• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ТУЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 04 мая 2011 года Дело N 22-758
 

4 мая 2011 года г. Тула

Судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда в составе :

председательствующего Андрющенко Г.П.,

судей Некрасова Е.Б., Сахаровой Е.А.,

при секретаре Шипилиной И.А.,

с участием старшего прокурора отдела прокуратуры Тульской области Чукановой В.А.,

подсудимого Пономарева А.А.,

адвоката Лялина В.В., представившего удостоверение № 245 от 31 декабря 2002 года и ордер № 124474 от 24 января 2011 года,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденного Пономарева А.А. и его защитника - адвоката Лялина В.В. на приговор Зареченского районного суда г.Тулы от 24 декабря 2010 года, по которому

Пономарев А.А. , родившийся ... в д ... , гражданин РФ, судимый 6 апреля 2005 года Ленинским районным судом Тульской области по ч.4 ст.111 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожденный по отбытии наказания 19 февраля 2009 года,

осужден по ч.1 ст.111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Пономарева А.А. в возмещение средств, затраченных на оказание медицинской помощи потерпевшему С. в пользу МО г.Тула 17 718 рублей 29 копеек, в пользу Тульского территориального фонда обязательного медицинского страхования РФ в г.Туле - 17 120 рублей.

За потерпевшим С. и его представителем З. признано право на удовлетворение гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Некрасова Е.Б., выслушав объяснения осужденного Пономарева А.А. в режиме видеоконференц-связи, адвоката Лялина В.В., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, мнение старшего прокурора отдела прокуратуры Тульской области Чукановой В.А., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Пономарев А.А. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности потерпевшего С. не менее, чем на одну треть, совершенное с 20 часов до 21 часа ... ... при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационных жалобах осужденный Пономарев и адвокат Лялин выражают несогласие с приговором.

Осужденный Пономарев в своей кассационной жалобе и дополнении к ней оспаривает правильность вывода суда о том, что перелом шейки левой бедренной кости потерпевшего причинен в результате нанесенных им ударов потерпевшему. При этом указывает на то, что выводы эксперта, давшего заключение №3655, носят предположительный характер. Ссылается на показания, данные в судебном заседании врачом-травматологом о том, что указанное повреждение кости могло образоваться от падения потерпевшего на землю или удара о какую-либо твердую поверхность.

Полагает, что если бы он нанес С. множественные удары ногами по голове, лицу, ногам и другим частям тела, как это указано в обвинительном заключении, то у потерпевшего имелись бы и другие переломы.

По его мнению, судом не конкретизированы его действия, не установлен момент удара, механизм образования травмы, в связи с чем считает неправильной квалификацию его действий по ч.1 ст.111 УК РФ.

Показания представителя потерпевшего З. о том, что С. в момент совершения преступления был трезв, считает не соответствующими действительности, поскольку они опровергаются показаниями фельдшера и врача скорой помощи. Поэтому предполагает, что указанное повреждение, обнаруженное у С., могло быть причинено при его при падении, поскольку тот находился в состоянии алкогольного опьянения. Считает, что суд незаконно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы.

Утверждает, что свидетели А. и В., У., К. оговорили его, поскольку они являются родственниками и друзьями.

Считает, что свидетель А. стремится помочь своим мужу и брату и самой избежать уголовной ответственности, поэтому в судебном заседании оговорила его.

Кроме того, со слов свидетеля А. в день совершения преступления узнал о том, то именно У. сбил с ног С. и нанес ему множественные удары. Полагает, что суд незаконно признал достоверными показания указанных свидетелей и отверг показания соседей С., не заинтересованных в исходе дела.

Указывает на отсутствие следов преступления на его одежде и обуви, а также на то обстоятельство, что судебно-медицинский эксперт не указал в заключении экспертизы на то, что именно он (осужденный) причинил повреждения потерпевшему, однако суд не принял во внимание эти обстоятельства.

Утверждает, что из показаний свидетеля В. следует, что он не помнит, давал он показания или нет, считает, что указанный свидетель не мог давать показания на предварительном следствии, так как скрывался, поэтому подпись в протоколе допроса выполнена не В., экспертиза о том, кем выполнена эта подпись, не проводилась. Кроме того, из показаний свидетеля А. усматривается, что её брат В. во время допроса находился в состоянии алкогольного опьянения. Анализируя показания свидетелей Е., Л., Р., считает, что их показания подтверждают факт фабрикации уголовного дела в отношении него.

Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе, назначить повторную судебно-медицинскую экспертизу.

В кассационной жалобе адвокат Лялин полагает, что проведенная по делу судебно-медицинская экспертиза №3655 не соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным на предварительном следствии и в судебном заседании в части, касающейся возможности причинения повреждений С. при падении и ударе о землю. Между тем, по его мнению, данное обстоятельство является существенным, влияющим на форму вины его подзащитного в инкриминированном ему деянии.

Считает, что судом было грубо нарушено право подсудимого на защиту необоснованным отклонением ходатайства стороны защиты о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы с учетом новых обстоятельств по делу, которые не были известны эксперту.

По его мнению, суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетелей У., К., А. , не принял во внимание, что эти свидетели, являющиеся близкими друзьями и родственниками, принимали участие в избиении С., следовательно, они заинтересованы в исходе дела и оговорили подсудимого.

Обращает внимание на то, что из показаний незаинтересованных лиц - соседей потерпевшего, а также представителя потерпевшего З. следует, что они не указывали на Пономарева как на лицо, избившее С..

По мнению автора жалобы, постановление о возбуждении уголовного дела, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, протокол осмотра места происшествия сами по себе не являются доказательствами вины Пономарева в причинении С. тяжкого вреда здоровью.

Полагает, что заключение судебно-медицинской экспертизы является недопустимым доказательством, поскольку в нем указан один из переломов, сведения о котором отсутствуют в медицинских документах лечебного учреждения и истории болезни С., а именно - закрытый оскольчатый перелом шейки левой бедренной кости со смещением отломков. Утверждает, что, таким образом, его подзащитному вменены в вину повреждения, не указанные в документах, на основании которых проводилась экспертиза.

Считает, что заключение судебно-психиатрической экспертизы в отношении С. не может служить доказательством вины Пономарева, так как по делу не установлено причинно-следственной связи психического заболевания потерпевшего с причиненными ему повреждениями. Кроме того, по его мнению, не доказан умысел и мотив совершения осужденным Пономаревым инкриминированного ему преступления.

Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката, судебная коллегия признает выводы суда об умышленном причинении Пономаревым тяжкого вреда здоровью, вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности потерпевшего С. не менее, чем на одну треть, правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах, несмотря на отрицание им своей вины в совершении указанного преступления.

Так, из показаний подсудимого Пономарева А.А. видно, что он утверждал, что видел, как В. и У. наносили удары ногами и руками по голове и телу лежавшему на земле потерпевшему. А. стояла рядом и плакала. Он и парень по имени Г. оттащили В. и У. от С.. Видел, что лицо потерпевшего было опухшим и испачкано кровью. По пути домой А. сообщила, что именно она первая нанесла удар С., после чего его продолжили избивать В. и У.. Через некоторое время сестра С. по телефону сообщила А. о том, что потерпевший госпитализирован в больницу. Он (подсудимый) С. не толкал, удары ему не наносил.

Доводы осужденного о том, что : он потерпевшему удары не наносил; повреждения потерпевшему причинили другие лица, - являлись предметом исследования суда первой инстанции, надлежащим образом проверены и, с учетом приведенных в приговоре доказательств, обоснованно признаны несостоятельными.

Так, из показаний представителя потерпевшего З. - сестры С., следует, что с 2003 по 2008 годы потерпевший и А. сожительствовали, у них имеется общий ребенок. Со слов соседей ей известно об избиении брата. Кто и чем наносил ему удары соседи пояснить не смогли. В результате избиения С. госпитализировали. На его лице видела большую гематому, бедро было сломано. Потерпевший вел себя неадекватно, не мог пояснить ей, что именно произошло. После осмотра психиатром потерпевшего перевели в психиатрическую больницу. В настоящее время он не осознает происходящие события, ему установлена третья группа инвалидности.

Из показаний свидетеля А. следует, что о своих отношениях с С. она сообщила Пономареву, который заявил, что с С. нужно разобраться. Видела, как подсудимый догнал С., толкнул его руками в спину, отчего тот упал на землю на колени, после чего нанес ему (потерпевшему) более 10 ударов ногами по лицу, голове, ногам и телу. При этом Пономарев кричал, что тот (С.) никогда не получит сына. В результате ударов, нанесенных Пономаревым, изо рта потерпевшего текла кровь, он кричал. По ее просьбе ее брат - В., а также У. и парень по имени Г., не принимавшие участие в избиении С., оттащили Пономарева от потерпевшего, находившегося без сознания.

Протоколом очной ставки установлено, что свидетель А. подтвердила свои показания в присутствии подозреваемого Пономарева.

Из показаний свидетелей У., К., а также свидетеля В., данных им на предварительном следствии, видно, что они подтвердили показания свидетеля А. об обстоятельствах, при которых Пономарев нанес множественные удары потерпевшему С..

Свидетель В. в судебном заседании изменил показания, заявил, что не являлся очевидцем избиения С., на предварительном следствии его не допрашивали, он не подписывал протокол допроса, поскольку в это время скрывался от правоохранительных органов.

Суд первой инстанции выяснял причину изменений показаний свидетелем В. в судебном заседании и с учетом показаний свидетеля А. , утверждавшей, что она и В. одновременно явились на допрос в ОВД по Зареченскому району г.Тулы и в один день были допрошены в качестве свидетелей по уголовному делу в отношении подсудимого, а также показаний свидетеля Д. - следователя, подтвердившей показания свидетеля А. о том, что она допрашивала указанных свидетелей в один день, при этом В. после дачи показаний ознакомился с протоколом его допроса, был согласен с его содержанием и подписал его, - сделал правильный вывод о недостоверности показаний свидетеля В. , данных им в судебном заседании.

Из показаний свидетеля М. следует, что она видела около лежавшего С. четырех мужчин, а также, как А. нанесла несколько ударов потерпевшему в живот. Видела у лежавшего С. гематому и кровь на лице.

Из показаний свидетелей Б. и Ш. следует, что они видели убегавших с места происшествия 5-6 человек, а также - лежавшего на земле С., испачканного кровью.

Из показаний свидетелей Е. и Х. следует, что они также видели лежавшего на земле С., на лице и теле которого были повреждения и кровь.

Из показаний свидетеля Л. следует, что он не являлся очевидцем случившегося, о произошедших событиях знает со слов своей матери, сообщившей ему об избиении потерпевшего.

Из показаний свидетеля Р. следует, что о случившемся он узнал от своих знакомых. А. заявила ему, что С. еще мало досталось, после выписки из больницы ему будет еще хуже.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у С. обнаружен закрытый оскольчатый чрезвертельный перелом шейки левой бедренной кости со смещением отломков, ушибленная рана на лице слева, кровоподтек на веках левого глаза, причиненные ударным действием тупых твердых предметов, которые, как повлекшие значительную стойкую утрату трудоспособности не менее, чем на одну треть, являются тяжким вредом здоровью.

Допрошенный судебно-медицинский эксперт О. подтвердила правильность выводов данного ею заключения, в том числе - о механизме образования и тяжести установленных ею повреждений на основании представленной ей медицинской документации.

Из показаний врача-травматолога МУЗ «Тульская городская клиническая больница скорой медицинской помощи им.Д.Я.Ваныкина» Я. видно, что он показал, что причинение закрытого оскольчатого чрезвертельного перелома шейки левой бедренной кости со смещением отломков возможно как при падении человека, так и при нанесении ударов, при этом роль будет играть сила и количество нанесения таких ударов, поэтому хотя бы один из ударов должен быть достаточно сильным.

По заключению амбулаторной судебной психиатрической экспертизы С. страдает органическим расстройством личности сложного генеза (токсического, травматического) с умеренно выраженными интеллектуально-мнестическими нарушениями. По своему психическому состоянию С. в настоящее время не может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания.

Суд первой инстанции правильно признал достоверными приведенные показания представителя потерпевшего, свидетелей А. , У., К., Д., М., Б., Ш., Е., Х., Л., Р., судебно-медицинского эксперта О., а также свидетеля В., данные им на предварительном следствии, так как они объективно подтверждены другими доказательствами; у указанных лиц, не испытывающих неприязни к виновному, отсутствуют основания для его оговора.

Приведенные показания свидетелей в совокупности с другими доказательствами, в том числе - заключением судебно-медицинского эксперта и его показаниями, категорически опровергают утверждение осужденного и адвоката о непричастности осужденного к причинению повреждений потерпевшему, необъективности вывода суда об обстоятельствах и механизме причинения Пономаревым С. тяжкого вреда здоровью, а также доводы адвоката о том, что вывод судебно-медицинского эксперта о наличии у потерпевшего закрытого оскольчатого чрезвертельного перелома шейки левой бедренной кости со смещением отломков не основан на представленных эксперту медицинских документах.

Суд правильно указал в приговоре на то обстоятельство, что очевидцы преступления прямо указали на Пономарева, как на лицо, совершившее преступление в отношении С., а свидетели Е., М., Б., Ш., Л. и Р. не являлись очевидцами совершенного преступления, поэтому их показания не свидетельствуют о причастности других лиц к причинению потерпевшему указанных в заключении судебно-медицинского эксперта повреждений. Поэтому доводы осужденного и адвоката о том, что суд не дал надлежащей оценки всем показаниям допрошенных лиц, судебная коллегия признает не соответствующими действительности.

В компетенцию судебно-медицинского эксперта не входит обязанность установления лица, причинившего повреждения потерпевшему. Поэтому довод осужденного о том, что эксперт в своем заключении не указал на то, что именно он (Пономарев) причинил повреждения С., судебная коллегия признает несостоятельным.

Факт установления на потерпевшем других повреждений свидетельствует о несоответствии действительности довода осужденного об отсутствии на потерпевшем повреждений помимо закрытого оскольчатого чрезвертельного перелома шейки левой бедренной кости со смещением отломков.

Показания свидетеля Я. не опровергают выводы судебно-медицинского эксперта о причинении потерпевшему установленных у него повреждений в результате ударов тупыми твердыми предметами. Поэтому довод осужденного о том, что показания Я. опровергают заключение и показания судебно-медицинского эксперта, судебная коллегия признает несостоятельным.

Судебная коллегия признает, что при таких обстоятельствах основания для назначения дополнительной судебно-медицинской экспертизы отсутствовали. Поэтому соответствующий довод осужденного и адвоката судебная коллегия признает несостоятельным.

С учетом обстоятельств причинения осужденным повреждений лежавшему на земле потерпевшему, судебная коллегия признает, что отсутствие на одежде и обуви Пономарева следов преступления, не свидетельствует о его непричастности к указанному преступлению.

Довод осужденного о том, что суд не конкретизировал его действия, не установил момент удара, механизм образования травмы у потерпевшего, судебная коллегия признает не соответствующим действительности.

При установленных обстоятельствах вопрос о том, находился ли потерпевший в состоянии алкогольного опьянения или был трезв, не имеет юридического значения. Поэтому соответствующий довод осужденного судебная коллегия признает несостоятельным.

Поскольку Пономареву не были вменены в вину такие последствия совершенного преступления, как возникновение у потерпевшего психического заболевания в результате причиненных ему повреждений, соответствующий довод адвоката судебная коллегия признает несостоятельным.

Доводы авторов кассационной жалобы об отсутствии доказательств, подтверждающих вину осужденного в совершении указанного преступления, необъективности судебного следствия, судебная коллегия также признает несостоятельными.

Судебная коллегия согласна с доводом адвоката о том, что указанные судом в приговоре : постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству; постановление об отказе в возбуждении уголовного дела; протокол осмотра места происшествия, - не подтверждают вину осужденного в совершении инкриминированного ему преступления.

Поэтому судебная коллегия признает необходимым исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на эти документы, как на доказательства вины Пономарева.

Всем исследованным доказательствам суд дал надлежащую оценку и правильно квалифицировал действия Пономарева по ч.1 ст.111 УК РФ, поскольку механизм причинения повреждений, обнаруженных на потерпевшем, их характер и локализация свидетельствуют о том, что виновный, нанося С. множественные удары ногами и руками по голове и другим частям тела, предвидел возможность причинения тяжкого вреда его здоровью, но относился к наступлению таких последствий безразлично.

Поэтому суд обоснованно пришел к выводу об умышленном причинении Пономаревым тяжкого вреда здоровью С..

Вместе с тем, поскольку после вынесения приговора Федеральным законом от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ редакция ч.1 ст.111 УК РФ изменена, в соответствии со ст.10 УК РФ судебная коллегия считает необходимым обжалованный приговор изменить, действия Пономарева переквалифицировать с ч.1 ст.111 УК РФ (в ред.ФЗ от 25 июня 2008 г. № 92-ФЗ) на ч.1 ст.111 УК РФ (в ред.ФЗ от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ). Принимая во внимание требования ст.60 ч.2 ст.68 УК РФ, обстоятельства совершенного преступления, отсутствие обстоятельств, смягчающих наказание, наличие отягчающего наказание обстоятельства - опасного рецидива, несмотря на данные, положительно характеризующие личность виновного по местам жительства и работы, судебная коллегия считает необходимым назначить виновному наказание в виде лишения свободы и признает, что оснований для применения к осужденному положений ст.ст.64, 73 УК РФ и назначения ему наказания, не связанного с изоляцией от общества, нет.

Нарушений закона, влекущих отмену приговора, органом предварительного следствия и судом допущено не было. Предусмотренных законом оснований для прекращения дела или направления его на новое судебное разбирательство не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

приговор Зареченского районного суда г.Тулы от 24 декабря 2010 года в отношении Пономарева А.А. изменить : исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на : постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству от 09.10.2009 года (том1 л.д.1); постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 02.10.2009 года (том 1 л.д.34); протокол осмотра места происшествия от 24.04.2010 года (том 1 л.д.60-65), -как на доказательства вины осужденного Пономарева А.А.;

действия осужденного переквалифицировать с ч.1 ст.111 УК РФ (в ред.ФЗ от 25 июня 2008 г. № 92-ФЗ) на ч.1 ст.111 УК РФ (в ред.ФЗ от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), по которой назначить 3 (три) года 6 (шесть) месяцев лишения свободы.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Пономарева А.А. и адвоката Лялина В.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи :




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-758
Принявший орган: Тульский областной суд
Дата принятия: 04 мая 2011

Поиск в тексте