• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ БРЯНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 25 апреля 2013 года
 

Судебная коллегия по гражданским делам Брянского областного суда в составе:

председательствующего: Зубковой Т.И.

судей областного суда: Кравцовой Г.В., Сокова А.В.

при секретаре: Милица Н.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании 25 апреля 2013 года по докладу судьи облсуда Зубковой Т.И. дело по апелляционной жалобе представителя ФИО1 - ФИО5 на решение Советского районного суда г. Брянска от 14 февраля 2013 года по делу по иску ФИО1 к ООО «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения, неустойки, и встречному иску ООО «Росгосстрах» к ФИО1 о признании договора страхования недействительным, взыскании судебных расходов,

УСТАНОВИЛА:

ФИО1 обратился в суд с указанным иском, ссылаясь на то, что он является собственником 2/3 доли в праве общей долевой собственности жилого ... в ... , другая 1/3 доля в праве общей долевой указанного жилого дома принадлежит ФИО4

21.01.2011 г. между ним ООО «Росгосстрах» был заключен договор добровольного страхования дома на сумму 1950806 руб. и уплачен страховой взнос в размере 19508 руб. Срок действия договора с 22.01 2011 г. по21.01.2012 г.

30.10.2011 г. в результате умышленного поджога дом сгорел и он обратился к ответчику за выплатой страхового возмещения, но до настоящего времени страховая сумма не выплачена.

Просил суд взыскать страховое возмещение, неустойку и штраф по закону о Защите прав потребителей.

ООО «Росгосстрах» заявило встречные требования о признании заключенного договора недействительным, т.к. ФИО1 были сообщены заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих значение для определения вероятности наступления страхового случая и размере страхового риска: о доле в праве собственности на строение, годе его постройки, площади и внутренней отделке.

Решением Советского районного суда г. Брянска от 14 февраля 2013 г. в удовлетворении основного иска отказано. Встречный иск удовлетворен, суд признал недействительным договор имущественного страхования, заключенный между ООО «Росгосстрах» и ФИО1, взыскал с него судебные расходы по оплате госпошлины в сумме 2000 рублей.

В апелляционной жалобе представитель ФИО1 ФИО5просит решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным, принятым с нарушением норм материального и процессуального права. Полагает, что факт сообщения страхователем заведомо ложных сведений не доказан. Все правоустанавливающие документы были предоставлены в страховую компанию, Представитель страховой компании производил экспресс-оценку строения, осматривал и определил его стоимость.

В суде апелляционной инстанции ФИО1 и его представитель ФИО5 поддержали жалобу и просили отменить решение суда по ее доводам, представитель ООО «Росгосстрах» ФИО6 полагал решение суда законным и не подлежащим отмене.

Заслушав доклад по делу судьи облсуда Зубковой Т.И., выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено, что ФИО1 является собственником 2/3 доли в праве общей долевой собственности жилого дома и земельного участка 128 по ... в ... , на основании договора дарения от 05.04.2010 г.

Собственником другой 1/3 доли в праве общей долевой собственности жилого дома является ФИО7

21.01.2011 между ФИО1 и ООО «Росгосстрах» заключен договор добровольного страхования указанного строения по первому варианту («полный пакет рисков») с учетом расширения ответственности страховщика за события, перечисленные в п. 3.10.5 Правил № 167 в действующей редакции, в том числе от пожара. Факт заключения договора подтверждается полисом сер. 3070 № от ... (т.1 л.д. 10)

30.10.2011 г. произошел пожар строения в результате умышленного поджога, уголовное дело приостановлено по п.1 ч.1 ст. 208 УПК РФ.

Отказывая в удовлетворении иска ФИО1 и удовлетворяя встречные исковые требования страховой компании о признании договора недействительным, суд исходил из того, что при заключении договора имущественного страхования дома ФИО1 были сообщены заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения о страхуемом имуществе, которые повлияли бы на определенный сторонами размер страховой суммы, действительную стоимость застрахованного строения, размер возможных убытков, и что ФИО1, заключая договор, не имел интереса в сохранении застрахованного имущества, а именно дом на момент страхования являлся нежилым, ФИО1 было известно о том, что дом находится у него и ФИО7 в долевой собственности. Сообщенные сведения ФИО1 о годе постройки - 2010 г., площади строения - 90,0 кв.м, улучшенной внутренней отделке дома не подтверждены.

Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Согласно ст. 942 ГК РФ при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение: об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования; о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая); о размере страховой суммы; о сроке действия договора.

Среди обязанностей страхователя по договору страхования закон выделяет обязанность сообщить страховщику известные страхователю на момент заключения договора страхования обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства неизвестны и не должны быть известны страховщику (пункт 1 статьи 944 ГК РФ).

Неисполнение этой обязанности в силу пункта 3 статьи 944 ГК РФ может повлечь предусмотренные пунктом 1 статьи 179 указанного Кодекса последствия.

При разрешении споров данной категории обязательным условием для применения нормы о недействительности сделки является наличие умысла страхователя, направленного на сокрытие обстоятельств или предоставление ложных сведений, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления.

ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня существенных обстоятельств, лишь указывает на то, что таковыми признаются обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе (абзац второй пункта 1 статьи 944).

Таким образом, непредставление страховщику указанной информации в результате небрежности страхователя само по себе не может повлечь за собой признание договора страхования недействительным.

Согласно статье 56 ГПК Российской Федерации каждое лицо, участвующее в процессе, обязано доказать наличие тех обстоятельств, на которые оно ссылается в обоснование своих требований или возражений.

Обязанность доказывания наличия прямого умысла страхователя при сообщении страховщику заведомо ложных сведений лежит на страховщике.

Заявления- анкеты на страхование, применительно к правилам статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации, истцом не заполнялось.

Как пояснила в суде первой инстанции страховой агент, она выезжала на осмотр дома без истца, где сделала вывод о соответствии дома стоимости, году постройки, но по существу произвела оценку чужого строения, а не старого дома, принадлежащего истцу (протокол т.1 л.д. 80). Страховщик каких-либо дополнительных сведений об объекте страхования не запрашивал, и страховой агент, и истец подтвердили, что документы о принадлежности дома не истребовали, и страховщик не воспользовался своим правом проверить состояние страхуемого имущества, а также достаточность представленных страхователем сведений.

При этом неисполнение страховщиком обязанности проверять наличие и характер страхуемого интереса и не использование права на осмотр имущества с целью идентификации его со страхуемым имуществом лишает страховщика возможности ссылаться на несоответствие объекта страхования. Подписание ответчиком договора страхования свидетельствует о том, что страховщик принял сведения, содержащиеся в устном заявлении истца на заключение договора страхования, а также представленных истцом дополнительных документов относительно объекта страхования как достаточные и допустимые.

Таким образом, действия при страховании и определении страховой стоимости относятся к компетенции страховщика, а не страхователя.

Ссылки страховой компании на то, что в договоре площадь территории страхования определена в размере 90 кв. м, а площадь сгоревшего объекта - 48 кв. м, не принимаются во внимание, поскольку из представленных в материалы дела доказательств следует, что истцом производился капитальный ремонт дома, что подтверждено показаниями свидетелей, оснований для признания их недостоверными судебная коллегия не находит, так же из справки БТИ видно, что внешнему периметру часть дома, принадлежащая истцу составляет 104,2 кв.м. Согласно показаниям допрошенной в ходе судебного разбирательства в качестве свидетеля сотрудницы ООО «Росгосстрах», заключившей указанный договор имущественного страхования жилого дома, договор и бланк описания строений заполнялись ею собственноручно.

Исходя из изложенного, нельзя сделать однозначного вывода о том, что страхователь при заключении договора страхования умышленно сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в пункте 1 статьи 944 ГК РФ, а также о том, что данные страхователя являются ложными. Кроме того, риск последствий заключения договора без соответствующей проверки состояния предмета страхования лежит на страховщике. Сомнения относительно достоверности представленных страхователем сведений о действительной стоимости застрахованного имущества возникли у страховщика только после наступления страхового случая.

Вывод суда о том, что сгоревший дом являлся нежилым строением, необоснован, данное строение нежилым не признавалось и не может быть признано таковым только по причине не проживания в нем собственника или иных лиц, а так же отсутствия договора с энергоснабжающей организацией и отсутствием газового оборудования, тем более, что в доме имелось печное отопление.

Таким образом, при заключении договора страхования стороны достигли соглашения о стоимости в размере строения в сумме 1950806 рублей, определив ее равной страховой сумме и определив размер страховой премии исходя из этой суммы. При этом ответчиком в порядке ст. 56 ГПК РФ не представлено доказательств наличия обстоятельств, которые в силу ст. 948 Гражданского кодекса РФ позволяют впоследствии страховщику оспорить страховую стоимость имущества, указанную в договоре страхования (умысла со стороны истца на введение ответчика в заблуждение).

Судебная коллегия не может принять отчет о стоимости строения, представленный страховой компанией, т.к. он произведен на основании документов БТИ за 2008 г., без учета ремонтных работ произведенных истцом, и носит рекомендательный характер.

Таким образом, решение суда в части отказа в удовлетворении иска ФИО1 о взыскании страхового возмещения и удовлетворении иска ООО «Росгосстрах» к ФИО1 о признании недействительным договора страхования не может быть признано законным и подлежит отмене.

Судебная коллегия полагает возможным удовлетворить исковые требования ФИО1 и взыскать в его пользу с ООО «Росгосстрах» страховое возмещение, исходя из доли его собственности ( 2/3) в размере 1300537 руб.33 копейки.

В удовлетворении встречных исковых требований ООО «Росгосстрах» о признании недействительным договора страхования отказать.

Рассматривая решение суда в части взыскания неустойки и штрафа с ООО «Росгосстрах», судебная коллегия полагает решение суда законным и не подлежащим отмене, поскольку суд обоснованно отказал в удовлетворении данных требований.

Согласно п.2. Постановления Пленума Верховного Суда РФ « О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» от 28.12. 2012 г. если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 - 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

Закон Российской Федерации "Об организации страхового дела в Российской Федерации" и глава 48 "Страхование" ГК Российской Федерации, не предусматривает ответственность за нарушение условий договора страхования.

Между тем при просрочке в выплате страхового возмещения в качестве общего правила может применяться норма статьи 395 ГК Российской Федерации, устанавливающая ответственность за неисполнение денежного обязательства в виде процентов годовых, однако таких исковых требований истцом заявлено не было и судебная коллегия не считает возможным выйти за пределы исковых требований.

Решение суда в указанной выше части не подлежит отмене.

Руководствуясь ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда г. Брянска от 14 февраля 2013 года отменить в части отказа в удовлетворении иска ФИО1 о взыскании страхового возмещения и удовлетворении иска ООО «Росгосстрах» к ФИО1 о признании недействительным договора страхования, вынести новое решение.

Исковые требования ФИО1 о взыскании страхового возмещения удовлетворить частично.

Взыскать с ООО « Росгосстрах» в пользу ФИО1 страховое возмещение в сумме 1 300 537 руб.33 коп.

В удовлетворении встречных исковых требований ООО «Росгосстрах» к ФИО1 о признании договора страхования недействительным, взыскании судебных расходов отказать.

Взыскать с ООО «Росгосстрах» государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 19702 рубля 69 копеек.

В остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий Т.И.Зубкова

Судьи областного суда Г.В.Кравцова

А.В.Соков




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Брянский областной суд
Дата принятия: 25 апреля 2013

Поиск в тексте