• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 02 августа 2011 года Дело N 33-9603
 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе председательствующего Зарубина В.Ю.,

судей Романова Б.В., Колесниковой О.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 02 августа 2011 года гражданское дело по иску Кравченко А.Е. к Рябоконовой К.С., Литвиновой Е.А. о признании доверенности, договора купли-продажи недействительными и истребовании имущества из чужого незаконного владения, и по встречному иску ответчика Литвиновой Е.А. к Кравченко А.Е., Кочневу А.С., Рябоконовой К.С. о признании ее добросовестным приобретателем комнаты,

по кассационной жалобе Дейнеко Н.Г. представителя Литвиновой Е.А.

на решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28 апреля 2011года, которым постановлено: исковые требования Кравченко А.Е. к Рябоконовой К.С., Литвиновой Е.А. о признании доверенности, договора купли-продажи недействительными и истребовании имущества из чужого незаконного владения, удовлетворить.

Признать недействительной нотариально удостоверенную доверенность, выданную ( / / ) Кравченко А.Е. Кочневу А.С., а также признать недействительным договор купли-продажи комнаты жилой площадью 10,4 кв.м в квартире . . . от 11.04.2002г., заключенный между Кравченко А.Е. и Рябоконовой К.С.

Комнату жилой площадью 10,4 кв.м в квартире . . . истребовать у Литвиновой Е.А., передать в собственность Кравченко А.Е..

Взыскать с Рябоконовой К.С. в доход федерального бюджета государственную пошлину в сумме . . .

Взыскать с Литвиновой Е.А. в доход федерального бюджета государственную пошлину в сумме . . .

Встречный иск Литвиновой Е.А. к Кравченко А.Е., Рябоконовой К.С. о признании ее добросовестным приобретателем комнаты удовлетворить частично.

Признать Литвинову Е.А. добросовестным приобретателем комнаты жилой площадью 10,4 кв.м в квартире . . .

В иске Литвиновой Е.А. к Кочневу А.С. о признании ее добросовестным приобретателем комнаты отказать.

Взыскать в пользу Литвиновой Е.А. с Кравченко А.Е. расходы по оплате услуг представителя . . ., расходы по оплате государственной пошлины . . .

Заслушав доклад судьи Зарубина В.Ю., объяснение Литвиновой Е.А. и её представителя Дейнеко Н.Г., просившие решение отменить, объяснение Посашкова В.М. представителя Кравченко А.Е., просивший решение оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Кравченко А.Е. обратился в суд с иском к Рябоконовой К.С., Кочневу А.С., Литвиновой Е.А. о признании доверенности, договора купли-продажи недействительными и истребовании имущества из чужого незаконного владения.

В обоснование иска указал, что он является инвалидом второй группы, на протяжении длительного времени страдает психическим заболеванием, состоит на учете в психиатрической больнице, неоднократно находился на стационарном лечении в различных психиатрических больницах г.Екатеринбурга. 10.04.2002г. Кочнев А.С. воспользовавшись его болезненным состоянием, когда он не мог понимать значения своих действий и руководить ими, уговорил его выдать нотариальную доверенность на продажу принадлежащей истцу комнаты жилой площадью 10,4 кв.м в квартире . . .

11.04.2002г. Кочнев А.С., действуя от его имени, продал комнату Рябоконовой К.С. В дальнейшем Рябоконова К.С. продала комнату Литвиновой Е.А.

В соответствии со ст.177 ГК РФ просит признать недействительной нотариально удостоверенную доверенность, выданную 10.04.2002г. Кравченко А.Е. Кочневу А.С., признать недействительным договор купли-продажи комнаты жилой площадью 10,4 кв.м в квартире . . ., от 11.04.2002г., заключенный между Кравченко А.Е. и Рябоконовой К.С., истребовать у Литвиновой Е.А. комнату жилой площадью 10,4 кв.м в квартире . . . передать ее в собственность Кравченко А.Е.

Определением суда от 13.12.2010г. к участию в деле в качестве третьего лица привлечена нотариус Щетникова Н.Ю.

Определением суда от 24.12.2010г. принят отказ представителя истца/ответчика по встречному иску Кравченко А.Е. - Посашкова В.М., действующего по доверенности от ( / / ), от иска к Кочневу А.С.

Определением суда от 24.12.2010г. к участию в деле в качестве третьего лица привлечен Кочнев А.С.

Определением суда от 13.12.2010г. принято встречное исковое заявление Литвиновой Е.А. к Кравченко А.Е., Кочневу А.С., Рябоконовой К.С. о признании ее добросовестным приобретателем комнаты.

В обоснование встречного иска указано, что Литвинова Е.А. с 31.05.2006г. является единоличным собственником комнаты, площадью 10,4 кв.м, расположенной по адресу: . . ., на основании договора от 31.05.2006г., что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 7.06.2006г.

04.05.2006г. ее родители оформили кредитный договор для приобретения ей комнаты. После получения денежных средств, она обратилась в агентство недвижимости . . . для поиска и приобретения комнаты. Ей была подобрана комната, площадью 10,4 кв.м. в трехкомнатной квартире, расположенной по адресу: . . ., собственником которой являлась Рябоконова К.С. на основании договора от 11.04.2002г. На момент продажи ей комнаты зарегистрированное право собственности Рябоконовой К.С. в судебном порядке оспорено не было.

31.05.2006г. между Рябоконовой К.С. и ей заключен договор купли-продажи указанной комнаты, согласно которому спорное жилое помещение продано за . . ., уплаченных до подписания настоящего договора. На момент заключения данного догoвоpa спорная комната в споре не находилась, от прав третьих лиц была свободна.

С момента приобретения указанной комнаты по настоящее время она несет бремя содержания данного недвижимого имущества, своевременно и в полном объеме оплачивает коммунальные и иные услуги, производит текущий ремонт жилого помещения.

Просит признать ее добросовестным приобретателем спорного жилого помещения, взыскать с ответчиков в ее пользу солидарно судебные расходы на оплату услуг представителя в сумме . . .

В судебном заседании Посашков В.М. представитель Кравченко А.Е. на иске настаивал, встречный иск не признал, поддержал требования и доводы, изложенные в иске. Кроме того, истцом было заявлено ходатайство о восстановлении пропущенного срока исковой давности, поскольку как установлено судебной психолого-психиатрической экспертизой он страдает шизофренией параноидной формы. Обнаруживает качественные нарушения мыслительной деятельности. Его критические и прогностические способности не выполняют функции регуляции поведения.

В судебном заседании Дейнеко Н.Г. представитель Литвиновой Е.А., действующая по доверенности от ( / / ), поддержала доводы и требования, изложенные во встречном иске и дополнении к нему, а также доводы, изложенные в отзыве на первоначальный иск, в котором указала, что истцом не представлено доказательств, что на момент составления доверенности на продажу недвижимого имущества он не осознавал последствий своих действий и не мог руководить ими. Решение суда о признании его недееспособным отсутствует. О способности истца в момент выдачи доверенности руководить своими действиями свидетельствует тот факт, что дееспособность Кравченко А.Е. была проверена нотариусом. Нотариус разъяснил истцу последствия выдачи доверенности, и им не было отмечено никаких странностей в поведении истца. Кроме того, после совершения сделки истец оформил нотариальный отказ от претензий на комнату, где взял на себя обязательства не чинить препятствий во владении комнатой следующим ее владельцам. Способность писать связные и логически выверенные тексты также вступает в явное противоречие с утверждениями истца о том, что он якобы не мог понимать свои действия и руководить ими. Утверждение истца о неспособности руководить своими действиями опровергается тем обстоятельством, что в день совершения сделки Кравченко А.Е. был открыт вклад в банке, на который им были положены деньги, полученные от сделки купли-продажи комнаты. Факт получения денег, и грамотного распоряжения ими указывает на осознанное стремление получить прибыль от продажи комнаты. Более того, получив прибыль в виде процентов по завершению срока действия вклада, Кравченко А.Е. повторно положил деньги на более долгий и прибыльный вклад в этом же банке. Истец разумно управлял полученными денежными средствами в течение пяти лет после совершения оспариваемой ими сделки. Через 2 месяца после окончания действия второго вклада, истец самостоятельно снял деньги со своего расчетного счета в банке, что свидетельствует о том, что он осознавал факт продажи спорной комнаты. Считает, что истец уже в то время мог обратиться с исковым заявлением в суд, если бы считал сделку несправедливой, ничтожной и возвратить денежные средства по сделке. Сторонами не оспаривается, судом установлено, что Кравченко А.Е., после совершения сделки купли-продажи фактически проживал в Екатеринбурге. Однако, на протяжении восьми лет после оспариваемой истцом сделки, последний ни разу не вернулся в комнату, в которой он проживал, не обращался в правоохранительные органы за защитой нарушенного права.

Просит применить срок исковой давности, который по требованию о признании сделки недействительной составляет один год. Считает, что истцом не представлено уважительных причин пропуска срока исковой давности.

В судебном заседании третье лицо Кочнев А.С. с первоначальным иском не согласился, со встречным иском согласился, пояснив, что ответчик Рябоконова попросила его помочь ей в оформлении документов купли-продажи комнаты, найденной по объявлению Кравченко. Вместе с ней они посмотрели комнату, комната ее устроила, а также сумма . . . по эквиваленту в рублях. Кравченко был спокойный. Соседи говорили, что Кравченко живет в указанной комнате полгода, жалоб не поступало. Сомнений в его неадекватности у них не возникло. У Кравченко заканчивалось действие паспорта, поэтому они решили совершить сделку по доверенности от Кравченко, выданной ему. Кравченко пояснил, что хотел уезжать и поэтому продает комнату. 10.04.02г. Кравченко общался с нотариусом наедине и вышел с доверенностью, которая осталась у него. Вместе с Кравченко они проехали в банк . . . где Кравченко открыл счет. Он отдал деньги в сумме . . . по эквиваленту в рублях Кравченко, который их пересчитал, написал расписку в получении . . .. Кравченко получил деньги и положил их на счет в банк. Договор от 11.04.02г. он подписал по доверенности с Рябоконовой в УФРС. После этого, через 2 дня Кравченко передал ключи от квартиры Рябоконовой, забрал личные вещи и покинул комнату. После этого Кравченко не появлялся в данной комнате.

В судебном заседании Щетников Р.В.представитель третьего лица Щетниковой Н.Ю. с первоначальным иском не согласился, со встречным иском согласился, поддержал ходатайство о пропуске срока исковой давности, пояснив, что имеются достаточные достоверные доказательства, подтверждающие, что Кравченко осознавал свои действия при пропуске срока исковой давности. Справка из . . .» подтверждает открытие счетов, с 11.04.02г. были открыты и закрыты 3 счета. В течение года после продажи комнаты, Кравченко распоряжался полученными денежными средствами. Счета были открыты в долларах США, хотя как указал Кочнев, деньги были переданы в рублях. Кравченко был нормальным, вменяемым человеком по распоряжению своим жильем и стал невменяемым через 9 лет. В основу заключения эксперта была положена справка об инвалидности Кравченко, в деле есть доказательства, подтверждающие недостоверность этого документа, этот документ не выдавался на имя Кравченко. Оригинала этой справки истец не представил суду. Следовательно, заключение эксперта основано на недостоверных документах. В силу Постановления Пленума ВС РФ заключение для суда не является обязательным.

Истец, третье лицо Управление федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области в судебном заседание не явились, были извещены надлежащим образом.

Ответчик Рябоконова К.С. в судебное заседание не явилась, была извещена надлежащим образом.

Суд рассмотрел дело с участием лиц, явившихся в судебное заседание.

Судом постановлено вышеприведенное решение.

Литвинова Е.А и её представитель. Дейнеко Н.Г. просят решение отменить, считая его незаконным и необоснованным.

Проверив материалы дел, заслушав лиц, явившихся в судебное заседание, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене.

Удовлетворяя исковые требования Кравченко А. Е., суд исходил из того, что поскольку Кравченко А.Е. не мог понимать значение своих действий, отдавать им отчет и руководить ими, выданная им доверенность и соответственно сделка купли-продажи принадлежавшего ему жилья, имеют порок воли, то есть не отражают намерения Кравченко А.Е., что в соответствии со ст.177 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет необходимость признания недействительными доверенности от 10.04.2002г. и договора от 11.04.2002г.

В обоснование своих выводов суд сослался на заключение комиссии экспертов . . . от 09.03.2011 г. и консультативное заключение специалиста психолога С.

Такой вывод суда нельзя признать правильным.

В силу пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (части 1 - 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 195 ГПК Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Как видно из материалов дела, для выяснений вопросов требующих специальных познаний в области психологии и психиатрии судом в была назначена комплексная судебно - психолого - психиатрическая экспертиза, которая была проведена врачами психиатрами Е. П. и У, а так же психологом З.

Однако заключительная часть экспертизы подписана только экспертами - психиатрами, эксперт - психолог подписал только исследовательскую часть заключения, в которой сделал только вероятностный (предположительный) вывод относительно способности Кравченко адекватно и полно воспринимать реальность и согласно этому принимать решения (л.д. 224).

Действительно в силу ст. 82 ГПК Российской Федерации комплексная экспертиза поручается нескольким экспертам. По результатам проведенных исследований эксперты формулируют общий вывод об обстоятельствах и излагают его в заключении, которое подписывается всеми экспертами. Эксперты, которые не участвовали в формировании общего вывода или не согласны с ним, подписывают только свою исследовательскую часть.

Учитывая вышеприведенные правила ст. 82 ГПК Российской Федерации, суд должен был тщательно проанализировать заключение экспертизы и выяснить, почему эксперт - психолог сделал только вероятностный вывод, обсудить вопрос о его допросе и установить, что явилось результатом его отказа подписывать заключение в целом, в том числе и дополнительное заключение, связано ли это с его несогласием с категоричным выводом экспертов - психиатров или имеются другие причины, послужившие основанием в формировании общего вывода.

Данные процессуальные действия суда должны быть произведены для установления всех обстоятельств по делу, всестороннего и полного установления всех юридически значимых для дела фактов.

Суду следовало учесть, что в тех случаях, когда основанием иска является ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, экспертной оценке подлежит не только наличие или отсутствие каких-либо психических расстройств и определение степени его выраженности, но и состояние лица в момент заключения сделки, что подразумевает анализ не только клинических, но и психологических, соматогенных и социальных факторов, оказавших влияние на поведение лица в период совершения им юридически значимого акта, а этот анализ входит в компетенцию как экспертов-психиатров, так и экспертов-психологов в рамках комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Таким образом, исходя из спорных правоотношений, заявленных требований о признании сделок недействительными, основаниям иска (ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации), квалификация юридического критерия является совместной компетенцией этих специалистов. Поэтому с учетом конкретных обстоятельств по данному делу, не подписание в целом всеми экспертами заключение комплексной экспертизы в по невыясненным судом мотивам, не дает оснований для признания данной экспертизы как достаточного доказательства для признания сделок недействительными.

Кроме того, как видно из показаний допрошенного в судебном заседании эксперта психиатра он не смог ответить на часть поставленных перед ним вопросов, указывая на то, что ответы на поставленные вопросы являются компетенцией психолога.

Более того, эксперт психиатр в судебном заседании не отрицал то обстоятельство, что у Кравченко интеллект сохранен и после получения денежных средств он мог понимать и распоряжаться денежными средствами. Таким образом, Кравченко фактически сразу после продажи квартиры и получение денег мотивированно, целенаправленно, осознано совершает юридически значимые действия, понимая их значение, в том числе сделки по неоднократному открытию банковских счетов с иностранной валютой. Не обращено внимание суда и на то, что из медицинских документов, приобщенных к материалам дела следует, что на приеме у врача 12.02.2002, то есть практически перед заключением сделок Кравченко указывал на то, что намерен продать свое жилье, приобрести меньшее, то есть не только понимал, что производит отчуждение квартиры, но и намерено желал этого. Этим противоречивым обстоятельствам судом также не дана оценка, сравнение медицинских документов (доказательств) и выводов экспертизы судом не проводилось, хотя суд обязан был это сделать.

При исследовании экспертизы и её оценки как доказательства по делу необходимо было суду проверить и порядок её проведения.

Так, в соответствии с ч.3 статьи 18 Федерального закона № 73-ФЗ от 31 мая 2001года с последующими изменениями «О государственной судебной экспертной деятельности в Российской Федерации» в производстве судебной экспертизы в отношении живого лица не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал указанному лицу медицинскую помощь. Указанное ограничение действует также при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы.

Как следует из материалов дела, врач эксперт Филиппов И.Ю., который участвовал в проведении экспертизы, в судебном заседании указывал на то, что он уже проводил экспертизу в отношении Кравченко при иных обстоятельствах. Таким образом, суду следовало выяснить вопрос, не проводилось ли в отношении Кравченко этим врачом медицинской помощи и имеет ли он право на проведение и дачи заключения по данному делу.

Обстоятельства, касающиеся проверки законности экспертизы, как в части порядка её проведения, так и законности заключения экспертов и иных документов, отражающих результаты этой экспертизы, должны быть тщательно проверены судом. При этом суду необходимо проверить отвечает ли экспертиза требованиям объективности, всесторонности и полноты исследования (статьи 5, 8 ФЗ «О государственной судебной экспертной деятельности в Российской Федерации»).

Не учтено судом и то, что соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении", заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Консультативное заключение специалиста психолога С. на которое сослался суд в решении, по существу является только справкой, однако и этому документу судом не дано надлежащей оценки.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела сделки связанные с отчуждением спорного жилого помещения произведены в апреле 2002года, исковое заявление подано в суд в октябре 2010года, то есть по истечении 8 лет.

Ответчик указывал на применения срока исковой давности.

Суд, принимая решение о восстановлении срока исковой давности, указал на то, что из дополнения к экспертному заключению . . . от 09.03.2011г. следует, что в период с 11.04.2002г. по настоящее время Кравченко А.Е., страдающий психическим расстройством . . ., не мог осознавать значение своих действий связанных с выдачей доверенности и заключением договора купли-продажи спорной комнаты, в виду выраженных волевых нарушений и отсутствия критики к своему состоянию. Других причин уважительности пропуска срока в решении суда не содержится.

Однако суд не учел, что в силу ст. 205 ГПК Российской Федерации восстановление срока исковой давности возможно только в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Принимая решение в этой части, суд по существу привел только выводы эксперта, в которых не содержится сведений о тяжести болезненного или беспомощного состояния Кравченко в течении 8 лет после совершения сделок, не содержится таких данных и в материалах дела, поэтому выводы суда и в этой части не подтверждаются материалами дела и эти выводы нельзя признать обоснованными.

При таких обстоятельствах решение нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела суд следует учесть вышеизложенное, учесть требования истца и форму защиты права, избранную ответчиком, определить состав лиц, участвующих в деле, в соответствии со ст 56 ГПК РФ определить обстоятельства имеющие значение для дела, и распределить обязанности по доказыванию указанных обстоятельств, для полного выяснения всех обстоятельств по делу обсудить вопрос о назначении повторной или дополнительной экспертизы, определить норму права, регулирующую возникшие правоотношения, и разрешить спор в соответствии с требованиями материального и процессуального законодательства.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28 апреля 2011года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-9603
Принявший орган: Свердловский областной суд
Дата принятия: 02 августа 2011

Поиск в тексте