• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 17 марта 2011 года Дело N 33-3457/2011
 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Зинченко И.П.,

судей Чумак Г.Н.,

Калимуллиной Е.Р.

при секретаре Смирновой А.П. рассмотрела в открытом судебном заседании 17 марта 2011 года гражданское дело по иску Дубровина С.А. к Администрации Арамильского городского округа и Мартазовой Е.К, о внесении изменений в договор социального найма и признании Мартазовой Е.К. не приобретшей право пользования жилым помещением по кассационной жалобе Дубровина С.А. на решение Сысертского районного суда Свердловской области от 25 января 2011 года.

Заслушав доклад судьи Чумак Г.Н., объяснения Дубровина С.А. и его представителя Дубровиной А.С., действующей на основании доверенности от 23 сентября 2011 года, поддержавших доводы кассационной жалобы, Мартазовой Е.К., возражавшей относительно доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Дубровин С.А. обратился в суд с иском к Администрации Арамильского городского округа и Мартазовой Е.К. о внесении изменений в договор социального найма и признании Мартазовой Е.К. не приобретшей право пользования жилым помещением.

В обоснование своих требований указал, что 25 февраля 2010 года Арамильский городской округ заключил с ним договор социального найма жилого помещения, находящегося в муниципальной собственности: двух комнат в трехкомнатной квартире, жилой площадью 26,4 кв.м., расположенных по адресу: . . . для проживания в ней, с предоставлением за плату коммунальных услуг. При заключении договора социального найма жилого помещения в п. 1.3. договора было указано, что совместно с нанимателем в жилое помещение вселяется, как член семьи: племянница - Мартазова Е.К. Однако Мартазова Е.К. никогда не была членом семьи Дубровина С.А. Более того она совместно с нанимателем никогда не проживала, совместного хозяйства не вела.

Как указал истец, в настоящее время он имеет намерение воспользоваться своим правом на приватизацию предоставленных ему государством жилых помещений, однако наличие зарегистрированной в указанных жилых помещениях Мартазовой Е.К. препятствует ему в этом. Так же истец не согласен с условием договора социального найма жилого помещения о предоставлении права вселения в жилые помещения Мартазовой Е.К., не желает, чтобы вместе с ним имел право проживать и быть зарегистрированным посторонний для него человек.

Ответчик Мартазова Е.К. в судебном заседании иск не признала.

Суд, в отсутствие представителя Администрации Арамильского городского округа, постановил решение, которым в удовлетворении исковых требований Дубровина С.А. к Администрации Арамильского городского округа и Мартазовой Е.К. о внесении изменений в договор социального найма и признании Мартазовой Е.К. не приобретшей право пользования жилым помещением отказал.

С решением не согласился истец Дубровин С.А. и в кассационной жалобе просит решение суда отменить как незаконное, указывая на неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального права, настаивая на том, что ответчик не приобрела право пользования спорными жилыми комнатами.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Как видно из доводов искового заявления, истец фактически просит признать недействительным пункт п. 1.3 договора социального найма, в котором указано, что совместно с нанимателем в жилое помещение вселяется, как член семьи племянница - Мартазова Е.К., ссылаясь на от, что Мартазова Е.К. никогда не была членом семьи Дубровина С.А. По этим истец просил признать Мартазову Е.К. не приобретшей такое право в виду отсутствия у нее оснований для включения ее в договор социального найма, а не утратившей право пользования спорным жилым помещением в виду выезда на постоянное место жительство в другое жилое помещение (ответчик никогда в спорное жилое помещение не въезжала, соответственно никакого выезда и могло быть).

Вместе с тем, суд разрешил указанные требования исходя из того, что доказательств, свидетельствующих об отказе ответчицы от своих прав на спорную жилую площадь и выезде ее на другое постоянное место жительство, истцом не представлено и в материалах дела не имеется. При этом суд указал, что ответчик в период временного не проживания в квартире из-за конфликта не приобрела иного постоянного места жительства, не имеет иного жилья на праве собственности или по договору найма на момент разрешения спора. При этом, как указал суд, ответчик представила доказательства вынужденности и временного характера не проживания в спорной квартире в связи с тем, что истец злоупотреблял спиртными напитками.

Однако судебная коллегия не может согласится с данными выводами суда по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются (далее - нуждающиеся в жилых помещениях):

1) не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения;

2) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы;

3) проживающие в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям;

4) являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма, членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма или собственниками жилых помещений, членами семьи собственника жилого помещения, проживающими в квартире, занятой несколькими семьями, если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, и не имеющими иного жилого помещения, занимаемого по договору социального найма или принадлежащего на праве собственности. Перечень соответствующих заболеваний устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Как следует из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 02 июля 2009 года N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», основанием заключения договора социального найма является принятое с соблюдением требований Жилищного кодекса Российской Федерации решение органа местного самоуправления о предоставлении жилого помещения гражданину, состоящему на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении (части 3 и 4 статьи 57, статья 63 Жилищного кодекса Российской Федерации). Указанное решение может быть принято и иным уполномоченным органом в случаях, предусмотренных федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации (пункт 6 статьи 12, пункт 5 статьи 13, части 3, 4 статьи 49 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Вместе с тем Жилищный кодекс Российской Федерации не предусматривает оснований, порядка и последствий признания решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным.

В связи с этим судам следует исходить из того, что нарушение требований Жилищного кодекса Российской Федерации при принятии решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма с учетом положений пункта 2 части 3 статьи 11 ЖК РФ и части 4 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации может служить основанием для предъявления в судебном порядке требования о признании этого решения, а также заключенного на его основании договора социального найма недействительными и выселении проживающих в жилом помещении лиц.

Требования о признании недействительными решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма подлежат разрешению исходя из аналогии закона (часть 1 статьи 7 Жилищного кодекса Российской Федерации) применительно к правилам, установленным статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, о недействительности сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам, а также пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающим трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Суд вправе признать решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма недействительным, если будет установлено, что:

а) гражданами были предоставлены не соответствующие действительности сведения, послужившие основанием для принятия их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях (например, о составе семьи, об источниках и уровне доходов, а также об имуществе членов семьи, подлежащем налогообложению);

б) нарушены права других граждан на указанное жилое помещение (например, нарушена очередность предоставления жилого помещения);

в) совершены неправомерные действия должностными лицами при решении вопроса о предоставлении жилого помещения;

г) имели место иные нарушения порядка и условий предоставления жилых помещений по договору социального найма, предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента, законами субъекта Российской Федерации.

Поскольку недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и она недействительна с момента ее совершения (пункт 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации), то в случае признания недействительным решения о предоставлении гражданину жилого помещения по договору социального найма признается недействительным также и заключенный на основании данного решения договор социального найма, а лица, проживающие в жилом помещении, подлежат выселению из него в ранее занимаемое ими жилое помещение, а в случае невозможности выселения в ранее занимаемое жилое помещение им исходя из конкретных обстоятельств дела может быть предоставлено жилое помещение, аналогичное ранее занимаемому (пункт 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из представленных материалов усматривается, что решением Жилищной комиссии от 02 февраля 2010 года . . . семье Дубровина С.А. и Мартазовой Е.К. предоставлены две комнаты жилой площадью 26,4 кв.м., расположенные в квартире № . . . во вновь построенном жилом доме по адресу: . . . как гражданам, проживающим в аварийных домах.

Вместе с тем, из пояснений сторон следует, что ранее Дубровин С.А. проживал на условиях социального найма (по ордеру) в 2-х комнатах в 3-х комнатной квартире . . ., вместе с отцом - З., здесь же они оба были зарегистрированы, иных лиц имеющих право проживать либо быть зарегистрированными по указанному адресу не имелось. Затем в 1992 году, ввиду непригодности квартиры . . ., для проживания, Дубровина С.А. и З. переселили временно -на период капитального ремонта в комнату общежития по адресу: . . ., где они проживали, затем в 1993 году отец - З. умер, а Дубровин С.А. проживал вплоть до предоставления ему 2-х комнат в трехкомнатной квартире, расположенных по адресу . . . в 2010 году. Дом по адресу: г . . . сгорел в 1995 году.

Как утверждает истец, на момент предоставления Дубровину С.А. жилых помещений по адресу: . . ., никто не мог претендовать на вселение в предоставляемые жилые помещения, как переселяемый из сгоревших жилых помещений, так как совместно с Дубровиным С.А. на момент предоставления нового жилья никто не проживал и не был зарегистрирован.

При заключении договора . . . социального найма жилого помещения от 25 февраля 2010 года, по просьбе дальней родственницы Дубровина С.А. -Мартазовой Е.К. в п.1.3. договора было указано: «Совместно с нанимателем в жилое помещение вселяются следующие члены семьи: 1) племянница - Мартазова Е.К., ( / / ) (ограничений по праву нет)».

Однако, как указал истец, Мартазова Е.К. никогда не была членом его семьи, и в договоре содержится ложная информация. Более того данные граждане совместно никогда не проживали, совместного хозяйства не вели, являются друг другу дальними родственниками, и ранее практически не общались между собою. Судебного решения о признании гр. Мартазовой Е.К., членом семьи Дубровина С.А. не выносилось.

Кроме того, как следует из объяснений самой Мартазовой Е.К., она на момент предоставления спорных комнат состояла в зарегистрированном браке, и имеет детей, то есть являлась членом своей семьи.

Согласно ст. 69 Жилищного Кодекса Российской Федерации «к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а так же дети и родители данного нанимателя. Другие родственники признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке.

Ссылаясь на вышеизложенные обстоятельства и ст. 69 Жилищного Кодекса Российской Федерации, истец ставил вопрос о признании ответчика не приобретшей право пользования жилыми помещениями по адресу: . . . в связи с тем, что она и не имела право на предоставление ей как члену семьи нанимателя спорных жилых помещений.

Таким образом, суд не разрешил требования истца о признании недействительным п. 1.3. договора социального найма по существу и, соответственно, не исследовал обстоятельства включения ответчика в договор социального найма как члена семьи Дубровина С.А., решение жилищной комиссии от 02 февраля 2010 года . . . о предоставлении семье Дубровина жилого помещения не затребовал и не исследовал, разрешил требования в отсутствие представителя Администрации Арамильского городского округа, который, выступая в качестве представителя ответчика, обязан был представить суду документы, свидетельствующие о правомерности его действий по включению в договор социального найма Мартазову Е.К., не дал надлежащую оценку доводам истца и представленным им доказательствам, не предложил представить дополнительные доказательства, подтверждающие его требования.

Так как судебная коллегия не может устранить нарушений, допущенных судом первой инстанции, в силу ч. 3 ст. 361 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации, решение суда подлежит отмене с направлением дела в тот же суд на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует устранить указанные недостатки, правильно определить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, уточнить исковые требования истца и их основания, определить лиц, на которых может быть возложена обязанность по предоставлению доказательств. Добытым доказательствам дать оценку по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и в зависимости от установленного разрешить заявление в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.

Руководствуясь ст.ст. 361, 362, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Сысертского районного суда Свердловской области от 25 января 2011 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Председательствующий:  

Судьи:  




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3457/2011
Принявший орган: Свердловский областной суд
Дата принятия: 17 марта 2011

Поиск в тексте