• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ПРЕЗИДИУМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
 

от 03 августа 2011 года Дело N 44у-241/2011
 

президиума Томского областного суда

г. Томск 03 августа 2011 года

Президиум Томского областного суда в составе:

председательствующего Школяр Л.Г,

членов президиума: Неустроева М.М., Кина А.Р., Синяковой Т.П., Каплюка А.В.,

Батуниной Т.А.,

при секретаре Романовской Л.В.,

с участием и.о. заместителя прокурора Томской области Лабазановой Е.Н.

рассмотрел материалы уголовного дела по надзорной жалобе осужденного Барышева А.В. на приговор Октябрьского районного суда г. Томска от 11 ноября 2010 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Томского областного суда от 14 февраля 2011 года.

Приговором Октябрьского районного суда г. Томска от 11 ноября 2010 года

Барышев А. В., родившийся /__/ в /__/, гражданин /__/, несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ № 162-ФЗ от 08.12.2003) к 2 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на 2 года.

На основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 3 года. На период испытательного срока на Барышева А.В. возложены обязанности: не менять постоянное место жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, куда раз в квартал являться для регистрации.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Томского областного суда от 14 февраля 2011 года приговор изменен: из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на заключение СМЭ /__/ от 26.02.2008 и заключение СМЭ /__/ от 17.04.2008, как на доказательства.

В надзорной жалобе осужденным поставлен вопрос об отменен состоявшихся судебных решений в связи с неправильным применением уголовного закона и нарушением уголовно-процессуального закона.

Заслушав доклад судьи Томского областного суда Сотникова А.В., изложившего обстоятельства дела, содержание состоявшихся по делу судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, пояснения осужденного Барышева А.В., адвокатов Заплавнова Д.Г., Белозерова В.Ф., поддержавших доводы жалобы, мнение и.о. заместителя прокурора Томской области Лабазановой Е.Н., президиум Томского областного суда

установил:

по приговору суда Барышев А.В. признан виновным нарушении 29 декабря 2007 года в /__/ правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе осужденный Барышев А.В., выражая несогласие с состоявшимися по делу судебными решениями, указывает, что выводы суда о его виновности основаны на предположениях и материалами дела не подтверждаются. Судом не были исследованы все возникшие по делу версии, а выводы суда о наличии причинно-следственной связи между полученными потерпевшей в ДТП травмами и наступившими последствиями в виде ее смерти односторонни. Не оспаривая выводы экспертизы о причине смерти, не согласен с выводами о том, что тромбоэмболия явилась осложнением травмы конечности. Причина тромбоэмболии исследована односторонне. Причиной тромба могло быть любое хирургическое вмешательство. Считает, что суд не должен был принимать во внимание выводы СМЭ, устанавливающие наличие причинно-следственной связи между травмами и смертью, поскольку такие выводы выходят за рамки специальных познаний и касаются юридической категории. Считает недопустимым определение тяжести вреда здоровью в заключении /__/ по п. 7т «Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений» от 11.12.1978, действовавших на момент травмы, поскольку такой вид осложнения, как массивная тромбоэмболия в этом пункте отсутствует, на что было указано защитником и не было включено в протокол. Указанное свидетельствует о недопустимости заключения /__/. Ссылка на ныне действующие «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» от 24.04.2008 указанного нарушения не устраняет и переквалификация тяжести вреда здоровью со ссылкой на действующие критерии неправомерна. В связи с доводом о неправомерности применения указанного п. 7т «Правил …» от 11.12.1978 ссылается на пояснения в судебном заседании эксперта К.. Его доводы об этом правовой оценки в кассационном определении не получили. Изначально заключением /__/ полученные при ДТП травмы были отнесены к категории вреда здоровью средней тяжести. Выводы заключения /__/ противоречат описательно-мотивировочной части заключения и правилам определения вреда здоровью. В материалах дела нет указания на научные исследования, сравнительные методы, методики и проведенные лабораторные исследования, позволяющие утверждать, что причина смерти в виде массивной тромбоэмболии явилась осложнением закрытого перелома бедра. В заключении /__/ сказано, что при исследовании в просвете кровеносных сосудов тромбов не обнаружено, что свидетельствует о недостаточности проведенных лабораторных исследований. Ни заключение СМЭ, ни показания экспертов не позволяют достоверно определить причину тромбоэмболии. Эксперты не выяснили вопрос о наличии у потерпевшей болезни, предшествовавшей травме, болезни нетравматического происхождения, способных вызвать смерть, что было выявлено при допросе экспертов. В заключении /__/ сами эксперты признавали, что тромбоз и тромбоэмболия наступают не всегда, зависят от многих факторов и предсказать их наступление невозможно. Судом не учтено наличие ряда факторов и степень их влияния на развитие указанного осложнения: отсроченное оперативное вмешательство, лечение до получения травмы и продолжение после оперативного вмешательства другого заболевания, сделавшее неэффективной профилактику тромбоэмболии, отсутствие при выписке рекомендаций на продление такой профилактики. Считает, что кассационная инстанция не дала должной правовой оценки ряду доводов жалоб. В приговоре не приведены показания лечащего врача К., не усмотревшего наличия причинно-следственной связи между травмами и наступившим осложнением. Заявлялось о недопустимости экспертизы /__/, т.к. вместо вскрытия в присутствии лечащего врача, тело было направлено на судебно-медицинское исследование. Выводы суда и обстоятельства, приведенные в кассационном определении противоречивы в части описания результатов ДТП. Просит состоявшиеся судебные решения отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, президиум Томского областного суда приходит к следующим выводам.

Выводы суда о виновности Барышева А.В. в совершении преступления, за которое он осуждён, подтверждаются совокупностью представленных сторонами и исследованных в судебном заседании доказательств, приведённых в приговоре и верно оцененных судом.

Судами первой и кассационной инстанций было установлено, что Барышев А.В., управляя автомобилем «/__/» с государственным регистрационным знаком /__/, нарушил ПДД РФ, от чего произошло столкновение с автомобилем /__/ с государственным регистрационным знаком /__/. В результате дорожно-транспортного происшествия пассажиру автомобиля Б. были причинены телесные повреждения, повлекшие за собой осложнение в виде массивной тромбоэмболии крупных, средних и мелких ветвей легочной артерии, в результате которого 28 января 2008 года наступила смерть Б.

Обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, в результате которого потерпевшей была причинена закрытая тупая травма нижней конечности, установлены судом на основе анализа показаний как самого осужденного Барышева А.В., показаний потерпевшего И., свидетелей Т., Ш., О. и иных доказательств по делу и осужденным под сомнение не ставятся. Не оспаривались выводы суда в этой части и в кассационной инстанции.

Противоречий между заключением эксперта /__/, согласно которому потерпевшей Б. был причинён вред здоровью средней тяжести, и заключением экспертов /__/ от 08.09.2010, согласно которому потерпевшей был причинён тяжкий вред здоровью, не имеется, поскольку для экспертного исследования, по результатам которого было сделано заключение /__/, представлялась медицинская документация, охватывавшая только период до выписки потерпевшей из стационара. В заключении /__/ использована в том числе и медицинская документация, относящая к периоду повторного помещения потерпевшей в стационар, где наступила ее смерть. Указанное следует из исследовательских частей указанных экспертных заключений, а также времени проведения экспертиз относительно выписки потерпевшей из стационара и повторного ее помещения в стационар.

Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы /__/ от 08 сентября 2010 года, причиной смерти Б. явилась закрытая тупая травма левой нижней конечности, осложнившаяся тромбозом глубоких вен с последующим развитием массивной тромбоэмболии крупных, средних и мелких ветвей легочной артерии. При этом, согласно данным медицинской документации, Б. получила следующие телесные повреждения: закрытый перелом шейки левого бедра со смещением, закрытый оскольчатый перелом средней трети - верхней трети левого бедра со смещением, краевой перелом наружного мыщелка большеберцовой кости левой голени без смещения с кровоизлиянием в полость левого коленного сустава (гемартроз), осложнившиеся шоком 1 степени. Данные телесные повреждения причинены тупым твердым предметом (предметами), следообразующие свойства которого (которых) в повреждениях не отобразились, поэтому достоверно установить каким конкретно предметом (предметами) они были причинены не представляется возможным. Однако их локализация только на левой нижней конечности, обширность (перелом бедра в нескольких местах и внутрисуставной перелом большеберцовой кости), не исключают возможности их образования от ударов выступающими частями салона автомобиля при нахождении потерпевшей в нем. В результате полученной травмы повреждения мягких тканей, сосудов и костной ткани левой нижней конечности у Б. развился тромбоз глубоких вен данной конечности, который протекал скрытно и не был диагностирован при нахождении пациентки в ГБ № 1. После выписки из стационара, уже находясь на амбулаторном лечении, у Б. произошел отрыв тромбов с массивной тромбоэмболией крупных, средних и мелких ветвей легочной артерии, приведших к развитию острого нарушения органного кровообращения и острой легочной недостаточности. Данные телесные повреждения оцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни - п. 7т «Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений» (Приказ /__/ от 11.12.1978).

Указанная экспертиза была назначена в соответствии с требованиями УПК РФ, постановлением суда от 25.09.2009, по ходатайству стороны защиты. Экспертиза проведена в соответствующем экспертном учреждении, экспертами, ставить под сомнение квалификацию которых оснований не имеется.

Допрошенный в судебном заседании эксперт К. ответил на все интересующие стороны вопросы, в том числе и о наличии имеющихся, по мнению сторон, неясностях в заключении, подтвердил выводы экспертного заключения № /__/, указав, что при проведении экспертизы во внимание принималась медицинская документация, являющаяся основным материалом. Показания эксперта, специалистов, свидетелей в заключении приведены, однако не учитывались при производстве выводов, т.к. не являются объективным доказательством. Также комиссия не основывалась и на выводах прежних экспертиз. Также показал, что тромб образуется с момента поучения травмы.

Ссылку в заключении /__/ на положения п. 7т «Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений» от 11.12.1978, на основании которых сделан вывод о причинении потерпевшей тяжкого вреда здоровью, нельзя признать необоснованной, поскольку именно этот пункт предусматривает отнесение последствия в виде эмболии к повреждениям, опасным для жизни, на что и указал эксперт К., пояснив, что тромбоэмболия является одним из видов эмболии, представляющий ту же опасность, как и другие ее виды.

Приведение в заключении /__/ ссылки на «Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» от 24.04.2008 сделана с учетом действия медицинских критериев определения степени тяжести телесных повреждений на момент проведения экспертизы, что не свидетельствует о переквалификации, как об этом указано в жалобе.

Выводы указанного экспертного заключения не противоречивы.

Из этого же исходила и кассационная инстанция, что следует из обжалуемого определения.

Довод жалобы о том, что установление причинно-следственной связи между полученной травмой и смертью не относится к обязанности эксперта, на положениях уголовно-процессуального закона не основан. Кроме того, обязанность установления причинно- следственной связи между повреждением и смертью лежит на эксперте в силу положений тех же указанных «Правил …» от 11.12.1878.

Также согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы /__/ от 08.09.2010, при поступлении Б. 29.12.2007 в 13-20 в ГБ № 1 г. Томска с места дорожно-транспортного происшествия, ей своевременно и правильно (но не «в полном объеме») была диагностирована полученная травма: закрытый оскольчатый перелом средней трети - верхней трети левого бедра со смещением; перелом шейки левого бедра. Шок 1 ст. При этом Б. находилась в стационаре с 29.12.2007, ей была сделана операция, 25.01.2008 она была выписана в удовлетворительном состоянии на амбулаторное наблюдение. 28.01.2008 поступила в стационар и в этот же день умерла в результате тромбоэмболии ветвей легочной артерии.

Проанализировав имеющуюся медицинскую документацию Б., комиссия в указном заключении пришла к выводу о том, что лечение, назначенное и проведенное Б. в травматологическом отделении ГБ №1, соответствовало тяжести полученной травмы. В экстренном оперативном вмешательстве Б. не нуждалась. Каких-либо клинических проявлений тромбоэмболии в период нахождения пациентки в стационаре не отмечено. Профилактика тромбоэмболии проводилась согласно действовавшего на от момент приказа МЗ РФ. В связи с чем она была выписана в удовлетворительном состоянии на амбулаторное лечение. Каких-либо лечебно-диагностических ошибок врачей ГБ № 1 в связи с наступившей в последующем массивной тромбоэмболии крупных, средних и мелких ветвей легочной артерии не имеется.

При таких обстоятельствах доводы жалобы осужденного о возможном наступлении смерти потерпевшей в результате действия иных указанных в жалобе факторов обоснованными признаны быть не могут.

Оснований для признания указанного экспертного заключения недопустимым доказательством не имеется.

Кроме того, согласно показаниям эксперта С., возникшая тромбоэмболия связана с переломами костей ноги, нарушением внутренней оболочки сосудов с последующим ростом и отрывом тромба при физической нагрузке. Возможные факторы риска причиной тромбоэмболии не являются, при их наличии лишь возрастает риск развития тромбоэмболии. Профилактика этого, согласно карте больного, была проведена в достаточном объеме

Показания свидетеля К. в приговоре приведены. При этом он показал, что экстренного оперативного вмешательства в отношении Б. не требовалось, и ей была проведена плановая операция. Трмбофлебитов у Б. обнаружено не было. Осложнений до выписки не было. Необходимость профилактики тромбоэмболии сохраняется при наличии такого диагноза. При выписке им были даны рекомендации, препараты назначаются в поликлинике по месту жительства.

Довод жалобы о том, что К. не усмотрел наличия причинно-следственной связи между травмами и наступившим осложнением протоколом судебного заседания не подтверждается. Таких сведений в показаниях свидетеля не содержится.

Показания свидетеля К. не противоречат положенным судом в основу приговора доказательствам.

Судом по делу были исследованы все доказательства, им дана надлежащая оценка в их совокупности и суд обоснованно пришел к выводу о наступлении смерти потерпевшей в результате осложнения травмы полученной в дорожно-транспортном происшествии, совершенном по вине Барышева А.В.

Доводы жалобы о недопустимости заключения эксперта /__/ по указанным в жалобе основаниям обоснованными признаны быть не могут. Согласно материалам дела судебно-медицинское исследование было назначено по постановлению инспектора ГНР Октябрьского РОВД, в связи с чем патологоанатомическое вскрытие в присутствии лечащего врача проведено не было. В ходе указанной экспертизы обнаружены тромбы в ветвях легочной артерии, что не противоречит данным медицинской документации, касающейся поступления потерпевшей в стационар 28.01.2008. То обстоятельство, что при вскрытии не присутствовал лечащий врач, о порочности экспертного исследования не свидетельствует.

Кроме того, положения ч. 2 ст. 264 УПК РФ (в ред. ФЗ РФ № 162-ФЗ от 08.12.2003) предусматривают уголовную ответственность за нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека. Отнесение телесного повреждения к тому или иному виду тяжести юридического значения для квалификации не имеет, поскольку наступление смерти находится в прямой причинной связи с причиненными в результате ДТП телесными повреждениями, что установлено исследованными доказательствами.

Таким образом, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд правильно пришел к выводу о виновности Барышева А.В. в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, и квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 264 УК РФ (в ред. ФЗ № 162 от 08.12. 2003).

Выводы суда кассационной инстанции соответствуют объему доводов кассационных жалоб. Указание в кассационном определении при оценке вывода о квалификации о том, что в результате нарушения Барышевым А.В. ПДД произошло ДТП в котором погибла потерпевшая, является стилистической ошибкой, то вмешательства в определение не влечет, поскольку согласно описательно-мотивировочной части определения коллегия исходила из правильно установленных обстоятельств дела.

Вместе с тем, решая вопрос о наказании, помимо иных обстоятельств суд в нарушение положений ст.ст. 6, 60 УК РФ необоснованно учел то, что Барышев А.В. совершил преступление, повлекшее за собой смерть человека, поскольку такие последствия являются обязательным признаком объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, в связи с чем такое указание подлежит исключению из описательно-мотивировочной части приговора, а назначенное осужденному за содеянное наказание подлежит снижению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407-410 УПК РФ, президиум Томского областного суда

постановил:

приговор Октябрьского районного суда г. Томска от 11 ноября 2010 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Томского областного суда от 14 февраля 2011 года в отношении Барышева А. В. изменить:

- исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на совершение Барышевым А.В. преступления, повлекшего за собой смерть человека;

- снизить наказание, назначенное Барышеву А.В. по ч. 2 ст. 264 УК РФ (в редакции Федерального закона № 162-ФЗ от 08.12.2003) в виде лишения свободы, с 2 лет лишения свободы до 1 года 11 месяцев лишения свободы.

В остальном состоявшиеся судебные решения оставить без изменения.

Председательствующий Л.Г. Школяр




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 44у-241/2011
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 03 августа 2011

Поиск в тексте