• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 05 июля 2012 года Дело N 22-3365/2012
 

г. Томск 5 июля 2012г.

Судебная коллегия по уголовным делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Полякова В.В.,

судей Уткиной С.С., Тыняного А.М.,

при секретаре Брыковой Е.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы обвиняемого Короткевича В.М., адвокатов Моргунова Е.С. и Филиппова К.Э. в защиту интересов обвиняемого Короткевича В.М. на постановление Ленинского районного суда г.Томска от 24 июня 2012г., которым в отношении

Короткевича В.М., родившегося /__/ в /__/, гражданина /__/, зарегистрированного по адресу: /__/, имеющего временную регистрацию по адресу: /__/, проживающего по адресу: /__/, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.«а» ч.4 ст.204 УК РФ,

избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, с содержанием в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Томской области, сроком на 2 месяца, то есть до 22 августа 2012г.

Заслушав доклад судьи Уткиной С.С., объяснение обвиняемого Короткевича В.М., выступление адвокатов Моргунова Е.С., Филиппова К.Э. и Глазырина Е.А. в защиту интересов обвиняемого Короткевича В.М., поддержавших доводы кассационных жалоб, возражение прокурора Ананьиной А.А., полагавшей, что постановление суда является законным и обоснованным, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

31 мая 2012г. старшим следователем отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета РФ по Томской области В. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п.«а» ч.4 ст.204 УК РФ, в отношении Короткевича В.М., Кунгурова Ю.А., Романенко Л.В., Букейханова Т.Н.

22 июня 2012г. Короткевич В.М. был задержан в порядке ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении указанного преступления.

23 июня 2012г. Короткевичу В.М. было предъявлено обвинение в незаконном получении лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, денег за бездействие в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

23 июня 2012г. старший следователь отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета РФ по Томской области В. по согласованию с руководителем следственного органа обратился в Ленинский районный суд г.Томска с ходатайством об избрании в отношении обвиняемого Короткевича В.М. меры пресечения в виде заключения под стражу, указав на наличие оснований для этого.

Ходатайство следователя было рассмотрено в судебном заседании 24 июня 2012г. и постановлением суда в отношении Короткевича В.М. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Не согласившись с результатами рассмотрения ходатайства следователя, обвиняемый Короткевич В.М. и его защитники Моргунов Е.С. и Филиппов К.Э. обжаловали постановление суда в кассационном порядке.

В кассационной жалобе обвиняемый Короткевич В.М. выражает несогласие с решением суда, считая его незаконным и необоснованным. Указывает, что органами предварительного расследования не представлено доказательств того, что он может скрыться, оказать на кого-либо воздействие, а также продолжить заниматься преступной деятельностью. Автор жалобы полагает, что выводы суда основаны на предположениях следователя. Отмечает, что в подтверждение того, что скрываться от следствия он не намерен, в суд первой инстанции были представлены соответствующие доказательства. Обращает внимание, что в /__/ он проживает длительное время, с 1973 года, /__/. Он имеет в /__/ недвижимость, денежные вклады в /__/ и счет в отделении /__/ в /__/. Также автор кассационной жалобы отмечает, что он имеет более полутора десятка наград и поощрений различного уровня, ученые степени и звания, является «/__/», являлся /__/. Обвиняемый Короткевич В.М. еще раз акцентирует внимание на том, что не собирается скрываться, поскольку сам заинтересован в объективном расследовании всех обстоятельств произошедшего, намерен сотрудничать со следствием. Отмечает, что выезжать за пределы /__/ он может только с личного разрешения гендиректора ГК «/__/» К., а его заграничный паспорт находится на хранении в службе безопасности /__/. Автор кассационной жалобы считает голословными утверждения следователя о том, что он (Короткевич В.М.) может оказать давление на свидетелей и предварительное следствие. Относится критически, как надуманному, к утверждению следователя о том, что он (Короткевич В.М.), оставаясь на свободе, будет заниматься преступной деятельностью. Считает, что постановление носит обвинительный уклон, поскольку доводы стороны защиты в судебном решении не отражены должным образом. Кроме этого автор кассационной жалобы обращает внимание на состояние своего здоровья, которое не учитывалось судом при избрании меры пресечения. Отмечает, что у него имеется ряд хронических заболеваний. С учетом указанного, обвиняемый Короткевич В.М. просит отменить постановление Ленинского районного суда г.Томска от 24 июня 2012г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Заявляет о личном участии в суде кассационной инстанции, а также об участии своих защитников.

В кассационной жалобе адвокат Моргунов Е.С. в защиту интересов обвиняемого Короткевича В.М. считает постановление суда незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Полагает, что в нарушение п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009г. №22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» судом не проверена обоснованность подозрения в причастности Короткевича В.М. к совершенному преступлению. Считает, что объективных данных, свидетельствующих об обоснованности обвинения, предъявленного Короткевичу В.М., суду представлено не было. Защитник Моргунов Е.С. считает, что в нарушение ч.1 ст.108 УПК РФ в постановлении суда отсутствуют конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение, а выводы суда необоснованны и носят предположительный характер. По мнению адвоката, вывод суда о том, что Короткевич В.М., находясь на свободе, может скрыться от предварительного следствия, опровергается рядом обстоятельств, а именно, наличием у обвиняемого зарегистрированной в установленном законом порядке собственности на территории /__/ и постоянного места жительства, /__/, /__/, репутации, постоянного высокооплачиваемого места работы и дохода, а также тем, что, будучи допущенным к Государственной тайне, Короткевич В.М. не имеет возможности выехать за границу без разрешения соответствующих органов корпорации /__/. Также автор жалобы считает безосновательным вывод суда о том, что Короткевич В.М. может оказать воздействие на свидетелей и иных участников судопроизводства, а также может уничтожить или сокрыть доказательства, чем воспрепятствует дальнейшему производству по делу. Кроме этого адвокат Моргунов Е.С. считает, что в нарушение положений абз.2 п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009г. №22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» судом вообще не учтены сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение. Защитник считает, что постановление суда носит явный обвинительный уклон, поскольку доводы следователя изложены в постановлении полностью, тогда как аргументы стороны защиты не изложены вообще и им не дана оценка. Автор кассационной жалобы отмечает, что в нарушение п.19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009г. №22 в обжалуемом постановлении суд не дал никакой оценки наличию оснований и соблюдению порядка задержания подозреваемого, в частности, наличию оснований, предусмотренных ст.100 УПК РФ, а также не убедился в достаточности данных об имевшем место событии преступления и о причастности к нему Короткевича В.М. Адвокат Моргунов Е.С. обращает внимание, что в нарушение ч.2 ст.46 УПК РФ, подозреваемый Короткевич В.М., будучи задержанным в порядке, установленном ст.91 УПК РФ, не был допрошен в течение 24 часов с момента его фактического задержания. Кроме того защитник обращает внимание на то, что в ходе задержания Короткевича В.М. органами предварительного следствия был допущен ряд нарушений закона. Так, в протоколе задержания от 22 июня 2012г., в нарушение требований ч.2 ст.92 УПК РФ, не указаны основания и мотивы задержания подозреваемого, что, по мнению защитника, свидетельствует о незаконности указанного следственного действия. Также автор кассационной жалобы указывает на нарушение положений ч.2 ст.94 УПК РФ, отмечая, что Короткевич В.М. был фактически задержан 22 июня 2012г. в 9 часов 58 минут, однако постановление суда об избрании меры пресечения было оглашено 24 июня 2012г. позднее 15 часов. На основании указанного, адвокат Моргунов Е.С. просит постановление Ленинского районного суда г.Томска от 24 июня 2012г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого Короткевича В.М. отменить, как незаконное и необоснованное.

В кассационной жалобе адвокат Филиппов К.Э. в защиту интересов обвиняемого Короткевича В.М. считает, постановление Ленинского районного суда г.Томска от 24 июня 2012г. незаконным и необоснованным, указывая, что выводы, содержащиеся в постановлении, не мотивированы. Считает необоснованными и неподкрепленными материалами дела выводы суда, о том, что у следствия имеются достаточные основания для обвинения Короткевича В.М. в совершении указанного преступления, что применение более мягкой меры пресечения в отношении Короткевича В.М. невозможно, что Короткевич В.М., находясь на свободе, может скрыться от органов предварительного следствия, может оказать давление на свидетелей, иных участников судопроизводства, может уничтожить, сокрыть доказательства. Автор жалобы полагает необоснованной ссылку суда на тяжесть и повышенную общественную опасность инкриминируемого его подзащитному деяния в обоснование указанных выводов. Защитник Филиппов К.Э. настаивает на том, что по делу не были установлены достаточные основания для применения в отношении Короткевича В.М. меры пресечения в виде содержания под стражей. С учетом этого автор кассационной жалобы просит принять решение об отмене постановления Ленинского районного суда г.Томска от 24 июня 2012г. в отношении Короткевича В.М.

В возражениях на кассационные жалобы обвиняемого Короткевича В.М. и его защитников начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Прокуратуры Томской области Ткаченко А.М. считает доводы жалоб необоснованными, полагает, что кассационные жалобы удовлетворению не подлежат, оснований к отмене судебного решения не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений на них, судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

Согласно ст.97 УПК РФ суд вправе избрать обвиняемому, подозреваемому меру пресечения, предусмотренную уголовно-процессуальным законом, если имеются основания полагать, что лицо может скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью или иным путем будет препятствовать производству по уголовному делу.

В соответствии с требованиями ст.108 УПК РФ мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

По мнению судебной коллегии при избрании меры пресечения в отношении Короткевича В.М. органами предварительного следствия и судом первой инстанции требования уголовно-процессуального закона нарушены не были.

Ссылки в жалобах на то, что судом не была проверена обоснованность предъявленного Короткевичу В.М. обвинения несостоятельны, поскольку судом были исследованы все представленные следователем материалы, в том числе и на предмет правомерности привлечения Короткевича В.М. к уголовной ответственности.

Представленные материалы свидетельствуют о том, что суду были предоставлены доказательства наличия достаточных оснований для предъявления Короткевичу В.М. обвинения в совершении преступления, предусмотренного п.«а» ч.4 ст.204 УК РФ.

Из представленных материалов видно, что задержание Короткевича В.М. проводилось в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства. Требования ч.2 ст.46 УПК РФ следствием были соблюдены. Согласно протоколу задержания подозреваемого от 22 июня 2012г. и протоколу допроса подозреваемого от 22 июня 2012г. Короткевич В.М. был допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания. Протокол задержания подозреваемого Короткевича В.М. от 22 июня 2012г., вопреки доводам защиты, полностью отвечает требованиям ч.2 ст.92 УПК РФ, в нем указаны дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого. Обвинение Короткевичу В.М. предъявлено с соблюдением требований ст.171-173 УПК РФ. Вопреки доводам защитника Моргунова Е.С., суд не должен был давать оценку наличию оснований, предусмотренных ст.100 УПК РФ, поскольку мера пресечения в отношении Короткевича В.М. избиралась после предъявления ему обвинения. Требования ч.2 ст.94 УПК РФ органами предварительного следствия и судом соблюдены. Ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого Короткевича В.М. составлено надлежащим лицом в рамках возбужденного уголовного дела, в установленные законом сроки и согласовано с соответствующим руководителем, представлено в суд 23 июня 2012г. Мера пресечения в виде заключения под стражу, как следует из представленных материалов, была избрана обвиняемому Короткевичу В.М. в течение 48 часов с момента задержания. Нарушений уголовно-процессуального закона судом не допущено.

При разрешении ходатайства следователя об избрании в отношении обвиняемого Короткевича В.М. судом выслушаны доводы, представленные в судебном заседании сторонами, и с учетом обстоятельств дела, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости удовлетворения ходатайства следователя.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами обвиняемого Короткевича В.М. и его защитника Моргунова Е.С. об обвинительном уклоне обжалуемого постановления. Согласно протоколу судебного заседания, сторона защиты не была ограничена в процессуальных правах, заявляла ходатайства, представляла доказательства, задавала вопросы участникам судебного заседания. Доводы стороны защиты судом при принятии решения учитывались и отражены в постановлении. Постановление суда об избрании меры пресечения в отношении Короткевича В.М. соответствует требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к подобного рода судебным решениям.

Ссылка в постановлении на тяжесть инкриминируемого Короткевичу В.М. преступления, вопреки доводам защитника Филиппова К.Э., судом сделана обоснованно, как того требует ст.99 УПК РФ.

Вместе с тем при принятии решения об избрании меры пресечения в отношении Короткевича В.М. судом учитывалась не только тяжесть предъявленного ему обвинения, но и личность обвиняемого, как это требует уголовно-процессуальный закон. Из протокола судебного заседания следует, что судом были исследованы представленные сторонами материалы, характеризующие личность обвиняемого. При принятии решения о мере пресечения суд располагал всеми сведениями о личности Короткевича В.М., в том числе теми, о которых указывается обвиняемым и защитником Моргуновым Е.С. в кассационных жалобах. Таким образом, доводы кассационных жалоб о неучете судом сведений о личности обвиняемого Короткевича В.М. при избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу являются несостоятельными.

Доводы обвиняемого Короткевича В.М. и его защитников о необоснованности выводов суда о том, что обвиняемый Короткевич В.М. может скрыться от органов следствия, может оказать воздействие на свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, может уничтожить или сокрыть доказательства, чем воспрепятствует производству по делу, судебная коллегия считает безосновательными.

Согласно положениям уголовно-процессуального закона для разрешения вопроса о мере пресечения не обязательно, чтобы было установлено намерение подозреваемого (обвиняемого) скрыться от следствия и суда или иным образом воспрепятствовать установлению истины по делу, достаточно наличия обстоятельств, свидетельствующих о таких возможностях.

Такие обстоятельства судом установлены.

Так, из представленных материалов следует, что обвиняемый Короткевич В.М. длительное время является /__/ - крупного градообразующего предприятия атомного энергопромышленного комплекса. Исходя их этого и с учетом, что Короткевич В.М. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, максимальное наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы на срок до 12 лет, выводы суда о наличии оснований для избрания меры пресечения, предусмотренных п. 1, 3 ч.1 ст.97 УПК РФ, являются обоснованными.

Обстоятельства, указанные обвиняемым и защитником Моргуновым Е.С. в кассационных жалобах, об отсутствии у обвиняемого свободного доступа к заграничному паспорту, /__/, недвижимости в /__/, счетов в филиалах банков, расположенных на территории /__/, не свидетельствуют о том, что у обвиняемого Короткевича В.М. отсутствует возможность скрыться от органов предварительного следствия и суда, к тому же имеются и иные обстоятельства, указывающие об обратном. А авторитет обвиняемого Короткевича В.М., его личные связи, безусловно, свидетельствуют о наличии у него возможности оказать воздействие на свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, о возможности уничтожить или скрыть доказательства по делу.

Таким образом, доводы кассационных жалоб обвиняемого Короткевича В.И., его защитников - адвокатов Моргунова Е.С. и Филиппова К.Э. о незаконности и необоснованности принятого судом решения и предположительности выводов суда о наличии оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого Короткевича В.М. являются несостоятельными.

Доводы следователя, на надуманность которых обращает внимание обвиняемый Короткевич В.М. в кассационной жалобе, о том, что он (обвиняемый), находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью, судом не были взяты во внимание и не учитывались при принятии решения в качестве основания для избрания меры пресечения.

Вопреки доводам обвиняемого и его защитника Моргунова Е.С., состояние здоровья обвиняемого Короткевича В.М. учитывалось судом при избрании в отношении него меры пресечения. Сведений о наличие у обвиняемого заболеваний, входящих в перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный постановлением Правительства РФ от 14 января 2011г. №3, суду представлено не было. Медицинскими документами, представленными сторонами в суд кассационной инстанции на основании ч.5 и 6 ст.377 УПК РФ, наличие у обвиняемого Короткевича В.М. заболеваний, препятствующих его содержанию под стражей, также не подтверждается.

Федеральный закон от 15 июля 1995г. №103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (в редакции от 3 декабря 2011г.), совместный приказ Минздравсоцразвития РФ №640 и Минюста №190 от 17 октября 2005г. «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу», Федеральный закон от 21 ноября 2011г. №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» не содержат запрета на содержание под стражей в следственных изоляторах лиц в связи с имеющимися у них заболеваниями, а наличие в учреждении СИЗО-1 г.Томска медицинской части с амбулаторией и стационаром позволяет оказать лицам, содержащимся под стражей, неотложную медицинскую помощь.

Кроме того, в соответствии с совместным приказом Минздравсоцразвития РФ №640 и Минюста №190 от 17 октября 2005г. «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу», оказание квалифицированной и специализированной медицинской помощи подозреваемым и обвиняемым, содержащимся в следственном изоляторе, возможно в больницах учреждений уголовно-исполнительной системы, а также, в необходимых случаях возможна госпитализация лиц, заключенных под стражу, в лечебно-профилактические учреждения государственной и муниципальной систем здравоохранения.

Принимая решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Короткевича В.М., суд располагал всеми данными о его личности. И с их учетом не нашел оснований для избрания в отношении обвиняемого иной меры пресечения, несвязанной с содержанием под стражей.

С учетом представленных материалов судебная коллегия также не усматривает оснований для избрания в отношении обвиняемого Короткевича В.М. меры пресечения, о которой указывала сторона защиты в судебном заседании при рассмотрении кассационных жалоб.

По мнению судебной коллегии, принятое судом первой инстанции решение в отношении Короткевича В.М. основано на объективных данных, содержащихся в представленных материалах, соответствует требованиям ст. 97, 99, 108 УПК РФ и другим нормам уголовно-процессуального законодательства, регламентирующим порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при этом выводы суда в постановлении, вопреки доводам кассационных жалоб, мотивированы и обоснованы.

При таких обстоятельствах постановление Ленинского районного суда г.Томска от 24 июня 2012г. об избрании меры пресечения в отношении обвиняемого Короткевича В.М. является законным и обоснованным.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Постановление Ленинского районного суда г.Томска от 24 июня 2012г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого Короткевича В.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы обвиняемого Короткевича В.М., адвокатов Моргунова Е.С. и Филиппова К.Э. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-3365/2012
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 05 июля 2012

Поиск в тексте