• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 27 декабря 2012 года Дело N 22-10155
 

г. Пермь 27 декабря 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Рудакова Е.В.

судей Погадаевой Н.И., Патраковой Н.Л.

при секретаре Бачуриной С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу осуждённого Куйдина Е.В., адвоката Галкина Д.А. в защиту его интересов на приговор Ленинского районного суда г.Перми от 12 ноября 2012 года, которым

Куйдин Е.В., дата рождения, уроженец ****, не судимый,

осужден по ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7.03.2011г. №26-ФЗ) к 4 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 рублей в доход государства с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Зачтено в срок лишения свободы время содержания под стражей с 20.08.2010 года по 7.06.2011 года.

С Куйдина Е.В. в пользу Ш. взыскано 10 209 000 рублей.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Погадаевой Н.И., изложившей обстоятельства дела, выступление адвоката Галкина Д. А. в защиту интересов осуждённого, мнение заинтересованного лица Я., поддержавшего доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Лялина Е.Б., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда Куйдин признан виновным в том, что путём обмана и злоупотребления доверием похитил денежные средства, принадлежащие ООО «***», в размере 10 209 000 рублей, то есть в особо крупном размере.

Преступление совершено в период с ноября 2009 года по 5 мая 2010 года в г.**** при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Галкин Д.А. в защиту интересов осуждённого считает приговор незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона, нарушением уголовно-процессуального закона.

Полагает, что в приговоре не отражены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Куйдина, и не приведены мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Приговор с 1 по 25 страницу соответствует по своему содержанию обвинительному заключению, что свидетельствует о необъективности и обвинительном уклоне суда.

Судом при вынесении приговора были учтены и отражены в приговоре показания потерпевшего Ш., свидетелей П., Ш1., Ж., Б., З., Ч., данные ими в ходе следствия, однако судом не учтены показания указанных лиц в судебном заседании, им не дана оценка, имеющиеся между ними противоречия не устранены, чем нарушен принцип состязательности сторон.

Судом не были должным образом оценены показания Г., О., В., Б1., данные в судебном заседании.

Показания свидетелей Б2. и У. вообще не учтены судом при вынесении приговора, им не дана оценка.

Кроме того, выводы о виновности Куйдина суд обосновал показаниями свидетелей, данными в ходе предварительного следствия, не явившихся в судебное заседание, которые были оглашены в при отсутствии оснований, предусмотренных ч.2 ст.281 УПК РФ, в связи с чем эти показания не могли быть положены в основу приговора и учитываться судом.

При вынесении приговора судом в нарушение ст.90 УПК РФ не приняты во внимание решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам, сторонами в которых являются ООО «***», ООО «ТД «***» и Куйдин, им не дана оценка.

Полагает необоснованным отказ суда в удовлетворении ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами заявления С. (директора ООО «***») о возбуждении уголовного дела, который в судебном заседании отрицал, что подписывал его, и его показания в этой части подтверждаются заключением почерковедческой экспертизы о том, что подпись в данном заявлении С. не принадлежит.

Кроме того, считает, что постановление о возбуждении уголовного дела от 2.06.2010 года является недопустимым доказательством по тому основанию, что решение о возбуждении уголовного дела принято по материалам проверки КУСП №** от 14 мая 2010 года, который в материалах дела отсутствует.

Полагает, что при надлежащей оценке доказательств в действиях Куйдина состава преступления не усматривается, т.к. все его действия носили характер гражданско-правовых отношений.

Обращает внимание на наличие процессуальных нарушений, связанных с отказом осуждённому в допуске в качестве защитника наряду с адвокатом Федяева Д.А. по тем основаниям, что по данному делу он проходит свидетелем, однако из материалов дела следует, что с момента возбуждения дела и до момента рассмотрения его Ленинским судом Федяев не имел статуса свидетеля, более того в судебных заседаниях до возвращения дела прокурору он принимал участие в качестве защитника Куйдина наряду с адвокатом, был его представителем и по гражданским делам.

Просит отменить приговор, прекратить уголовное дело в отношении Куйдина в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, отказать в удовлетворении иска Ш.

В дополнении к кассационной жалобе адвокат Галкин Д.А. акцентирует внимание, что при принятии решения судом не учтено наличие в материалах дела расписки директора ООО «ТД «***» Б3. о выдаче ему Куйдиным во исполнение договора займа от 1.12.2009 года 10 млн. рублей, а также вступившего в законную силу судебного решения Арбитражного Суда Пермского края от 8.08.2012 года, которым факт заключения договора займа на сумму 10 млн. рублей между Куйдиным и ООО «ТД «***» и факт предоставления Куйдиным займа в указанном размере ООО «ТД «***» установлен.

Кроме того, автор жалобы, уточняя первоначальные доводы, указывает, что судом в нарушение норм УПК РФ оглашены показания свидетелей Б3. и Н., которые не явились в судебное заседание, при этом суд не выяснил причины их неявки и положил в основу приговора их противоречивые показания, данные в ходе следствия.

Полагает, что суд не устранил противоречия в показаниях свидетелей П. и Ш1. в той части, что именно Куйдин выступил инициатором получения денежных средств от ООО «***» посредством письма о перечислении денег на его расчётный счёт, которые противоречат показаниям Куйдина, свидетеля Г. и материалам дела.

Показания П. и Ш1. в части даты заключения договора займа с Куйдиным противоречат показаниям Куйдина и договору займа, в котором указан номер банковского счёта Куйдина, открытого только 2 февраля 2010 года.

Показания Ш. в той части, что, заключая договор поручительства, он являлся заместителем директора ООО «***», противоречат показаниям свидетеля С., который пояснил, что не уполномачивал Ш. на заключение данного договора и совершение других действий, являясь номинальным директором, никаких документов от имени

ООО «***» никогда не подписывал, о чём свидетельствует почерковедческая экспертиза, полагает, что судом не установлено, каким образом были подписаны приказы о назначении Ш. и Ж. на должности заместителя директора и бухгалтера.

В то же время показания осуждённого Куйдина непротиворечивы, подтверждаются показаниями Б1. и Б4. в части времени и места встречи с П. возле банка ***, показаниями свидетеля Г. в части обстоятельств передачи денежных средств Куйдиным П.

Полагает, что в материалах дела нет доказательств, что именно Куйдин выполнил поддельное платёжное поручение, а согласно заключению эксперта подписи в платёжном поручении выполнены не Куйдиным.

Кроме того, в заявлениях от 7 мая и 26 мая 2010 года от имени ООО «***», подписанных С. и Ш., ссылки на предъявление Куйдиным поддельного поручения не имеется, а указано об ошибочности совершения платежа в сумме 10 209 000 рублей.

Кроме того, автор жалобы полагает, что суд необоснованно не допустил для участия в судебном заседании в качестве представителя потерпевшего Я1., имеющего надлежаще оформленную доверенность на представление интересов ООО «***», выданную директором Общества Б5., в то же время не учёл то обстоятельство, что произошла смена учредителя и генерального директора Общества, которым отменены все ранее выданные доверенности на представление интересов Общества, в том числе в отношении Ш., позиция которого в отношении совершенного Куйдиным деяния противоречит позиции самого ООО «***».

Обращает внимание, что в ст.237 УПК РФ указаны исчерпывающие основания для возвращения дела прокурору при условии, что это не связано с восполнением неполноты предварительного следствия. Однако из материалов уголовного дела следует, что после возвращения дела прокурору были собраны доказательства, усиливающие позицию обвинения.

В ходе судебного заседания ходатайства стороны защиты о вызове дополнительных свидетелей, о назначении экспертизы для сравнения документов, имеющихся в материалах дела и представленных стороной защиты, отклонены, чем суд лишил сторону защиты возможности представить доказательства невиновности Куйдина, нарушив принцип состязательности сторон.

Просит об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении Куйдина.

В кассационной жалобе осуждённый Куйдин считает приговор незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, неправильным ведением следственных действий и применением уголовного закона, нарушением уголовно-процессуального закона.

Обращает внимание, что приговор идентичен обвинительному заключению, что свидетельствует об обвинительном уклоне суда.

Полагает, что суд незаконно не допустил к участию в судебном заседании в качестве защитника наряду с адвокатом Федяева Д.А., который представлял его интересы по данному делу до возвращения дела прокурору, а также при разрешении гражданских дел, вытекающих из данного дела.

Судом не взяты во внимание факты незаконного составления протокола допроса С. 23 июня 2010 года следователем М. в присутствии Ш. и адвоката Г1., где С., находясь в наркотическом опьянении, подписывал то, что ему было сказано, и говорил то, что ему говорил Ш.

Само заявление от имени С. о преступлении от 7 мая 2010 года не подписывалось и не составлялось им, не предоставлялось в милицию. Так же 24-27 апреля 2010 года С. не встречался ни с Ш., ни с Ж., ни с З., ни с Б., и не подписывал приказы о назначении директора и бухгалтера ООО «***». Все эти документы составлялись, по его мнению, задним числом П. по указанию Ш., что подтверждено экспертизами, согласно которых все заявления, договоры, приказы и документы ООО «***» подписаны не С., а другим лицом, что судом во внимание не взято.

Кроме того, изначально в заявлении от ООО «***» в милицию было указано об ошибочном платеже, а не о преступлении с поддельными документами. Обращает внимание, что копия платёжного поручения, была предоставлена Ж. органам следствия лишь в июне 2010 года, на основании которой было возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество» со ссылкой на поддельный документ банка «***». В связи с этим дело было возвращено прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, после чего следствие началось с новой силой: передопрашивались свидетели, чьи показания неоднократно менялись, устранялись противоречия в показаниях свидетелей Б3., Н., Ш., Ш1., проводились очные ставки, различные экспертизы, считает, что следствие не исправляло нарушения, а корректировало показания свидетелей и вносило показания новых свидетелей для более логичного обвинения.

Судом были оглашены показания свидетеля Б3., не явившегося в судебное заседание, которые выгодны стороне обвинения, как и показания свидетеля Н. - учредителя ООО «***» и директора ООО «***», все эти компании участвуют в деле, зарегистрированы по одному адресу, не имеют оборотов, работы, однако во внимание это судом не взято.

Показания банковских работников, данные в ходе следствия, о перечислении денежных средств и копии платёжного поручения, показания М. были оглашены судом без согласия стороны защиты и интерпретированы в интересах стороны обвинения.

Не взят во внимание тот факт, что счёт в банке «***» был открыт им -Куйдиным только в феврале 2010 года, что опровергает показания свидетелей обвинения Б3., Ш1., П., Н. в той части, что все договоры займов с ООО «***», ООО «***», договоры поставок стройматериалов, письма о перечислении денег, расписки составлялись и подписывались этими лицами в декабре 2009 года.

Выводы суда об отсутствии у него денежных средств, достаточных для предоставления займов, считает необоснованными, поскольку денежные средства имелись на счетах компании ООО «***», где он работал, и банковских счетах, о чём пояснили свидетели К. и О., подтвердившие факт предоставления ему займов в феврале 2010 года 12 миллионов рублей и в декабре 2009 года в размере 10 млн. рублей соответственно, что подтверждало возможность предоставления им займов П. в 2010 году. Но судом эти факты не были рассмотрены и приняты во внимание.

Полагает, что показания свидетелей защиты В., Б1., Б4., подтвердивших его встречу у банка «***» с П. в 15 часов 5 мая 2010 года для передачи расписки о получении займа, которую видели Б1. и Б4., отклонены судом по надуманным основаниям.

Вывод суда о том, что получив деньги на свой счёт, он не вернул их О., как возврат займа от 26.11.2009 года, считает ошибочным, поскольку суд не учёл, что срок действия договора займа заканчивался 1 ноября 2010 года, и он мог пользоваться этими деньгами ещё 5 месяцев, что он и делал, поехав в мае 2010 года в Москву для совершения коммерческих сделок.

Полагает, что ему необоснованно было отказано в допросе П1. по обстоятельствам заключения сделок, в том числе договоров займа, передачи ему документов.

Просит отменить приговор, уголовное дело в отношении него прекратить за отсутствием состава преступления.

В возражениях государственный обвинитель Герба А.Г. считает приговор законным, просит оставить его без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражение на них, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

В силу ст.381 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путём лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

Согласно требованиям п.2 ст.307 УПК РФ, п.п.3, 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №1 от 29.04.1996 года «О судебном приговоре» при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

Однако указанные требования закона судом не выполнены.

Из протокола судебного заседания следует, что в связи с противоречиями в показаниях свидетеля С., данных им в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, по ходатайству государственного обвинителя его показания, данные на предварительном следствии, были оглашены.

При этом несмотря на противоречия в показаниях, содержащих сведения, имеющие существенное значение для дела, в том числе о принадлежности подписи в заявлении о возбуждении уголовного дела в отношении Куйдина от имени С. как директора ООО «***», а также в договоре поставки, заключённом с ООО «ТД «***», в приказах о назначении заместителя директора и бухгалтера ООО «***», суд, приведя в приговоре показания данного свидетеля в разных вариантах, не провёл их анализ и не дал им никакой оценки в совокупности с другими доказательствами, не мотивировал, какие из этих показаний и почему признаёт достоверными, а какие отвергает.

Допросив в судебном заседании свидетелей защиты У., а также Б2., подтвердившую доводы подсудимого Куйдина о том, что в момент совершения преступления он находился в другом месте, суд не привёл их показания в приговоре и не дал им оценки в совокупности с другими доказательствами.

Кроме того, указав в описательно-мотивировочной части приговора при описании деяния, признанного судом доказанным, в части способа совершения хищения, о том, что денежные средства в сумме 10 209 000 рублей от ООО «***» были получены Куйдиным обманным путём в результате использования письма за подписью директора ООО «ТД «***» Виды о перечислении денежных средств в указанной сумме Куйдину, суд вместе с тем со ссылкой на показания Б3. и Н. посчитал установленным, что Б3. не подписывал данное письмо, а подпись от его имени сделана другим лицом, допустив тем самым взаимоисключающие друг друга суждения.

В соответствии со ст. 240 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях неявки потерпевшего, свидетелей при наличии согласия сторон.

Как видно из протокола судебного заседания, судом оглашены показания свидетелей, Б3., Н., В1., Ч1., Г2., В2., К1., М., не явившихся в судебное заседание, данные ими в ходе предварительного расследования, при отсутствии оснований, предусмотренных ч.2 ст.281 УПК РФ, и вопреки требованиям, содержащимся в ч.1 ст.281 УПК РФ, при отсутствии согласия стороны защиты, настаивающей на их вызове и допросе, при этом данные о том, что судом принимались достаточные и исчерпывающие меры по их надлежащему извещению в материалах дела отсутствуют, принудительный привод в отношении указанных лиц не оформлялся, иные меры процессуального принуждения не использовались.

Кроме того, согласно пункта 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 года №17 (в редакции от 9.02.2012г.) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» в случае, когда потерпевшим признано юридическое лицо, его права и обязанности в суде согласно части 9 статьи 42 УПК РФ осуществляет представитель, полномочия которого должны быть подтверждены доверенностью, оформленной надлежащим образом, либо ордером, если интересы юридического лица представляет адвокат. Когда в судебном заседании участвует руководитель предприятия, учреждения (организации), его полномочия должны быть удостоверены соответствующей доверенностью или другими документами.

Как видно из материалов уголовного дела, в качестве потерпевшего, которому в результате преступления причинен материальный ущерб в размере 10 209 000 рублей, привлечено юридическое лицо - ООО «***», представителем которого в ходе предварительного расследования постановлением от 15 июня 2010 года признан Ш. (л.д.176 том 1).

В судебном заседании было достоверно установлено, что полномочия Ш. 18 августа 2010 года прекращены в связи со сменой учредителя ООО «***», законность увольнения Ш. была предметом судебной проверки по его иску к ООО «***», в удовлетворении которого решением Дзержинского районного суда г.Перми от 5 марта

2011 года отказано.

Согласно имеющейся в материалах дела выписки из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) учредителем ООО «***» значится Х. с 31.08.2010 года, а директором Общества - Б5., который в силу ст.ст.53, 91 ГК РФ и Устава Общества вправе представлять интересы Общества без доверенности, либо делегировать свои полномочия на представление интересов Общества иному лицу на основании доверенности.

При таких обстоятельствах вывод суда о незаконном прекращении полномочий Ш. как директора ООО «***» в результате неправомерного завладения неустановленными лицами указанным Обществом является предположением, материалам дела не соответствует, а решение суда, которым было отказано в участии в судебном заседании надлежащим образом уполномоченного представителя ООО «***» Я., повлекло нарушение прав потерпевшего, предусмотренных ст.42 УПК РФ.

В соответствии со ст. 16 УПК РФ обеспечение обвиняемому права на защиту является основополагающим принципом уголовного судопроизводства.

Исходя из положений ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод каждый обвиняемый имеет право на справедливое судебное разбирательство, он вправе защищать себя лично либо с помощью выбранного им защитника.

Согласно положений ч.2 ст.49 УПК РФ в качестве защитника по уголовному делу допускаются адвокаты, а по определению или постановлению суда наряду с адвокатом в качестве защитника могут быть допущены один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого тот ходатайствует.

По смыслу закона ограничение права обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи адвоката (защитника) не допускается.

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 8.02.2007 года №257-0-П, право обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника) не ограничивается отдельными стадиями уголовного судопроизводства и не может быть поставлено в зависимость от усмотрения перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах.

Однако, данные положения закона, правовая позиция Конституционного Суда РФ судом не были учтены.

В судебном заседании от 9 октября и 11 октября 2012 года, исходя из протокола, подсудимый Куйдин трижды заявлял ходатайство о допуске к участию в деле, наряду с адвокатом по соглашению, в качестве его защитника Федяева Д.А., который до возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ был допущен судом в судебное заседание, в качестве защитника Куйдина.

Заслушав мнение сторон по данному вопросу, суд, не приведя мотивов принятого решения, в удовлетворении такого ходатайства отказал, тем самым нарушил требования ст. 15, 16, 47, 49 УПК РФ, огранил его право на защиту, что могло повлиять на постановление законного, обоснованно и справедливого приговора.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона, как каждое в отдельности, так и в совокупности являются основанием к отмене приговора, в связи с чем судебная коллегия считает необходимым приговор отменить, и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство, при проведении которого суду необходимо устранить вьывленные нарушения норм УПК РФ, с соблюдением закона рассмотреть ходатайства Куйдина о допуске к участию в деле наряду с адвокатом защитника, и ходатайство директора ООО «***» о признании представителем потерпевшего уполномоченное на то лицо и его допуске в судебное заседание, и принять по этим ходатайствам законные, обоснованные и мотивированные решения.

Кроме того при новом рассмотрении дела суду следует рассмотреть доводы кассационных жалоб о допустимости доказательств, полученных в стадии предварительного расследования после возвращения дела прокурору постановлением Ленинского районного суда г.Перми от 8 апреля 2011 года по основаниям п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, целью которой является не продолжение следственной деятельности по обоснованию или дополнению обвинения, а приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными уголовно-процессуальным законом, а также рассмотреть иные доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, по существу которых судебная коллегия лишена возможности высказаться ввиду отмены приговора в связи с нарушением норм УПК РФ, и которые подлежат проверке и оценке при новом рассмотрении уголовного дела.

В связи с отменой приговора меру пресечения в виде заключения под стражу избранную судом в отношении Куйдина на период до вступления приговора в законную силу, судебная коллегия отменяет.

В то же время, принимая во внимание обстоятельства дела, тяжесть предъявленного Куйдину обвинения, данные о его личности, судебная коллегия считает необходимым избрать в отношении него меру пресечения в виде подписки о невыезде.

На основании изложенного, руководствуясь ст.373, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Ленинского районного суда г.Перми от 12 ноября 2012 года в отношении Куйдина Е.В. отменить.

Уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

Меру пресечения Куйдину Е.В. в виде заключения под стражу отменить, освободить его из-под стражи.

Избрать в отношении Куйдина Е.В. меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-10155
Принявший орган: Пермский краевой суд
Дата принятия: 27 декабря 2012

Поиск в тексте