• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 24 января 2013 года Дело N 22-329/2013
 

г. Томск 24 января 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Нестерова М.В.,

судей: Каргиной О.Ю. и Бульдович О.Н.,

при секретаре Травковой Е.Ю.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению заместителя прокурора Томского района Томской области Перелыгиной И.В. и кассационной жалобе осужденного Филатова А.А. на приговор Томского районного суда Томской области от 30 октября 2012 года, которым

ФИЛАТОВ А. А., /__/, несудимый,

осужден по ч.1 ст.264 УК РФ к двум годам лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами сроком на три года. В соответствии с ч.1,3 ст.73 УК РФ назначенное Филатову А.А. наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком на три года, в течение которого последний должен своим поведением доказать своё исправление. На основании ч.5 ст.73 УК РФ на осужденного Филатова А.А. возложены обязанности ежеквартально по месту жительства являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных, не менять место жительства без уведомления указанного органа, работать весь испытательный срок, принять меры к заглаживанию причинённого морального вреда.

Дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством постановлено исполнять самостоятельно.

Гражданские иски потерпевших А. и Т. о возмещении морального вреда удовлетворены частично. С осужденного Филатова А. А. взыскано: в пользу А. /__/ (/__/) рублей, в пользу Т. /__/ (/__/) рублей.

Заслушав доклад судьи Нестерова М.В., выступление прокурора Ильиной А.А., поддержавшей доводы кассационного представления, но просившей об отмене приговора вследствие неправильного применения уголовного закона, выступление осужденного Филатова А.А. и его защитника Марченко П.В., поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших об отмене приговора ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и, соответственно, о направлении дела на новое судебное разбирательство, мнение потерпевшей Т., полагавшей возможным приговор оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Филатов А.А. признан виновным в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшим по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Преступление совершено с 19-00 до 20-00 19 июня 2011 года на 22 км автодороги /__/, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Филатов А.А. вину не признал.

В кассационном представлении заместитель прокурора Томского района Томской области Перелыгина И.В. ссылается на неправильное применение судом уголовного закона, поскольку суд в нарушение ч.1 ст.56 УК РФ назначил Филатову А.А., впервые совершившему преступление небольшой тяжести, при отсутствии у него обстоятельств, отягчающих наказание, наказание в виде лишения свободы, тогда как санкция ч.1 ст.264 УК РФ, по которой осуждён Филатов А.А. предусматривает альтернативное лишению свободы наказание в виде ограничения свободы. При таких обстоятельствах считает, что суд должен был назначить осуждённому наказание в виде трёх лет ограничения свободы с установлением ограничений - не менять места жительства без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы муниципальных образований "г. Томск" и "Томский район", с возложением обязанности - являться в специализированный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации, с лишением права управлять транспортными средствами на срок три года.

В кассационной жалобе осуждённый Филатов А.А. выражает несогласие с приговором, указывая на то, что изложенные в нём выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку содержат существенные противоречия и не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Кроме того, суд не учёл обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы.

Так, автор жалобы считает, что суд необоснованно не учёл показаний свидетелей Т., К. и П., пассажиров автомобиля, управляемого осуждённым, которые однозначно указывали на то, что перед совершением манёвра Филатов А.А. снизил скорость, остановился, включил сигнал поворота, и только после этого стал пересекать проезжую часть.

Более того, суд исказил показания свидетеля К., а показания свидетелей Т. и П. необоснованно признал противоречивыми, тогда как противоречия как раз имеются в показаниях потерпевших и свидетелей обвинения - Т., А., Г. и В.

В частности противоречия в показаниях вышеуказанных свидетелей заключаются в определении расстояния между автомобилями до момента возникновения опасности (за 5 или за 20-30 метров), а свидетель В., более того, даже указывал на включение поворота на автомобиле Филатова А.А. Другие же свидетели обвинения с учётом их нахождения в автомашине потерпевшего не могли наблюдать за дорожной обстановкой, что исключает возможность принятия их показаний за основу приговора.

Суд также неверно установил место столкновения автомобилей, приняв за основу схему, составленную инспектором ГИБДД, при этом не учтя, что часть следов торможения была утрачена до прибытия на место происшествия сотрудников полиции, что подтверждается и показаниями инспектора Ж. При этом утверждения инспектора ДПС Томского ГИБДД Я. о фиксации места столкновения автомобилей со слов водителей не должны приниматься во внимание, так как с осуждённым место столкновения не согласовывалось, и на тот момент он себя очень плохо чувствовал.

Далее в жалобе оспариваются выводы автотехнических экспертиз ввиду применения в них неверных методик расчёта, несоответствующих дорожно-транспортной ситуации. При этом в проведении дополнительной экспертизы следователем и судом было необоснованно отказано. Так, в этих экспертизах остался невыясненным вопрос об исправности тормозной системы автомобиля /__/, а ссылку суда о прохождении автомобилем потерпевшего техосмотра в мае 2011 года, свидетельствующим об его исправности нельзя признать убедительной. В частности, в указанных экспертизах неверно определено место столкновения транспортных средств, что влияет на разрешение вопроса о наличии у водителя автомобиля /__/ Т. возможности предотвратить столкновение автомобилей путём торможения.

Также осуждённый, ссылаясь на Федеральный закон №73-ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», считает необоснованным отказ в удовлетворении ходатайства о принятии в качестве доказательства заключения специалиста Г. Кроме того, находит несостоятельным вывод суда о наличии противоречий в её показаниях, которые, по его мнению, наиболее точно отражают картину произошедшего.

Далее Филатов А.А. указывает на неразрешение судом вопросов, имеющих юридическое значение, среди которых вопросы о скорости автомобиля, управляемого потерпевшим, о наличии у него технической возможности предотвратить столкновение, о механизме и месте столкновения, а также о причинно-следственной связи действий каждого водителя с наступившими последствиями.

Кроме того, осуждённый считает несправедливым назначенное ему наказание, и указывает на несоблюдение судом требований разумности и справедливости при разрешении гражданских исков.

Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного помощник прокурора Томского района Томской области Нестребенко М.М. приводит доводы о несостоятельности изложенных в ней доводов. Просит в её удовлетворении отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости изменения приговора в части назначенного наказания.

Вместе с тем приговор в части установления вины осуждённого судебная коллегия считает обоснованным.

Так, выводы суда о виновности Филатова А.А. подтверждаются показаниями потерпевших и свидетелей обвинения А., Т., Г., Т., Ш. и Ш., согласно которым при совершении манёвра водитель автомобиля «/__/» (которым управлял осуждённый) не подавал сигналы световыми указателями поворота, ввёл такими действиями в заблуждение водителя автомобиля «/__/» Т., совершающего обгон по встречной полосе, в результате чего произошло столкновение транспортных средств.

Суд обоснованно принял показания указанных лиц за основу приговора, поскольку в этой части они были последовательны на протяжении всего производства по делу, и, кроме того, согласуются между собой. Таким образом, оснований не доверять им не имеется.

Доводы Филатова А.А. о том, что указанные лица в силу своего местоположения в автомобиле не имели возможности наблюдать за складывающейся впереди дорожной обстановкой неубедительны, так как основаны на предположениях осуждённого, тогда как сами потерпевшие и свидетели однозначно утверждали, что видели как автомобиль «/__/» совершал манёвр без подачи световых сигналов указателями поворота.

Виновность осуждённого помимо свидетельских показаний подтверждается и письменными материалами дела, в частности заключением автотехнических экспертиз, а затем и показаниями эксперта Ж., в соответствии с которыми при данных обстоятельствах водитель Т. не имел возможности предотвратить столкновение.

Обсуждая возражения стороны защиты, судебная коллегия полагает, что суд обоснованно отверг их, поскольку они основаны на показаниях заинтересованных лиц, знакомых Филатова А.А., в момент случившегося находящихся с ним в одном автомобиле. При таких обстоятельствах оснований доверять им у суда не имелось, тем более по ряду существенных моментов, касающихся обстоятельств ДТП, суд правильно указал на имеющиеся в них противоречия. Вместе с тем изложенные выше показания свидетелей обвинения согласуются между собой не только среди лиц, находящихся в одном автомобиле с потерпевшим, но и с лицами, находящимися в другом автомобиле, не являющемся участником ДТП. Так, свидетели Ш. и Ш., автомашина которых двигалась в общем потоке автотранспорта по трассе, также указали на отсутствие сигналов поворота со стороны автомобиля «/__/».

Утверждения автора жалобы об отсутствии противоречий в показаниях свидетелей К., Т. и П., об их искажении со стороны суда в приговоре, а также о наличии существенных противоречий в показаниях свидетелей обвинения не соответствуют действительности.

В приговоре суд подробно изложил все противоречия, установленные в показаниях свидетелей защиты, которые судебная коллегия действительно находит имеющими место.

Вместе с тем противоречий в показаниях свидетелей Т., А. и Г. судебная коллегия не усматривает.

Относительно расстояния между автомобилями с момента, когда автомобиль «/__/» стал препятствием для автомобиля «/__/», пояснения давали только свидетели Т. и В. (а не свидетели, указанные в жалобе, из которых лишь А. предположительно назвал расстояние около 30-60 метров), однако и их пояснения, бесспорно, носили лишь приблизительный характер, поэтому возможность (невозможность) предотвращения столкновения со стороны водителя автомобиля «/__/» определялась экспертом не только с учётом их показаний, но и с учётом других обстоятельств, приведённых в экспертизе.

Место столкновения автомобилей отражено в схеме места происшествия, составленной инспектором ГИБДД Я. с учётом следов торможения и юза, а также пояснений водителей. При этом замечания по поводу схемы и протокола места происшествия со стороны водителей отсутствуют. Оба участника ДТП были ознакомлены со схемой и обстоятельствами, изложенными в протоколе, с которыми были полностью согласны. Возражения автора кассационной жалобы в настоящее время относительно место столкновения и других обстоятельств, приведённых в протоколе осмотра, а также зафиксированных в схеме, не принимаются судебной коллегией как неубедительные, противоречащие показаниям свидетелей, в том числе свидетеля Я., лица незаинтересованного в представлении тех или иных преимуществ той или иной стороне ДТП. Оснований полагать, что при частичной утрате следов торможения, на чём настаивает сторона защиты, могла произойти существенная ошибка в установлении места столкновения транспортных средств, не имеется, поскольку для этой цели принимались во внимание не только следы торможения, но и другие обстоятельства.

Неубедительными судебная коллегия находит и доводы защиты о несоответствии действительности заключений автотехнических экспертиз вследствие применения при их проведения неверных методик расчёта, поскольку по делу было проведено две автотехнические экспертизы, и в обоих случаях эксперты указывали на отсутствие у водителя автомобиля «/__/» технической возможности предотвратить столкновения в сложившейся дорожно-транспортной ситуации. Более того, при допросах эксперты Ж. и Г. дали исчерпывающие пояснения по поводу проведения данных экспертиз.

При таких обстоятельствах оснований сомневаться в выводах экспертиз судебная коллегия не усматривает, и необходимости в проведении дополнительной экспертизы, вопреки доводам осуждённого, не находит. Решение суда об отказе в дополнительной экспертизе является правильным. Место столкновение в имеющихся экспертизах определено, исходя из схемы места происшествия, и по иному оно определено быть не может.

Нарушений прав участников уголовного судопроизводства и несоблюдение процедуры судопроизводства при принятии решения об отказе в назначении экспертизы, которые могли бы повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, судом не допущено. Мотивы, по которым судья на месте постановлением отклонил ходатайство защитника, в протоколе отражены. Принятие такого решения судьёй без удаления в совещательную комнату не может служить основанием для отмены приговора. Оценка имеющимся экспертизам дана в приговоре, и при наличии сомнений в их обоснованности, суд имел возможность возобновить судебное следствие и решить вопрос о назначении дополнительной автотехнической экспертизы.

Обсуждая отказ суда в принятии в качестве доказательства заключения специалиста Г., судебная коллегия не может согласиться с возражениями осуждённого, изложенными по этому поводу в его кассационной жалобе, поскольку Г. не имела дополнительной подготовки по программе «эксперт-автотехник», соответственно, была невправе давать заключение об обоснованности автотехнического исследования дорожной обстановке. Суд первой инстанции со ссылкой на нормативные акты Минтруда РФ обосновал свою позицию, с которой судебная коллегия полностью согласна. Положения Федерального закона №73-ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» судом не нарушены.

Вместе с тем специалист Г. была допрошена в судебном заседании и представила своё видение данного транспортного происшествия, отличное от имеющихся заключений транспортных экспертиз, которое было оценено судом наряду с этими заключениями и показаниями экспертов Ж. и Г., а также свидетелей по делу. При оценке суд выявил противоречия в пояснениях специалиста, основывающей свою позицию на отсутствие учёта затрат кинетической энергии при столкновении автомобилей, но не предлагающей методику расчёта затрат кинетической энергии. Кроме того, иные её возражения, в частности, по поводу угла столкновения автомобилей и места столкновения, по сути, совпадают с заключением экспертиз и материалами дела.

Таким образом, вывод суда критически воспринявшего показания специалиста Г. является обоснованным.

Вопросы, на которые, по мнению осуждённого Филатова А.А., не были получены ответы при рассмотрении дела, как то о скорости автомобиля, управляемого потерпевшим, о наличии у него технической возможности предотвратить столкновение, о механизме и месте столкновения, а также о причинно-следственной связи действий каждого водителя с наступившими последствиями, в действительности разрешены в заключениях экспертов, а на вопрос о причинно-следственной связи действий водителя Филатова А.А. с наступившими последствиями, являющийся юридическим, ответ дан судом, который признал последнего виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.264 УК РФ.

Действия осуждённого судом квалифицированы правильно.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела не допущено, все доказательства, принятые за основу приговора являются, относимыми и допустимыми.

Вместе с тем приговор в части наказания подлежит изменению, поскольку Филатовым А.А. впервые совершено преступление, предусмотренное ч.1 ст.264 УК РФ, относящиеся к категории преступлений небольшой тяжести, при этом отягчающие обстоятельства в его действиях отсутствуют, а санкция настоящей статьи предусматривает помимо лишения свободы и иные виды наказания, поэтому в соответствии с ч.1 ст.56 УК РФ ему не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Таким образом, доводы кассационного представления и кассационной жалобы о несправедливости наказания судебная коллегия находит обоснованными, и полагает возможным назначить Филатову А.А. более мягкий вид наказания.

Более того, судебная коллегия с учётом совершения осуждённым неосторожного преступления небольшой тяжести впервые, а также с учётом его положительных характеристик и его последующего поведения, считает возможным применить при назначении ему наказания положения ст.64 УК РФ, назначив более мягкий вид наказания чем предусмотрен санкцией ч.1 ст.264 УК РФ.

Гражданский иск потерпевших А. и Т. разрешен в соответствии с нормами материального права.

При определении размера компенсации морального вреда судом учтён характер причинённых потерпевшим физических и нравственных страданий, а также требования разумности и справедливости. Сумма, назначенная судом в качестве компенсации морального вреда, является обоснованной.

На основании изложенного, руководствуясь ст.378, ст.379, п.1 ст.382, ст.383 и ст.388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Томского районного суда Томской области от 30 октября 2012 года в отношении ФИЛАТОВА А. А. изменить:

Назначить ФИЛАТОВУ А. А. наказание по ч.1 ст.264 УК РФ с применением ст.64 УК РФ в виде двух лет исправительных работ с удержанием из его заработка 10% в доход государства, а также с лишением права управлять транспортным средством сроком на три года.

В соответствии со ст.73 УК РФ наказание, назначенное ФИЛАТОВУ А. А. в виде исправительных работ считать условным, установив ему испытательный срок в три года, в течение которого он должен своим поведением доказать своё исправление.

На основании ч.5 ст.73 УК РФ возложить на ФИЛАТОВА А. А. исполнение обязанностей: являться ежеквартально на регистрацию по месту жительства в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осуждённых, не менять место жительства без уведомления указанного органа.

Дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством исполнять самостоятельно.

В остальной части приговор оставить без изменения.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-329/2013
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 24 января 2013

Поиск в тексте