• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 20 марта 2012 года Дело N 33-3094/2012
 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Волковой Я.Ю., судей Семерневой Е.С., Гайдук А.А., при секретаре Смущенко С.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 20.03.2012 гражданское дело по иску Маракшиной Е.М., Маракшина В.В., Григорьева С.В., Григорьевой С.М. к ОАО «Е.» о признании незаконными условий договора, взыскании комиссии, процентов за пользование чужими денежными средствами, сумм страховых премий, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе представителя ответчика ОАО «Е.» - Бичурина С.А. на решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 19.01.1012.

Заслушав доклад судьи Волковой Я.Ю., объяснения представителя ответчика Бичурина С.А. (по доверенности от 10.01.2012), поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя истцов Поповой Ю.Е. (по доверенности от 28.07.2011), возражавшей относительно доводов жалобы, судебная коллегия

установила:

Маракшина Е.М., Маракшин В.В., Григорьев С.В., Григорьева С.М. обратились в суд с вышеуказанным иском. В обоснование иска указали, что между ними и ответчиком ( / / ) заключен кредитный договор №..., по условиям которого им предоставлен кредит в сумме ... сроком на 242 месяца для приобретения квартиры. За предоставление кредита истцом Маракшиной Е.М. оплачена ответчику комиссия в сумме ..., а также истцами Маракшиной и Григорьевыми заключены договоры комплексного ипотечного страхования с ОАО «А.», согласованным с Банком, от рисков причинения вреда жизни и потери трудоспособности истцам на срок действия кредитного договора, с указанием выгодоприобретателя - ОАО «Е.». По мнению истцов, условия кредитного договора в части взимания комиссии за выдачу кредита и обязанности по заключению со страховщиком договоров страхования жизни от рисков причинения вреда жизни и потери трудоспособности заемщиков являются недействительными, поскольку не соответствуют нормам гражданского законодательства и законодательству в области защиты прав потребителей, нарушают их права потребителей банковской услуги. Страхование является навязанной им услугой, без которой выдача кредита не производилась ответчиком. Истцы просили признать недействительными условия кредитного договора о взимании комиссии за выдачу кредита (пункт 2.1 договора), условия о возложении на заемщиков обязанности страховать за свой счет риски причинения вреда жизни и трудоспособности (п. 4.1.7,подп. 3, 4, 5), взыскать с ответчика в пользу Маракшиной Е.М. комиссию за выдачу кредита в сумме ...., проценты за пользование чужими денежными средствами ..., начисленные на сумму данной комиссии, взыскать в пользу каждого из истцов уплаченные страховые премии (в пользу Маракшиной Е.М. - ...., Григорьевой С.М. - ...., Григорьева С.В. - ....), взыскать компенсацию морального вреда в пользу Маракшиной Е.М. - ..., Маракшина В.В. - ..., Григорьева С.В. - ..., Григорьевой С.М. - ....

Представитель ответчика иск не признал, полагая требования необоснованными как по существу, так и не подлежащими удовлетворению в связи с пропуском срока исковой давности. Настаивал на том, что оспариваемые истцами условия кредитного договора закону не противоречат. Договоры страхования заключались истцами с ОАО «А.», премию оплачивали истцы также ОАО «А.», а потому банк не может быть надлежащим ответчиком по иску, в котором ставится вопрос о взыскании сумм страховых премий. Пояснил, что права по закладной в настоящее время переданы ЗАО «К.».

Представители третьих лиц ЗАО «К.», ОАО «А.» в судебное заседание не явились, позицию по иску не высказали.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 19.01.2011 исковые требования удовлетворены частично. Судом постановлено: признать недействительными пункты 2.1, 4.1.7 кредитного договора №..., заключенного ( / / ) между Маракшиной Е.М., Маракшиным В.В., Григорьевым С.В., Григорьевой С.М. и ОАО «Е.»; применить последствия недействительности ничтожной сделки в части и взыскать с ОАО «Е.» в пользу Маракшиной Е.М. денежные средства, уплаченные в счет страхования рисков причинения вреда жизни и потери трудоспособности - ..., в качестве компенсации морального вреда ...; применить последствия недействительности ничтожной сделки в части и взыскать с ОАО «Е.» в пользу Григорьева С.В. денежные средства, уплаченные в счет страхования рисков причинения вреда жизни и потери трудоспособности - ..., в качестве компенсации морального вреда ...; применить последствия недействительности ничтожной сделки в части и взыскать с ОАО «Е.» в пользу Григорьевой С.М. денежные средства, уплаченные в счет страхования рисков причинения вреда жизни и потери трудоспособности - ..., в качестве компенсации морального вреда ...; взыскать с ОАО «Е.» в пользу Маракшина В.В. в качестве компенсации морального вреда ..., в возмещение расходов на оплату услуг представителя - ..., расходов на нотариальное удостоверение доверенности ...; в удовлетворении остальной части иска - отказать; взыскать с ОАО «Е.» в доход государства госпошлину - ....

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, представитель ответчика ОАО «Е.» Бичурин С.А. в апелляционной жалобе просит решение суда отменить, приняв по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказать. Ссылается на нарушение судом норм материального и процессуального права, указывая, что надлежащим ответчиком по требованию о взыскании страховых премий в виде применения последствий недействительности сделки (двусторонней реституции) является ОАО «А.», поскольку ОАО «Е.» не получал от истцов страховые взносы. Указывает на то, что истцами были заключены договоры страхования с ОАО «А.», которые не оспорены, и при наступлении страхового случая обязательства по договорам будут исполняться ОАО «А.». Также указывает на несогласие с решением суда в части взыскания судебных расходов, поскольку истцами не представлено доказательств понесенных расходов. Считает, что судом необоснованно удовлетворены требования истцов о взыскании морального вреда, поскольку страховые взносы оплачены истцами в добровольном порядке, не в рамках кредитного договора.

Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Решение суда оспаривается по существу только в части удовлетворения исковых требований, поэтому и проверяется судебной коллегией лишь в названной части.

Частично удовлетворяя иск, суд указал на недействительность условия кредитного договора об обязанности заемщиков заключить договоры страхования жизни и трудоспособности, придя к выводу о навязанной банком истцам услуге по страхованию, без которой получение кредита было бы невозможным. При этом суд указал на несоответствие указанного условия договора (п.4.1.7) положениям ст. 16 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей".

Судебная коллегия с таким выводом суда согласиться не может ввиду следующего.

Из кредитного договора сторон спора следует, что личное и имущественное страхование, предусмотренное п. 4.1.7 настоящего договора, является обеспечением обязательства заемщика по кредитному договору (п. 1.4.1 кредитного договора). Указанное условие договора истцами не оспаривалось, недействительным не признано.

В силу п. 1 ст. 329 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

В точном соответствии с данной нормой стороны спора установили в договоре такой способ обеспечения кредитного обязательства как личное страхование заемщиков. Пункт 1.4.2 кредитного договора, предусматривающий такой способ обеспечения обязательства, не оспорен, недействительным не признан. Более того, истцы не оспаривали свою обязанность по заключению договора имущественного страхования, что также указано в качестве обеспечения исполнения кредитного обязательства. Изложенное подтверждает согласие истцов с условием обеспечения основного обязательства посредством страхования.

Условие договора о личном страховании, вопреки изложенной в иске позиции истцов, не свидетельствует об обязательном страховании жизни и здоровья, поскольку обязанность страховать свою жизнь и здоровье возложена на граждан не законом (п. 2 ст. 935 Гражданского кодекса Российской Федерации), такое обязательство они приняли на себя в договорном порядке, что закону не противоречит (п. 1 ст. 927 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключение договора.

Обстоятельства дела свидетельствуют о том, что навязывания услуги страхования при выдаче кредита не было.

В силу п. 1 ст. 16 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.

Условие договора об обеспечении кредитного обязательства личным страхованием заемщиков не противоречит каким бы то ни было правилам, установленным законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, а потому оснований для признания этого условия недействительным у суда не имелось.

Согласно п. 2 ст. 16 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.

Заявляя требование о признании условия договора о личном страховании недействительным (со ссылкой на данную норму права), истцы, полагая свои права потребителей нарушенными, должны были доказать невозможность кредитования без обязательного страхования. Однако таких доказательств материалы дела не содержат. Из объяснений представителя ответчика в суде апелляционной инстанции следует, что банк осуществляет кредитование и без обеспечения в виде личного страхования, но при этом изменяется (увеличивается) процентная ставка по кредиту, изменяется срок кредитования. Доказательств невозможности получения истцами кредита на иных условиях и без обеспечения в виде страхования материалы дела не содержат. Содержащееся в п. 1.4.1 кредитного договора условие о предварительном предоставлении истцами обеспечения в виде личного страхования само по себе не подтверждает доводы истцов, т.к. свидетельствует о достигнутой банком и заемщиками договоренности о способах обеспечения основного обязательства при предоставлении кредита именно на данных условиях.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что при заключении кредитного договора, условия которого предусматривают наличие дополнительного обеспечения в виде страхования жизни и здоровья, истцы воспользовались правом объективной возможности выбора варианта кредитования. Более того, в соответствии с вышеприведенными условиями кредитного договора истцы имели право выбора страховой организации по своему усмотрению, а потому выдача кредита не была обусловлена необходимостью получением услуги по страхованию у конкретного страховщика. Доказательств обратного истцами не представлено.

Заемщиками были заключены договоры с ОАО «А.». Поскольку стороны свободны в заключении договора, данное условие договора закону не противоречит.

Как следует из материалов дела, договоры страхования жизни заключены Григорьевым С.В., Григорьевой С.М., Маракшиной Е.М. с ОАО «А.», по этим договорам названными лицами произведена оплата страховой премии. Указанные денежные средства уплачены непосредственно страховщику, который стороной по кредитному договору не является. При этом указанные договоры истцами не оспаривались, обязательства по этим договорам исполняются, при наступлении страхового случая истцы вправе будут претендовать на перечисление страховой выплаты выгодоприобретателю (банку) и реализацию своего имущественного интереса (в частности, по оплате задолженности по кредиту за счет страховой выплаты). Данные обстоятельства истцами не оспаривались.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что правовых оснований для удовлетворения исковых требований в части признания недействительными условий кредитного договора о возложении на заемщиков обязанности предоставить кредитору договор страхования и взыскании с кредитора уплаченной страховщикам страховой премии не имеется. Нарушений норм п.п. 1, 2 ст. 16 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" ответчиком не допущено, оснований для взыскания с банка денежной суммы в возмещение убытков в виде уплаченной части страховой премии нет.

При этом судебная коллегия отмечает, что суд, удовлетворяя требования о взыскании части страховой премии, в резолютивной части решения указал на применение последствий недействительности ничтожной части сделки (ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации). В данной ситуации ответчик (банк) не получал от истцов страховые премии (они были уплачены страховщику в рамках самостоятельных договоров страхования), а потому оснований для взыскания в порядке двусторонней реституции с банка этих денежных средств у суда в любом случае не было.

При таких обстоятельствах решение суда в части признания недействительным п. 4.1.7 кредитного договора №..., заключенного ( / / ) между Маракшиной Е.М., Маракшиным В.В., Григорьевым С.В., Григорьевой С.М. и ОАО «Е.», применения последствий недействительности ничтожной сделки в части и взыскании с ОАО «Е.» в пользу истцов денежных средств, оплаченных в качестве страховой премии, подлежит отмене по п. 3 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении данных требований.

Требования о компенсации морального вреда, причиненного истцам как потребителям (со ссылкой на нарушение имущественных прав), являются производными от требований о применении последствий недействительности части сделок. Поскольку судом отказано в удовлетворении иска о применении последствий недействительности условия о единовременной комиссии при выдаче кредита по мотиву пропуска срока исковой давности, на требование о компенсации морального вреда вследствие незаконного взимания комиссии при выдаче кредита также распространяется срок исковой давности (п. 7 Постановлении Пленума от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда"), данное требование не подлежало удовлетворению. Учитывая, что судебной коллегией признаны неправомерными требования о взыскании уплаченных страховых премий (по мотиву законности условия договора об обеспечении кредита личным страхованием истцов), оснований для взыскания компенсации морального вреда также не имеется, поскольку компенсация морального вреда взыскивается лишь при виновном нарушении имущественных прав потребителей (ст. 15 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей"), а такого нарушения в этом случае не допущено.

Таким образом, решение суда в части взыскания компенсации морального вреда подлежит отмене по п. 3 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении требований.

Не имеется правовых оснований и для взыскания госпошлины и возмещения истцам расходов по оплате услуг представителя, удостоверению доверенности, поскольку иск в полном объеме оставлен без удовлетворения (ч. 1 ст. 103, ч. 1 ст. 98, ч. 1 ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение суда в части взыскания с ответчика суммы в оплату услуг представителя, возмещение расходов по удостоверению доверенности и взыскания госпошлины подлежит отмене с вынесением в этой части нового решения об отказе во взыскании названных сумм.

В остальной части решение суда никем не обжаловано, а потому при проверке решения суда в пределах доводов жалобы не имеется оснований для оценки решения в необжалуемой части.

Руководствуясь п. 2 абз. 1 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 19.01.2012 отменить в части удовлетворения исковых требований Маракшиной Е.М., Маракшина В.В., Григорьева С.В., Григорьевой С.М. к ОАО «Е.» о признании недействительным пункта 4.1.7 кредитного договора №..., применения последствий недействительности ничтожной сделки в части и взыскания с ОАО «Е.» в пользу Маракшиной Е.М. денежных средств, уплаченных в счет страхования рисков причинения вреда жизни и потери трудоспособности - ..., в качестве компенсации морального вреда ..., применения последствий недействительности ничтожной сделки в части и взыскания с ОАО «...» в пользу Григорьева С.В. уплаченных в счет страхования рисков причинения вреда жизни и потери трудоспособности - ..., в качестве компенсации морального вреда ..., применения последствий недействительности ничтожной сделки в части и взыскания с ОАО «Е.» в пользу Григорьевой С.М. денежных средств, уплаченных в счет страхования рисков причинения вреда жизни и потери трудоспособности - ..., в качестве компенсации морального вреда ..., взыскания с ОАО «Е.» в пользу Маракшина В.В. в качестве компенсации морального вреда ..., в возмещение расходов на оплату услуг представителя - ..., расходов на нотариальное удостоверение доверенности ..., взыскания с ОАО «Е.» в доход государства госпошлины - ....

Принять в этой части новое решение, которым в удовлетворении указанных исковых требований Маракшиной Е.М., Маракшина В.В., Григорьева С.В., Григорьевой С.М. к ОАО «Е.» - отказать.

В остальной части решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 19.01.2012 оставить без изменения.

Председательствующий:

Судьи:

Мотивированное определение составлено 20.03.2012.

...

...

...

...

...

...

...

...

...

...

...

...

...




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3094/2012
Принявший орган: Свердловский областной суд
Дата принятия: 20 марта 2012

Поиск в тексте