• по
Более 62000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СУДА ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 21 июня 2012 года Дело N 22-390/2012
 

21 июня 2012 года г. Биробиджан

Судебная коллегия по уголовным делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующей Пышкиной Е.В.

судей Шибанова В.Г.и Ласкаржевского В.В.,

при секретаре Главинской А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 21 июня 2012 года кассационную жалобу осуждённого Мунгалова К.В., кассационное представление заместителя прокурора города Ф. и возражения государственного обвинителя Б. на кассационную жалобу осуждённого Мунгалова на приговор Биробиджанского районного суда ЕАО от 13 апреля 2012 года, которым

МУНГАЛОВ КОНСТАНТИН ВЛАДИМИРОВИЧ, <...> года рождения, уроженец <...> ЕАО, гражданин Российской Федерации, со средним образованием, холостой, не работающий, проживающий в ЕАО, <...>, судимый:

o 25.05.2006г. осуждён по ч.3 ст.30, ч.3 ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года. Постановлением суда от 17.05.2007г. условное осуждение отменено с отбыванием наказания в воспитательной колонии,

- 14.10.2009г. освобождён условно-досрочно на 2 месяца 20 дней,

осуждён по ч.4 ст.111 УК РФ на 9 лет 6 месяцев лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 28 сентября 2011 года.

СИДЕНКО Р.В., <...> года рождения, уроженец <...> ЕАО, гражданин Российской Федерации, с неполным средним образованием, холостой, работающий <...>, проживающий в ЕАО, <...>, <...> <...>, судимый:

o 11.06.2010г. осуждён по п. «а» ч.3 ст.158, п. «а» ч.3 ст.158, ч.3 ст.69 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы условно с испытательным сроком на 3 года,

осуждён по ч.4 ст.111 УК РФ на 7 лет лишения свободы без ограничения свободы.

Согласно ч.5 ст.74 УК РФ условное осуждение по приговору от 11 июня 2010г ода отменено и в соответствии с ч.2 ст.70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору в размере 2 лет и окончательно к отбытию определено 9 лет лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 13 апреля 2012 года.

Заслушав доклад судьи Шибанова В.Г., объяснения осуждённого Мунгалова К.В. и его защитника - адвоката Гурской Е.В., в поддержку доводов кассационной жалобы и кассационного представления об отмене приговора, пояснения адвоката Ящук В.Н. в интересах осуждённого Сиденко Р.В. в поддержку доводов кассационного представления об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, мнение прокурора Афанасьевой О.С., не поддержавшей доводы кассационной жалобы и полагавшей приговор отменить по доводам кассационного представления, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Мунгалов и Сиденко признаны виновными и осуждены за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью К., опасного для его жизни, совершённого группой лиц и повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление осуждёнными совершено 14 апреля 2011 года в вечернее время в <...> ЕАО при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Мунгалов виновным себя признал частично и, пояснив, что не бил потерпевшего по голове табуретом и ногами, не прыгал по голове последнего, от дальнейших показаний отказался. Сиденко виновным себя не признал и, пояснив, что потерпевшего К. ударил лишь раз ладонью по лицу и два раза кулаком по телу, от дальнейших показаний отказался.

В кассационной жалобе осуждённый Мунгалов указывает на то, что осуждён незаконно и просит суд кассационной инстанции принять по ней «какое-нибудь решение». В целом в жалобе приводит доводы о незаконности действий следователей, производивших предварительное следствие, в частности то, что они не приняли во внимание факты применения потерпевшим К. в отношении него физического насилия, противоправности и аморальности его действий. Государственный обвинитель также не проверила эти доводы и не разобралась в доказательствах.

В возражениях государственный обвинитель Б. доводы, изложенные осуждённым Мунгаловым в кассационной жалобе, находит не состоятельными и просит оставить их без удовлетворения.

В кассационном представлении заместитель прокурора города Ф. ставит вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона.

В обоснование своих требований указывает на то, что:

- во вводной части приговора суд 1-й инстанции не привёл сведения о наличии судимости Мунгалова по приговору Облученского районного суда от 24 октября 2008 года, которым тот был осуждён по пп. «а,б,в» ч.2 ст.158 УК РФ, ст.70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии и на момент совершения настоящего преступления была не погашена.

- в резолютивной части приговора судом не решён вопрос о приговоре Биробиджанского районного суда от <...>, по которому Мунгалову назначено наказание по ч.1 ст.161 УК РФ 1 год 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев, что вызывает сомнение относительно исполнения назначенных этому осуждённому наказаний.

- в приговоре суд не дал оценку версиям осуждённых Мунгалова и Сиденко относительно совершённых ими действий по отношению к потерпевшему, а только приведены их показания, данные на предварительном следствии, в которых осуждённые уличали друг друга, но в них имеется ряд противоречий по характеру и способу причинения телесных повреждений потерпевшему. Эти противоречия суд в приговоре не устранил.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Мунгалова и Сиденко в совершении указанного преступления основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Из протокола явки с повинной осуждённого Мунгалова следует, что 15 апреля 2011 года он находился в квартире <...>, где на почве неприязненных отношений произошёл конфликт с незнакомым ранее судимым парнем (потерпевшим К.). После того, как К. нанёс ему дар ножом в лоб, он ответно стал наносить тому удары руками в область головы, а когда потерпевший лежал на полу, то опрокинул ему на голову холодильник. После этого К. вывел во двор, где вновь нанёс ему несколько ударов в область головы (т.1 л.д.27).

Кроме этого осуждённый Мунгалов, в целом давая аналогичные показания на предварительном следствии, дополнительно пояснил, что Сиденко был рядом и всё видел. А в коридоре он толкнул К. и тот, упав, ударился головой о табурет. На улице Сиденко нанёс потерпевшему множество ударов кулаками в область головы и груди, а он два удара в каждое плечо (т.1 л.д.71-75; т.2 л.д.141-144;205-208). Данные показания осуждённый Мунгалов подтвердил при их проверке непосредственно на месте преступления (т.1 л.д.138-150).

В своих показаниях на досудебном производстве осуждённый Сиденко показал, что 14 апреля 2011 года он находился в <...>, откуда его выгнала А.. Он стоял у окна и видел, как Мунгалов опрокинул на потерпевшего К. холодильник, а когда вернулся в квартиру, то тот же Мунгалов бил К., при этом пояснил, что потерпевший бросился на него с ножом. У Мунгалова он видел порез на лбу. А в последствие как мог, стал успокаивать Мунгалова, но последний схватил табурет и стал наносить им удары в голову К.. В свою очередь он (Сиденко) нанёс лишь несколько ударов потерпевшему по плечам. Потом Мунгалов вытащил потерпевшего на улицу и бросил у входа в подъезд и по дороге домой выкинул нож (т.2 л.д.32-34;159-161).

На досудебном производстве осуждённый Сиденко при проверке данных показаний непосредственно на месте преступления, дополнительно указал на следующие обстоятельства. Когда К. вылез из-под холодильника, то протянул руки к нему, но он оттолкнул потерпевшего и нанёс ему два удара в область груди и лба. К. упал на пол и Мунгалов нанёс тому множество ударов кулаков в голову и по телу. Отталкивая последнего от потерпевшего, сам не умышленно нанёс К. удары по телу. Затем в коридоре Мунгалов нанёс потерпевшему около 7-ми ударов табуретом по голове и множество ударов пустыми бутылками по плечам, бил головой о стену. А когда вытолкал из коридора на улицу, уже лежащему на земле нанёс также несколько ударов ногами в голову (т.2 л.д.66-81).

Совокупность приведённых показаний об обстоятельствах совершения преступления осуждённый Сиденко на предварительном следствии также подтвердил в ходе очной ставки с осуждённым Мунгаловым (т.2 л.д.122-128).

Изложенные в этих доказательствах данные о нанесении осуждёнными Мунгаловым и Сиденко телесных повреждений, в том числе в жизненно-важный орган - голову потерпевшего К., объективно подтверждаются другими доказательствами, исследованными в судебном заседании и поэтому, согласно ст.ст. 76 и 77 УПК РФ, обоснованно положены судом в основу обвинительного приговора.

Так, из показаний свидетеля А. данных, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании следует, что в тот вечер Мунгалов и потерпевший, находясь на кухне, стали кричать друг на друга. При этом Мунгалов крикнул: «Кого ты тычешь!», а затем она услышала грохот и забежала на кухню. Потерпевший сидел на полу, на улице у него была кровь, и на него дважды прыгнул Мунгалов. Когда в кухню зашёл Сиденко, он также ударил К. в лицо и Мунгалов опрокинул на последнего холодильник. А когда его убрали, то осуждённые вдвоём стали наносить множество ударов ногами в голову и тело К., а также прыгать на его голове. Мунгалов и Сиденко продолжали избивать потерпевшего и на улице, при этом наносили удары в голову К., а затем, схватив его, начали раскачивать из стороны в сторону, ударяя о бетонную плиту во дворе (т.1 л.д.164-167).

Данные показания свидетелем были подтверждены в ходе их проверки на месте происшествия на предварительном следствии (т.2 л.д.47-58).

Свидетель Г. показала, что в тот вечер услышала, как в подъезде раздаётся грохот почтовых ящиков и крики. В окно увидела, как из подъезда двое парней вывели К. и стали его избивать, нанося удары руками и ногами по лицу и телу. При этом один из парней наносил очень жестокие удары, и когда потерпевший лежал на земле, бил его ногами. Второй парень наносил удары слабее, но преимущественно в голову К. и когда он вставал. Также второй говорил первому: «Зачем мне это надо, пошли отсюда». Она также видела, как К. ударили головой о бетонную плиту.

Из показаний свидетеля С. следует, что К. в тот день пришёл к ней домой, а после употребления спиртных напитков уснула, поэтому об обстоятельствах избиения потерпевшего, в том числе об ударах головой об бетонную плиту узнала от А., которая также находилась у неё дома. На кухне видела пятно крови, разбитую тумбочку, холодильник, лежащий на полу, снесённую розетку, а в коридоре пятна крови в виде брызг.

Свидетель К.О. показала, что подойдя с М. к подъезду дома, увидела лежащего на земле потерпевшего К.. Лицо у того было всё раздуто, в крови. Она вызвала скорую помощь, а в окне квартиры С. увидела двоих парней и А..

У суда не имелось оснований сомневаться в правдивости показаний перечисленных свидетелей, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Кроме этого показания самих осуждённых и именно в той части, в которой они рассказывают об обстоятельствах совершения преступления, показания выше приведённых свидетелей объективно подтверждаются исследованными в судебном заседании и другими доказательствами:

- протоколами осмотров мест происшествий, из которых следует, что в <...> в <...> в кухне обнаружены следы борьбы и изъяты пятна бурого цвета (т.1 л.д. 18-22), а в квартире по месту жительства осуждённого Мунгалова обнаружена и изъята кофта с пятнами бурого цвета (т.1 л.д.97-106).

- протоколом выемки у свидетеля С. табурета -скамейки с пятнами бурого цвета (т.2 л.д.103-105).

- заключениями экспертов, согласно которым:

- смерть К. наступила <...> в ОГУЗ «Областная больница». Непосредственной причиной смерти явилось расстройство мозгового кровообращения с вторичными кровоизлияниями в стволовые отделы головного мозга, развившееся как осложнение закрытой тупой черепно-мозговой травмы. Данная травма получена прижизненно и образовалась в короткий промежуток незадолго до момента поступления на лечение в больницу, квалифицируется как причинившая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и состоит в прямой причинно-следственной связью с наступлением смерти. Образовалась как от ударов тупыми твёрдыми предметами (минимум 12), так и от ударов о таковые, в том числе и при падении с высоты собственного роста, как с приданным телу ускорением, так и без такового (т.3 л.д.7-17).

- у Мунгалова имелся рубец лобной кости (т.3 л.д.27).

- эксперт-биолог установил наличие крови человека в изъятых пятнах на месте происшествия и на табурете и не исключает возможность её происхождения от потерпевшего Капкаева или осуждённого Мунгалова при наличии у последнего повреждений, сопровождающихся наружным кровотечением (т.3 л.д.50-60; 86-90).

- судебно-медицинский эксперт-криминалист не исключает частично возможное причинение телесных повреждений, в том числе, состоящих в причинно-следственной связи с наступлением смерти К. при ситуации в динамике, указанных осуждённым Мунгаловым при проверке показаний на месте преступления (т.3 л.д.98-111), а также не исключает возможное причинение указанных повреждений потерпевшему при ситуации в динамике, указанных осуждённым Сиденко (т.3 л.д.119-130) и свидетелем А. (т.3 л.д.138-149).

Приведённые выше данные, изложенные осуждённым Мунгаловым в протоколе явке с повинной, а также данные осуждёнными Мунгаловым и Сиденко показания на предварительном следствии, показания перечисленных выше свидетелей, выводы судебных экспертиз полностью согласуются между собой, а также с указанными выше и другими приведёнными в приговоре доказательствами, поэтому они обоснованно признаны судом достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам.

Кроме того, все доказательства по делу, как подтверждающие выводы суда, так и противоречащие им, суд оценил в приговоре в полном соответствии с требованиями закона, указав, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

Поэтому доводы кассационного представления о том, что показания осуждённых не были надлежащим образом оценены судом в приговоре, являются не состоятельными.

Судом проверялись доводы, приводимые Мунгаловым и Сиденко в свою защиту, сводившуюся в конечном итоге к принижению собственной роли в избиении потерпевшего, доводы защиты осуждённого Сиденко о квалификации действий последнего по ст.116 УК РФ и обоснованно признанными не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся доказательствами по делу. Эти выводы суда 1-й инстанции основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными.

По изложенным в приговоре и настоящем определении основаниям судебной коллегией признаются несостоятельными аналогичные доводы кассационного представления.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства в судебном заседании, судом 1-й инстанции не допущено.

С учётом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершённого осуждёнными преступления, прийти к правильному выводу о виновности Мунгалова и Сиденко по ч.4 ст.111 УК РФ, при этом суд 1-й инстанции правильно мотивировал свои выводы о совместном умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшему указанными осуждёнными.

Наказание осуждённым Мунгалову и Сиденко за содеянное, суд назначил с учетом категории преступления, обстоятельств его совершения и данных о личности виновных. Обстоятельств, свидетельствующих о возможности исправления осуждённых без реального отбывания наказания, по делу не усматривается.

При этом при назначении наказания осуждённому Мунгалову в качестве обстоятельств, смягчающих наказание суд признал явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления, что опровергает доводы осуждённого Мунгалова в кассационной жалобе, что данные обстоятельства не были учтены при разбирательстве настоящего уголовного дела.

Таким образом, назначенное этим осуждённым наказание, судебная коллегия находит справедливым и соразмерным содеянному.

Доводы заместителя прокурора города в кассационном представлении о не указании судом во вводной части приговора наличие у Мунгалова судимости от 24 октября 2008 года, а также не разрешении в резолютивной его части вопроса о приговоре Биробиджанского районного суда от 24 ноября 2011 года, не являются основаниями отмены состоявшегося судебного решения по настоящему делу, т.к. подлежат рассмотрению судом, постановившим приговор в порядке ст.397 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь стст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Приговор Биробиджанского районного суда ЕАО от 13 апреля 2012 года в отношении МУНГАЛОВА КОНСТАНТИНА ВЛАДИМИРОВИЧА и СИДЕНКО Р.В. оставить без изменения, а кассационную жалобу осуждённого Мунгалова К.В. и кассационное представление заместителя прокурора города Ф. - без удовлетворения.

Председательствующая Е.В. Пышкина

Судьи В.Г. Шибанов

В.В. Ласкаржевский




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-390/2012
Принявший орган: Суд Еврейской автономной области
Дата принятия: 21 июня 2012

Поиск в тексте