочий по пресечению противоправных действий Сидорова П.Е., заключающихся в управлении автомобилем в состоянии алкогольного опьянения и оказании неповиновения законным требованиям сотрудников милиции. А также, что подсудимый Сидоров П.Е. именно в ответ на законные действия сотрудников милиции по пресечению его противозаконных действий применил насилие в отношении сотрудника ГИБДД Б.А.В. нанеся два удара локтем руки в область головы, при этом осознавал, что применяет насилие в отношении представителя власти, исполняющего свои должностные обязанности.

Согласно заключению комиссионной судебной медицинской экспертизы №<...>, Б.А.В. был причинен ушиб мягких тканей височно-скуловой области справа, который вреда здоровью не причинил.

Исследовав обстоятельства и правильно оценив все доказательства по делу, в том числе с учетом, мнения государственного обвинителя о переквалификации действий Сидорова П.Е., совершенных в отношении потерпевшего Б.А.В. с ч. 2 ст. 318 УК РФ на ч. 1 ст. 318 УК РФ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Сидорова П.Е. в применении насилия не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, правильно квалифицировав его действия по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что сотрудники, применив силу, против его воли посадили его в патрульную автомашину, чем было нарушено его право на личную неприкосновенность и свободу передвижения признаются несостоятельными по следующим основаниям.

Так, сам Сидоров П.Е., в своих показаниях, данных в судебном заседании, не отрицал, что действительно управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения и в тот момент, когда сотрудники ГИБДД предложили ему пройти в патрульную автомашину для составления материала и его проверки на состояние алкогольного опьянения, он отказался и пытался уйти, а когда сотрудники ГИБДД Б.А.В. и К.А.А. преградили ему путь, стал возмущаться, при этом оттолкнул от себя К.А.А..

Согласно ст. 13 Закона РФ «О милиции», сотрудники милиции имеют право применять физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на милицию обязанностей. В соответствии с положениями ст. 14 Закона РФ «О милиции» сотрудники милиции имеют право применять специальные средства, имеющиеся на вооружении милиции, в случае пресечения оказываемого сотруднику милиции сопротивления.

При этом, в соответствии с позицией, выраженной Конституционным судом в определении № 416-о от 20 ноября 2003 года по жалобе Подаря П.А. положения статьи 20.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и пункта 11 статьи 11 Закона Российской Федерации "О милиции" направлены на защиту общественного порядка, общественной безопасности, нравственности, на устранение опасности для жизни, здоровья и имущества людей, которые в состоянии опьянения создают реальную угрозу как для самих себя, так и для окружающих. В связи с этим указанные нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителей.

Таким образом, действия Б.А.В. и К.А.А., связанные с задержание Сидорова П.Е., осуществлены в пределах полномочий, предоставленных ст.ст. 11, 14 Закона «О милиции».

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22.09.1989 N 9 "О применении судами законодательства об ответственности за посягательства на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников, а также военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка", в случае установления факта незаконности действий указанных лиц, суд при наличии к тому оснований, должен решить вопрос о квалификации содеянного подсудимым по соответствующей статье Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за преступление против личности.

Суд первой инстанции, на основании показаний свидетеля Б.А.В., явившегося очевидцем происшедших событий, данных в судебном заседании, а также видеозаписи, исследованной в судебном заседании переквалифицировал действия Сидорова по факту применения насилия к К.А.А. на ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Кроме того, вина Сидорова П.Е. в нанесении побоев К.А.А. подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы № <...> согласно которой у К.А.А. имелось телесное повреждение в виде ушиба мягких тканей скуловой области слева, которое не причинило вреда здоровью. Давность его причинения не противоречит дате, указанной в постановлении, т.е. 25 октября 2009 года. (том 2 л.д. 148-150).

Судом первой инстанции дана верная квалификацию действиям Сидорова П.Е. в данной части по ч. 1 ст. 116 УК РФ, как нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

В соответствии с п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" (в ред. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 7), придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (ст. ст. 115, 116, 129 ч. 1 и ст. 130 УК РФ), суд при наличии в деле заявления потерпевшего или же его устного заявления в судебном заседании о желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности, а также когда дело было возбуждено прокурором по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 27 УПК РФ, квалифицирует действия подсудимого по вышеуказанным статьям уголовного закона.

При отсутствии в деле жалобы суд выясняет в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности. В случае заявления потерпевшего, что он этого не желает, а также в случае, когда жалоба в деле имеется, но потерпевший заявляет о примирении с подсудимым, суд своим определением (постановлением) прекращает дело производством на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

В материалах уголовного дела имеется заявление от потерпевшего К.А.А. о привлечении к уголовной ответственности Сидорова П.Е., который 25 октября 2009 года причинил ему телесные повреждения (том 1 л.д. 29).

Согласно протоколу судебного заседания потерпевший не заявлял о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, в судебном заседании, на основании исследованных доказательств установлена вина Сидоров П.Е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, поэтому доводы жалобы осужденного об его оправдании признаются несостоятельными.

Довод кассационной жалобы осужденного о признании в качестве обстоятельства, смягчающего наказание- противоправное поведение сотрудников милиции, судебной коллегией признается необоснованным по следующим основаниям.

Так, Сидоров находясь в состоянии алкогольного опьянения и желая избежать последующего привлечения его к административной ответственности, в связи с управлением транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, не выполнил законные требования сотрудников ГИБДД, неоднократно предпринимал попытки уйти от сотрудников милиции, вел себя агрессивно, выражался нецензурной бранью в адрес Б.А.В. и К.А.А., а впоследствии во врем составления протокола об отстранении Сидорова от управления транспортным средством, применил насилие в отношении Б.А.В., в связи с чем был выведен из машины. К.А.А. применил к Сидорову боевой прием борьбы- подсечку, уложив его на землю, что не противоречит Закону «О милиции». Поэтому дальнейшие действия Сидорова по отношению к К.А.А. не могут служить основанием для признания обстоятельством, смягчающим наказание противоправное поведение потерпевшего.

Наказание Сидорову П.Е. назначено судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к категории небольшой и средней тяжести, при этом судом учтены конкретные обстоятельства дела, данные о личности осужденного, наличия обстоятельств, смягчающих наказание и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств. С учетом характера совершенных преступлений суд первой инстанции обоснованно назначил наказание осужденному Сидорову в виде лишения свободы, с отбыванием в колонии- поселения.

Вместе с тем судебная коллегия находит доводы кассационной жалобы осужденного Сидорова о том, что суд не зачел ему в срок лишения свободы время содержания его под стражей обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Так, приговором Магаданского городского суда от 21 апреля 2010 года Сидорову П.Е. изменена мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу, он взят под стражу в зале суда (том 4 л.д. 14).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Магаданского областного суда от 16 июня 2010 года, данный приговор, а также мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Сидорова П.Е. отменены, из-под стражи Сидоров П.Е. освобожден.

Однако время содержания его под стражей с 21 апреля 2010 года по 16 июня 2010 года по данному приговору не зачтено в срок лишения свободы, в связи с чем, судебная коллегия полагает необходимым зачесть в срок лишения свободы осужденному Сидорову П.Е. этот период.

Довод кассационной жалобы осужденного о признании в качестве смягчающего наказания обстоятельства наличие на его иждивении дедушки является несостоятельным, так как в соответствии с п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 "О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания" обстоятельства, смягчающие наказание, признаются таковыми с учетом установленных в судебном заседании фактических обстоятельств уголовного дела.

В материалах дела не имеется никаких подтверждений того, что дедушка Сидорова П.Е. находится на его иждивении.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену приговора, судебной коллегией не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Магаданского городского суда от 3 сентября 2010 года в отношении Сидорова П.Е. изменить, зачесть в срок лишения свободы Сидорову П.Е. время содержания под стражей с 21 апреля 2010 года по 16 июня 2010 года.

В остальном этот же приговор суда оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Сидорова П.Е. - удовлетворить частично.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1000/10
Принявший орган: Магаданский областной суд
Дата принятия: 20 октября 2010

Поиск в тексте