• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 04 августа 2010 года Дело N 33-877/2010
 

04 августа 2010 года г. Нальчик

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики в составе:

председательствующего - Блохиной Е.П.

судей - Савкуева З.У., Канунникова М.А.

при секретаре - Беппаевой А.М.

с участием:

представителя ответчика - Белый В.Д.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Канунникова М.А. гражданское дело по иску ОАО «Высокогорная экологическая обсерватория» к Булатовой Нине Павловне о признании недействительным договора передачи жилого помещения

по кассационной жалобе ОАО «Высокогорная экологическая обсерватория» (далее ОАО «ВЭО») на решение Эльбрусского районного суда КБР от 25.06.2010 г.,

у с т а н о в и л а:

ОАО «ВЭО» обратилось в суд с иском к Булатовой Н.П. о признании недействительным договора передачи жилого дома общей площадью 86,7 кв.м., жилой площадью 51,65 кв.м., в составе научно-исследовательской базы «Терскол», заключенного между ОАО «ВЭО» и Булатовой Н.П., а также применении последствий недействительности договора в виде аннулирования государственной регистрации права собственности на жилой дом за Булатовой Н.П., указав в обоснование иска, что между ОАО «ВЭО» и Булатовой Н.П. 02.04.2008г. был заключен договор передачи указанного жилого дома, на основании которого Булатова Н.П. зарегистрировала за собой право собственности на дом, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права серии 07-АВ Номер обезличен от Дата обезличена г. Согласно условиям договора дом был передан в собственность Булатовой Н.П. безвозмездно, что противоречит целям деятельности ОАО «ВЭО», п. 3.1 устава которого предусматривает, что целью общества является извлечение прибыли. При этом Булатова Н.П. заведомо должна была знать о коммерческом характере деятельности общества. Кроме того, условия договор свидетельствуют о том, что дом передан Булатовой Н.П. в связи с приватизацией, однако ОАО «ВЭО» не могло заключить подобный договор, так как дом принадлежал обществу на праве собственности и не мог являться предметом договора приватизации. Указывает также, что оспариваемая сделка совершена в нарушение правил ч.4 ст. 35 ЗК РФ без отчуждения земельного участка на котором расположен жилой дом, что свидетельствует о ее недействительности.

В ходе рассмотрения дела ОАО «ВЭО» представило дополнительное исковое заявление, содержащее просьбу привлечь к участию в деле в качестве ответчика Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по КБР, истребовать в Управлении федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по КБР регистрационное дело по факту регистрации права собственности Булатовой Н.П. на дом, аннулировать свидетельство о государственной регистрации права серии 07-АВ Номер обезличен от Дата обезличенаг., мотивируя свои требования тем, что Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по КБР нарушило нормы закона «О государственной регистрации права на недвижимое имущество и сделок с ним» зарегистрировав право собственности Булатовой Н.П. на спорный дом.

В судебном заседании представители ОАО «ВЭО» Ульбашев А.Х. и Хуламханов К.О. поддержали исковые требования.

Булатова Н.П. в суд не явилась, представила заявление о рассмотрении дела без ее участия.

Представитель Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по КБР в суд не явился.

Решением Эльбрусского районного суда от 25.06.2010 г. в удовлетворении исковых требований ОАО «ВЭО» отказано за пропуском срока исковой давности.

В кассационной жалобе ОАО «ВЭО» просит состоявшееся решение отменить и вынести по делу новое решение, которым удовлетворить исковые требования в полном объеме.

В обоснование жалобы указано, что суд первой инстанции, применив срок исковой давности, не учел, что он пропущен только по части требований истца. Так, в дополнении к иску указано, что требование истца о признании договора передачи спорного жилого дома недействительным основано не только на доводах о его недействительности, как оспоримой сделки, но и ввиду ее ничтожности. Истцом заявлены также отдельные требования о применении последствий ничтожности договора передачи жилого дома, отменив государственную регистрацию права собственности Булатовой Н.П. на указанный дом, а также об аннулировании свидетельства о государственной регистрации права серии 07-АВ Номер обезличен от Дата обезличена года. Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Исполнение договора о приватизации жилого дома началось 02.04.2008 года, в день подписания договора. Таким образом, срок исковой давности о применении последствий ничтожности данного договора истекает 02.04.2011 года.

Судом не принято во внимание, что согласно п. 4 ст. 35 ЗК РФ отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, за исключением указанных в нем случаев, проводится вместе с земельным участком. Оспариваемый договор не содержит воли сторон относительно земельного участка, находящегося под данным домовладением и необходимого доля его использования, в связи с чем, является ничтожным. Кроме того, ОАО «ВЭО» не мог передавать по сделке жилой дом общей площадью 86,7 кв.м., жилой площадью 51,65 кв.м. (п. Терскол, ВГИ, ...), так как на момент совершения данной сделки, у истца не было зарегистрированного права собственности на него. В качестве объекта права выступала Научно-исследовательская база «Терскол», в состав которой входил данный дом.

Указывают, что договор приватизации жилого дома действительно заключен на основании судебного решения, однако, судом не учтено, что судебное решение обязало заключить соответствующий договор, но редакция договора является следствием волеизъявления сторон, которое не соответствуют действующему законодательству РФ.

Заслушав, в отсутствии представителя истца и ответчика, извещенных о времени и месте судебного заседания, доклад судьи Канунникова М.А., изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителя ответчика, возражавшего против доводов жалобы, Судебная Коллегия приходит к следующему.

В кассационной жалобе истец ссылается на необоснованность состоявшегося по делу решения суда указывая лишь на отсутствие в обжалуемом решении выводов суда относительного заявленного иска о ничтожности оспариваемой сделки по мотиву ее несоответствия ч.4 ст. 35 ЗК РФ и применения последствий ее недействительности.

В остальной части, решение суда истцом не оспаривается, каких-либо доводов относительно несоответствия закону выводов суда о пропуске истцом срока исковой давности по требованию о признании недействительной сделки по передаче в собственность Булатовой жилого дома и применении последствий недействительности этой сделки заявленному по основанию ее несоответствия требованиям ст. 173 ГК РФ жалоба не содержит, а у Седебной коллегии оснований сомневаться в правильности этих выводом не имеется. В связи с чем, кассационная инстанция, в соответствии с ч.1 ст. 347 ГПК РФ, проверяет законность и обоснованность обжалуемого решения лишь исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

Как следует из содержания искового заявления, требуя признать недействительным договор передачи жилого дома в составе Научно-исследовательской базы «Терскол» заключенный между ОАО «ВЭО» и Булатовой Н.П. общество ссылалось, в том числе, и на то обстоятельство, что указанный договор не соответствует требованиям ч. 4 ст. 35 ЗК РФ.

Отказывая в удовлетворении иска в полном объеме, суд первой инстанции в нарушение требований ст. 198 ГПК РФ, в обжалуемом решении выводов о необоснованности иска в этой части не привел.

В то же время, данное процессуальное нарушение не может явиться основанием для отмены решения, поскольку это нарушение не привело к неправильному разрешению спора.

Как следует из материалов дела, вступившим в законную силу решением Эльбрусского районного суда КБР от 18.02.2008г. на ОАО «ВЭО» была возложена обязанность заключить с Булатовой Н.П. договор на приватизацию жилого помещения по адресу Эльбрусский район, п. Терскол, жилой дом под литером «Л» в составе Научно-исследовательсткой базы Терскол.

Согласно же ч. 4 ст. 35 ЗК РФ отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится вместе с земельным участком.

Как видно указанное решение суда и требования закона, обязывали истца, независимо от воли другой стороны, заключить сделку по передаче ответчице жилого дома вместе с земельным участком.

Вместе с тем, из дела следует, что предметом оспариваемого договора являлся лишь жилой дом литер «Л», придомовой земельный участок истцом ответчице не передавался, при этом, ответчица от своих прав на приобретение в собственность вместе с домом и прилегающего земельного участка не отказывалась.

Следовательно, нарушение установленного ч. 4 ст.35 ЗК РФ порядка отчуждения жилого дома имело место лишь по причине недобросовестного поведения самого истца, не обеспечившего в полном объеме исполнение, как требований указанной нормы, так и требований ч.2 ст. 13 ГПК РФ.

При таких данных, действия истца по оспариванию указанной сделки по тем мотивам, что им же самим допущены нарушения закона в части передачи ответчице жилого дома без прилегающего земельного участка, следует расценивать как злоупотребление правом и с учетом названных обстоятельств заявленный по этому основанию иск ОАО «ВЭО» не подлежал удовлетворению в силу положений абзаца первого пункта 1 и пункта 2 статьи 10 ГК РФ.

С учетом изложенного, суд первой инстанции, хоть и без указания оснований, но фактически верно отказал в удовлетворении как требований о признании оспариваемой сделки недействительной в силу ее ничтожности, так и производных от него требований о признании недействительной регистрации данной сделки и аннулирования выданных Булатовой Н.П. соответствующих свидетельств о государственной регистрации права.

Таким образом, оснований для отмены обжалуемого решения не имеется.

В то же время, поскольку в резолютивной части суд первой инстанции указал, об отказе в удовлетворении заявленного иска за пропуском срока исковой давности, в то время как ч.5 ст. 198 ГПК РФ не содержит требования указывать мотивы такого отказа, Судебная коллегия, руководствуясь абз. 4 ст. 361 ГПК РФ, считает возможным обжалуемое решение изменить, исключив из его резолютивной части слова «за истечением срока исковой давности».

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Решение Эльбрусского районного суда КБР от 25.06.2010г. изменить, исключив из его резолютивной части после слова «отказать» слова «за истечением срока исковой давности».

В остальном решение оставить без изменения, а кассационную жалобу ОАО «ВЭО» без удовлетворения.

Председательствующий Е.П. Блохина

судьи З.У. Савкуев

М.А. Канунников

копия верна:

Судья Верховного суда КБР М.А. Канунников




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-877/2010
Принявший орган: Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики
Дата принятия: 04 августа 2010

Поиск в тексте