• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СУДА ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 20 ноября 2012 года Дело N 22-643
 

г. Биробиджан 20 ноября 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующего Пышкиной Е.В.,

судей Добробабина Д.А. и Спицыной Л.Д.,

при секретаре Пчленинцевой Е.Н.,

рассмотрела в судебном заседании 20 ноября 2012 года кассационную жалобу осуждённого П.К. и кассационное представление прокурора Ленинского района ЕАО Я. на приговор Ленинского районного суда от 05 сентября 2012 года, которым

П.К. <...>, судимый:

05.09.2002 по ч.1 ст. 228 УК РФ к 2 годам лишения свободы; 24.12.2002 по ч.3 ст. 158, ч. 5 ст. 69 (приговор от 05.09.2002)УК РФ к 5 годам лишения свободы; 19.07.2004 по п. «в,г» ч.2 ст. 158, ч.5 ст. 69 (приговор от 24.12.2002) УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, освобождён 27.08.07 по отбытии срока наказания; 28.10.2009 по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобождён 27.10.2010 по отбытии срока наказания; 19.07.2012 по ч.1 ст. 228 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, осуждён по п. «а» ч.3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы. В соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ, путём частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 19.07.2012 окончательно определено 2 года 2 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания П.К. исчислен с 05 сентября 2012 года с зачётом времени содержания под стражей по приговору от 19.07.2012 в период с 19 июля по 04 сентября 2012 года включительно.

Заслушав доклад судьи Добробабина Д.А., пояснения осуждённого П.К. и его защитника Байрамова В.Х. в поддержку доводов кассационных жалобы и представления, мнение прокурора Кичаковой И.А., полагавшей приговор суда отменить по доводам, изложенным в дополнении к кассационному представлению, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

П.К. признан виновным и осуждён за тайное хищение двух чугунных печных плит и продуктов питания на общую сумму 3877 рублей, принадлежащих Б., совершённое с незаконным проникновением в жилище и с причинением значительного материального ущерба потерпевшей.

Преступление имело место 08 марта 2012 года в период времени с 22.00 до 24.00 часов в квартире № <...> по ул. <...> в <...> ЕАО при обстоятельствах установленных судом и изложенных в приговоре.

В судебном заседании П.К. виновным себя не признал, суду пояснил, что кражу у Б. он не совершал. До указанных в деле событий ранее бывал у потерпевшей дома, поэтому его опечатки пальцев могли быть обнаружены в ходе осмотра места происшествия. Также в доме у Б. он проживал после кражи, а что касается возмещения ущерба потерпевшей и написания явку с повинной, как и остальных признательных показаний, то сделал это только для того, чтоб от него отстали и не лишали его свободы.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осуждённый П.К. выражает своё несогласие с приговором, просит его отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона, и несправедливостью приговора.

Свои доводы мотивирует тем, что обвинительный приговор постановлен с обвинительным уклоном, без должной оценки показаний всех свидетелей по делу, потерпевшей Б., а также его самого, исследованных в суде первой инстанции.

При этом обращает внимание на следующие обстоятельства:

- показания потерпевшей в суде об обнаружении ею в мае 2012 года на своём огороде обеих пропавших ранее чугунных печных плит как и её показания на предварительном следствии (л.д. 17-19) о том, что продукты себе она приобретала в апреле 2012 года, не получили соответствующей оценки суда. Несмотря на то, что они противоречат, его признательным показаниям, данным на предварительном следствии о том, что эти плиты вместе с продуктами были спрятаны им возле реки в начале марта 2012 года;

- суд не дал оценки тому факту, что в доме у Б. находились другие вещи, помимо похищенных у неё, в том числе, телевизор и стиральная машинка;

- также указал, что не согласен с показаниями свидетеля Л. о наличии дружеских отношений между ним и потерпевшей с её мужем. Поскольку таковые были у него с этими лицами лишь до 2009 года.

В кассационном представлении и дополнении к нему прокурор Ленинского района ЕАО Я. просит приговор отменить, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушением уголовно-процессуального закон и неправильным применением уголовного закона.

В обоснование своих доводов указывает, что в приговоре суда, в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, не раскрыт умысел и мотив совершения преступления П.К.. А в нарушение положений ч. 4 ст. 302 УПК РФ, суд не проверил версию П.К. о его невиновности и возможности совершения преступления другим лицом. Поскольку при допросе свидетеля Л., суд не выяснил обстоятельства посещения квартиры другими лицами.

Также полагает, что суд необоснованно указал во вводной части приговора на судимости П.К. от 05.09.2002 и 19.07.2004, которые, по мнению прокурора, в силу п. «в» ч.3 ст. 86 УК РФ были погашены через три года после освобождения П.К. 27 августа 2007 года. Поскольку он был судим по указанным приговорам лишь за преступления небольшой и средней тяжести.

Безосновательно признал суд в качестве смягчающего наказание обстоятельства и наличие у П.К. на иждивении больной матери, поскольку представленными материалами по делу этот довод не нашёл своего подтверждения.

В нарушение положений п. 5 ч. 4 ст. 47 и ч. 1 ст. 267 УПК РФ, суд первой инстанции не разъяснил подсудимому его право заявлять отвод государственному обвинителю М., которая вступила в дело 03.09.2012 года. Соответствен, подсудимому не было предоставлено право высказать своё мнение относительно возможности участия данного государственного обвинителя по этому уголовному делу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалобы и представления, судебная коллегия считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а сам приговор постановлен с грубым нарушением уголовно-процессуального закона, поэтому подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст.ст. 302 ч. 4 и 307 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется судом при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств. При этом описательно- мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать не только доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, но и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

При этом, с учётом положений п.п. 2-4 Постановления № 1 от 29.04.1996г. (в редакции от 06.02.2007г.) Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре», следует иметь в виду, что фактические данные, содержащиеся в оглашённых показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании. Также суду надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. И кроме того, должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

На основании требований ч. 2 ст. 77 УПК РФ, признание обвиняемым (подсудимым) своей вины, может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. Соответственно, такое признание не может служить основанием для постановления обвинительного приговора при отсутствии совокупности доказательств вины подсудимого в совершении инкриминируемого ему преступления.

Из постановленного судом первой инстанции приговора следует, что в обоснование вины П.К. суд положил его признание на предварительном следствии в виде его явки с повинной и протоколов допроса (л.д. 30-31, 35-37, 48-50, 40-45).

Помимо них, судом приведены в качестве доказательств вины П.К. показания свидетелей Ч., С.,, Л., Щ., В. из содержания которых следует, что они не были очевидцами преступления и не сообщили суду иных данных, свидетельствующих о причастности П.К. к хищению имущества Б..

Вместе с тем, судом не дано оценки показаниям потерпевшей Б., данным в судебном заседании:

- что в мае 2012 года она в своём огороде в траве нашла обе печных плиты, о хищении которых ранее сообщила в полицию;

- что в феврале 2012 года, несмотря на переезд к сестре, в связи отсутствием средств на отопление своей квартиры, она оставила в этой квартире указанные продукты питания, имея при этом на иждивении двух малолетних детей и ежемесячный доход на свою семью в размере 600 рублей;

- и о том, что она высказала подозрение в совершении у неё кражи имущества именно П.К. лишь потому, что он ранее судимый, недавно освободился из мест лишения свободы и бывал у неё в гостях.

Как не было дано судом оценки и показаниям подсудимого о наличии в доме у потерпевшей иных ценных вещей, оставшихся нетронутыми - телевизора и стиральной машинки, а также о том, что его отпечатки пальцев в квартире у Б. могли быть оставлены им ещё до того, как Б. переехала к сестре. Поскольку он неоднократно бывал у неё дома до этого.

При таких обстоятельствах, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела выводы суда о том, что и показания потерпевшей и все письменные доказательства, приведенные в приговоре (протоколы осмотра места происшествия, получения образцов для сравнительного исследования и заключение дактилоскопической экспертизы), являются доказательствами вины П.К. в инкриминируемом ему преступлении.

Кроме того, с учётом заявления П.К. и его доводов в судебном заседании о своей невиновности в инкриминируемом ему преступлении, суд первой инстанции, отвергая эту версию подсудимого о том, сослался лишь на тот факт, что она опровергается показаниями самого же П.К., данными в ходе предварительного следствия. Тем самым, суд фактически не выяснил причину этих противоречий в показаниях подсудимого, не проверил их надлежащим образом, не дав соответствующей оценки, тем самым не устранил сомнения в виновности подсудимого.

В том числе, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не было проверено или установлено наличие реальной возможности у П.К. похитить указанные две печные плиты вместе с продуктами питания путем их переноса в мешке на определенное расстояние. Учитывая при этом, как размеры соответствующих мешка и плиты, так и вес печной плиты, который составляет от 20,5 до 32кг. (т.е. не были устранены сомнения в самой возможности поместить в мешок эти плиты, а также поднять и перенести всё похищенное именно П.К., с учётом обстоятельств, изложенных в его признательных показаниях).

Соглашается судебная коллегия и с доводами кассационного представления о нарушении судом права на защиту подсудимого, выразившееся в нарушении им требований ст.ст. 267 ч. 1 и п. 5 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, при участии в судебном заседании 03 сентября 2012 года государственного обвинителя М. Поскольку из протокола судебного заседания следует, что право её отвода не было разъяснено П.К., как не было выслушано и мнение подсудимого о возможности участия этого обвинителя в судебном заседании.

А также с доводами кассационного представления в той части, что судом не было дано оценки показаниям свидетеля Л., который указал, что в квартиру Б., которую он назвал «блат-хатой», постоянно ходит народ. Таким образом, суд не проверил заявление данного свидетеля о том, что в указанную квартиру имело свободный доступ неограниченное количество лиц определённой социальной прослойки и соответственно доводы потерпевшей о том, что ещё накануне кражи, т.е. 06.03.2012, в её квартире находились и две печные плиты, и указанные ею продукты питания. Поскольку в материалах дела иных данных подтверждающих это обстоятельство представлено не было.

При повторном рассмотрении уголовного дела суду необходимо устранить указанные нарушения закона. А также проверить и дать надлежащую оценку как доводам, изложенным в кассационных жалобе и представлении, так и представленным в судебном заседании доказательствам по делу с точки зрения их достоверности и допустимости, а всем исследованным доказательствам в совокупности - достаточности для правильного разрешения уголовного дела.

Отменяя приговор, судебная коллегия учитывает, что подсудимый отбывает наказание в виде лишения свободы по другому приговору суда, вступившему в законную силу. А по настоящему уголовному делу до вынесения приговора в отношении П.К. была избрана подписка о невыезде и надлежащем поведении, которая, соответственно, и после отмены указанного приговора подлежит избранию в отношении П.К.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Ленинского районного суда от 05 сентября 2012 год, в отношении П.К. отменить, направить дело на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иному судье.

Изменить П.К. меру пресечения с заключения под стражу на подписку о невыезде и надлежащем поведении, освободив его по данному делу из-под стражи немедленно.

Кассационное представление прокурора Ленинского района ЕАО Я. и кассационную жалобу осуждённого П.К. считать удовлетворёнными частично.

Председательствующий Е.В. Пышкина

судьи Д.А. Добробабин

Л.Д. Спицына



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-643
Принявший орган: Суд Еврейской автономной области
Дата принятия: 20 ноября 2012

Поиск в тексте