• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ТАМБОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 27 января 2011 года Дело N 22-10
 

г. Тамбов 27 января 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Тамбовского областного суда в составе:

Председательствующего: Воробьёва А.В.

Судей Коломникова О.А., Мухортых А.И.

При секретаре: Ерофееве О.А.,

рассмотрев кассационное представление заместителя прокурора Ленинского района г.Тамбова С. и кассационную жалобу потерпевшего К.И. на приговор Ленинского районного суда г.Тамбова от 14 декабря 2010 года в отношении

Никитиной И.А., *** года рождения, уроженки ***, проживающего: ***, не судимой:

которым она оправдана по ч.2 ст.318 УК РФ на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Коломникова О.А., выслушав мнение прокурора Долгова М.А. и потерпевшего К.И., просивших отменить приговор суда, мнение Никитиной И.А. и ее защитника - адвоката Мигель А.С., предлагавших оставить приговор суда, без изменения, Судебная коллегия,

У С Т А Н О В И Л А:

Никитина И.А. признана невиновной в применении насилия, опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти, при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационном представлении прокурор ставит вопрос об отмене приговора суда. Считает, что вывод суда о не умышленном причинении К.И. телесных повреждений, является необоснованным и не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Ссылается на показания потерпевшего, свидетелей Д., Б.Д. и К., прямо свидетельствующих об умышленности действий Никитиной И.А. нанесшей ему удар ногой в нос. Обращает внимание на показания Д., из которых следует, что Никитина предлагала ему денежное вознаграждение за изменение показаний о неумышленности ее действий. Выводы суда о непоследовательности и неконкретности показаний потерпевшего и свидетеля Д. находит несоответствующими материалам дела, в которых каких-либо существенных противоречий в них, не обнаруживается. Не соглашаясь с мотивом отвержения показаний свидетелей Б.Д. и К., которые, по мнению суда, не доказывают умышленность действий Никитиной, полагает, что их показания, наоборот, свидетельствуют об умышленности ее действий. Считает, что показания свидетелей Б. и И., данные ими со слов потерпевшего, так же подтверждают виновность Никитиной. В то же время, указывает на противоречивость показаний свидетелей, положенных в ее оправдание, а так же на показания самой Никитиной, которая, несмотря на объективное подтверждение в суде её хулиганских действий и хулиганских действий ее супруга, утверждала о своем культурном и вежливом поведении в помещении магазина, где происходили указанные события. Обращает внимание на показания свидетеля П., ходатайство о допросе которой было заявлено только в суде, тогда как потерпевший и свидетель Д. прямо указали на то, что ее не было на месте происшедшего. Считает необоснованным вывод об отсутствии заинтересованности свидетелей - сотрудников магазина *** так как те сами же подтвердили то, что Никитина во всеуслышание кричала о своем знакомстве с директором магазина и сотрудниками милиции. Находит противоречие в показаниях Никитиной и заключении судебно-медицинской экспертизы в отношении нее, свидетельствующей об отсутствии у нее каких-либо телесных повреждений на задней поверхности тела, в то время, как она сама утверждает о своем падении на пол, из-за того, что ее удерживал и тянул на себя сотрудник милиции. Указывает на несостоятельность вывода суда о том, что левая нога, которой был произведен удар по носу потерпевшего, не является ее «ударной» ногой. Ссылается на нарушение права государственного обвинителя представлять доказательства путем отведения заданного им обоснованного вопроса свидетелю.

В кассационной жалобе потерпевший К.И. просил отменить приговор суда как необоснованный. В обоснование отмены положил аналогичные обстоятельства.

В возражении на кассационное представление прокурора и кассационную жалобу потерпевшего Никитина И.А. просила оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы дела, доводы кассационного представления и кассационной жалобы потерпевшего, выслушав мнение участников процесса, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене вследствие нарушения требований ст.380 УПК РФ.

В соответствии с п.3 ч.1 ст.380 УПК РФ приговор признается несоответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

Согласно ч.1 ст.74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, в порядке установленном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а так же иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Как следует из приговора, решая вопрос об умышленности либо неосторожности действий Никитиной И.А., а значит об ее виновности или невиновности, одним из существенных юридически значимых обстоятельств по делу суд правильно определил установление того, в какой последовательности были совершены ее действия.

Причем, приходя к выводу о неосторожности действий Никитиной И.А., суд установил, что сначала Д. стал удерживать Никитину И.А., а уже потом та нанесла удар потерпевшему, вследствие потери равновесия о чем, по мнению суда, свидетельствуют показания самой оправданной, а так же показания свидетелей К., Б.Д. и П..

Однако, на предварительном следствии (т.1 л.д.86-88) К., работающий охранником магазина *** показал, что после совершения неизвестным мужчиной, как впоследствии ему стало известно - И.А., противоправных действий в помещении магазина, тот был препровожден в подсобное помещение, куда позже зашли двое сотрудников милиции, один из которых встал у входа, а второй - стал удерживать мужчину и застегивать ему наручники. « В это время мимо Б.Д. в подсобное помещение вошла девушка, которая входила в магазин ранее с мужчиной, которого они пытались усмирить, после чего, подбежав к нему и сотруднику милиции, ударила ногой в область лица сотрудника милиции, отчего сотрудник милиции на некоторое время остановил свои действия по задержанию, а после чего у него из носа потекла кровь, в это время сотрудник милиции схватил девушку за руки и стал выводить ее из помещения, та стала в ответ на действия сотрудников милиции угрожать тем, что их и сотрудников милиции уволят и тем, что у нее имеются знакомства с директором магазина и начальниками сотрудников милиции».

Аналогичные показания на предварительном следствии были даны свидетелем Б.Д. (т.1 л.д.89-91).

То есть, как усматривается из указанных показаний, сначала Никитина И.А., подбежав к потерпевшему, нанесла ему удар ногой по носу, и лишь затем Д. стал удерживать ее.

Несмотря на очевидное противоречие в показаниях свидетелей К. и Б.Д. на предварительном следствии и в суде, суд первой инстанции противоречий в их показаниях не усмотрел и расценил их показания в судебном заседании как более подробное изложение события преступления, которое было дано ими на предварительном следствии.

С обоснованностью такого вывода судебная коллегия не может согласиться, так как наличие противоречий по обстоятельствам, имеющим существенное значение для решения вопроса о виновности или невиновности Никитиной И.А., в данном случае, в соответствии с уголовно-процессуальным Законом, безусловно требовало от суда дачи оценки, с указанием оснований, по каким он принял одни из доказательств и отверг другие, чего сделано не было.

Кроме того, суд первой инстанции, придя к выводу об отсутствии у свидетелей К., Б.Д. и П., являющихся работниками магазина *** какой-либо заинтересованности, не дал оценки показаниям К. и Б.Д. на предварительном следствии, о том, что Никитина И.А. в ответ на действия сотрудников милиции угрожала тем, что их и сотрудников милиции уволят и тем, что у нее имеются знакомства с директором магазина и начальниками сотрудников милиции».

В обоснование вывода о виновности Никитиной И.А. государственным обвинителем в судебном заседании представлялись показания свидетеля Д. о том, что Никитиной И.А. и некими сотрудниками милиции ему предлагалось вознаграждение за изменение показаний в пользу последней.

Согласно протоколу судебного заседания (т.2 л.д.123) в ходе допроса свидетеля Д. государственный обвинитель пытался выяснить данные обстоятельства.

Однако суд первой инстанции посчитал их, не имеющими существенного значения для дела, в то же время, в приговоре, придя к выводу об их неподтвержденности, что, по мнению судебной коллегии, привело к нарушению права государственного обвинителя на представление доказательств, которое предусмотрено ст.246 УПК РФ.

При таких обстоятельствах, как считает судебная коллегия, приговор суда подлежит отмене с его направлением на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду необходимо с соблюдением принципа состязательности сторон и прав участников процесса на представление доказательств, исследовать представленные ими доказательства, дав им, при наличии существенных противоречий, соответствующую оценку в соответствии с требованиями УПК РФ, после чего решить вопрос о виновности или невиновности Никитиной И.А., а в случае установления виновности вопрос о назначении ей справедливого наказания.

Руководствуясь ст.ст.377,378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Ленинского районного суда г.Тамбова от 14 декабря 2010 года в отношении Никитиной И.А. отменить, направив дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-10
Принявший орган: Тамбовский областной суд
Дата принятия: 27 января 2011

Поиск в тексте