• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 11 марта 2011 года Дело N 22-136/2011
 

город Нальчик 11 марта 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики в составе:

председательствующего судьи Маздогова В.Х.,

судей Бецукова А.З. и Мамишева К.К.,

при секретаре Шарданове К.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденного Бацева Н.М. и его защитника Арушановой И.Л. на приговор Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 24 декабря 2010 года, которым

Бацев Нарзан Мухамедович, ... не судимый, осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ к штрафу в размере 120000 рублей в доход государства.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении Бацеву Н.М. оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Бецукова А.З., объяснения осужденного Бацева Н.М. и доводы его защитника Арушановой И.Л. (удостоверение № 46 и ордер № 004947 от 28.02.2011 года), просивших приговор отменить и производство по делу прекратить, мнение прокурора Кодзокова А.Ф., полагавшего приговор законным и обоснованным, судебная коллегия

установила:

Бацев Н.М. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом - заместителем директора медицинского колледжа КБГУ, в чьи функциональные обязанности согласно положению о медицинском колледже КБГУ и должностным инструкциям входит обеспечение выполнения решений педагогического совета об отчислении студентов из указанного учебного заведения, 11 июля 2008 года около 13 час. 00 мин., находясь в своем служебном кабинете в здании медицинского колледжа КБГУ, расположенного по ... в ... , из корыстных побуждений, умышленно, с целью хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, заведомо зная о том, что решение об отчислении не успевающих студентов, в том числе студентки Т., принято на заседании педагогического совета медицинского колледжа 10 июля 2008 года, и проект приказа ректора КБГУ на основании этого решения подписан директором медицинского колледжа 11 июля 2008 года до 11 часов, пообещав С. не включать ее дочь, Т., в проект приказа ректора КБГУ в список студентов медицинского колледжа, подлежащих отчислению за неуспеваемость по итогам летней экзаменационной сессии 2007/2008 учебного года, предложил С. передать за это 15000 рублей в тот же день через час, на что С., опасаясь, что в случае отказа ее дочь, Т., будет отчислена из медицинского колледжа КБГУ, согласилась передать Бацеву Н.М. указанную им сумму. В тот же день, 11 июля 2008 года, примерно в 17 час. 30 мин., находясь в своем служебном кабинете в здании медицинского колледжа КБГУ, Бацев Н.М. получил от С. деньги в сумме 15000 рублей, после чего был задержан сотрудниками УБОП при МВД по КБР, в связи с чем, преступление им не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам, так как был задержан сотрудниками милиции.

Действия Бацева Н.М. с учетом позиции государственного обвинителя переквалифицированы судом с ч. 1 ст. 290 УК РФ (получение взятки) на ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ - покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием с причинением значительного ущерба гражданину.

Бацев Н.М. в суде виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденный Бацев Н.М., выражая несогласие с приговором без приведения доводов и оснований, просит приговор отменить.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Арушанова И.Л. в интересах осужденного просит приговор отменить, и дело производством прекратить за отсутствием в действиях Бацева Н.М. состава преступления. В кассационной жалобе указано, что приговор является незаконным и необоснованным вследствие несоответствия выводов суда, изложенных в нем, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

По мнению защитника, суд при вынесении приговора должным образом не выполнил требования закона о необходимости проверки и опровержения всех доводов подсудимого. Многие обстоятельства, имевшие существенное значение для правильного разрешения дела, не получили надлежащей оценки.

Как указано в жалобе, Бацев Н.М. неоднократно объяснял С., что решение об отчислении ее дочери уже принято, он ничем помочь не может и нет смысла его просить. С. была настойчива в своих визитах, пытаясь дать Бацеву Н.М. взятку, а он пресек ее неправомерные действия. Однако, несмотря на это, С. неожиданно для Бацева Н.М. очередной раз пришла к нему в кабинет 11.07.2008 года в районе 17 час. 30 мин. и без его ведома положила в папку на его рабочем столе 15000 рублей, когда он сидел от нее на расстоянии трех метров за компьютерным столом. Показания Бацева Н.М. не опровергнуты и в совокупности с имеющимися доказательствами при их надлежащей оценке дают основание для вывода о провокации взятки со стороны С.

То обстоятельство, что Бацев Н.М. ничего не обещал С., по мнению защитника, подтверждено в судебном заседании показаниями самой С., свидетелей М., Т., Ж. Решение педсовета медицинского колледжа КБГУ могло быть изменено только новым решением того же педсовета, а Бацев Н.М. на это повлиять не мог. Суд не указал, в чем именно заключался обман, и какие конкретные действия Бацев Н.М. совершил, чтобы ввести С. в заблуждение, то есть способ совершения преступления судом не установлен. Не установлено и наличие умысла у Бацева Н.М. на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием. Тот факт, что Бацев Н.М. настоял на том, чтобы Р. отвезла проект приказа в канцелярию КБГУ в тот же день, 11.07.2008 года, и сам ее отвез в университет, подтверждает его позицию о провокации со стороны С., которой он ничего не обещал.

Положив в основу обвинения противоречивые показания С., заинтересованной именно в таком исходе дела, суд не дал этим показаниям надлежащую оценку в совокупности с имеющимися в деле доказательствами. Анализируя показания С., данные в судебном заседании, суд сделал вывод, что ее показания последовательны с самого начала предварительного следствия и согласуются как с показаниями свидетелей, так и с материалами уголовного дела, что не соответствует фактическим обстоятельствам дела. В связи с противоречиями в показаниях свидетеля С., данными в судебном заседании и на предварительном следствии, протокол ее допроса, имеющийся в материалах уголовного дела, был оглашен в суде.

Суд не дал оценку противоречиям показаний С. и ее дочери, Т., относительно якобы данного Бацевым Н.М. обещания за 15 тысяч ликвидировать задолженность по хирургии и решить вопрос об отчислении, а также противоречиям в показаниях С. в части цвета чернил, размера и цвета бумаги, на которой якобы Бацев Н.М. написал «15 т», и не учел их при вынесении приговора.

Содержание протокола осмотра места происшествия по описанию обнаруженных фрагментов бумаги не соответствует его описанию в приговоре суда. Суд, таким образом, сослался на доказательства, которые в протоколе осмотра места происшествия не значатся.

Почерковедческая судебная экспертиза не доказала наличие на 31 фрагменте бумажного листа надписи, сделанной собственноручно Бацевым Н.М.

Только экспертным путем было установлено содержание текста, расположенного на 31 фрагменте бумаги - «15 т». Однако, допрошенные в судебном заседании свидетели: С., Е., А. пояснили суду, что при осмотре места происшествия 11.07.2008 года, когда сложили изъятые из мусорной корзины фрагменты бумаги, там была запись «15 т». Показания данных свидетелей не соответствуют действительности, так как в самом протоколе осмотра не указано, что фрагменты листов бумаги раскладывались на столе для обозрения всем участникам, и что на них была запись «15 т». Более того, отсутствует фотосъемка 31 фрагмента бумажного листа. Допрошенный в судебном заседании свидетель - специалист А. не мог утверждать, что произвел снимок фрагментов бумаги (протокол с/з л. 44), что не соответствует выводам суда о том, что «он настаивает на том, что фотографирование фрагментов производилось». Кроме того, в судебном заседании под председательством судьи О. свидетель А. пояснял, что не помнит, какая запись была на фрагментах бумаги, но показал, что эти фрагменты были красного цвета, что абсолютно не соответствует его показаниям, данным в судебном заседании у судьи Шердиевой М.Х. В судебном заседании Бацев Н.М. пояснил, что изъятые из мусорной корзины все клочки бумаги были выложены на стол, но их состыковать не получилось, и следователь положил все в пакет, сказав, что в отделе разберется. Бацев Н.М. просил показать всем присутствующим, есть ли на листах какие-либо записи, но следователь ничего не показал, в связи с чем, и отсутствует фотосъемка 31 фрагмента бумаги. Данные противоречия не были устранены в ходе судебного разбирательства. Судом этим обстоятельствам не дана надлежащая оценка.

При проведении осмотра места происшествия 11.07.2008 года в качестве понятого был приглашен Ш. - бывший студент медицинского колледжа, который был отчислен и имеет предвзятое отношение к Бацеву Н.М. В судебном заседании Ш. подтвердил факт знакомства с Бацевым Н.М., который он скрыл от следствия, но не смог объяснить причин этого. Данное обстоятельство, по мнению защитника, подтверждает отсутствие у Ш. объективности и беспристрастности во время его участия в следственных действиях.

Защитник утверждает, что суд при вынесении приговора использовал результаты аудио- и видеонаблюдения, необоснованно интерпретированные в пользу С.

Суд, не дав оценки законности проведения ОРД в части аудио-видеонаблюдения, принял их в качестве доказательства, тогда как эти доказательства были получены с нарушением требований УПК РФ.

Судом первой инстанции не выполнено указание Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда КБР в кассационном определении от 29.05.2009 года о тщательном исследовании и оценке содержания проводившейся аудио-видеозаписи в кабинете Бацева Н.М.

Вывод суда о правильности перевода речи на ДВД не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Возникшие противоречия в переводе двух специалистов не были устранены в ходе судебного разбирательства. Суд не в полной мере установил обстоятельства, происходившие в кабинете, и содержание диалога между С. и Бацевым Н.М. Нет полной расшифровки содержания диалога, так как переводчики ссылаются на неразборчивость речи.

Как следует из протокола дополнительного осмотра предметов от 23.11.2008 года (т. 2, л.д. 184-187), диска формата ДВД, запись началась в 11 час. 35 мин., закончилась в 11 час. 38 мин., общая продолжительность записи 2 мин. 41 сек., тип файла создан 11.07.2008 года, изменен 11.07.2008 года. То есть отсутствует 19 сек. записи и при этом меняется тип файла.

Суд не учел это обстоятельство, которое существенно влияет на достоверность данного доказательства виновности Бацева Н.М.

В приговоре суда не отражен тот факт, что С. 10.07.2008 года предлагала Бацеву Н.М. деньги в сумме 2 тыс. рублей за решение ее вопроса. Получая неоднократно отказ в решении вопроса о неотчислении дочери, С. продолжала планомерно, настойчиво провоцировать Бацева Н.М. на взятку. И приходила она только к нему, а ее показания в той части, что она не могла попасть к директору, опровергаются показаниями свидетеля К., которая подтвердила в судебном заседании, что С. с 8 утра ждала Бацева Н.М. и приходила только к нему, а о директоре она вообще ничего не спрашивала. Свидетель П., директор медколледжа, подтвердила, что была на работе 10 и 11 июля 2008 года, С. к ней не приходила.

Показания свидетеля С. носят противоречивый характер. Если бы ей обещали помочь решить вопрос, она бы не обратилась в правоохранительные органы. Надуманы выводы суда о том, Бацев Н.М. пытался обмануть С., введя ее в заблуждение, и требовал принести деньги.

Понятие «значительного» ущерба относится к оценочным категориям, суд обязан, как того требует закон, осуждая лицо по ч. 2 ст. 159 УК РФ, мотивировать наличие в его действиях данного квалифицирующего признака.

Как следует из постановления Европейского Суда по правам человека от 25.09.2008 года, изменение обвинения с получения взятки на мошенничество нарушает право осужденного на защиту от другого обвинения. На основании этого решения Президиум Верховного Суда РФ указал, что установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений п.п. 1 и 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, согласно подп. "б" п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ, является основанием возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном главой 49 УПК РФ (Определение Верховного Суда РФ от 15.09.2009 года № 43-009).

Судом признаны обоснованными замечания на протокол судебного заседания в части того, что подсудимому Бацеву Н.М. действительно не предоставлялось право участия в прениях сторон. Данное нарушение уголовно-процессуального закона является основанием отмены или изменения судебного решения в соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 381 УПКРФ.

В судебном заседании не исследовались вещественные доказательства: книга учета, 31 фрагмент бумаги, два тампона, люминесцентный карандаш. Замечания в этой части судом необоснованно отклонены.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы и дополнения к ней, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Согласно ч. 1 ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Приговор в отношении Бацева Н.М. отвечает указанным требованиям.

Непосредственно исследовав все представленные сторонами доказательства и оценив их в предусмотренном законом порядке, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Бацева Н.М. в совершении преступления, за которые он осужден.

Довод кассационной жалобы о незаконности и необоснованности приговора вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела является несостоятельным.

Вопреки утверждению защитника суд первой инстанции тщательно проверил все доводы подсудимого и опроверг их совокупностью доказательств, которым дал объективную оценку в плане допустимости, достоверности и достаточности для установления виновности.

Суд проверил и версию подсудимого о провокации взятки со стороны С. и пришел к мотивированному выводу о ее несостоятельности, несоответствии фактическим обстоятельствам дела.

Показания свидетелей С., М., Т., Ж., которые по мнению защитника, подтверждают то обстоятельство, что Бацев Н.М. ничего не обещал С., приняты во внимание судом и оценены в совокупности с другими доказательствами, в результате чего пришел к иному выводу, чем сторона защиты.

Довод защиты о том, что С. неожиданно для Бацева Н.М. в очередной раз пришла к нему в кабинет и без его ведома вложила в паку на рабочем столе 15000 рублей, несостоятелен. Суд, с учетом предыдущих встреч С. и Бацева Н.М. по вопросу отчисления Т., их диалога и обстоятельств при последней встрече в 17 час. 30 мин. 11.07.2008 года сделал обоснованный вывод об умышленном получении Бацевым Н.М. 15000 рублей от С.

Вместе с тем, принимая во внимание позицию государственного обвинителя, а также отсутствие у Бацева Н.М. на момент получения 15000 рублей соответствующих полномочий и возможности исключить Т. из проекта приказа на отчисление из медицинского колледжа, суд правильно переквалифицировал его действия с ч. 1 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ. С данной квалификацией согласуется и объяснение защитника, что Бацев Н.М. не мог повлиять на состоявшееся решение педсовета медицинского колледжа об отчислении Т.

Хотя в кассационной жалобе утверждается обратное, суд в описательно-мотивировочной части приговора при описании преступного деяния указал, в чем именно заключался обман и каким способом Бацев Н.М. совершил мошенничество. Факт того, что Бацев Н.М. в тот же день сам отвез Р. в канцелярию КБГУ с проектом приказа об отчислении, не исключает наличие у него умысла или возможности получить от С. деньги якобы за то, чтобы не отчислили ее дочь. Как видно из показаний самого осужденного и свидетелей, С. неоднократно приходила к Бацеву Н.М. как к заместителю директора с просьбами о помощи, не верила, что уже поздно, была убеждена, что он может не допустить исключение ее дочери из медицинского колледжа. Бацев Н.М. этим и воспользовался для получения от нее денег.

Не соответствует действительности и довод кассационной жалобы, что суд положил в основу приговора противоречивые показания С. без надлежащей оценки в совокупности с другими доказательствами. Достоверность ее показаний проверена и установлена судом посредством сопоставления с другими доказательствами, в том числе и с показаниями, данными С. на предварительном следствии и подтвержденными в суде.

Утверждение защитника о заинтересованности С. в осуждении Бацева Н.М. не имеет какого-либо подтверждения.

Несостоятельно и указание на противоречия показаний С. и ее дочери, Т. относительно обещания Бацева Н.М. за 15 тысяч ликвидировать задолженность по хирургии и решить вопрос об отчислении, а также в части цвета чернил, размера и цвета бумаги, на которой Бацев Н.М. написал «15 т».

Свидетель Т. показала, что не присутствовала при разговоре своей матери с Бацевым Н.М., и рассказала о его содержании со слов матери (С.), которые она дословно не помнит. Взаимоисключающих утверждений по существенным обстоятельствам дела, подлежавших учету при вынесении приговора, в показаниях Т. и С. нет.

При раскрытии содержания протокола осмотра места происшествия в части изъятого 31 фрагмента бумаги в приговоре указан и на их зеленый цвет, хотя в протоколе осмотра цвет бумаги не указан. Однако, это не является достаточным основанием для утверждения, как это имеет место в кассационной жалобе, что суд сослался на доказательства, которые в протоколе осмотра места происшествия не значатся.

Принимая во внимание и другие исследованные доказательства, отражающие зеленый цвет бумаги, на которой Бацев Н.М. написал «15 т», данное в приговоре описание содержания протокола осмотра места происшествия может означать лишь уверенность суда в том, что речь идет об одних тех же обнаруженных в мусорном ведре фрагментах бумаги.

Как правильно подмечено в кассационной жалобе, почерковедческая экспертиза не установила наличие на 31 фрагменте бумажного листа надписи, сделанной собственноручно Бацевым Н.М. Но заключение эксперта не является единственно допустимым средством доказывания данного факта, установленного судом совокупностью других доказательств.

Не может быть принят и довод защитника о том, что свидетели С., Е. и А. до получения экспертного заключения не могли знать о содержании текста «15 т», расположенного на 31 фрагменте бумаги. Свидетель С. показала, что в кабинете Бацев Н.М. собственноручно написал на бумажном листике зеленого цвета «15 т», показал ей и при ней же порвал. Следовательно, она знала содержание фрагментов бумаги, обнаруженных через несколько часов там же в мусорном ведре под рабочим столом Бацева Н.М. При осмотре места происшествия С. давала пояснения участникам следственного действия, в числе которых были оперуполномоченный УБОП при МВД по КБР Е. и специалист А.

Отсутствие в протоколе сведений о том, что изъятый из мусорного ведра 31 фрагмент бумаги сфотографирован, разложен на столе, не является достаточным основанием для предположения об их подмене при представлении на экспертизу. В протоколах осмотра места происшествия от 11.07.2008 года /т. 1, л.д. 23-32/, осмотра предметов от 15.07.2008 года /т. 1, л.д. 87-89/, а также в заключении эксперта № 1980 от 02.09.2008 года /т. 1, л.д. 155-156/ содержится практически одинаковое описание фрагментов бумаги и полимерного пакета, в который они запакованы, что не дает усомниться в представлении на экспертизу именно тех фрагментов бумаги, которые изъяты 11.07.2008 года из мусорного ведра в кабинете Бацева Н.М. Некоторые неточности в показаниях специалиста А. относительно этих фрагментов бумаги проверены судом и убедительно объяснены объективными причинами (прошедшим со времени осмотра происшествия временем, загруженностью). А. не давал утвердительных показаний относительно цвета изъятых фрагментов бумаги. В судебном заседании 23.09.2009 года под председательством судьи О. на вопрос государственного обвинителя о цвете изъятых из урны клочков бумаги он лишь ответил: «Красного, по-моему, обычные канцелярские листки для записей», что не исключает вывод суда о достоверности его показаний. Довод о том, что Бацев Н.М. при осмотре места происшествия требовал показать всем присутствующим, есть ли на листах какие-либо записи, но следователь ничего не показал, не состоятелен, опровергается показаниями участников данного следственного действия. К тому же, Бацев Н.М. не сделал замечаний в протоколе и без объяснения причин отказался его подписывать.

Вопреки утверждению защитника суд не оставил противоречий в доказательствах по обстоятельствам обнаружения и изъятия в кабинете Бацева Н.М. 31 фрагмента бумаги, дал всем существенным обстоятельствам надлежащую оценку.

Довод о предвзятости Ш., участвовавшего в качестве понятого при осмотре места происшествия, не имеет реального подтверждения и правильно отвергнут судом при оценке его показаний.

Нарушений закона при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в частности аудио-видеозаписи, а также при оформлении их результатов и использовании в качестве доказательств, не допущено. Исследованная судом оперативная запись встречи С. и Бацева Н.М. в кабинете последнего 11.07.2008 года произведена в соответствии с ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в связи с заявлением С. о вымогательстве у нее взятки и передана следователю постановлением начальника УБОП при МВД по КБР /т. 1, л.д. 19-22/.

По смыслу ст. 89 УПК РФ полученные таким образом результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в процессе доказывания.

Содержание технической записи встречи С. и Бацева Н.М. оценено судом с учетом совокупности доказательств, что привело к обоснованному выводу о достоверности показаний С. и по обстоятельствам передачи 15000 рублей Бацеву Н.М.

Доводы Бацева Н.М. и его защитника, их версия о событиях, имевших место в кабинете последнего в конце рабочего дня 11.07.2007 года, противоречат материалам дела, в том числе и показаниям Бацева Н.М. о том, что С. ранее неоднократно заходила к нему и все время настойчиво просила только одно - помочь в вопросе об отчислении дочери. Бацев Н.М. при очередном приходе С. через несколько часов после предыдущей встречи не мог не знать, по какому вопросу она вновь пришла. Однако, в разговоре с ней он вслух говорит так, как будто не знает о какой девушке С. ведет речь и по какому вопросу. При этом Бацев Н.М. не препятствует открытым действиям С., в руках которой видит тысячные купюры, не требует убрать деньги, не отказывает как ранее прямо в вопросе отчисления дочери. Речь же С. подтверждает факт ранее достигнутой между ними договоренности о возвращении с деньгами для решения вопроса об исключении дочери /т. 2, л.д. 3; т. 4, л.д. 219/.

В приговоре суда при изложении содержания показаний подсудимого отражен и тот факт, что С. ранее предлагала Бацеву Н.М. деньги за решение ее вопроса. Довод жалобы об обратном противоречит содержанию приговора. Данный факт подтверждается и показаниями С. в суде, но не исключает последующего требования Бацевым Н.М. от нее денег в кратно большем размере для решения соответствующего вопроса.

Ссылка защитника на то, что в протоколе дополнительного осмотра предметов от 23.11.2008 года /т. 2, л.д. 184-187/ диска формата ДВД отсутствует 19 секунд записи, не дает оснований полагать изменение его содержания. Время проведения следственного действия исчислялась в минутах, а продолжительность записи с точностью до секунды (2 минуты 41 секунда) укладывается в промежуток времени, указанный в протоколе осмотра.

Указания суда кассационной инстанции, изложенные в определении от 29.05.2009 года /т. 3, л.д. 83-86/, исполнены в соответствии с ч. 6 ст. 388 УПК РФ при новом рассмотрении уголовного дела. Устранены все существенные противоречия между показаниями С. и Бацева Н.М. по поводу событий, происходивших в кабинете последнего, тщательно исследовано с привлечением специалиста и оценено содержание проводившейся аудио-видеозаписи. Полная расшифровка речи Бацева Н.М. в разговоре с С. оказалась невозможной ввиду некачественной записи отдельных его слов и выражений, однако точное и полное содержание их диалога установлено с учетом показаний С., достоверность которых надлежащим образом проверена и подтверждена. С. пояснила, что решение об обращении в правоохранительные органы исходило от ее супруга, а не от нее. Когда она рассказала, что Бацев Н.М. для решения вопроса их дочери потребовал 15000 рублей, а таких денег у них не было, супруг разозлился и отвез ее к следователю, где она и написала заявление об этом. Все доводы Бацева Н.М. судом проверены и опровергнуты на основе допустимых и достоверных доказательств, которые в совокупности достаточны для вывода о его виновности.

Утверждение о нарушении права Бацева Н.М. на защиту фактом переквалификации его действий с ч. 1 ст. 290 УК РФ на ст. 159 УК РФ также несостоятельно.

Постановление Европейского Суда по правам человека от 25.09.2008 года и определение Верховного Суда РФ от 15.09.2009 года № 43-О09-14, на которые ссылается защитник, относятся к случаю изменения обвинения в суде кассационной инстанции.

Изменение обвинения Бацева Н.М. в сторону смягчения имело место в ходе прений сторон в суде первой инстанции, что позволяло ему в случае необходимости заявить ходатайство о предоставлении времени для подготовки к защите с учетом иной правовой оценки тех же действий, которые ему вменялись в вину. Однако, подсудимый и его защитник такого ходатайства не заявили. К тому же, государственный обвинитель и при предыдущем рассмотрении уголовного дела так же изменил обвинение, после чего Бацев Н.М. осуществлял свою защиту в судах первой и кассационной инстанций.

Довод о том, что Бацеву Н.М. не предоставлено право участия в прениях сторон, также не может служить основанием для отмены приговора.

Согласно ч. 1 ст. 292 УПК РФ подсудимый участвует в прениях сторон при отсутствии защитника.

В случае участия в деле защитника подсудимый вправе, как это предусмотрено ч. 2 ст. 292 УПК РФ, ходатайствовать об участии в прениях сторон.

При рассмотрении уголовного дела участвовал защитник Бацева Н.М., но последний не заявил ходатайства об участии в прениях сторон.

Замечания защитника на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии со ст. 260 УПК РФ председательствующим и удостоверены частично. В материалах дела нет данных, подтверждающих достоверность отклоненной части замечаний на протокол о том, что не исследовались вещественные доказательства: 31 фрагмент бумаги, два тампона, люминесцентный карандаш, поэтому соответствующие доводы жалобы подлежат отклонению.

Действия Бацева Н.М. суд правильно квалифицировал по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Согласно п. 2 примечаний к ст. 158 УК РФ значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

Из показаний С. следует, что в случае передачи Бацеву Н.М. 15000 рублей ей был бы причинен значительный ущерб. Уних не было таких денег, поэтому супруг разозлился и отвез ее к следователю, где она заявила о вымогательстве Бацевым Н.М. взятки.

Наказание Бацеву Н.М. назначено справедливо с учетом всех заслуживающих внимания обстоятельств.

Существенных нарушений уголовного либо уголовно-процессуального закона судом не допущено.

Суд кассационной инстанции не усматривает оснований, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену или изменение приговора.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 24.12.2010 года в отношении Бацева Нарзана Мухамедовича оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его защитника - без удовлетворения.

Председательствующий В.Х. Маздогов

Судьи: А.З. Бецуков

К.К. Мамишев




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-136/2011
Принявший орган: Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики
Дата принятия: 11 марта 2011

Поиск в тексте