• по
Более 62000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 13 июня 2012 года Дело N 33-262/12
 

г. Черкесск 13 июня 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики в составе:

председательствующего Байрамуковой И.Х.,

судей Болатчиевой А.А., Сыч О.А.

при секретаре Лафишевой Ж.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Ешерова Н.Ш. на решение Черкесского городского суда от 11 апреля 2012 года по гражданскому делу по исковому заявлению Ешеровой Л.Т. к Ешерову Н.Ш. о признании недействительным договора дарения и восстановления права собственности.

Заслушав доклад судьи Верховного суда КЧР Болатчиевой А.А., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Ешерова Л.Т. обратилась в суд с иском к Ешерову Н.Ш. о признании недействительным договора дарения 1/2 доли дома и земельного участка, расположенных по адресу: ... .

В обоснование заявленных требований указала, что проживает в спорном домовладении с двумя сыновьями, а именно с ответчиком Ешеровым Н.Ш. и младшим сыном С. Ответчик Ешеров Н.Ш. проживает в двух комнатах на первом этаже. Данные комнаты являются частью дома, но имеют отдельный вход и изолированы от остальной части домовладения. Летом 2011 года на семейном совете было принято решение о том, что после её смерти две комнаты, в которых проживает ответчик перейдут к нему, а остальная часть домовладения останется младшему сыну С. Впоследствии 21 июля 2011 года ею была выдана доверенность согласно которой она уполномочила своего внука К. подарить 1/2 долю жилого дома и 1/2 долю земельного участка старшему сыну Ешерову Н.Ш. О том, что фактически была оформлена доверенность на дарение половины домовладения, ей стало известно в сентябре 2011 года, когда ответчик предложил продать дом. В уточненных требованиях от 3 февраля 2012 года (л.д.91) истица указывала, что была введена в заблуждение относительно природы сделки, поскольку полагала, что идет речь о сделке согласно которой после её смерти комнаты, в которых проживает старший сын, останутся в его пользовании. С учетом преклонного возраста, состояния здоровья, отсутствия образования, плохого знания русского языка, подписывая доверенность на дарение 1/2 доли домовладения, она фактически заблуждалась относительно природы сделки.

Истец просила признать недействительной и отменить доверенность, выданную Ешеровой Л.Т. К. 21 июля 2011 года, признать недействительным договор дарения от 22 июля 2011 года в отношении 1/2 доли жилого дома литер А и 1/2 доли земельного участка, расположенного по адресу: ... , заключенный между Ешеровой Л.Т., от имени и в интересах которой действовал К. и Ешеровым Н.Ш. Истица просила также восстановить её право собственности на спорное имущество и отменить зарегистрированное право общей долевой собственности Ешерова Н.Ш. на 1/2 долю жилого дома и 1/2 долю земельного участка, расположенных по адресу: ... .

В судебном заседании истец и его представитель просили удовлетворить заявленные требования в соответствии с доводами, изложенными в иске.

Ответчик Ешеров Н.Ш. исковые требования не признал, указывая, что при оформлении доверенности для заключения договора дарения 1/2 доли спорного домовладения Ешерова Л.Т. действовала осознано и оснований для удовлетворения иска не имеется.

Решением Черкесского городского суда от 11 апреля 2012 года исковые требования Ешеровой Л.Т. удовлетворены в полном объеме.

В апелляционной жалобе Ешерова Н.Ш. ставится вопрос об отмене вышеуказанного решения суда, как не основанного на доказательствах, имеющих существенное значение для рассмотрения спора по существу. Решение не соответствует требованиям законности и обоснованности. Ответчик ссылается на то, что никто из участников правоотношений в заблуждение истицу не вводил, в процессе судебного разбирательства не было представлено доказательств того, что Ешерова Л.Т. была введена в заблуждение относительно предмета сделки. Показания истицы непоследовательны, противоречивы, а суд первой инстанции данному обстоятельству оценку не дал. Судом первой инстанции не установлено, заблуждалась ли Ешерова Л.Т. в момент заключения сделки, либо впоследствии сожалея о сделанном, передумала одаривать сына имуществом. Судом были учтены лишь объяснения истицы и показания свидетелей, которые с точки зрения допустимости доказательств являются ничтожными, так как они не присутствовали при заключении сделки. Ешеров Н.Ш. просит решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать.

В суде апелляционной инстанции Ешеров Н.Ш. и его представитель Рябых С.Н. поддержали доводы апелляционной жалобы и просили её удовлетворить.

В возражениях на жалобу и в суде апелляционной инстанции истец и его представитель просили указанное решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу Ешерова Н.Ш. без удовлетворения. Считали, что решение Черкесского городского суда от 11 апреля 2012 года является законным и обоснованным, принято с соблюдением норм процессуального и материального права.

И.о. нотариуса Черкесского нотариального округа Н. в суде апелляционной инстанции пояснила, что ею 6 июня 2011 года была удостоверена доверенность от Ешеровой Л.Т. на имя К., которой истица уполномочила последнего разделить жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: ... на два самостоятельных объекта недвижимого имущества. Впоследствии 21 июля 2012 года Ешерова Л.Т. вновь уполномочила К. подарить Ешерову Н.Ш. 1/2 долю дома и земельного участка, расположенных по адресу: ... . Последствия совершаемых ею действий были разъяснены, оснований полагать, что она заблуждается относительно своих намерений, не имелось. Ешерова Л.Т. изъяснялась на русском языке, оснований считать, что ей был необходим переводчик, не имелось.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия находит решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Разрешая заявленные требования Ешеровой Л.Т., суд пришел к правильному выводу о признании доверенности и договора дарения в отношении спорного имущества недействительным.

Судебной коллегией установлено, что Ешеровой Л.Т. на момент заключения оспариваемых сделок было 77 лет, она имеет образование 2 класса, плохо владеет и понимает русский язык, на протяжении всего судебного разбирательства в суде первой и второй инстанции пользовалась услугами переводчика с черкесского языка.

Из материалов дела следует, что Ешерова Л.Т. являлась собственником домовладения, расположенного по адресу: ... на основании свидетельства о праве собственности от 2 апреля 1993 года, свидетельства о праве на наследство по закону от 2 апреля 1993 года, решения Черкесского городского совета трудящихся от 3 февраля 1971 года.

22 июля 2011 года между Ешеровой Л.Т. и Ешеровым Н.Ш. был заключен договор дарения 1/2 доли жилого дома литер А и 1/2 доли земельного участка, расположенного по адресу: ... произведена государственная регистрация указанного договора.

В силу п. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

Заблуждение может влиять на силу сделки только в тех случаях, когда оно настолько существенно, что обнаруживает полное несоответствие между тем, чего желало лицо, и тем, на что действительно была обращена его воля. Другими словами, существенным заблуждение будет в том случае, когда есть основание думать, что совершивший сделку не заключил бы ее, если бы знал обстоятельства дела.

Вопрос о существенности заблуждения должен решаться на основании фактических обстоятельств данного конкретного случая, оцениваемых разумно и добросовестно в соответствии с установившимся пониманием того или иного обстоятельства.

Из объяснений истицы в суде апелляционной инстанции фактически следует, что она намеревалась после своей смерти оставить две комнаты на первом этаже дома ответчику Ешерову Н.Ш., который в них и проживает в настоящее время. Данные комнаты являются частью дома, но имеют отдельный вход и изолированы от остальной части домовладения. Однако, после того как ей стало известно о том, что к Ешерову Н.Ш. в настоящее время фактически перешло в собственность 1/2 доля в домовладении и земельном участке она не желает что - либо ему оставлять, поскольку считает, что её обманули.

Оценив собранные по делу доказательства, суд первой инстанции исходил из того, что при подписании доверенности на основании которой Ешеров А.Н. был уполномочен подарить Ешерову Н.Ш. 1/2 долю спорного имущества, истец не собиралась дарить часть своего имущества ответчику. Истец действовала под влиянием заблуждения относительно природы договора, который она подписала, рассчитывая на иной правовой результат сделки, полагая, что комнаты, которые в настоящее время занимает ответчик после её смерти останутся в его пользовании.

При этом, из обстоятельств установленных судом первой инстанции следует, что оформляя договор дарения своей доли в доме в пользу ответчика, Ешерова Л.Н. заблуждалась относительно последствий такой сделки, не предполагала, что лишается 1/2 части дома. Волеизъявление истицы не соответствовало её действительной воле, она не имела намерения лишить себя права собственности на 1/2 доли дома и не предполагала, что ответчик впоследствии предложит продать домовладение.

В данном случае заблуждение истца относительно существа договора дарения имеет существенное значение, поскольку она лишилась права собственности на часть домовладения.

Данные выводы суда мотивированы, подтверждаются имеющимися в материалах дела доказательствами, у судебной коллегии оснований для признания их незаконными нет.

С доводами апелляционной жалобы о том, что решение суда основано на противоречивых показаниях самой истицы и свидетелей, судебная коллегия согласиться не может.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Однако, вопреки требованиям ч. 1 ст. 56 ГПК РФ ответчиком не предоставлены суду доказательства, опровергающие исковые требования Ешеровой Л.Т., тогда как доводы истца о признании сделки недействительной по ст. 178 ГК РФ нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства в связи с чем судом первой инстанции правомерно удовлетворены исковые требования.

В процессе судебного разбирательства истица неоднократно утверждала, что намеревалась оставить после своей смерти Ешерову Н.Ш. две комнаты, которые он сейчас и занимает. Однако, впоследствии ей стало известно, что в собственность Ешерова Н.Ш. перешло 1/2 доли спорного имущества, в связи с чем она считая себя обманутой, полагает, что должна остаться единоличным собственником домовладения.

Таким образом, вопреки доводам апелляционной жалобы истица последовательно поясняла, что её действительная воля была направлена на представление Ешерову Н.Ш. возможности продолжать проживать в двух комнатах в жилом доме литер А по адресу: ... после своей смерти. При этом, предусматривалась возможность раздела земельного участка таким образом, чтобы обеспечить самостоятельных вход в данные комнаты.

При этом в суде апелляционной инстанции установлено, что Ешеровой Л.Т. на момент заключения оспариваемой сделки было 77 лет, она не имеет начального образования, недостаточно владеет русским языком, в связи с чем ей был предоставлен переводчик, который также участвовал в суде первой инстанции.

Ответчик Ешеров Н.Ш. утверждая, что Ешерова Л.Т. владеет русским языком, понимала характер и природу сделки, объясняя нотариусу свою волю, в подтверждение своих возражений соответствующих доказательств вопреки требованиям ч.1 ст. 56 ГПК РФ не представил.

Таким образом, материалами дела подтверждается, что действительная воля истицы не была направлена на отчуждение доли в домовладении, а была направлена на представление Ешерову Н.Ш. возможности продолжать проживать в двух комнатах в жилом доме литер А по адресу: ... после своей смерти.

Согласно ст. 10 Основ законодательства РФ о нотариате нотариальное делопроизводство ведется на языке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Если обратившееся за совершением нотариального действия лицо не владеет языком, на котором ведется нотариальное делопроизводство, тексты оформленных документов должны быть переведены ему нотариусом или переводчиком.

Достоверных доказательств того, что истица владеет русским языком настолько, что могла понимать значение и смысл оформляемой доверенности 21 июля 2011 года, согласно которой 1/2 часть домовладения на основании договора дарения перейдет в собственность ответчика по делу не представлено.

Напротив, из пояснений истицы следует, что она фактически не владеет языком нотариального делопроизводства. Доказательств того, что нотариусом либо другим лицом, были выполнены требования ст. 10 Основ законодательства РФ о нотариате, о необходимости перевода текста доверенности на черкесский язык, материалы дела не содержат.

Совокупность вышеуказанных доказательств подтверждает, что оспариваемая сделка была совершена Ешеровой Л.Т. под влиянием заблуждения относительно природы сделки, что в соответствии с требованиями п. 2 ст. 178 Гражданского кодекса РФ, влечет необходимость применения к ней последствий недействительности сделки предусмотренных п.2 ст. 167 ГК РФ.

На основании п.2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Поскольку суд пришел к выводу о признании недействительным доверенности выданной Ешеровой Л.Т. от 21 июля 2011 года, а также договора дарения 1/2 доли в жилом доме литер А и 1/2 доли земельного участка, расположенных по адресу: ... , то в порядке п.2 ст. 178 ГК РФ, ч.2 ст. 167 ГК РФ, суд был обязан применить реституцию. В порядке приведения сторон сделки в первоначальное состояние необходимо было признать недействительным зарегистрированное право собственности ответчика на спорное имущество.

Между тем, как следует из решения суда первой инстанции суд разрешая исковые требования, отменил зарегистрированное право собственности Ешерова Н.Ш. на 1/2 доли в жилом доме литер А и 1/2 доли земельного участка, расположенных по адресу: ... .

Так, согласно абзацу второму пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон о регистрации) государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. При этом зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Поскольку в Гражданском кодексе Российской Федерации, в Законе о регистрации, в иных законах не предусмотрен такой способ защиты как отмена зарегистрированного права собственности, оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество может происходить лишь с использованием установленных гражданским законодательством способов защиты, применяемых с учетом характера и последствий соответствующего правонарушения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Черкесского городского суда от 11 апреля 2012 года по исковому заявлению Ешеровой Л.Т. к Ешерову Н.Ш. о признании договора дарения недействительным отменить в части удовлетворения требований об отмене зарегистрированного права общей долевой собственности Ешерова Н.Ш. на 1/2 долю жилого дома литер А и 1/2 долю от 1/2 кв.м. земельного участка, расположенных по адресу: ... .

В удовлетворении требований Ешеровой Л.Т. к Ешерову Н.Ш. об отмене зарегистрированного права общей долевой собственности Ешерова Н.Ш. на 1/2 долю жилого дома литер А и 1/2 долю от 1/2 кв.м. земельного участка, расположенных по адресу: ... отказать.

Признать недействительным зарегистрированное право собственности Ешерова Н.Ш. на 1/2 долю жилого дома литер А, запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 19 августа 2011 года №... и на 1/2 долю земельного участка, общей площадью 1/2 кв.м., запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 19 августа 2011 года №..., расположенных по адресу: ... .

В остальной части решение Черкесского городского суда от ... оставить без изменения.

Председательствующий: Байрамукова И.Х.

Судьи: Болатчиева А.А. Сыч О.А.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-262/12
Принявший орган: Верховный Суд Карачаево-Черкесской Республики
Дата принятия: 13 июня 2012

Поиск в тексте