• по
Более 62000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 07 июня 2011 года Дело N 22-202/11
 

г. Черкесск 07 июня 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Карачаево-Черкесской республики

в составе:

председательствующего Узденовой Л.С.,

судей Гербекова И.И., Хачирова М.Х.,

при секретаре Хубиеве Ш.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе защитника осужденного Батчаева С.Б.- адвоката Айбазова Х.Б. на приговор Усть-Джегутинского районного суда КЧР от 19 апреля 2011 года, которым

Батчаев С. Б., ... года рождения, уроженец ... ... , женатый, имеющий троих малолетних детей, со средним образованием, не работающий, военнообязанный, ранее не судимый, зарегистрированный и проживающий по адресу: ... ,

осужден по ч.1 ст. 105 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Узденовой Л.С., выступление осужденного Батчаева С.Б. и его защитника - адвоката Айбазова Х.Б., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Гринько Ж.В. и представителя потерпевшего - адвоката Шаманова Т.Б., полагавших необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Батчаев С.Б. признан судом виновным в совершении убийства - умышленном причинении смерти <ФИО>6

Судом установлено, что преступление совершено 16 февраля 2009 года около 23 часов 00 минут в урочище «Аманка» в 2 км от федеральной автодороги «Черкесск-Домбай», проходящей в районе южной окраины ... ... при следующих обстоятельствах. После совместного распития спиртных напитков и обоюдной ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, <ФИО>6 нанёс Батчаеву С.Б. телесные повреждения в область левой щеки, задней поверхности шеи, двух пальцев левой кисти, полученные от действия остро-режущих предметов, повлекшие за собой лёгкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья. Батчаев нанес несколько ударов <ФИО>6, причинив ему телесные повреждения в виде ссадин, кровоподтеков и ушибов мягких тканей головы, не повлекшие за собой вреда здоровью.После этого Батчаев С.Б. с целью осуществления умысла, направленного на убийство <ФИО>6, возникшего на почве ссоры, из-за полученных телесных повреждений, высказываний и угроз убийством, выехал с <ФИО>6 в безлюдное место в урочище «Аманка», где продолжили ссору. В ходе ссоры Батчаев СБ., реализуя свой преступный умысел, направленный на совершение убийства <ФИО>6, из неустановленного гладкоствольного оружия 12 калибра, заряженного охотничьим патроном 12 калибра с дробью диаметром 5 мм, действуя умышленно, произвёл один выстрел в грудь <ФИО>6, причинив телесные повреждения в виде огнестрельного проникающего слепого дробового ранения грудной клетки справа с прохождением раневого канала через правую плевральную полость, правый купол диафрагмы в брюшную полость, повлекшее за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, в результате чего <ФИО>6 скончался на месте происшествия.

В кассационной жалобе адвокат в защиту интересов сослался на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам, установленным по делу, обвинительный приговор построен на предположениях. Считает, что Батчаев С.Б. находился в состоянии необходимой обороны и действовал правомерно, так как <ФИО>6 нанес Батчаеву С.Б. телесные повреждения ножом и угрожал ему убийством.Батчаев С.Б., обороняясь от посягательства <ФИО>6, боролся с ним и в этот момент произошел выстрел из обреза, который был в руках <ФИО>6. Угроза для жизни Батчаева С.Б. была реальной. Суд необоснованно счел установленным тот факт, что у <ФИО>6 не могло быть с собой оружия, данный вывод основан на догадках и предположениях. Суд не принял во внимание показания Батчаева С.Б. о том, что после произошедшего обрез и нож оставались лежать на месте происшествия. Выводы суда в приговоре о том, что Батчаев С.Б. избавился от улик - оружия, одежды и обуви <ФИО>6, также основаны на предположении и ничем не подтверждаются. Автор жалобы просит учесть, что Батчаев С.Б. сам по телефону сообщил место нахождение трупа <ФИО>6, добровольно явился с повинной в милицию, дал правдивые показания, активно способствовал раскрытию преступления. Полагает необоснованным отказ суда в удовлетворении ходатайства о проведении повторной комплексной медико-криминалистической экспертизы, где сторона защиты предлагала предоставить охотничье ружье (для изготовления обреза), в виду отсутствия оружия и эксперты могли провести экспертизу, и дать ответы на многие вопросы. Просит приговор отменить, принять законное решение по делу.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Псху А.Р. и представитель потерпевшей - адвокат Шаманов Т.Б., считая приговор законным и обоснованным, просят оставить его без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

В соответствии со ст.297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, каковым он признается, если постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального и уголовного закона.

В соответствии со ст. 49 Конституции РФ и ст.14 УПК РФ обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

В соответствии со ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если входе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст.49 Конституции РФ, ст.14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу.

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности способ и орудие преступления, количество и локализацию телесных повреждений, а также предшествующие преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

В соответствии со ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица. Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественно-опасного посягательства.

По настоящему уголовному делу судом данные положения закона не были учтены в полной мере, что повлекло, по мнению коллегии, ошибочную квалификацию действий Батчаева С.Б.

Судом признано установленным, что <ФИО>6 в ходе ссоры нанес Батчаеву С.Б. телесные повреждения, в том числе полученные от действия колюще-режущих предметов, повлекшие за собой легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья. Данные вывод подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных судом, в том числе показаниями осужденного, заключением эксперта № 119 от 23 марта 2009 года. Батчаев в свою очередь нанес несколько ударов <ФИО>6, причинив ему телесные повреждения, не повлекшие за собой вреда здоровью.

Однако последующий вывод суда о том, что Батчаев С.Б. с целью осуществления умысла, направленного на убийство <ФИО>6, возникшего на почве ссоры из-за полученных телесных повреждений, высказываний и угроз убийством со стороны последнего, выехал с ним в безлюдное место в урочище «Аманка», где имея возможность не стрелять в потерпевшего ввиду отсутствия какой-либо угрозы с его стороны, убил <ФИО>6, основан на предположении и не подтвержден исследованными в судебном заседании доказательствами.

При этом, никакими доказательствами не подтверждено предъявленное органом предварительного расследования Батчаеву С.Б. обвинение в той части, что он с целью осуществления умысла на убийство <ФИО>6, предложил ему выехать в безлюдное место, и они по взаимной договоренности прибыли на автомашине в урочище «Аманка».

Вместе с тем, в судебном заседании стороной обвинения не опровергнуты показания осужденного о том, что после причинения ему телесных повреждений кулаком и ножом Алачаковым, последний под угрозой ножа и обреза охотничьего ружья потребовал от Батчаева ехать в сторону ... , а затем повернуть в сторону урочища «Аманка». Выйдя из машины, <ФИО>6 направил в его сторону обрез, находившийся в правой руке, держа в левой руке нож, стал угрожать ему убийством. Угрозы им были восприняты реально. Он попытался направить ружье в сторону, но произошел выстрел, от которого <ФИО>6 умер.

При этом Батчаев С.Б. неоднократно и последовательно излагал данные обстоятельства на предварительном следствии, в том числе и явке с повинной. Не отрицал их и в судебном заседании.

То есть ничем не опровергнута версия осужденного о том, что на него <ФИО>6 было совершено общественно опасное посягательство, а выводы суда об отсутствии какой-либо угрозы со стороны потерпевшего не основаны на материалах уголовного дела. Не основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, и также являются предположением выводы суда первой инстанции о том, что у <ФИО>6 никакого огнестрельного оружия при себе не было.

Ни один из свидетелей, а также потерпевшая, чьи показания приведены в приговоре в качестве доказательств вины Батчаева в умышленном убийстве <ФИО>6, не являлись очевидцами происшедшего и их показания не свидетельствуют об умысле осужденного на убийство потерпевшего и не опровергают показания Батчаева С.Б. о совершении на него общественно-опасного посягательства со стороны <ФИО>6.

Показания свидетелей <ФИО>9 и <ФИО>10 о том, что Батчаев им сообщил, что в ходе драки <ФИО>6 хотел его зарезать и он убил его, подтвердили версию осужденного об имевшем место посягательстве на его жизнь со стороны потерпевшего.

Протоколы следственных действий (протоколы осмотра места происшествия, предметов), а также заключения экспертов, приведенные судом в приговоре в обоснование вины осужденного также не могут свидетельствовать об умысле Батчаева на совершение умышленного убийства <ФИО>6.

Выводы суда о том, что <ФИО>6 не мог произвести выстрел в себя из обреза ружья основан на материалах уголовного дела. В приговоре приведены мотивы, по которым суд пришел к выводу об отсутствии признаков выстрела в упор, а также признаков близкого выстрела.

Согласно заключению № 95/171 комплексной экспертизы разрешить

вопрос о конкретном направлении выстрела и угле выстрела не представляется возможным. Характер рассеивания дробового огнестрельного снаряда и наличие пыжа-контейнера в раневом канале указывают, что расстояние выстрела при данном огнестрельном дробовом ранении соответствует 2-5 метрам. Как следует из показаний эксперта <ФИО>11, чтобы определить точное расстояние от дольного среза до потерпевшего необходимо наличие оружия, из которого был произведен выстрел. Данное оружие не обнаружено.

На основании изложенного, коллегия находит, что выводы суда о том, что Батчаев С.Б. совершил умышленное убийство <ФИО>6, предусмотренное ч.1 ст. 105 УК РФ, не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что общественно опасное посягательство на Батчаева С.Б. со стороны потерпевшего имело место, то есть Батчаев С.Б. находился в состоянии необходимой обороны. Однако после завладения огнестрельным оружием возможность применения насилия, опасного для жизни осужденного была утрачена, и действия Батчаева, который произвел выстрел в <ФИО>6 в область груди, свидетельствуют о допущенном им превышении пределов необходимой обороны.

При этом суд при постановлении приговора должен был руководствоватьсятребованиями ч.3,4 ст.14 УПК РФ и статьи 49 Конституции РФ, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, толкуются в его пользу, а обвинительный приговор не может быть построен на предположениях.

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, неправильное применение уголовного закона являются основанием для изменения приговора ( ст. 379 ч.1 п.1,3 УПК РФ).

При квалификации действий Батчаева С.Б. коллегия исходит из положений статей 9, 10 УК РФ.

Преступность и наказуемость уголовного деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Поскольку Федеральным законом от 7.03.2011 года № 26 ФЗ в ст. 108 Уголовного кодекса Российской Федерации внесены изменения о смягчении наказания, то есть улучшающие положение лица, совершившего преступление, то действия Батчаева С.Б. подлежат квалификации по ч.1 ст. 108 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26 ФЗ).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377,378,379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Приговор Усть-Джегутинского районного суда КЧР от 19 апреля 2011 года в отношении Батчаева С. Б. изменить.

Переквалифицировать действия Батчаева С.Б. с ч.1 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 108 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26 ФЗ), по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком 1 год 11 месяцев с отбыванием наказания в колонии поселении.

Освободить Батчаева С.Б. из-под стражи в связи с отбытием наказания. Меру пресечения в виде заключения под стражу отменить.

В остальной части приговор оставить без изменения.

Председательствующий: подпись

Судьи : подпись подпись

Копия верна

Судья Верховного суда КЧР Л.С.Узденова




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-202/11
Принявший орган: Верховный Суд Карачаево-Черкесской Республики
Дата принятия: 07 июня 2011

Поиск в тексте