• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ПРЕЗИДИУМ СУДА ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
 

от 07 июля 2011 года Дело N 44у-7/11
 

суда надзорной инстанции

Город Анадырь 7 июля 2011 года

Президиум суда Чукотского автономного округа в составе

председательствующего Талаева А.П.,

членов президиума Дерезюк Л.И., Мирошник Н.Г.,

при секретаре Коротковой К.В.,

с участием прокурора Киселева Е.Н.,

осуждённого Панагиргина И.Н.,

его защитника - адвоката Гришиной А.С., представившей удостоверение № ... , и ордер от ... »,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осуждённого Панагиргина И.Н. на приговор Провиденского районного суда от 26 апреля 2007 года, которым

Панагиргин И.Н., ... , ранее судимый приговором Провиденского районного суда от 21 марта 2007 года по ч.2 ст.245 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осуждён по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, по пп.«а», «в» ч.2 ст.163 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, по п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы без штрафа. Условное осуждение Панагиргина по приговору Провиденского районного суда от 21 марта 2007 года отменено. В соответствии с чч.3, 5 ст.69 УК РФ к наказанию Панагиргина по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ частично присоединено наказание по приговору Провиденского районного суда от 21 марта 2007 года и по совокупности преступлений определена мера наказания в виде 4 лет лишения свободы. В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных пп.«а», «в» ч.2 ст.163 УК РФ и п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ, путём частичного сложения наказаний Панагиргину определена мера наказания в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательная мера наказания Панагиргину определена путём частичного сложения наказаний в виде 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

Хомяков Д.В., ... , ранее судимый приговором Провиденского районного суда от 17 декабря 2004 года по ч.3 ст.158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 4 года,

осуждён за совершение преступления, предусмотренного пп.«а», «в» ч.2 ст.163 УК РФ, к 3 годам 3 месяцам лишения свободы без штрафа. В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ условное осуждение Хомякова по приговору Провиденского районного суда от 17 декабря 2004 года отменено и по совокупности приговоров путём частичного присоединения неотбытой части наказания окончательно Хомякову определена мера наказания в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

Хомяков И.В., ... , ранее судимый приговором Провиденского районного суда от 8 февраля 2006 года по п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года 6 месяцев,

осуждён за совершение преступления, предусмотренного п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, к 2 годам лишения свободы без штрафа. В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ условное осуждение Хомякова по приговору Провиденского районного суда от 8 февраля 2006 года отменено и по совокупности приговоров путём частичного присоединения неотбытой части наказания окончательно Хомякову определена мера наказания в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Калининой Н.Л., президиум

установил:

Приговором Провиденского районного суда Чукотского автономного округа от 26 апреля 2007 года Панагиргин признан виновным в совершении кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище; в совершении вымогательства, то есть требования передачи чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия; в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья.

Этим же приговором осуждены Хомяков И. и Хомяков Д..

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

В надзорной жалобе осуждённый Панагиргин просит отменить приговор Провиденского районного суда от 26 апреля 2007 года, указывая на неправильное применение судом первой инстанции уголовного закона и нарушение уголовно-процессуального закона.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы осуждённого Панагиргина, выслушав осуждённого и его защитника Гришину, поддержавших надзорную жалобу по изложенным в ней основаниям, выслушав мнение прокурора Киселева, полагавшего необходимым приговор Провиденского районного суда изменить, снизив Панагиргину наказание, президиум приходит к следующим выводам.

Довод надзорной жалобы осуждённого о нарушении судом требований уголовно-процессуального законодательства при постановлении приговора в порядке главы 40 УПК РФ является несостоятельным.

Из протоколов ознакомления обвиняемых Панагиргина, Хомякова Д., Хомякова И. и их защитников с материалами уголовного дела от 12 апреля 2007 года следует, что после разъяснения обвиняемым прав, предусмотренных ч.5 ст.217 УПК РФ, каждый из них: Хомяков Д. в присутствии защитника Хлюма И.М., Панагиргин и Хомяков И. в присутствии защитника Пожидаева С.А., заявили о своём желании воспользоваться правом на рассмотрение дела в особом порядке судебного разбирательства, т.е. правом, предусмотренным п.2 ч.5 ст.217 УПК РФ (т.1, л.д.225, 226, 227).

Протокол судебного заседания от 25-26 апреля 2007 года свидетельствует, что после оглашения государственным обвинителем обвинительного заключения Панагиргин и Хомяковы пояснили, что предъявленное обвинение им понятно, они с ним согласны в полном объёме. На вопросы председательствующего все подсудимые ответили, что поддерживают ранее заявленные ими ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке, ходатайства заявлены ими добровольно, после консультации с защитниками. Судья в судебном заседании разъяснил обвиняемым, в том числе Панагиргину, особенности и последствия рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства, которые подсудимым, согласно их объяснениям, были понятны (т.2, л.д.32-33).

Защитник подсудимого Хомякова Д. Хлюм и защитник подсудимых Панагиргина и Хомякова Д. Пожидаев поддержали ходатайства своих подзащитных о постановлении приговора в особом порядке судебного разбирательства (т.2, л.д.32-33).

Государственный обвинитель в судебном заседании против рассмотрения дела в особом порядке также не возражал (т.2, л.д.31-33).

Потерпевший Я. в судебном заседании выразил своё согласие на рассмотрение уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства (т.2, л.д.32-33). Потерпевшая Т., будучи надлежащим образом уведомленной судом первой инстанции о назначении рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, не возражала против применения этого порядка (т.2, л.д.15).

Учитывая вышеизложенное, президиум приходит к выводу, что при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции требования ст.314-316 УПК РФ соблюдены.

Ссылки Панагиргина на то, что он ходатайствовал о применении особого порядка судебного разбирательства в силу своей юридической неграмотности, не могут быть приняты во внимание, поскольку во время производства по уголовному делу ему был предоставлен защитник по назначению - адвокат Пожидаев, который осуществлял защиту его прав и законных интересов, как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании.

Указание Панагиргина в надзорной жалобе на неразъяснение ему адвокатом Пожидаевым существа особого порядка и его последствий противоречит протоколу ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела от 12 апреля 2007 года и протоколу судебного заседания от 25-26 апреля 2007 года, согласно которым Панагиргин пояснял, что ходатайство о применении особого порядка им заявлено после консультации с защитником.

Кроме того, протоколом судебного заседания от 25 апреля 2007 года зафиксировано, что суд первой инстанции в ходе рассмотрения уголовного дела ещё раз разъяснил Панагиргину характер и последствия заявленного им ходатайства о постановлении приговора в особом порядке. Подсудимый, пояснив, что положения закона ему понятны, продолжал настаивать на удовлетворении своего ходатайства (т.2, л.д.32).

При таких обстоятельствах президиум приходит к выводу, что уголовное дело в отношении Панагиргина и других подсудимых обоснованно рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Довод надзорной жалобы Панагиргина о том, что хотя кража из коттеджа Т. была доведена им и Хомяковым И. до стадии оконченного преступления, но впоследствии они вернули все похищенные вещи, не влияет на законность и обоснованность приговора суда от 26 апреля 2007 года в части признания Панагиргина виновным в совершении преступления, предусмотренного п.«а» ч.3 ст.158 УПК РФ.

В соответствии со ст.8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Поскольку в деянии Панагиргина установлены все признаки состава преступления, предусмотренного п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, что не оспаривается и самим осуждённым, то он правомерно привлечён к уголовной ответственности за совершение этого преступления.

Согласно действующему уголовному и уголовно-процессуальному законодательству возвращение похищенного имущества потерпевшему само по себе не является безусловным основанием к освобождению лица от уголовной ответственности.

Не подлежат рассмотрению по существу доводы надзорной жалобы Панагиргина об отсутствии в его действиях составов вымогательства и грабежа в отношении Я. и о том, что он и Хомяков Д. не вымогали деньги у потерпевшего, а попросили недостающую для приобретения спиртных напитков сумму, в ответ Я. выразился в их адрес нецензурной бранью, чем спровоцировал осуждённых на побои.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п.17.1 постановления от 05.12.2006г. №60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», вступивший в законную силу приговор суда по делу, рассмотренному в особом порядке, не может быть пересмотрен в порядке, предусмотренном главой 48 УПК РФ (производство в надзорной инстанции), ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции (пункт 1 части 1 статьи 379, статья 380 УПК РФ).

Вышеприведёнными доводами осуждённый не только оспаривает фактические обстоятельства содеянного, установленные приговором суда, но и изменяет свои показания относительно этих обстоятельств, в связи с чем названные доводы не могут служить основанием для пересмотра судебного решения в порядке надзора.

Несостоятельным президиум находит указание Панагиргина в надзорной жалобе на фальсификацию материалов уголовного дела сотрудниками милиции.

Данное утверждение осуждённого является голословным. В надзорной жалобе он не указал, какие именно материалы уголовного дела сфальсифицированы и в чём, по его мнению, заключается фальсификация.

Из материалов уголовного дела какие-либо объективные данные о их возможной фальсификации не усматриваются.

Также следует отметить, что по окончании предварительного следствия осуждённый в присутствии адвоката был ознакомлен с материалами уголовного дела в полном объёме. После ознакомления от Панагиргина и его защитника какие-либо заявления, ходатайства, кроме ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, не поступили, о чём свидетельствует протокол ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела от 12 апреля 2007 года (т.1, л.д.226).

Президиум находит частично заслуживающим внимания довод надзорной жалобы осуждённого о том, что при назначении наказания за совершение преступления, предусмотренного п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, судом первой инстанции не в полной мере учтены обстоятельства, смягчающие наказание Панагиргина.

Вышеуказанный довод Панагиргина в части непризнания судом первой инстанции обстоятельствами, смягчающими его наказание за кражу, явки с повинной и чистосердечного признания является необоснованным.

Исходя из содержания ст.142 УПК РФ, под явкой с повинной понимается устное или письменное добровольное сообщение лица органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершённом им преступлении. При этом такое сообщение признаётся явкой с повинной в тех случаях, когда лицо сообщает о преступлении, ранее неизвестном правоохранительным органам, либо когда преступление известно, но не раскрыто.

Какие-либо сведения о том, что Панагиргин добровольно в устном или письменном виде сообщал органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершённой им и Хомяковым И. краже у Т., в материалах уголовного дела отсутствуют.

В материалах уголовного дела имеется протокол явки с повинной Хомякова И. от 1 февраля 2007 года (т.1, л.д.11-12). Именно из показаний Хомякова И. стало известно о совершённой им и Панагиргиным краже, что следует и из постановления о возбуждении уголовного дела от 12 февраля 2007 года, согласно которому уголовное дело возбуждено на основании сообщения о преступлении Хомякова И. от 1 февраля 2007 года (т.1, л.д.1).

В связи с изложенным отсутствуют основания для признания обстоятельством, смягчающим наказание Панагиргина, явки с повинной.

При оценке ссылки Панагиргина на необходимость признания обстоятельством, смягчающим его наказание, чистосердечного признания президиум исходит из того, что приговором от 26 апреля 2007 года в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Панагиргина по всем эпизодам преступлений, учтены полное признание вины подсудимым и чистосердечное раскаяние, то есть фактически указанное Панагиргиным обстоятельство признано смягчающим его наказание.

В связи с изложенным довод надзорной жалобы осуждённого в указанной части также не подлежит удовлетворению.

Вместе с тем президиум согласен с доводом надзорной жалобы осуждённого о необходимости признания активного способствования раскрытию и расследованию преступления обстоятельством, смягчающим его наказание.

Часть 3 ст.60 УК РФ предусматривает, что при назначении наказания учитываются, в том числе, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание виновного.

Пунктом «и» ч.1 ст.61 УК РФ в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, предусмотрено активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления.

По смыслу п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ, активное способствование раскрытию и расследованию преступления может выражаться в различных формах и заключаться в оказании помощи в сборе доказательств, указании места, где спрятаны орудия преступления, предметы, добытые преступным путём и т.п.

Из материалов уголовного дела усматривается, что Панагиргин при отобрании у него непосредственно после совершения кражи объяснения милиционером ППС ОВД ... М. 1 февраля 2007 года подробно рассказал об обстоятельствах совершённой им совместно с Хомяковым И. кражи у Т., в том числе о роли Хомякова И. в совершении преступления, и высказал намерение добровольно выдать вещи, похищенные у потерпевшей (т.1, л.д.17-18). В последующем Панагиргин подтвердил эти показания в присутствии защитника 9 марта 2007 года в ходе допроса его в качестве подозреваемого, 29 марта и 11 апреля 2007 года в ходе допроса его в качестве обвиняемого (т.1, л.д.36-37).

Согласно протоколу выемки от 9 марта 2007 года Панагиргин добровольно выдал похищенные им совместно с Хомяковым И. у Т. сапоги «болотники», сумку и плед (т.1, л.д.41).

Постановление о возвращении вещественных доказательств от 3 апреля 2007 года и протокол дополнительного допроса потерпевшей Т. от 4 апреля 2007 года свидетельствуют, что всё похищенное имущество возвращено потерпевшей, в связи с чем у неё отсутствуют какие-либо материальные претензии к обвиняемым (т.1, л.д.115, 117).

При таких обстоятельствах вышеназванные действия Панагиргина следовало расценить как активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Учитывая изложенное, приговор Провиденского районного суда от 26 апреля 2007 года в этой части подлежит изменению путём признания в качестве обстоятельства, смягчающего наказание осуждённого Панагиргина по эпизоду преступления, предусмотренного п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, активного способствования раскрытию и расследованию преступления.

Поскольку президиум признал необходимым учесть вышеназванное обстоятельство в качестве смягчающего наказание Панагиргина, судом первой инстанции при назначении наказания по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ это обстоятельство не принималось во внимание, то подлежит снижению как наказание, назначенное ему за совершение данного преступления, так и наказание, назначенное по совокупности преступлений и приговоров.

При снижении размера наказания Панагиргину по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ президиум учитывает и требования ч.1 ст.62 УК РФ.

В соответствии с ч.1 ст.62 УК РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения Панагиргиным преступления и на момент вынесения приговора) при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и «к» ч.1 ст.61 УК РФ, и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств срок или размер наказания не могли превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ.

Федеральным законом от 29.06.2009г. №141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», вступившим в силу 14 июля 2009 года, в ч.1 ст.62 УК РФ внесены изменения, согласно которым верхний предел срока или размера наказания при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» ч.1 ст.61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств снижен до двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК РФ.

Таким образом, новая редакция ст.62 УК РФ улучшает положение лиц, совершивших преступление.

В силу ч.1 ст.10 УК РФ уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание.

Санкция ч.3 ст.158 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 6 лет.

Принимая во внимание, что уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, наказание, назначаемое Панагиргину по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, не может превышать 2 лет 8 месяцев лишения свободы: 2/3 от 6 лет составляет 4 года лишения свободы (ч.1 ст.62 УК РФ); 2/3 от 4 лет составляет 2 года 8 месяцев лишения свободы (ч.7 ст.316 УПК РФ).

Кроме того, руководствуясь ч.1 ст.410 УПК РФ, согласно которой при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд не связан доводами надзорной жалобы и вправе проверить всё производство по уголовному делу в полном объёме, президиум приходит к следующим выводам.

В соответствии с чч.3, 5 ст.69 УК РФ, если хотя бы одно из преступлений, совершённых по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путём частичного или полного сложения наказаний. По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осуждённый виновен еще и в другом преступлении, совершённом им до вынесения приговора суда по первому делу.

Приговором Провиденского районного суда от 21 марта 2007 года Панагиргин осуждён за совершение преступления, предусмотренного ч.2 ст.245 УК РФ.

Преступление, предусмотренное п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, совершено Панагиргиным 1 февраля 2007 года, то есть до вынесения приговора суда по первому делу. Указанное преступление в силу ч.4 ст.15 УК РФ относится к категории тяжких преступлений.

В связи с этим суд первой инстанции при постановлении приговора от 26 апреля 2007 года пришёл к обоснованному выводу о необходимости назначения наказания по правилам чч.3, 5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений: преступления, предусмотренного п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, и преступления, предусмотренного ч.2 ст.245 УК РФ.

Между тем, указав в описательно-мотивировочной части приговора от 26 апреля 2007 года на применение принципа частичного сложения наказаний при назначении наказания по правилам чч.3, 5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, в резолютивной части приговора суд первой инстанции указал на применение в этой ситуации принципа частичного присоединения неотбытого наказания по приговору Провиденского районного суда от 21 марта 2007 года, то есть принципа, применяемого при назначении наказания по совокупности приговоров.

Одновременно, назначая Панагиргину наказание по совокупности приговоров по правилам ст.70 УК РФ, в резолютивной части приговора суд первой инстанции указал на применение принципа частичного сложения наказаний, тогда как должен был применить принцип частичного присоединения неотбытого наказания по предыдущему приговору суда.

Помимо этого, придя к выводу о необходимости назначения Панагиргину наказания по правилам чч.3, 5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, суд первой инстанции фактически определил ему наказание путём полного сложения назначенных наказаний.

Так, за совершение преступления, предусмотренного ч.2 ст.245 УК РФ, Панагиргину было назначено наказание в виде 1 года лишения свободы, за совершение преступления, предусмотренного п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, - в виде 3 лет лишения свободы, а по совокупности преступлений - 4 года лишения свободы.

В связи с изложенным приговор Провиденского районного суда от 26 апреля 2007 года подлежит изменению в этой части: наказание, назначенное Панагиргину по совокупности преступлений и приговоров, подлежит снижению.

Кроме того, приговором Провиденского районного суда от 26 апреля 2007 года Панагиргин и Хомяков Д. признаны виновными в совершении вымогательства группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия.

По смыслу закона, при квалификации действий виновных как совершённых группой лиц по предварительному сговору следует учитывать, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на совершение преступления, состоялась ли договорённость о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления.

В обвинительном заключении не указано, в чём заключался предварительный сговор между осуждёнными, имело ли место распределение ролей между соучастниками преступления. Доказательства, приведённые в обвинительном заключении и имеющиеся в материалах уголовного дела, не подтверждают наличие предварительного сговора между Панагиргиным и Хомяковым Д. на совершение вымогательства.

Судом первой инстанции эти обстоятельства оставлены без внимания.

Между тем из согласующихся между собой показаний Панагиргина и Хомякова Д., данных ими в качестве обвиняемых, изложенных в обвинительном заключении, следует, что 21 марта 2007 года они шли по ... и встретили Я.. Панагиргин сразу подошёл к Я. и стал требовать деньги на приобретение водки. Когда Я. отказал в передаче денег, Панагиргин ударил его кулаком в лицо. После чего Панагиргин и Хомяков Д., захватив руки Я., повели его в сторону сараев. Панагиргин продолжал требовать деньги от Я. и наносил ему удары кулаком в лицо. Хомяков Д. также наносил удары кулаком в лицо.

При таких обстоятельствах президиум приходит к выводу, что вымогательство совершено Панагиргиным и Хомяковым Д. группой лиц, но без предварительного сговора. Такой квалифицирующий признак ст.163 УК РФ не предусмотрен.

В связи с изложенным из обвинения Панагиргина и Хомякова Д. подлежит исключению квалифицирующий признак - группой лиц по предварительному сговору.

Принимая во внимание, что при вынесении приговора от 26 апреля 2007 года суд первой инстанции при назначении наказания Панагиргину и Хомякову за вымогательство исходил из того, что преступление ими совершено с двумя квалифицирующими признаками, президиум находит, что назначенное осуждённым наказание за это преступление, а также наказание, назначенное Панагиргину по совокупности преступлений (ст.161 УК РФ) и совокупности приговоров, Хомякову Д. - по совокупности приговоров, подлежит снижению.

Учитывая, что устранение вышеуказанных нарушений закона судом надзорной инстанции не повлечёт за собой ухудшение положения осуждённых, руководствуясь ст.407, п.6 ч.1 ст.408, ч.1 ст.409, ст.410 УПК РФ, президиум

постановил:

Надзорную жалобу осуждённого Панагиргина И.Н. удовлетворить частично.

Приговор Провиденского районного суда Чукотского автономного округа от 26 апреля 2007 года в отношении Панагиргина И.Н., Хомякова Д.В. изменить.

Признать обстоятельством, смягчающим наказание Панагиргина И.Н. по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ, активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Исключить из обвинения Панагиргина И.Н. и Хомякова Д.В. п.«а» ч.2 ст.163 УК РФ.

Снизить назначенное Панагиргину И.Н. наказание по п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ до 2 лет лишения свободы без штрафа.

Снизить назначенное Панагиргину И.Н. в соответствии с чч.3, 5 ст.69 УК РФ наказание по совокупности преступлений, предусмотренных п.«а» ч.3 ст.158 УК РФ и ч.2 ст.245 УК РФ, определив его путём частичного сложения наказаний, до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

Снизить назначенное Панагиргину И.Н. наказание по п.«в» ч.2 ст.163 УК РФ до 3 лет 4 месяцев лишения свободы без штрафа.

Снизить назначенное Панагиргину И.Н. в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ наказание по совокупности преступлений, предусмотренных п.«в» ч.2 ст.163 УК РФ и п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ, до 4 лет 4 месяцев лишения свободы.

Снизить назначенное Панагиргину И.Н. в соответствии со ст.70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров, определив его путём частичного присоединения неотбытой части наказания, до 4 лет 9 месяцев лишения свободы.

Снизить назначенное Хомякову Д.В. наказание по п.«в» ч.2 ст.163 УК РФ до 3 лет 1 месяца лишения свободы без штрафа, а окончательное наказание по совокупности приговоров - до 4 лет 4 месяцев лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения.

Председательствующий А.П. Талаев




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 44у-7/11
Принявший орган: Суд Чукотского автономного округа
Дата принятия: 07 июля 2011

Поиск в тексте