• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 11 сентября 2012 года Дело N 33-2353/2012
 

от 11 сентября 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Ахвердиевой И.Ю.,

судей Ячменевой А.Б., Жолудевой М.В.,

при секретаре Степановой Ю.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске по апелляционным жалобам ответчика Коробейникова М.В., его представителя адвоката Мустафаева О.С. на решение Советского районного суда г. Томска от 05 июля 2012 года

дело по иску Л. к Коробейникову М. В. о признании договора дарения недействительным, прекращении права общей долевой собственности.

Заслушав доклад судьи Ячменевой А.Б., объяснения Коробейникова М.В., его представителей Мустафаева О.С., Криворотова И.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб, Л., ее представителя Шаталову Р.Н., возражавших против доводов жалобы, судебная коллегия

установила:

Л. обратилась в суд с иском к Коробейникову М.В. о признании недействительным договора дарения 1/2 доли в праве общей долевой собственности в квартире, применении последствий недействительной сделки.

В обоснование требований указала, что является собственником квартиры, расположенной по адресу: /__/. По договору от 24.11.2011 подарила Коробейникову М.В. 1/2 доли в праве общей долевой собственности в принадлежащей ей квартире, т.к. ответчик обещал осуществлять за ней уход, заботиться, покупать за свой счет лекарства. После регистрации сделки и заключения 28.12.2011 брака с ответчиком последний стал вести себя грубо, перестал оказывать помощь, осуществлять уход за ней, оплачивать коммунальные услуги. Ссылаясь на ст.177 ГК РФ, указала, что в момент заключения сделки состояние ее здоровья не позволяло в полной мере отдавать отчет своим действиям и руководить ими, в связи с чем просила признать договор дарения недействительным, прекратить право общей долевой собственности.

Истица Л., ее представитель Шаталова Р.Н. в судебном заседании требования поддержали, пояснив, что истица из-за гипертонии несколько лет находится в болезненном состоянии, которое ухудшилось в августе 2011 года, начались обмороки, усилились головные боли. Коробейников М.В., узнав о ее проблемах со здоровьем, проявил сочувствие, предложил вступить в брак. Ответчик воспользовался доверчивостью и внушаемостью истицы, степень которых усугубилась в связи с возрастом и заболеванием.

Ответчик Коробейников М.В., его представитель Мустафаев О.С. в судебном заседании иск не признали, пояснив, что ответчик впервые познакомился с истицей в 2005 году. Л. выразила намерение подарить ему квартиру, чему он был рад, поскольку нуждался в жилье. Она настояла и на заключении брака. Полагал, что право быть одаряемым заслужил, поскольку свидетельствовал в пользу истицы в 2006 году в уголовном процессе.

Представитель ответчика Мустафаев О.С. в судебном заседании дополнил, что инициаторами иска выступают родственники Л.

Суд на основании ст.166, ст.167, ст.177, ст.209, ст.572 ГК РФ иск Л. удовлетворил в полном объеме.

В апелляционной жалобе ответчик Коробейников М.В. просит решение отменить, принять новое. Считает вывод суда об отсутствии осознанности намерения Л. подарить ответчику спорную квартиру несостоятельным, поскольку заключение экспертизы носит вероятностный характер. Полагает, что установленное экспертами органическое расстройство личности не лишало истицу возможности адекватно оценивать характер своих действий в период заключения договора дарения. По его мнению, побудительные причины при совершении сделки дарения правового значения не имеют; условия действительности сделки определяются по состоянию на момент их совершения. Считает, что правовых оснований для признания договора дарения недействительным не имеется.

В апелляционной жалобе представитель ответчика Мустафаев О.С. просит решение отменить, полагает, что выводы суда не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами. Полагает необоснованным вывод о том, что факт оказания Коробейниковым М.В. помощи в уголовном судопроизводстве может рассматриваться как встречное обязательство, поскольку данные события имели место ранее состоявшейся сделки дарения. Суд ошибочно расценил заключенный между сторонами брак как доказательство возмездности договора.

В возражениях относительно апелляционной жалобы истица Л. просит решение оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии с правилами ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Как видно из дела и установлено судом, Л. оспаривает договор дарения 1/2 доли в праве общей долевой собственности в отношении квартиры, расположенной по адресу: /__/, заключенный 24.11.2011 между ней и Коробейниковым М.В.

Основанием недействительности договора дарения считает неспособность в момент заключения сделки понимать значение своих действий и руководить ими.

Принимая решение об удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из доказанности факта того, что в момент заключения договора дарения Л. не понимала значение своих действий и не могла ими руководить.

Данные выводы суда являются верными, так как соответствуют положениям приведенных в решении норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения, и опираются на конкретные доказательства.

Согласно ч. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии со ст. 153, 154 ГК РФ заключение договора дарения -это сделка.

Анализ приведенных норм позволяет сделать вывод о том, что в сделке проявляется воля участников, направленная на достижение определенных результатов, имеющих правовой характер. Однако закон признает не любые волевые акты в качестве возникновения гражданских прав и обязанностей, а лишь совершаемые дееспособными лицами.

Согласно ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Все доводы сторон относительно состояния здоровья Л., условий ее жизни в искомый период были предметом исследования и оценки в суде первой инстанции, которым соблюдены все правила собирания доказательственной базы в состязательном процессе (ст.ст. 12, 56, 67 ГПК РФ). Выводы суда подробно изложены в решении, составленном в соответствии с требованиями ст. 198 ГПК РФ, и являются для судебной коллегии убедительными.

Приведенные в апелляционной жалобе утверждения ответчика опровергаются материалами дела.

Так, сведения о состоянии здоровья Л. на момент заключения договора дарения 1/2 доли в праве общей долевой собственности в спорной квартире были получены судом первой инстанции не только из объяснений участвующих в деле лиц, но и свидетельских показаний, которым дана надлежащая оценка, медицинских документов, письменных доказательств, заключения амбулаторной судебной комплексной психолого - психиатрической экспертной комиссии №261 от 29.05.2012.

Так, согласно заключению экспертов Л. ранее обнаруживала признаки истерического расстройства личности, о чем свидетельствуют анамнестические сведения о свойственных ей на протяжении жизни поверхностности и лабильности ее эмоций, ее эгоцентричности, театральности в поведении, склонности к самодраматизации, преувеличенному выражению эмоций и манипулятивному поведению, стремлении к повышенному вниманию к себе, признанию со стороны окружающих, что согласно представленной документации тем не менее не лишало ее способности в полной мере осознавать фактический характер своих действий и руководить ими в 2005 году. Анализ представленной медицинской документации, материалов гражданского дела и настоящее обследование испытуемой позволяют комиссии сделать вывод о том, что на фоне имеющегося у нее истерического расстройства личности, в старческом возрасте, с возникновением некомпенсируемых органических изменений головного мозга у нее сформировалось органическое расстройство личности смешанного (сосудистого, дегенеративного) генеза, определявшее ее состояние в исследуемый период оформления договора дарения от 24 ноября 2011 года. О наличии у Л. данного психического расстройства свидетельствуют анамнестические сведения о длительно фиксируемой у нее артериальной гипертензии с перенесением ею эпизода острого нарушения мозгового кровообращения (инсульта), о диагностируемых ей хронических ишемических изменениях головного мозга и церебральном атеросклерозе, цереброваскулярной болезни, об объективно подтвержденных признаках имеющегося атрофического (нейродегенеративного) процесса головного мозга, об углублении у нее черт эмоциональной лабильности с раздражительностью и плаксивостью, эгоцентричности и мнительности, о ее тенденции к следованию своим потребностям без учета их возможных последствий, оказавшей существенное влияние на ситуацию заключения ею сделки с Коробейниковым М.В. На наличие у испытуемой существенных изменений психики указывают и свидетельские показания Р., С., А., М. об имеющихся у нее на момент совершения сделки нецеленаправленности в поведении, некритичности, неспособности полноценно осмыслять данную гражданско - правовую ситуацию. Диагноз подтверждается и настоящим обследованием, выявившим у испытуемой признаки эмоциональной нестабильности с раздражительностью и плаксивостью, крайнюю зависимость ее поведения от колебаний настроения, эгоцентричность, внушаемость, обидчивость, подозрительность, застреваемость, вязкость и замедленность ее мышления, снижение памяти и нарушения внимания, значительно сниженную способность к осуществлению длительной целенаправленной деятельности, нарушение критико - прогоностических функций. Указанные изменения психики выражены у Л. столь глубоко, что на момент заключения ею договора дарения 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру 24 ноября 2011 года лишали ее возможности понимать значение своих действий и руководить ими.

В условиях обследования испытуемая суетлива, беспокойна, отвлекаема, при этом эмоционально лабильна, раздражительна, жалуется на «нервозность», «забывчивость», «бессонницу». В беседе она обстоятельная, вязкая, склонна к избыточной детализации несущественных для предмета обсуждения частностей и моментов, в суждениях не всегда последовательна и продуктивна, переменчива, заметно внушаема, легко идет на поводу у чужого мнения. Обнаруживая формальную осведомленность в гражданско - правовой ситуации, испытуемая тем не менее затрудняется последовательно и четко объяснить мотивы подписания договора дарения, обнаруживает ригидную фиксированность на том, что ответчик «постоянно оскорбляет» ее, «крадет посуду и еду». Коэффициент интеллектуальности испытуемой составил по психометрии Векслера 86 баллов. В эксперименте она быстро утомляема, тревожна, нуждается в организующей помощи, в повторении инструкций, стимулировании большей сообразительности и понятливости. Внимание ее неустойчивое, быстро истощаемое; функции запоминания с явными колебаниями концентрации; восприятие замедленное, инертное; мышление обстоятельное, вязкое. По итогам наблюдения, направленной беседы, личностных методик (Люшер, Сонди, Розенцвейг), анализа медицинской документации индивидуально - психологическим особенностям испытуемой свойственны: некритичность, парциальная незрелость самооценки; недальновидность в прогнозировании, внезапная доверчивость, самовнушаемость, податливость заблуждениям; высокая степень игнорирования, вытеснения из сознания нежелательной информации, вопреки собственным интересам и житейскому опыту; непоследовательность суждений, противоречивость мотивов; капризная переменчивость настроения; непостоянство во мнениях под влиянием сиюминутных эмоций и представлений; импульсивность в принятии случайных решений, существенная ослабленность функций волевого самоконтроля в сочетании с эмоциональной лабильностью, обидчивостью. Свойственные испытуемой индивидуально - психологические особенности оказали существенное влияние на ее сознание и деятельность в момент подписания договора дарения 24.11.2011.

Доказательства обратного, вопреки положениям ст. 56 ГПК РФ, Коробейников М.В. не представил.

Как видно из дела, на экспертизу была представлена медицинская карта Л. Экспертами учитывались как медицинские документы, так и свидетельские показания лиц (материалы гражданского дела), наблюдавших Л. в разное время и разных ситуациях.

Компетентность проводившей исследование экспертной комиссии сомнений не вызывает, как не вызывают сомнения показания свидетелей Р., С., А., М., из которых следует, что Л. была неадекватной, неопрятной, наблюдались провалы в памяти, нуждалась в уходе.

При таких обстоятельствах оснований не доверять выводам экспертной комиссии не имеется, в связи с чем вывод суда о том, что Л. в момент подписания договора дарения спорного имущества с Коробейниковым М.В. не отдавала отчет своим действиям и не осознавала последствия их совершения, является обоснованным.Указанное обстоятельство свидетельствует о пороке воли дарителя и недействительности договора даренияспорного имущества в соответствии со ст. 177 ГК РФ.

Ссылка ответчика на содержание договора дарения как на доказательство адекватного состояния Л. в момент его подписани, не может быть принята во внимание, поскольку опровергается совокупностью других представленных доказательств, которым дана надлежащая оценка.

Учитывая изложенное, оснований не соглашаться с выводами оспариваемого решения не имеется, они основаны на действительных обстоятельствах дела и правильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

В целом, доводы, изложенные в жалобе, нельзя признать состоятельными, поскольку по существу они сводятся к переоценке выводов суда, которые судебная коллегия признала правильными. Несогласие ответчика с такой оценкой не ставит под сомнение законность и обоснованность принятого судом решения и не может служить основанием для его отмены.

При таких данных, приняв все необходимые меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, на основании оценки представленных сторонами доказательств суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении требований Л.

На основании изложенного решение соответствует закону и материалам дела, оснований для его отмены по доводам жалобы нет.

На основании изложенного, руководствуясь ст.329, ч.1 ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Советского районного суда г. Томска от 05 июля 2012 года оставить без изменения, апелляционные жалобы Коробейникова М.В., его представителя адвоката Мустафаева О.С. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2353/2012
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 11 сентября 2012

Поиск в тексте