• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ВЕРХОВНЫЙ СУД КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 29 августа 2012 года
 

об отказе в передаче кассационной жалобы с делом для рассмотрения

в судебном заседании суда кассационной инстанции

29 августа 2012 года г. Нальчик

Судья Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики Бабугоева Л.М., рассмотрев гражданское дело по иску Шерегова И.Ю. к Ахматову Р.Т. и Шерегову Ю.М. о признании договора купли-продажи недействительным и применении последствий недействительности сделки, истребованное по кассационной жалобе Гетежевой З.Б., действующей в интересах Шерегова И.Ю., на решение Нальчикского городского суда от 23 марта 2012 года и апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда КБР от 23 мая 2012 года,

УСТАНОВИЛ:

21 мая 2005 года между Ахматовым Р.Т. и Шереговым Ю.М. был заключен предварительный договор купли-продажи недостроенного дома, расположенного по адресу: ... , в соответствии с которым Шерегов Ю.М., являясь собственником земельного участка и расположенного на нем недостроенного дома общей площадью <...>, обязался продать, а Ахматов Р.Т. - купить указанное домовладение не позднее 15 июня 2005 года. 28 мая 2005 года между ними же был заключен нотариально удостоверенный предварительный договор купли-продажи указанного домовладения за <...>.

Ссылаясь на уклонение Шерегова Ю.М. от исполнения обязательства по оформлению договора купли-продажи домовладения, Ахматов Р.Т. обратился в суд с иском о признании договора купли-продажи домовладения заключенным. Шерегов Ю.М., его супруга Шерегова З.Д., не признав предъявленных Ахматовым Р.Т. требований, предъявили встречные исковые требования о расторжении предварительного договора купли-продажи домовладения от 21.05.2005 года и признании незаконным и недействительным договора купли-продажи домовладения от 28.05.2005 года.

Вступившим в законную силу решением Нальчикского городского суда от 14.09.2007 года постановлено: Признать сделку купли-продажи домовладения № по ... по предварительному договору от 28.05.2005 года между Ахматовым Р.Т. и Шереговым Ю.М. в большей части исполненной. Взыскать с Ахматова Р.Т. в пользу Шерегова Ю.М. <...>, что эквивалентно <...>. Управлению Федеральной регистрационной службы по КБР произвести регистрацию перехода права собственности на домовладение № по ... на имя Ахматова Р.Т. Шерегову Ю.М. в иске к Ахматову Р.Т. о расторжении предварительного договора купли-продажи домовладения № по ... отказать за необоснованностью. Взыскать с Шерегова Ю.М. в федеральный бюджет государственную пошлину в сумме <...>. Шереговой З.Д. в иске к Ахматову Р.Т., Ахматову Т.Х. и Шерегову Ю.М. о расторжении предварительного договора купли-продажи домовладения от 21.05.2005 г. и признании незаконным и недействительным договора купли-продажи домовладения от 28.05.2005 г. отказать за необоснованностью. Взыскать с Шереговой З.Д. в федеральный бюджет государственную пошлину в сумме <...>.

Решением Нальчикского городского суда от 05.08.2008 года был удовлетворен иск Ахматова Р.Т. о выселении Шерегова Ю.М., Шереговой З.Д., Шерегова Б.Ю., Шерегова И.Ю. и Шереговой А.Ю. из спорного домовладения ... .

Ссылаясь на эти обстоятельства, сын Шерегова Ю.М. - Шерегов И.Ю. в декабре 2011 года обратился в суд к Ахматову Р.Т. и Шерегову Ю.М. с иском о признании недействительным заключенного между ними договора купли-продажи недостроенного дома и применении последствий недействительности сделки, ссылаясь на то, что оспариваемая сделка была заключена в период его несовершеннолетия с нарушением его прав и охраняемые законом интересов, в частности его права на жилище, которого он лишен по настоящее время.

Истец просил рассмотреть дело без его участия, а его представитель - Гетежева З.Б. поддержала исковые требования в полном объеме и просила их удовлетворить.

От ответчика Ахматова Р.Т. поступило заявление, в котором он просил рассмотреть дело без его участия, а также просил в удовлетворении иска отказать за необоснованностью и пропуском срока исковой давности.

В судебном заседании представитель Ахматова Р.Т. - Псомиади Т.Н. исковые требования также не признала и просила отказать в иске за необоснованностью и пропуском срока исковой давности.

Ответчик Шерегов Ю.М., извещенный надлежащим образом о времени и месте слушания дела, в судебное заседание не явился, причину неявки не сообщил.

Решением Нальчикского городского суда от 23 марта 2012 года, оставленным без изменения кассационным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда КБР от 23 мая 2012 года, исковое заявление Шерегова И.Ю. оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе Гетежева З.Б., действующая в интересах Шерегова И.Ю. по доверенности, заверенной нотариусом Нальчикского нотариального округа КБР К.М. и зарегистрированной ... в реестре за №, ссылаясь на необоснованность вышеуказанных судебных постановлений, просит их отменить и, не возвращая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме.

По данной жалобе запросом судьи Верховного суда КБР от 16 июля 2012 года дело истребовано в Верховный суд КБР.

Изучив доводы жалобы и проверив их обоснованность, суд не находит оснований для её передачи для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Таких нарушений при вынесении обжалуемых судебных постановлений не допущено, в связи с чем, оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

В обоснование жалобы указано, что суды по делу неправомерно исчислили срок исковой давности по заявленным им требованиям с 7 мая 2008 года (даты вступления в силу решения Нальчикского городского суда от 14 сентября 2007 года), поскольку на тот момент Шерегову И.Ю. не было 18 лет, а в соответствии со статьей 60 Конституции РФ и статьей 37 Гражданского процессуального кодекса РФ гражданская процессуальная дееспособность в полном объеме наступает с 18 лет. Заявитель считает, что Шерегов И.Ю. был лишен возможности отстаивать свои права в суде самостоятельно, в связи с чем, трехлетний срок исковой давности относительно доводов о несоблюдении его родителями общей презумпции добросовестности (статья 17 Конституции РФ, статья 209 Гражданского кодекса РФ, статьи 56, 64 и 65 Семейного кодекса РФ) следует исчислять с момента его 18-летия.

Автор жалобы указывает, что основанием исковых требований по делу является правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Постановлении от 8 июня 2010 года № 13-П, относительно пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса РФ, и считает, что срок исковой давности относительно заявленных Шереговым И.Ю. требований следует исчислять с даты его вынесения, поскольку именно с этого момента, по его мнению, ему стало известно о нарушении его прав.

В жалобе указано, что названным Постановлением определен правовой механизм реализации конституционных прав детей на жилище и на должную заботу, как со стороны родителей, так и со стороны государства, который по настоящему делу применен неверно.

По мнению автора жалобы, суд должным образом не исследовал соответствующие юридические факты и, отказывая в доводах и ходатайствах, указал на присутствие формального родительского попечения.

Заявитель также выражает несогласие с выводами суда о невозможности рассмотрения заявленных исковых требований по делу по существу как направленных на пересмотр постановленных по делу решения Нальчикского городского суда от 14 сентября 2007 года, которым договор купли-продажи спорного домовладения признан заключенным, и решения Нальчикского городского суда от 05 мая 2008 года о выселении проживающих в нем лиц, в том числе, Шерегова И.Ю.

Эти доводы не влекут отмену обжалуемых судебных постановлений.

Суды по делу, проанализировав нормы действующего законодательства, в том числе, статьи 209 и 288 Гражданского кодекса РФ, статью 30 Жилищного кодекса РФ пришли к обоснованному выводу о том, что нормы гражданского и жилищного законодательства не исключают права собственника распорядиться принадлежащим ему жилым помещением.

В соответствии с пунктом 4 статьи 292 Гражданского кодекса РФ, отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства (в Федерального закона от 30.12.2004 N 213-ФЗ).

Постановлением Конституционного Суда РФ от 08.06.2010 N 13-П "По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой" пункт 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование - по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, - не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка - вопреки установленным законом обязанностям родителей - нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

При этом в названном Постановлении указано, что данное правовое регулирование, как направленное также на обеспечение гарантий прав собственника свободно распоряжаться принадлежащим ему жилым помещением в своих интересах и в интересах проживающих с ним несовершеннолетних детей, исходя из указанных конституционных предписаний об ответственности родителей, само по себе не может рассматриваться как нарушающее Конституцию Российской Федерации.

По смыслу статей 17 (часть 3), 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 35 (часть 2), при отчуждении собственником жилого помещения, в котором проживает его несовершеннолетний ребенок, должен соблюдаться баланс их прав и законных интересов. Это, однако, не означает, что при определенном стечении жизненных обстоятельств жилищные условия ребенка в принципе не могут быть ухудшены, если родители предпринимают все необходимые меры к тому, чтобы минимизировать неизбежное ухудшение, в том числе обеспечив ребенку возможность пользования другим жилым помещением. Нарушен или не нарушен баланс их прав и законных интересов - при наличии спора о праве - в конечном счете, по смыслу статей 46 и 118 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 38 (часть 2) и 40 (часть 1), должен решать суд, который правомочен, в том числе с помощью гражданско-правовых компенсаторных или правовосстановительных механизмов, понудить родителя - собственника жилого помещения к надлежащему исполнению своих обязанностей, связанных с обеспечением несовершеннолетних детей жилищем, и тем самым к восстановлению их нарушенных прав или законных интересов.

Таким образом, названным толкованием именно суду предоставлено право решать в каждом конкретном случае, соблюден ли баланс прав и законных интересов родителей и детей, являющихся сособственниками жилых помещений.

Как правомерно указано в обжалуемом апелляционном определении, отсутствие согласия органа опеки и попечительства на продажу жилого дома само по себе не свидетельствует о том, что договор купли-продажи заключен с нарушением закона.

Изучив материалы дела, проверив доводы сторон, суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований полагать, что Шерегов И.Ю. фактически был лишен родительского попечения на момент совершения сделки по отчуждению спорного жилого помещения, в связи с чем, признали правомерность договора купли-продажи спорного строения, заключенного между Ахматовым Р.Т. и Шереговым Ю.М. 28.05.2005 г., о признании недействительным которого заявлен иск, как заключенного с собственником, реализовавшим свое право на распоряжение жилым помещением.

Выводы суда в этой части правомерны, достаточно мотивированы и убедительны, а мнение заявителя основано на неверном толковании материального закона.

Суд кассационной инстанции в силу своей компетенции, установленной положениями статьи 390 Гражданского процессуального кодекса РФ и применительно к статье 387 Кодекса, при рассмотрении кассационной жалобы должен исходить из признанных установленными судом первой и второй инстанций фактических обстоятельств дела, проверять лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и апелляционной инстанций при разрешении дела, и правом переоценки доказательств не наделен.

Доводы кассационной жалобы по настоящему делу повторяют исследованные судами первой и второй инстанций доводы заявителя по поводу заявленных по делу требований и выражают его мнение относительно их разрешения.

Мнение автора жалобы о необходимости исчисления срока исковой давности к заявленным Шереговым И.Ю. требованиям с момента достижения им 18-летия правомерно отвергнуты как необоснованные, поскольку указанная причина не предусмотрена в качестве основания для перерыва срока исковой давности и не является основанием для неприменения срока исковой давности.

Как установил суд, Шерегов И.Ю. имеет обоих родителей, на которых в силу части 2 статьи 38 Конституции РФ и статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации лежит основная обязанность по обеспечению интересов их детей. Кроме того, защита прав и интересов истца, являвшегося несовершеннолетним на момент возникновения спорных правоотношений, могла быть осуществлена его законными представителями - родителями, которые знали о совершенной сделке и не оспаривали ее в пределах срока исковой давности, установленного законодательством.

Не основано на законе и мнение заявителя о необходимости исчисления названного процессуального срока с даты вынесения Постановления Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 года № 13-П, поскольку оно дало толкование действующей нормы, которая не являлась основанием для обращения автора жалобы в суд.

Кроме того, с ходатайством о восстановлении срока исковой давности истец Шерегов И.Ю. в суд не обращался.

При таких обстоятельствах, исчислив срок исковой давности с момента исполнения оспариваемой сделки - государственной регистрации права собственности ответчика по делу на спорную недвижимость, суды по делу правильно применили правила части 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, о том, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения; истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Каких-либо сведений, опровергающих выводы судов первой и второй инстанций и ставящих под сомнение законность судебных актов, постановленных по данному делу, а также свидетельствующих о незаконности принятых по делу судебных решений, в жалобе не приведено.

Кроме того, одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы принятое судами окончательное решение не могло быть оспорено.

Согласно пункту 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.02.2008 N 2 "О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможно восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов. Принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 383 Гражданского процессуального кодекса РФ,

ОПРЕДЕЛИЛ:

В передаче кассационной жалобы Гетежевой З.Б., действующей в интересах Шерегова И.Ю., на решение Нальчикского городского суда от 23 марта 2012 года и апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда КБР от 23 мая 2012 года по гражданскому делу по иску Шерегова И.Ю. к Ахматову Р.Т. и Шерегову Ю.М. о признании договора купли-продажи недействительным и применении последствий недействительности сделки для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказать.

Судья Л.М. Бабугоева




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики
Дата принятия: 29 августа 2012

Поиск в тексте