• по
Более 63000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ТАМБОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 17 декабря 2012 года Дело N 33-3478
 

17 декабря 2012 года город Тамбов

Апелляционная инстанция Тамбовского областного суда в составе:

председательствующего: Белоусовой В.Б.,

судей: Тюриной Н.А., Малининой О.Н.,

при секретаре: Коломытцевой В.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Горбуновой Л.А. к Бетиной С.В. о возмещении ущерба, причиненного заливом квартиры,

по апелляционной жалобе представителя Бетиной С.В. - Денисова А.А. на решение Советского районного суда г.Тамбова от 01 октября 2012 года.

Заслушав доклад судьи Тюриной Н.А., апелляционная инстанция,

Установила:

Горбунова Л.А. обратилась в суд с иском к Бетиной С.В. о взыскании ущерба, причиненного заливом ее квартиры, расположенной по адресу: ***. Указала, что *** кухня в ее квартире была залита Бетиной С.В., проживающей этажом выше в *** того же дома. В результате залива кухни кухонному гарнитуру причинен ущерб, ввиду чего его стоимость снижена на *** руб. Однако ответчик отказался добровольно возместить ущерб. С учетом уточных требований просила взыскать с ответчика в счет возмещения ущерба, причиненного заливом кухни, денежную сумму в размере *** руб., компенсацию морального вреда в размере *** руб. и судебные расходы на уплату государственной пошлины *** руб., комиссию за перевод денежных средств *** руб., стоимость проведенного экспертного исследования - *** руб., денежную сумму за разборку и сборку кухонной мебели в размере *** руб., а также сумму, уплаченную за проведение товароведческой экспертизы в размере *** руб.

Решением Советского районного суда г. Тамбова от 01.10.2012 го. исковые требования Горбуновой Л.А. удовлетворены частично. С Бетиной С.В. в пользу Горбуновой Л.А. взысканы денежные средства в возмещение материального ущерба в размере *** руб., оплату экспертизы в размере *** руб. и государственная пошлина *** руб. В удовлетворении остальной части иска отказано.

С решением суда не согласна Бетина С.В. В апелляционной жалобе ее представитель Денисов А.А. просит решение суда отменить. Указывает, что отсутствие в акте о залитии квартиры сведений о повреждениях мебели свидетельствует о недоказанности причинно-следственной связи между залитием и порчей кухонного гарнитура, при том, что в акте представитель ЖКУ обязан зафиксировать факт залития и его последствия. В акте детально описаны повреждения стен, потолка, откоса и пола, стоимость восстановительного ремонта которых ответчик возместил в добровольном прядке в сумме *** руб.

Заявитель жалобы проводит выводы оспоренного стороной ответчика заключения эксперта *** от *** и обращает внимание на указание в данном заключении того, что набор кухонной мебели был поврежден в результате воздействия воды, имеет следы, характерно проявляющиеся при длительном и (или) обильном контактном воздействии с влажной средой; эксперт ссылается на протокол осмотра места происшествия, согласно которому в результате аварийной ситуации имел место перелив воды через край мойки кухни и как следствие пострадали столы, расположенные на полу. Указывает, что в материалах дела не имеется протокол осмотра места происшествия, экспертом не устанавливались причины возникновения дефектов, рыночная стоимость набора кухонной мебели, что было взято из информационного письма, представленного истицей.

Не согласен заявитель жалобы и с заключением эксперта *** от ***, ссылаясь на то, что эксперт самостоятельно переформулировал вопросы, поставленные судом, что существенным образом повлияло на его выводы. Оспаривает и то, что эксперт исследовал гарнитур мебели, а не набор мебели, что позволило бы установить стоимость каждого элемента в отдельности, что снизило бы стоимость снижения качества двух поврежденных элементов до *** руб. Кроме того, в договоре купли-продажи кухонной мебели каждый из элементов набора имеет отдельную оценку, что отражено в отдельном приложении, которое суд не истребовал. Также полагает неправомерным определение стоимости мебели не по договору купли-продажи, а также с учетом мойки и смесителя, которые от залития пострадать не могли.

Отмечает, что экспертом не было учтено, что залитие кухни истца произошло в другом углу кухни, чем тот, где находится поврежденная мебель, что исключает возможность определить, что явилось причиной воздействия воды на исследованный объект. Механизм возникновения повреждений не исследовался, тогда как они могли образоваться от действий самой истицы, допускавшей неоднократный перелив воды через край мойки или другим способом. Эксперт в судебном заседании показал, что дефекты произошли от избыточной влаги, но конкретную дату залива определить невозможно. Указанное свидетельствует о том, что дефекты могли произойти в результате других событий, нежели залитие ответчиком квартиры истицы.

Указывая, что при изложенных обстоятельствах суд необоснованно отказал ответчику в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы, ходатайствует о ее назначении перед судом апелляционной инстанции в ГУ *** по вопросам о том, являлось ли залитие из квартиры ответчицы причиной возникновения дефектов набора мебели истицы; отделимы ли элементы набора кухонной мебели и возможно ли определить стоимость каждого поврежденного элемента с учетом износа; каков процент износа каждого поврежденного элемента набора кухонной мебели.

Также полагает, что свидетельские показания не могли быть положены в основу решения суда, поскольку они опровергаются установленными по делу обстоятельствами и представленными доказательствами.

Не согласен заявитель жалобы и с взысканием с ответчика суммы размере 6 000 руб. в возмещение затрат истца на демонтаж и монтаж кухонной мебели для возможности разбора покрытий полов из ламината с последующим устройством покрытий. Однако, возражениям ответчика против данных требований суд оценки не дал. Обоснованность заявленных требований истцом не подтверждена, договор о производстве требуемых к оплате работ не содержит существенных условий, следовательно не является заключенным. Квитанциями и другими надлежащими документами расходы истицы не подтверждены.

В возражениях на апелляционную жалобу Горбунова Л.А. считает решение суда законным и обоснованным. Полагает, что указывать повреждения мебели после залития квартиры сотрудникам ЖЭУ-1 действующее законодательство не предписывает. О повреждении мебели было заявлено сразу и ответчице и ее родственнице сразу же при их посещении квартиры истицы. Указывает, что суть вопросов, поставленных перед экспертом, не была изменена им, он лишь привел их в логическую последовательность. Полагает, что сомневаться в компетентности эксперта и правильности его выводов нет оснований. Обосновывает попадание воды на пострадавшие предметы мебели масштабностью залива и длительностью нахождения кухни в воде до обнаружения и вызова аварийной службы. Считает, что ущерб причинен кухонному гарнитуру в целом, а не отдельным его элементам. В опровержение доводов представителя ответчика о необоснованности взыскания дополнительных расходов по разборке и сборке кухонного гарнитура истцом приложены товарные чеки на сумму понесенных затрат.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, поддержанной представителем Бетиной С.В. Гензелюк О.Н., заслушав представителя ЖЭУ -1 Щеголихину О.Е., судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Разрешая исковые требования, суд первой инстанции верно руководствовался положениями ст. 210 ГК РФ, в соответствии с которой собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Вопреки указанной обязанности, *** Бетина С.В. - собственник *** допустила прорыв трубы холодного водоснабжения внутриквартирной разводки, в результате чего произошел залив кухни ниже расположенной ***, принадлежащей Горбуновой Л.А., что подтверждается актом ООО ЖЭУ - 1 и не оспаривается стороной ответчика.

Судом правильно постановлено, что в силу положений ст.ст. 15, 1064 ГК РФ Бетина С.В. обязана возместить Горбуновой Л.А. ущерб, причиненный имуществу последней в результате залива квартиры, в полном объеме расходов, которые Горбунова Л.А. произвела либо должна будет произвести для восстановления нарушенного права.

Бетина С.В. в добровольном порядке уплатила Горбуновой Л.А. денежные средства в размере *** руб. в счет стоимости восстановительного ремонта помещения кухни (а именно - ремонт потолка (декор, штукатурка, покраска, молдинги) 2 кв.м., стен (обои) 4 кв.м., ламината 9 кв.м., оконного откоса 0,4 кв.м.) и полагает причиненный ущерб возмещенным в полном объеме.

Горбунова Л.А. заявила также о порче в результате залития ее квартиры кухонного гарнитура, размер снижения стоимости которого требует ей возместить.

В соответствии с заключением судебной товароведческой экспертизы кухонная мебель истицы имеет следующие дефекты - разбухание столешницы *** и верхнего горизонтального щита шкафа - стеллажа ***, отслоение облицовки (отделение облицовки от основы) кромок столешницы *** и верхнего горизонтального щита шкафа - стеллажа ***. Данные дефекты возникли в результате аварийной ситуации (залива). Снижение стоимости гарнитура мебели для кухни в результате порчи от залива составило *** руб.

Судом первой инстанции установлено, что повреждение кухонной мебели истицы находится в прямой причинно-следственной связи с заливом из квартиры ответчицы, в подтверждение чему приведен тщательный анализ представленных сторонами доказательств в их совокупности.

В том числе, судом установлено, что, как пояснили сотрудники ООО ЖЭУ -1, обстоятельства повреждения мебели они в акте не обязаны были фиксировать и не фиксировали, а в силу своих полномочий отразили только техническое состояние квартиры, вместе с тем, наличие производных от залития дефектов мебели подтверждено показаниями свидетелей об отсутствии вздутия мебели до залития и обнаружении такового после того, что в полном объеме соотносится с вышеприведенным содержанием заключения эксперта *** от ***, основанным на фактах обнаружения на поврежденных влагой поверхностях наслоений вещества белого цвета - побелки, при том, что в ходе обычной эксплуатации мебели наличие такого количества жидкости в поврежденных местах маловероятно.

Указанное опровергает и доводы жалобы о невозможности воздействия влаги от залива на оказавшиеся поврежденными предметы мебели ввиду их иного расположения, нежели места пролития. Кроме того, как следует из материалов дела, помещение кухни истца небольшое, что обусловило возможность объемного воздействия влаги на имущество истицы.

Указание в первоначально предоставленном истцом экспертном исследовании *** от *** об образовании дефекта столов, расположенных на полу залитого помещения в результате перелива воды через край мойки кухни противоречит как имеющимся повреждениям, так и механизму их образований, установленному в заключении эксперта, и было опровергнуто в ходе допроса составившего данное исследование эксперта о допущенных ею опечатках, что подтверждается также ссылкой в тексте исследования на протокол осмотра места происшествия, который в рассматриваемом случае вовсе не составлялся.

Определяя размер снижения стоимости гарнитура в результате порчи, эксперт, вопреки доводам жалобы о необходимости определения снижения стоимости отдельных элементов набора кухонной мебели, указал на индивидуальность заказа всего комплекта мебели в целом с учетом размеров и планировки конкретного помещения с определенным расположением инженерных коммуникаций (вентиляции, водопроводных и газовых труб), ввиду чего образование дефектов отдельных предметов мебели снижает качество и, соответственно, стоимость всего изделия в целом.

Приведенные доводы эксперта верно положены судом в основу решения как целиком обосновавшие его выводы.

Сомневаться в компетенции эксперта и его выводах у суда оснований не имеется.

Вопреки доводам жалобы, никакой переформулировки поставленных судом вопросов эксперт не производил, а лишь привел их в последовательность, соответствующую последовательности исследовательской части заключения, не изменяя их смысл.

Поскольку никаких неясностей, неточностей, неполноты имеющееся заключение эксперта не содержит, сомнений в правильности и обоснованности заключения не имеется, то предусмотренные ст. 87 ГПК РФ основания для назначения повторной экспертизы по делу отсутствуют. Соответствующее ходатайство стороны ответчика подлежит оставлению без удовлетворения, что также верно определено судом первой инстанции.

Доводы стороны ответчика о необоснованности взыскания в пользу истицы денежных средств за разборку - сборку кухонной мебели также не являются состоятельными, поскольку данные действия обусловлены необходимостью проведения восстановительного ремонта покрытия полов из ламината кухни, для чего необходимо освобождение помещения кухни от набора кухонной мебели. Действительность осуществления данных действий и их оплата истицей подтверждены документально соответствующими договором и товарными чеками.

Таким образом, судебная коллегия находит, что судом правильно применен материальный закон, подлежащий применению, установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, имеющимся доказательствам дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст.ст. 67, 196 ГПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы направлены на иную оценку доказательств, не содержат обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда и опровергающих его выводы.

Нарушений норм процессуального закона, которые могли бы служить основанием для отмены решения суда, судом допущено не было.

Следовательно, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, апелляционная инстанция

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда г. Тамбова от 01 октября 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя Бетиной С.В. - Денисова А.А. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3478
Принявший орган: Тамбовский областной суд
Дата принятия: 17 декабря 2012

Поиск в тексте