• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТУЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 09 декабря 2010 года Дело N 33-3432
 

09 декабря 2010 года город Тула

Судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда в составе:

председательствующего Епихиной О.М.,

судей Селищева В.В., Луниной Т.Д.,

при секретаре Алехиной И.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе ФГУЗ «Медико-санитарная часть УВД по Тульской области» на решение Привокзального районного суда г. Тулы от 22 сентября 2010 года по делу по иску Оликовой Л.И. к ФГУЗ « Медико-санитарная часть УВД по Тульской области» о признании приказа незаконным в части, обязании выплачивать доплаты, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Епихиной О.М., судебная коллегия

установила:

Оликова Л.И. обратилась в суд с иском к ФГУЗ « Медико-санитарная часть УВД по Тульской области» о признании приказа незаконным в части, обязании выплачивать доплаты, компенсации морального вреда, указав в обоснование, что она работает данные изъяты МСЧ УВД по Тульской области. С 22 декабря 2005 года имеет данные изъяты по общему заболеванию. Ограничениями ее трудоспособности являются лишь ночные смены. Приказом № от 15 января 2010 года на период вакансии данные изъяты поликлиники на нее были возложены вышеуказанные обязанности с доплатой к должностному окладу за совмещение профессий в размере 50 % от должностного оклада, что составляет 2970 рублей ежемесячно. Этим же приказом ей установлена доплата к должностному окладу за увеличение объема работы в размере 50 % должностного оклада основной профессии, что составляет 2970 рублей ежемесячно. Свои основные обязанности и обязанности по совместительству она выполняла добросовестно, никаких нареканий со стороны руководителя не имела.

1 июня 2010 года за подписью начальника МСЧ УВД по Тульской области Грызлова С.В. ей были вручены уведомления об отмене вышеуказанных доплат. В тот же день был издан приказ № л/с о снятии с нее доплат. С данным приказом она не согласна, поскольку считает, что при издании приказа были нарушены требования ст. 60-2 ТК РФ и положения Коллективного договора. Кроме того, на нее было возложено совмещение профессии данные изъяты поликлиники на период вакансии должности данные изъяты при наличии и с учетом справки об инвалидности № от 22 декабря 2005 года. До настоящего времени эта вакансия существует, никаких дополнительных ограничений в работе с 2005 года она не имеет до настоящего времени. Считает, что наличие справки об инвалидности не является основанием для снятия доплат, поскольку не содержит запрета на совмещение профессий. Поэтому приказ № л/с от 1 июня 2010 года в части снятия с нее доплат считает необоснованным и незаконным. Полагает, что издание данного приказа в части снятия с нее доплат явилось результатом неприязненных отношений к ней со стороны начальника МСЧ УВД по Тульской области.

Просила суд признать незаконным в части снятия с нее доплат приказ № л/с от I июня 2010 года по ФГУЗ "Медико-санитарная часть УВД по Тульской области" и обязать МСЧ УВД по Тульской области выплатить ей установленные приказом № л/с от 15 января 2010 года доплаты, а также взыскать компенсацию морального вреда в сумме 20000 руб., поскольку изданием приказа № л/с подорван ее авторитет врача, умаляются ее способности к работе вред коллективом сотрудников, чем ей причинены нравственные страдания.

В судебном заседании истец Оликова Л.И. поддержала исковые требования, пояснив, что ее состояние здоровья позволяет ей выполнять как основные обязанности, так и обязанности по совместительству в прежнем объеме, как и до издания оспариваемого ею приказа. По распоряжению руководства ею 12 апреля 2010 года была получена индивидуальная программа реабилитации инвалида и представлена работодателю, которая впоследствии была 09 июля 2010 года пересмотрена. Работодателем были нарушены требования закона и коллективного договора, а также отсутствовали законные основания для издания приказа о снятии доплат ввиду наличия у нее справки ВТЭК данные изъяты.

Представитель истца по ордеру адвокат Фокина М.Д. поддержала исковые требования Оликовой Л.И., указав на то, что справка об инвалидности Оликовой Л.И., в том числе индивидуальная программа реабилитации инвалида в совокупности не могли быть положены в основу издания приказа о снятии с Оликовой Л.И. доплат.

Представитель УВД по Тульской области и ФГУЗ «Медико-санитарная часть УВД по Тульской области» по доверенностям Иванова И.В. исковые требования Оликовой Л.И. не признала, пояснив, что приказом от 15 января 2010 года № л/с, на основании заявления, Оликовой Л.И. была установлена доплата к должностному окладу за совмещение профессии данные изъяты в размере 50% от должностного оклада и доплата в размере 50% к должностному окладу основной профессии за увеличение объема работы. Данный вид доплат был установлен согласно ст. 60.2 Трудового кодекса РФ за совмещение профессий (должностей), расширение зон обслуживания, увеличение объема работы, исполнение обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы и является разновидностью дополнительной работы, выполнение которой может быть поручено работнику в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с основной работой. Размер оплаты за дополнительную работу был установлен согласно ст. 151 ТК РФ (по соглашению сторон, с учетом содержания и объема дополнительной работы). Снятие доплаты, имеющей срочный характер, является правом работодателя установленного нормой статьи 60.2 ТК РФ.

При снятии доплат с Оликовой Л.И., работодателем были соблюдены все требования установленные нормами статей 60.2, 151 Трудового кодекса и п. 4.12 Коллективного договора, который касается установления доплат в «МСЧ УВД по Тульской области». Так, уведомление было вручено 1 июня 2010 года, т.е. за 3 дня до снятия доплат 4 июня 2010г. При этом нашла, что не требуется согласования с профсоюзной организацией для снятия такого вида доплат (ст. 60.2 ТК РФ, п. 4.12. Коллективного договора).

Кроме того, сослалась на то, что норма статьи 60.2 Трудового кодекса РФ и п. 4.12 Коллективного договора, не обязывает работодателя указывать основания для снятия данного вида доплат, которых на момент снятия было несколько, а именно, заключение комплексной служебной проверки УВД по Тульской области от 26 апреля 2010года, в рекомендациях которой сказано о приведении в соответствие с требованиями законодательства труда инвалидов, и индивидуальная программа реабилитации Оликовой Л.И. № от 12.04.2010г. с рекомендацией о противопоказаниях и доступных условиях труда - ограниченно трудоспособна. Доступен труд по основной профессии. ИПР в группу кадров Оликова Л.И. представила лично 14.04.2010 года.

Представитель третьего лица ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Тульской области» по доверенности Балашова Т.В. в суде признала исковые требования Оликовой Л.И. и указала на то, что Оликова Л.И., как на 01 июня 2010 года, так и после указанной даты трудоспособна в своей профессии - данные изъяты. Ни справка ВТЭК, ни индивидуальная программа реабилитации инвалида от 12 апреля 2010 года не давали основания руководству ФГУЗ « МСЧ УВД по Тульской области» снимать с Оликовой Л.И. доплаты за увеличение объема работ и за работу по совместительству. Занимаемая Оликовой Л.И. должность, связана с работой в кабинетных условиях и не связана с работой в ночные смены, что позволяет истцу по медицинским показаниям быть трудоспособной в своей профессии.

Суд решил: заявленные Оликовой Л.И. исковые требования удовлетворить частично.

Признать незаконным приказ № л/с от 01 июня 2010 года ФГУЗ « МСЧ УВД по ТО» в части снятия с Оликовой Л.И. с 04 июня 2010 год; доплат за совмещение профессии данные изъяты и доплаты к должностному окладу за увеличение объема работы.

Обязать ФГУЗ «МСЧ УВД по ТО» с даты вступления решения суда законную силу в соответствии с приказом № по л/с от 15 января 2010 год производить Оликовой Л.И. доплаты к должностному окладу за совмещение профессии и доплату к должностному окладу за увеличение объема работы.

Взыскать с ФГУЗ «МСЧ УВД по ТО» в пользу Оликовой Л.И. компенсацию морального вреда в сумме 1 000 рублей.

Взыскать с ФГУЗ « МСЧ УВД по ТО» в доход государства государственную пошлину в сумме 200 рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Оликовой Л.И. отказать.

Определением Привокзального районного суда г. Тулы от 22 октября 2010 года в решение Привокзального районного суда г. Тулы от 22 сентября 2010 года внесены изменения в виде устранения допущенных описок в написании фамилии Оликовой, понятий совмещения и совместительства.

В кассационной жалобе ФГУЗ «Медико-санитарная часть УВД по Тульской области» просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное.

В частной жалобе ФГУЗ «Медико-санитарная часть УВД по Тульской области» на определение суда от 22 сентября 2010 года ссылается на незаконность внесения изменений в решение суда.

Проверив материалы дела в порядке ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, обсудив доводы кассационной и частной жалоб, выслушав объяснения представителя УВД по Тульской области и ФГУЗ «Медико-санитарная часть УВД по Тульской области» по доверенностям Иванова И.В., Оликовой Л.И., представителя ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Тульской области» по доверенности Балашовой Т.В., судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, проверил доводы и возражения сторон по существу спора и обоснованно пришел к выводу о частичном удовлетворении исковых требований Оликовой Л.И. Этот вывод подробно мотивирован судом в постановленном по делу решении, подтвержден имеющимися в материалах дела доказательствами и не противоречит требованиям материального закона, регулирующего спорные правоотношения.

Согласно Уставу федеральное государственное учреждение здравоохранения «Медико-санитарная часть Управления внутренних дел по Тульской области» создано в соответствии с распоряжением Правительства РФ от 16 июля 2005 года № и является много профильным медицинским учреждением. Учреждение является юридическим лицом, имеет самостоятельный баланс, лицевые счета распорядителя и получателя бюджетных средств и иные счета.

Статья 3 Трудового кодекса РФ предусматривает, что никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

В силу п. 3.20 Коллективного договора ФГУЗ «МСЧ УВД по Тульской области», подписанного работодателем, первичной профсоюзной организацией ФГУЗ «МСЧ УВД по Тульской области», не допускается установление условий труда инвалидов (оплата, режим рабочего времени. ..), ухудшающих положение инвалидов по сравнению с другими работниками (Федеральный закон от 24 ноября 1995 года 181-ФЗ « О социальной защите инвалидов в РФ»).

Согласно п. 4.12 Договора, работнику выполняющему у одного и того же работодателя наряду со своей основной работой, обусловленной трудовым договором, дополнительную работу по другой профессии (должности) или исполняющему обязанности временно отсутствующего работника без освобождения от основной работы, производится доплата за совмещение профессий (должностей), за увеличение объема работы или исполнение обязанностей временно отсутствующего работника (ст. ст.60.2, 151ТК РФ). Размеры таких доплат устанавливаются по соглашению сторон трудового договора.

В соответствии с положениями ст. 60.2 Трудового кодекса РФ с письменного согласия работника ему может быть поручено выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) дополнительную оплату (статья 151 настоящего Кодекса).

Поручаемая работнику дополнительная работа по другой профессии (должности) может осуществляться путем совмещения профессий (должностей). Поручаемая работнику дополнительная работа по такой же профессии (должности) может осуществляться путем расширения зон обслуживания, увеличения объема работ. Для исполнения обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором, работнику может быть поручена дополнительная работа как по другой, так и по такой же профессии (должности). Срок, в течение которого работник будет выполнять дополнительную работу, ее содержание и объем устанавливаются работодателем с письменного согласия работника.

Работник имеет право досрочно отказаться от выполнения дополнительной работы, а работодатель - досрочно отменить поручение о ее выполнении, предупредив об этом другую сторону в письменной форме не позднее чем за три рабочих дня.

В силу ст. 151 Трудового кодекса РФ при совмещении профессий (должностей), расширении зон обслуживания, увеличении объема работы или исполнении обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором, работнику производится доплата.

Размер доплаты устанавливается по соглашению сторон трудового договора с учетом содержания и (или) объема дополнительной работы ( ст. 60.2 ТК).

Статья 224 Трудового кодекса РФ предусматривает, что в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, работодатель обязан: соблюдать установленные для отдельных категорий работников ограничения на привлечение их к выполнению тяжелых работ, работ с вредными и (или) опасными условиями труда, к выполнению работ в ночное время, а также к сверхурочным работам; осуществлять перевод работников, нуждающихся по состоянию здоровья в предоставлении им более легкой работы, на другую работу в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с соответствующей оплатой; устанавливать перерывы для отдыха, включаемые в рабочее время; создавать для инвалидов условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации; проводить другие мероприятия.

В силу п.2 ч.2 ст.24 ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской федерации» №181-ФЗ от 24.11.1995г. работодатель обязан создавать для инвалидов условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, Оликова Л.И. состоит в трудовых отношениях с ФГУЗ «Медико-санитарная часть УВД по Тульской области», работая в должности данные изъяты поликлиники МСЧ УВД по Тульской области с 08 апреля 1986 года по настоящее время.

Приказом ФГУЗ «Медико-санитарная часть Управления Внутренних Дел по Тульской области» № л/с от 15 января 2010 года Оликовой Л.И. установлены доплата к должностному окладу за совмещение профессии в размере 50% с 1 января 2010 года на период вакансии данные изъяты поликлиники и доплата к должностному окладу за увеличение объема работы в размере 50% с 1 января 2010 года. Основание: заявление Оликовой Л.И. от 15 декабря 2009 года.

1 июня 2010 года приказом № л/с с Оликовой Л.И. сняты доплата за совмещение профессии врача-кардиолога поликлиники с 4 июня 2010 года в размере 50% от должностного оклада и доплата к должностному окладу за увеличение объема работы с 4 июня 2010 года в размере 50% от должностного оклада врача данные изъяты. Основания снятия доплат: справка ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Тульской области филиала № 3 от 22 декабря 2005 года №.

По справке ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Тульской области филиала № от 22 декабря 2005 года серии МСЭ-2004 № Оликова Л.И. является данные изъяты. Дополнительные заключения: доступен труд по основной профессии в кабинетных условиях без ночных смен.

Согласно индивидуальной программе реабилитации инвалида, выданной федеральным государственным учреждением медико-социальной экспертизы карта № к акту освидетельствования № от 12 апреля 2010 года истец имеет данные изъяты, установленную бессрочно, первую степень способности к самообслуживанию, первую степень способности к передвижению, первую степень способности к трудовой деятельности. В рекомендациях о противопоказаниях и доступных условиях и видах труда - ограниченно трудоспособна. Доступен труд по основной профессии в кабинетных условиях, без ночных смен. Адаптация на прежнем рабочем месте.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции исходил из того, что Оликова Л.И. является данные изъяты, однако по своему состоянию здоровья не имеет противопоказаний для выполнения работы на условиях совмещения. Данный вывод сделан судом с учетом должностных обязанностей истицы, содержащихся в должностной инструкции, квалификационной категории по специальности « кардиология» и «функциональная диагностика» и медицинского заключения об инвалидности. Данный вывод судебная коллегия считает обоснованным.

Установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о том, что работодателем при издании 1 июня 2010 года приказа о снятии с Оликовой Л.И. доплат за совмещение профессии и за увеличение объема работы были допущены нарушения норм трудового законодательства и положений Коллективного договора, в связи с чем, суд обоснованно указал в своем решении о незаконности снятия с Оликовой Л.И. с 04 июня 2010 года доплат за совмещение профессии данные изъяты поликлиники и доплаты к должностному окладу за увеличение объема работы.

В данном случае работодатель принимая решение об отмене совмещения как за увеличение объема работ, так и за выполнение обязанностей данные изъяты исходил исключительно из того обстоятельства, что Оликова Л.И. является данные изъяты, что следует из уведомлений от 1июня 2010 года, приказа от 1 июня 2010 года, объяснений представителя ответчика как в суде первой инстанции, так и в суде кассационной инстанции.

Вместе с тем ущемление прав гражданина по сравнению с другими лицами при отсутствии ограничений, установленных в законном порядке, недопустимо. Оликова Л.И. была согласна на выполнение указанной работы, а отказ ей в предоставлении такой работы только по мотиву инвалидности, т.е. ее физического состояния, при том, что она может выполнять такую работу и медицинских противопоказаний к этому не имеет, не может быть признан законным, поскольку ущемляет ее права в сравнении с другими работниками.

Доводы кассатора о том, что работодатель вправе отменить поручение о дополнительной работе без указания каких-либо мотивов к отмене, предупредив об этом другую сторону в письменной форме не позднее чем за три рабочих дня, соответствуют требованиям ст. 60.2 Трудового кодекса РФ. Вместе с тем, учитывая, что отмена в данном конкретном случае дополнительной работы произведена работодателем только в связи с инвалидностью Оликовой Л.И., такие мотивы указаны работодателем, что поставило истицу в неравные с другими работниками условия, нельзя согласиться с суждениями кассатора о том, что трудовые права истицы при отмене дополнительной работы нарушены не были.

Разрешая возникший спор, суд, обоснованно признал несостоятельными доводы представителя ответчика и третьего лица по доверенности Ивановой И.В. о том, что справка об инвалидности Оликовой Л. И. и индивидуальная программа реабилитации инвалида от 12 апреля 2010 года обязывали работодателя положить их в основу издания оспариваемого приказа в части снятия с Оликовой Л.И. с 04 июня 2010 года доплат за совмещение профессии данные изъяты поликлиники и доплаты к должностному окладу за увеличение объема работы с целью приведения в соответствие с законом условий труда инвалида, поскольку они не основаны на нормах действующего законодательства.

При этом суд правильно исходил из положений Федерального закона № 181 -ФЗ от 24.11.1995 г. «О социальной защите инвалидов в РФ», Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 95 от 20.02.2006 г. «О порядке и условиях признания лица инвалидом» с последующими изменениями и дополнениями.

Суд первой инстанции, проанализировав ограничения к труду Оликовой Л.И. указанные в индивидуальной программе реабилитации №472 от 12 апреля 2010года, обосновано не согласился с суждениями ответчика о том, что истица была признана ограниченно трудоспособна даже по основной профессии и имела 1 степень ограничения трудовой деятельности, соответственно исключено увеличение объема работы.

Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 535 от 22 августа 2005 г. "Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы" к основным категориям жизнедеятельности человека отнесено: способность к самообслуживанию; способность к самостоятельному передвижению; способность к ориентации; способность к общению; способность контролировать свое поведение; способность к обучению; способность к трудовой деятельности.

При комплексной оценке различных показателей, характеризующих ограничения основных категорий жизнедеятельности человека, выделяются 3 степени их выраженности: способность к самообслуживанию - способность человека самостоятельно осуществлять основные физиологические потребности, выполнять повседневную бытовую деятельность, в том числе навыки личной гигиены: 1 степень - способность к самообслуживанию при более длительной затрате времени, дробности его выполнения, сокращении объема, с использованием при необходимости вспомогательных технических средств; 2 степень - способность к самообслуживанию с регулярной частичной помощью других лиц с использованием при необходимости вспомогательных технических средств; 3 степень - неспособность к самообслуживанию, нуждаемость в постоянной посторонней помощи и полная зависимость от других лиц; способность к самостоятельному передвижению - способность самостоятельно перемещаться в пространстве, сохранять равновесие тела при передвижении, в покое и перемене положения тела, пользоваться общественным транспортом: 1 степень - способность к самостоятельному передвижению при более длительной затрате времени, дробности выполнения и сокращении расстояния с использованием при необходимости вспомогательных технических средств; степень - способность к самостоятельному передвижению с регулярной частичной помощью других лиц с использованием при необходимости вспомогательных технических средств; степень - неспособность к самостоятельному передвижению и нуждаемость в постоянной помощи других лиц.

Установленные по делу обстоятельства свидетельствуют о том, что у Оликовой Л.И. от 12 апреля 2010 года имеются 1-ая степень способности к самообслуживанию, 1-ая степень способности к передвижению, 1 -ая степень способности к трудовой деятельности. В рекомендациях о противопоказаниях и доступных условиях и видах труда - ограниченно трудоспособна. Доступен труд по основной профессии в кабинетных условиях, без ночных смен. Адаптация на прежнем рабочем месте, следовательно она имеет физическую возможность выполнять работу по занимаемой ею должности и совместительству.

Оценив и исследовав данные о группе инвалидности истца, указания, изложенные в ее программе реабилитации инвалида, пояснения 3 лица ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Тульской области» Балашовой Т.В., с должностными обязанностями истца и характеристикой ее условий труда, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что по имеющимся у Оликовой Л.И. медицинским показаниям, она трудоспособна в своей профессии, и может выполнять работу по совмещению с дополнительной нагрузкой к занимаемой должности и по должности данные изъяты.

Ссылку представителя ответчика и третьего лица Ивановой И.В. на то, что по данным ИПРИ Оликовой Л.И. от 12 апреля 2010 года истец не могла выполнять работу по совмещению и была признана ограниченно трудоспособна по основной профессии, суд обоснованно не принял во внимание, поскольку она опровергается исследованными судом доказательствами.

Доводы кассационной жалобы о неправильном применении судом при разрешении спора положений приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 535 от 22 августа 2005 г. "Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы", который с 5 апреля 2009 года признан утратившим силу, нельзя согласиться. Проверяя доводы истца и возражений ответчика, суд правильно руководствовался положениями указанного приказа, которым регламентировались критерии при осуществлении медико-социальной экспертизы на момент установления истице инвалидности.

Ссылку представителя ответчика на заключение комплексной служебной проверки УВД по Тульской области от 26 апреля 2010 года, где в рекомендациях указывалось на приведение в соответствие с требованиями законодательства труда инвалидов, в частности Оликовой Л.И., а также его довод о том, что, сняв с Оликовой Л.И. вышеуказанные доплаты, они создали ей условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида от 12 апреля 2010 года, суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельными, поскольку они не основаны на требованиях закона и положениях коллективного договора.

При установленных обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно обязал ФГУЗ « МСЧ УВД по ТО» с даты вступления решения суда в законную силу в соответствии с приказом № по л/с от 15 января 2010 года производить Оликовой Л.И. доплаты к должностному окладу за совмещение профессии и доплату к должностному окладу за увеличение объема работы.

Суждения кассатора о том, что после отмены совмещения Оликовой Л.И. указанные доплаты были возложены на иных работников, и что обжалуемое решение нарушает их права, не могут быть основанием к отмене постановленного по делу решения, поскольку указанные доводы не опровергают правильности выводов суда при разрешении требований Оликовой Л.И.

Размер компенсации морального вреда определен судом правильно исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера, причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, а также требований разумности и справедливости.

Полно и правильно установив обстоятельства, имеющие значение для дела, проанализировав собранные и исследованные в судебном заседании доказательства и дав им оценку по правилам ст. 67 ГПК РФ, в соответствии с требованиями материального и процессуального законов, суд постановил законное и обоснованное решение, оснований для его отмены судебная коллегия не усматривает.

Судебная коллегия также не может согласиться с доводами частной жалобы о незаконности определения Привокзального районного суда г. Тулы от 22 октября 2010 года об исправлении описок в решении, поскольку судом при внесении изменении решение в части указания фамилии истицы и осуществляемой дополнительной работы на условиях совмещения, нарушений положений ст. 200 ГПК РФ не допущено.

С учетом вышеизложенного, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда и определения по доводам кассационной жалобы ФГУЗ «Медико-санитарная часть УВД по Тульской области»

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Привокзального районного суда г. Тулы от 22 сентября 2010 года и определение Привокзального районного суда г. Тулы от 22 октября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу и частную жалобу ФГУЗ «Медико-санитарная часть УВД по Тульской области» - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3432
Принявший орган: Тульский областной суд
Дата принятия: 09 декабря 2010

Поиск в тексте