• по
Более 46000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СУДА ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 27 сентября 2012 года Дело N 22-573/2012
 

27 сентября 2012 года г. Биробиджан

Судебная коллегия по уголовным делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующей судьи Сизовой А.В.,

судей Дроботова А.Н., Шибанова В.Г.,

при секретаре Главинской А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 сентября 2012 года кассационные жалобы осуждённых Донского Д.А., Карпакова Д.А., защитника Е. на приговор Ленинского районного суда ЕАО от 27 июля 2012 г., которым:

Донской Д.А., <...> судимый:

- 05.03.2007 <...> районным судом <...> по п. «а, в, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы без штрафа, освобождён 29.12.2007;

- 03.04.2008 мировым судьёй <...> судебного участка <...> по ч. 1 ст. 116 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием 10% из заработной платы;

- 07.08.2008 <...> районным судом <...> по п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 2 ст. 69 и ч. 5 ст. 69 УК РФ (приговор мирового судьи <...> судебного участка от 03.04.2008) к 2 годам и 6 месяцам лишения свободы, освобождён 28.01.2011 по отбытию срока наказания;

- 27.07.2011 <...> районным судом <...> по п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ (с учётом кассационного определения от 18.10.2011) к 2 годам и 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

- 20.10.2011 <...> районным судом <...> по ч. 1 ст. 161 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ (приговор от 27.07.2011) к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

- 30.01.2012 <...> районным судом <...> по ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ (приговор от 20.10.2011) к 3 годам и 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

- 20.04.2012 <...> районным судом <...> по п. «а, б, в» ч. 2, ст. 158, п. «а, б» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ), по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ч. 3 и ч. 5 ст. 69 УК РФ (приговор от 30.01.2012) с учётом кассационного определения от 10.07.2012 к 5 годам лишения свободы без ограничения свободы и без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 9 годам и 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы; в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 20.04.2012 окончательно назначено наказание в виде 14 лет лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 27 июля 2002 г. В отбытый срок наказания, как указано в приговоре, зачтено нахождение под стражей по приговорам от 27.07.2011 (по которому срок наказания исчислен с 27.07.2011), от 20.10.2011 (по которому срок наказания исчислен с 20.10.2011, а в отбытый срок наказания зачтён срок, отбытый по приговору от 27.07.2011 с 27.07.2011 по 19.10.2011), от 30.01.2012 (по которому срок наказания исчислен с 30.01.2012, а в отбытый срок наказания зачтён срок содержания под стражей по приговорам от 27.07.2011 и от 20.10.2011 года с 27.07.2011 по 29.01.2012), от 20.04.2012 (по которому срок наказания исчислен с 20.04.2012, а в отбытый срок наказания зачтён срок содержания под стражей по приговорам от 27.07.2011, от 20.10.2011 и от 30.01.2012 и срок нахождения под стражей по приговору от 20.04.2012, то есть с 10.07.2011 по 19.04.2012) и время его содержания под стражей по данному уголовному делу с 27.07.2011 по 26.07.2012;

Карпаков Д.А., <...> судимый:

- 20.01.2011 <...> городским судом <...> по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году и 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года;

- 22.04.2011 <...> районным судом <...> по п. «б, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без ограничения свободы условно с испытательным сроком на 3 года; приговор от 20.01.2011 постановлено исполнять самостоятельно;

- 10.08.2011 <...> районным судом <...> по ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 228 с применением ч. 2 ст. 69, ст. 70 УК РФ (приговоры от 20.01.2011 и от 22.04.2011) к 3 годам лишения свободы;

- 20.04.2012 <...> районным судом <...> по п. «а, б, в» ч. 2 ст. 158, п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 07.03.2011 № 26-ФЗ) с применением ч. 2 и ч. 5 ст. 69 УК РФ (приговор от 10.08.2011) с учётом кассационного определения от 10.07.2012 к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима,

осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 9 годам лишения свободы без ограничения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путём частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 20.04.2012 окончательно назначено наказание в виде 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 27.07.2012. В отбытый срок наказания, как указано в приговоре, зачтено время содержания под стражей по приговорам Ленинского районного суда ЕАО от 10.08.2011 (по которому срок наказания исчислен с 10.08.2011, а в отбытый срок наказания нахождение под стражей с 05.01.2011 по 20.01.2011), от 20.04.2012 (по которому срок наказания исчислен с 20.04.2012, а в отбытый срок наказания зачтено нахождение под стражей по приговору от 20.01.2011 с 05.01.2011 по 20.01.2011 и срок нахождения под стражей по приговору от 10.08.2011 с 10.08.2011 по 19.04.2012) и время его содержания под стражей по данному делу с 05.01.2011 по 20.01.2011 и с 10.08.2011 по 26.07.2012.

Заслушав доклад судьи Дроботова А.Н., пояснения осуждённых Донского Д.А., Карпакова Д.А, их защитников Ванаковой О.С., Рыжова А.О. в поддержку кассационных жалоб, мнение прокурора Воронина К.Е., возражавшего в отношении доводов кассационных жалоб, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Донской Д.А. и Карпаков Д.А. при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными и осуждены за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни П., повлекшее по неосторожности его смерть, совершённое 09 июля 2011 года в период с 01 до 03 часов на берегу реки Амур возле с. Ленинское <...>

Донской Д.А. в судебном заседании виновным себя не признал. Из его показаний следует, что вечером 08 июля 2011 года он, Карпаков Д.А. и П. на берегу реки Амур распивали спиртное. После чего Карпаков Д.А. заснул. П. стал его, Донского Д.А., оскорблять, а после того, как он сделал ему замечание, П. нанёс ему несколько ударов по лицу. Защищаясь, он стал наносить П. удары по лицу и телу в ответ. Во время драки замахнулся и нанёс П. левой рукой удар по голове, после которого тот упал, захрипел, а затем затих. Убедившись, что П. мёртв, он испугался, разбудил Карпакова Д.А. и сообщил ему о случившемся. Они вдвоём попытались отнести тело, но Карпаков Д.А. был сильно пьян. Он, Донской Д.А., один оттащил волоком тело П. и сбросил его в воду. Когда пришли в с. Ленинское, он сказал Карпакову Д.А., что они вдвоём избили П.

Карпаков Д.А. в судебном заседании виновным себя не признал. Из его показаний следует, что 08 июля 2011 года в вечернее время он, Донской Д.А., и П. пошли на берег реки Амур, где вместе распивали спиртное. Когда стемнело, он заснул. Утром вспомнил, что Донской Д.А. его ночью разбудил, и они бросили труп П. в воду. Донской Д.А. рассказал ему, что они вдвоём избили П. и после того, как тот умер, бросили его в воду. Он, Карпаков Д.А., поверил Донскому Д.А., но впоследствии узнал, что Донской Д.А. его оговорил. П. он не бил, помнит лишь, что тащил того в воду. На следствии в первый раз давал показания под диктовку следователя, больше показаний не давал, только расписывался в протоколах, при этом их не читал. Явку с повинной написал с явки с повинной Донского Д.А., которую впоследствии переписал под диктовку следователя.

В кассационной жалобе осуждённый Донской Д.А., не соглашаясь с приговором суда, просит его отменить и оправдать их, полагая, что ни его вина, ни вина Карпакова Д.А. не доказана, приводя следующие доводы. В судебном заседании он пояснил, что действительно подрался с П., но убивать того не хотел, действовал в состоянии самообороны, а Карпаков Д.А. пояснил, что этого преступления не совершал. Свидетели Т. и С. не могут быть свидетелями обвинения, так как не были очевидцами преступления. Осуждённый отрицает данные, изложенные в его явке с повинной, ввиду того, что она им выдумана, он указал в ней на невиновного человека, а именно Карпакова Д.А., поскольку испугался, что тот мог кому-нибудь рассказать о том, что он, Донской А.А., убил П. и это дойдёт до полиции, и воспользовался тем, что Карпаков Д.А. ничего не помнил. При этом осуждённый указывает, что писал две явки с повинной, первую отбирал оперуполномоченный Е., а вторую - следователь Ш. Осуждённый обращает внимание на различие его показаний и показаний Карпакова Д.А. на предварительном следствии. Ссылаясь на заключения судебно-медицинских экспертиз о наличии телесных повреждений у него и Карпакова Д.А., заключение судебно-цитологической экспертизы, осуждённый выражает несогласие с показаниями эксперта З., полагая, что эксперт заблуждается в части того, что из его раны на руке в виду незначительности повреждения не могла капать кровь. На его футболке и джинсах найдена кровь, которая не может принадлежать потерпевшему, так как в момент драки с потерпевшим он был в трусах, а эти вещи находились в другой стороне.

В кассационной жалобе осуждённый Карпаков Д.А. полагает, что приговор подлежит отмене ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, приводя следующие доводы. В судебном заседании он пояснил, что он действительно вместе с Донским Д.А. и П. на берегу реки Амур распивали спиртное, после чего он «отключился». О совместном избиении П. он узнал от Донского Д.А., как и то, что они бросили тело потерпевшего в реку. После задержания ему оперативные работники показали явку с повинной Донского Д.А., и он в связи с тем, что был введён в заблуждение, переписал её от себя, не указав подробностей. При изъятии их вещей не было ни понятых, ни адвоката. В первый день он отказался от дачи показаний, но оперативный сотрудник Е. стал ему угрожать, после чего на следующий день он дал показания. Пока не было адвоката, следователь оказывал на него психологическое давление, после чего была написана новая явка с повинной, а когда пришёл адвокат, следователь подвёл его своими вопросами к нужным ответам. Больше никаких показаний он не давал, а только расписывался. Перед проверкой показаний на месте ему дали напечатанные показания, где было написано, кто и что делал. Осуждённый просит обратить внимание на видеозапись места происшествия, где указан след волочения, который не может остаться, если тело нести за руки и за ноги одновременно. Обращает внимание на его противоречивые показания с Донским Д.А. в части получения кровоподтёка под локтём и выводами суда, указанными в приговоре. Не соглашаясь с экспертом, осуждённый считает, что если бы он неоднократно бил руками потерпевшего по голове, то посбивал бы свои кулаки или выбил бы пальцы или суставы, но на них не было ни одной царапины. По мнению осуждённого, судом не установлено, какие повреждения, помимо пореза, образовались в срок до одних суток, и при каких обстоятельствах получены Донским Д.А. Суд необоснованно отказал Донскому Д.А. в ходатайстве о выезде на место происшествия, а ему - в ходатайстве о проведении повторной судебно-медицинской экспертизы.

В дополнении к кассационной жалобе осуждённый Карпаков Д.А., ссылаясь на постановление следователя о производстве освидетельствования, указывает, что до вынесения постановления у следователя с Донским Д.А. состоялся разговор. Об этом говорил и Донской Д.А. в суде, рассказав следователю о надуманности событий. Осуждённый обращает внимание, что при освидетельствовании была изъята одежда Донского Д.А. со следами крови, и на том были следы борьбы, что является основанием для задержания в соответствии со ст. 91 УПК РФ и допросе в течение 24 часов. Но Донской Д.А. был задержан по другому делу. Пробыв в полиции два дня и отказавшись 10.07.2011 давать показания, его, Карпакова Д.А., 11.07.2011 арестовали на 12 суток, хотя на нём, кроме одного ушиба под локтём, и на одежде никаких пятен обнаружено не было, и это происходило в присутствии руководителя следственного органа, который пояснил о наличии специальной аппаратуры у экспертов. Это прокурор подтвердил в суде, когда он, Карпаков Д.А., ходатайствовал об осмотре вещественных доказательств, а именно брюк. Осуждённый обращает внимание, что оснований для проведения 12.07.2011 повторного осмотра вещей, которые 09.07.2011 в присутствии экспертов и понятых были изъяты, упакованы и опечатаны для дальнейшей передачи их на экспертизу, не было. В ходе повторного осмотра уже в присутствии двух других понятых на его брюках были обнаружены пятна бурого цвета. Данные обстоятельства, по мнению осуждённого, подтверждают, что предварительное следствие проводилось с нарушением УПК РФ и эти доказательства являются недопустимыми.

Осуждённый указывает на то, что в уголовном деле отсутствуют сведения о его отказе давать показания 10.07.2011.

Осуждённый выражает несогласие с выводами суда о том, что отсутствие крови на его футболке не свидетельствует о не нанесении им ударов потерпевшему. Просит отнестись критически к показаниям свидетелей А., Е., Ш., С., с которыми он не согласен, полагая, что они являются заинтересованными лицами, так как работают в полиции.

Осуждённый указывает, что в уголовном деле отсутствуют материалы о их с Донским Д.А. розыске.

Осуждённый выражает несогласие с выводами суда о том, что его показания, как и показания Донского Д.А., при проверке их на месте происшествия подтвердились. По мнению осуждённого, ни на предварительном следствии, ни в суде не установлено, как перемещено тело в воду, что имеет большое значение, поскольку след волочения, установленный при осмотре места происшествия, подтверждает, что тело не могли тащить вдвоём за руки и за ноги.

В кассационной жалобе защитник Е. просит приговор отменить, а Карпакова Д.А. по ч. 4 ст. 111 УК РФ оправдать ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Ссылаясь на показания Карпакова Д.А., защитник указывает, что со стороны сотрудника полиции Е. на того было оказано моральное давление. Поэтому, опасаясь за дальнейшую судьбу, введённый в заблуждение Донским Д.А. по поводу обстоятельств происшедшего, Карпаков Д.А. переписал явку с повинной с явки Донского Д.А., оговорив себя в совершении преступления. Потерпевшая Н., свидетели Т., С. не являются очевидцами преступления, косвенными свидетелями их также нельзя назвать, так как никаких показаний о событиях преступления они не дали. Суд не оценил характеризующие данные о личности Карпакова Д.А., который по характеру спокойный, ведомый, и Донского Д.А., который в состоянии алкогольного опьянения агрессивен, способен на совершение преступлений. Свидетели Е., А. и Ш. являются заинтересованными лицами, их показания не могут в достаточной степени подтверждать причастность Карпакова Д.А. к инкриминируемому ему деянию. Отсутствие телесных повреждений на теле Карпакова Д.А., как и осмотр видеозаписи при проверке показаний на месте происшествия Карпакова Д.А., подтверждают, что он не принимал участия в драке. Наличие крови на джинсах Карпакова Д.А. подтверждает, что он помог только дотащить П. до воды по земле. В случае избиения Карпаковым Д.А. потерпевшего кровь была бы обнаружена не только на джинсах, но и на футболке. Вывод суда, что отсутствие крови на футболке не может свидетельствовать о том, что телесных повреждений он П. не наносил, так как кровь текла с носа и ушей, не логичен. У Донского Д.А. не было заинтересованности в освобождении Карпакова Д.А. от уголовной ответственности, так как они не родственники, отношения у них нейтральные. Мотивы, по которым он оговорил Карпакова Д.А., Донской Д.А. привёл в суде и стороной обвинения они не опровергнуты. Стороной обвинения не устранены противоречия в показаниях Донского Д.А. и Карпакова Д.А. о том, в каком положении находились потерпевший и Карпаков Д.А., сколько ударов видел Донской Д.А., и устранить эти противоречия невозможно. В нарушение требований п. 3 ст. 14 УПК РФ суд истолковал сомнения в виновности подсудимого против него. Кроме того, по мнению защитника, суд не выполнил требования суда кассационной инстанции. Защитник выражает непонимание в отношении вывода суда о том, каким образом заключение судебно-медицинской экспертизы трупа подтверждает, что удары потерпевшему нанесены обоими подсудимыми. Ссылаясь на ч. 1 ст. 73 УПК РФ, защитник полагает, что следствием точно не определено место преступления, что подтверждается видеозаписью осмотра места происшествия с участием Донского Д.А. и Карпакова Д.А., отсутствует и мотив преступления. По мнению защитника, стороной обвинения не опровергнуты доводы Карпакова Д.А. о том, что он находился в состоянии сильного алкогольного опьянения вплоть до частичной потери памяти. По мнению защитника, суд установил причастность Карпакова Д.А. к совершению преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УПК РФ, на противоречивых доказательствах, явно недостаточных для признания его виновным.

В возражениях на кассационные жалобы осуждённых Донского Д.А., Карпакова Д.А., защитника Е. исполняющий обязанности прокурора Ленинского района ЕАО Х. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, дополнений к ним, возражений на них, судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения приговора.

Выводы суда в отношении установления фактических обстоятельств совершённых осужденными преступлений основаны на совокупности исследованных в суде с участием сторон доказательств и сомнений в их объективности не вызывают.

Вывод суда о виновности Донского Д.А. и Карпакова Д.В. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью П., повлёкшем по неосторожности его смерть, совершённом группой лиц, основан на анализе и основанной на законе оценке данных, содержащихся в их показаниях на следствии и в суде, в протоколах их явок с повинной и протоколах проверок их показаний на месте, показаниях представителя потерпевшего, свидетелей, экспертов, в протоколе осмотра места происшествия, экспертных заключениях и других собранных по делу доказательствах. При этом судом в приговоре в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ приведены мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства.

В ходе предварительного следствия Донской Д.А. и Карпаков Д.А. каждый в отдельности последовательно с участием защитников, причём тех же, которые осуществляли их защиту, как на предварительном следствии, так и в суде, давали признательные показания.

Вопреки доводам кассационных жалоб, тексты явок с повинной совпадающими по содержанию не являются.

При этом как явка с повинной, согласно входящему регистрационному номеру, так и первоначальные признательные показания при допросе в качестве подозреваемого, согласно дате в протоколе допроса и в ордере адвоката Е., были даны первым именно Карпаковым Д.А.

Проверка показаний Донского Д.А. и Карпакова Д.А. на месте производилась не только с участием их защитников, понятых, но и с применением фото и видеофиксации этого следственного действия, что само по себе исключает возможность фальсификации изложенных в протоколах этих следственных действий фактических обстоятельств.

Показания каждого из осуждённых, данные на стадии предварительного следствия, взаимно дополняют друг друга и объективно подтверждены:

- показаниями свидетеля Т. об обнаружении трупа П. в районе затона отряда пограничных кораблей;

- протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого обнаружен труп П., следы его волочения, ведущие от воды к кострищу, где находились бутылки, обнаружены пятна крови (т. 1, л.д. 4-18);

- протоколами освидетельствования и заключениями экспертиз, выявивших наличие у каждого из осуждённых телесных повреждений, а также были изъяты их вещи (т. 1, л.д. 20-28, 30-32);

- заключением судебно-цитологической экспертизы, согласно которой на футболке и джинсах Донского Д.А., на брюках Карпакова Д.А. найдена кровь человека, которая могла произойти как от П., так и от Донского Д.А. или Карпакова Д.А., поскольку их группа крови одинакова (т. 1, л.д. 169-178);

- показаниями эксперта З., согласно которым из кровоподтёка, обнаруженного у Карпакова Д.А., кровь не выделялась и испачкать что-либо своей кровью он не мог. Из резаных ран, обнаруженных на руке Донского Д.А., кровь капать не могла ввиду незначительности повреждения, эти раны могли оставить только мазки. Отсутствие на руках Карпакова Д.А. повреждений не может свидетельствовать о том, что ударов он не наносил, поскольку на руках нападавшего телесные повреждения, как правило, не остаются, тем более, если удары наносились по открытым участкам кожи потерпевшего;

- заключением судебно-медицинской экспертизы трупа П., согласно которой непосредственной причиной его смерти явилось острое расстройство мозгового кровообращения, развившееся как осложнение закрытой тупой черепно-мозговой травмы. На трупе обнаружены прижизненные многочисленные телесные повреждения, которые привели к отёку головного мозга, острому расстройству мозгового кровообращения с кровоизлияниями в желудочки головного мозга и могли образоваться в короткий промежуток времени (десятки секунд, минуты) до момента наступления смерти от ударов твёрдыми тупыми предметами (не менее восьми). Телесных повреждений, указывающих на возможную борьбу или самооборону, не обнаружено. В момент погружения в воду П. был мёртв (т. 1, л.д. 42-50);

- показаниями эксперта М., согласно которым телесные повреждения П. могли быть причинены, когда его положение менялось от вертикального - стоя, до горизонтального - лёжа, а также при его нахождении в промежуточных положениях - сидя и других;

- заключением медико-криминалистической экспертизы, установившей, что повреждения, повлёкшие смерть П., причинены тупыми объектами с ограниченной поверхностью соударения, не исключено, что кулаками и ногами без обуви (т. 1, л.д. 153-159).

- показаниями свидетеля Е., согласно которым явки с повинной Донской Д.А. и Карпаков Д.А. писали в разных кабинетах, какого-либо давления на них не оказывалось;

- показаниями свидетеля А., согласно которым Донской Д.А. и Карпаков Д.А. были доставлены в отдел полиции по подозрению в совершении грабежа, однако выяснилась их причастность к смерти П.;

- показаниями свидетеля Ш., согласно которым явки с повинной Донского Д.А. и Карпакова Д.А. ему передали сотрудники полиции и не переписывались, следственные действия производились с участием защитников, первым был допрошен Карпаков Д.А.;

- показаниями представителя потерпевшего Ж. об отсутствии у П. родственников.

В период предварительного следствия и судебного заседания предусмотренные законом права Донского Д.А. и Карпакова Д.В., в том числе право каждого из них на защиту, право на квалифицированную юридическую помощь, были реально обеспечены.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность выводов суда о доказанности обвинения, на признание тех или иных доказательств недопустимыми и отразиться на правильности квалификации действий осужденных, допущено не было.

По результатам исследованных в ходе судебного следствия доказательств суд объективно признал не состоятельными доводы защиты о не установлении места происшествия, проверил и отверг доводы Карпакова Д.А. о его невиновности, в том числе его утверждения о нахождении в сильном алкогольном опьянении в момент совершения преступления и оговоре, как проверил суд и отверг аналогичные доводы Донского Д.А. о непричастности Карпакова Д.А. к совершению преступления, а также версию Донского Д.А., выдвинутую при новом судебном разбирательстве, о его нахождении в состоянии необходимой обороны в момент нанесения телесных повреждений П. Надлежащую оценку суд дал и всем другим приводимым стороной защиты доводам. Как следует из материалов дела, указанные в жалобах осуждённых и защитника доводы были известны суду первой инстанции, проверены судом и признаны несостоятельными как опровергающиеся совокупностью исследованных доказательств.

Судом установлено, что действия Донского Д.А. и Карпакова Д.В. были направлены на причинение тяжкого вреда здоровью П., были совершены группой лиц, поскольку каждый из осуждённых принимал непосредственное участие в процессе избиения потерпевшего, в результате которого по неосторожности наступила его смерть. Мотивом к совершению преступления, как установлено судом, послужила ссора, произошедшая между Карпаковым Д.А. и П., на почве которой возникли личные неприязненные отношения, переросшие в избиение Карпаковым Д.А. и Донским Д.А. П.

Вопреки доводам жалоб осуждённых и защитника, каких-либо оснований полагать, что Карпаков Д.А. в преступлении не участвовал, что преступление совершалось Донским Д.А. в обстоятельствах, исключающих преступность деяния, не имеется.

В ходе судебного разбирательства установлено, что и Донской Д.А. и Карпаков Д.А., совершая преступление, находились в алкогольном опьянении, вызванном употреблением суррогатного алкоголя, однако при этом полностью отдавали себе отчёт в своих действиях и руководили ими. В судебном заседании не было установлено каких-либо обстоятельств, ставящих под сомнение возможность обоих в любой момент повлиять на волевой характер своих действий, что в равной степени относится как к периоду совершения преступления, так и к поведению осуждённых в ходе предварительного следствия.

В соответствии со ст. 23 УК РФ лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Данные о личности осуждённых, установленные, в том числе показаниями свидетелей С. и Я., о том, что в алкогольном опьянении Донской Д.А. агрессивен, а Карпаков Д.А. по характеру ведомый и спокойный, на оценку доказательств по делу не влияют.

Заявленные в ходе судебного разбирательства ходатайства разрешены судом в соответствии с требованиями закона.

При назначении наказания суд первой инстанции в соответствии с требованиями ст. 6, 60, 62, 68 УК РФ учёл характер и степень общественной опасности совершённого преступления, данные о личности каждого из осуждённых, наличие смягчающих и отягчающих каждому наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление каждого, а также учёл то обстоятельство, что к моменту вынесения приговора при повторном рассмотрении данного дела в отношении обоих был постановлен новый приговор от 20.04.2012 по другому уголовному делу.

Назначенное Донскому Д.А. и Карпакову Д.А. наказание соответствует требованиям закона и является справедливым.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Ленинского районного суда ЕАО от 27 июля 2012 года в отношении Донского Д.А. и Карпакова Д.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённых Донского Д.А., Карпакова Д.А. и защитника Е. - оставить без удовлетворения.

Председательствующая судья А.В. Сизова

Судьи А.Н. Дроботов В.Г. Шибанов



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-573/2012
Принявший орган: Суд Еврейской автономной области
Дата принятия: 27 сентября 2012

Поиск в тексте