• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ПРЕЗИДИУМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
 

от 24 октября 2012 года Дело N 44у-319/2012
 

президиума Томского областного суда

г. Томск 24 октября 2012 года

Президиум Томского областного суда в составе:

председательствующего Школяр Л.Г.,

членов президиума Неустроева М.М., Кина А.Р., Синяковой Т.П., Ахвердиевой И.Ю., Батуниной Т.А., Уваровой Т.В., Каплюка А.В.,

при секретаре Стороженко О.А.,

с участием и.о. заместителя прокурора Томской области Лабазановой Е.Н.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Сколдина М.Н. на приговор Октябрьского районного суда г. Томска от 26 июня 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Томского областного суда от 27 октября 2008 года.

Приговором Октябрьского районного суда г. Томска от 26 июня 2008 года

Сколдин М. Н., родившийся /__/ в /__/, гражданин /__/, несудимый

осужден по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 228_1 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Томского областного суда от 27 октября 2008 года приговор оставлен без изменения.

В кассационной жалобе поставлен вопрос об отмене приговора в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

Заслушав судью докладчика, изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, пояснения осужденного Сколдина М.Н., адвоката Помазан О.Н., поддержавших доводы надзорной жалобы, мнение и.о. заместителя прокурора Томской области Лабазановой Е.Н., президиум Томского областного суда

установил:

по приговору суда Сколдин М.Н. признан виновным и осужден за незаконный сбыт наркотических средств, совершенный 22, 24, 30 августа 2007 года в /__/ при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе осужденный Сколдин М.Н. выражает несогласие с приговором, считая его постановленным с нарушением права на защиту, и указывает, что на стадии следствия он ходатайствовал о назначении дактилоскопической экспертизы в связи с изъятием у него денег, в чем ему было отказано. Сторона обвинения не смогла подтвердить происхождение денежных средств. Также не согласен с результатами проведенных экспертиз, которые не могут быть положены в основу обвинительного приговора, т.к. подписаны не уполномоченным на то лицом. В вызове эксперта суд необоснованно отказал. Просит приговор отменить.

Проверив материалы дела и доводы надзорной жалобы, президиум Томского областного суда приходит к следующим выводам.

Согласно п.1 ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.

В силу изложенного справедливость судебного разбирательства предполагает и справедливый способ получения доказательств по уголовному делу.

Как следует из материалов уголовного дела, для получения доказательств сбыта Сколдиным М.Н. наркотических средств сотрудниками УФСКН была использована помощь М., действовавшего в рамках проводимого оперативного мероприятия. При этом, как следует из материалов дела, оперативное мероприятие в отношении Сколдина М.Н. 22 августа 2007 года проводилось на основании имевшейся у сотрудников УФСКН информации о том, что Сколдин М., проживающий по /__/, занимается сбытом наркотических средств определенному кругу лиц, что следует из имеющихся в материалах дела рапорта о/у УР КМ Октябрьского УВД и постановления о проведении проверочной закупки в отношении Сколдина М.Н. от 22 августа 2007 года.

Как указано в приговоре, виновность Сколдина в незаконном сбыте наркотических средств помимо показаний свидетелей подтверждается рапортами об обнаружении признаков преступления; постановлениями о проведении проверочных закупок наркотического средства у Сколдина М.Н. и документами, сопутствующими правовому оформлению указанных оперативных мероприятий.

Суд кассационной инстанции, опровергая доводы о нарушениях, допущенных при проведении оперативно-розыскных мероприятий, указал в своем определении, что данные нарушения отсутствуют. Проверочные закупки в отношении Сколдина проводились в соответствии со ст. 8 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» на основании имеющихся в материалах дела постановлений. При этом, как указал суд кассационной инстанции, исследованными в судебном заседании доказательствами подтверждено, что умысел на незаконный оборот наркотических средств у Сколдина М.Н. сформировался независимо от деятельности сотрудников УФСКН по проверочной закупке, что подтверждается показаниями свидетелей Л. и Ш.

Вместе с тем согласно п.4 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» «проверочная закупка» предусмотрена как один из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

В силу ст. 7 указанного закона основаниями для поведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1. Наличие возбужденного уголовного дела. 2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

- признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

- лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда илиуклоняющихся от уголовного наказания;

- лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

Таким образом, необходимым условием законности проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка наркотических средств» являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 7 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», и выполнение требований ч. 7 ст. 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которым проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

При этом результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Однако, признавая Сколдина М.Н. виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств 22 августа 2007 года, суд не принял во внимание, что в имеющихся материалах оперативно-розыскной деятельности, в том числе и в рапорте сотрудника УФСКН, отсутствуют конкретные сведения о том, что Сколдин М.Н. занимается сбытом наркотических средств или готовится к нему.

Не могут свидетельствовать о наличии сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния и показания свидетеля М., из которых следует, что он был приглашен в Октябрьский РОВД сотрудниками милиции, чтобы совершить покупку наркотического средства у лица, незаконно сбывающего героин. Для этого он созвонился со знакомой ему Ш., у которой спросил, знает ли она у кого можно приобрести наркотик и та сообщила, что можно купить наркотическое средство у М. Когда он встретился с Ш., они позвонили Сколдину М.Н. и, встретившись, он приобрел героин.

Таким образом, из показаний свидетеля М. следует, что ранее Сколдина М.Н. как сбытчика наркотических средств он не знал, 22 августа 2007 года увидел его впервые и, соглашаясь на проведение проверочной закупки, не знал конкретное лицо, в отношении которого будет проведено оперативно-розыскное мероприятие. Следовательно, каких-либо сведений о том, что Сколдин М.Н. ранее занимался сбытом наркотических средств или готовился к сбыту, имея при себе наркотическое средство, в показаниях свидетеля М. не содержится.

Как усматривается из показаний свидетеля Ш., Сколдина М.Н. она знает около 10 лет. Он употребляет наркотики. Сама она у Сколдина М.Н. наркотики не покупала, приобретали только ее знакомые. О том, что Сколдин М.Н. продает героин, она знала только по слухам, и почему, когда к ней обратился М. с просьбой сообщить, где можно приобрести героин, она позвонила Сколдину М.Н., объяснить затрудняется.

Что касается показаний оперуполномоченного Л., то, как усматривается из материалов дела, его показания фактически являются производными от показаний свидетеля Ш., поскольку, как показал свидетель Л., еще в начале августа они имели информацию о том, что Сколдин М.Н. занимается сбытом наркотических средств и было решено провести проверочную закупку, в связи с чем был приглашен М. Однако из показаний свидетеля М. усматривается, что до звонка Ш. он не знал, что будет приобретать наркотическое средство у Сколдина М.Н.

Данные показания свидетелей об имеющейся информации оставлены судом без соответствующей оценки и не могут служить достаточным основанием для постановления обвинительного приговора.

При таких обстоятельствах следует признать, что оперативно-розыскное мероприятие в виде проверочной закупки наркотических средств у Сколдина М.Н. 22 августа 2007 года было проведено при отсутствии предусмотренных ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» законных оснований, поскольку по настоящему делу отсутствуют свидетельства о том, что до сообщения Ш. свидетелю М. о возможности приобрести наркотическое средство у Сколдина М.Н., у сотрудников УФСКН имелись основания подозревать Сколдина в распространении наркотических средств.

Сам по себе рапорт сотрудника УФСКН, а также показания оперуполномоченного Л. о наличии информации о том, что Сколдин М.Н. занимается незаконным сбытом, которые ничем иным не подтверждены, не могут служить достаточными основаниями для вывода о том, что осужденный занимается незаконным сбытом наркотических средств и совершил бы данное преступление без привлечения оперативными сотрудниками М., а последним, в свою очередь, Ш.

Из требований справедливого суда по ст. 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации органов милиции.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

При таких обстоятельствах приговор в части признания Сколдина М.Н. виновным в сбыте им 22.08.2007 героина весом 0,05 М. подлежит отмене за отсутствием в действиях Сколдина М.Н. состава преступления.

Вместе с тем после проведения указанной проверочной закупки, в ходе которой был выявлен факт продажи Сколдиным М.Н. наркотического средства М., на момент принятия решения о проведении проверочной закупки 24 августа 2007, в ходе которой Сколдиным М.Н. был продан М. героин весом 0, 12 у сотрудников правоохранительных органов уже имелась информация о причастности Сколдина М.Н. к незаконному обороту наркотических средств, что, как и факт продажи 24 августа 2007 года осужденным наркотического средства М., подтверждается показаниями свидетелей М., Л., актом наблюдения от 24.08.2007, а также исследованными судом и приведенными в приговоре материалами оперативно розыскной деятельности, в результате которой у Сколдина М.Н. М. было приобретено указанное количество героина, выданного последним сотрудникам правоохранительных органов.

Вид и количество наркотического средства, реализованного 24.08.2007 Сколдиным М.Н. М., установлены заключением эксперта № 388 от 09.09.2007.

Указанное заключение, как из него следует, составлено экспертом М. и направлено им в адрес начальника РОВД согласно сопроводительной /т.2 л.д. 79, 80/. При таких обстоятельствах суд обоснованно принял решение об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного о вызове в судебное заседание эксперта для выяснения подлинности указанных документов.

Таким образом, действия осужденного по эпизоду от 24.08.2007 правильно квалифицированы судом по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 228_1 УК РФ.

Кроме того, исходя из положений ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» задачами оперативно-розыскной деятельности являются:

- выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

- осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

- добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

- установление имущества, подлежащего конфискации.

Однако, вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, после того как 24 августа 2007 года сотрудники РОВД уже выявили факт передачи Сколдиным М.Н. наркотического средства, они не только не пресекли его действия, но и не прекратили свои действия, а посредством действий М. 30.08.2007 провели однотипное оперативно-розыскное мероприятие «проверочную закупку» в отношении уже известного им лица.

При этом действия оперативных сотрудников, связанные с дальнейшим проведением оперативно-розыскных мероприятий в отношении осужденного с целью документирования его преступной деятельности, не вызывались необходимостью, поскольку, как видно из материалов дела, проверочная закупка 30. 08.2007 /т.1 л.д.85/ проводилась в отношении того же лица и также как и предыдущая с целью документирования его преступной деятельности, что следует из постановления о проведении этого оперативного мероприятия от 30.08.2007.

Таким образом, из материалов дела следует, что за действиями осужденного велось непосредственное наблюдение сотрудниками РОВД, которые имели возможность пресечь действия осужденного, однако не сделали этого, а посредством свидетеля М. подтолкнули Сколдина М.Н. к незаконному обороту наркотиков.

При таких обстоятельствах приговор в части признания Сколдина М.Н. виновным в сбыте им 30.08.2007 героина весом 0,06 М., исходя из положений ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод», положений ст.73, 75 УПК РФ, также подлежит отмене за отсутствием в действиях Сколдина М.Н. состава преступления.

С учетом указанных подлежащих внесению в приговор изменений в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ назначенное осужденному наказание подлежит сокращению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407 - 410 УПК РФ, президиум Томского областного суда

постановил:

приговор Октябрьского районного суда г. Томска от 26 июня 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Томского областного суда от 27 октября 2008 года в отношении Сколдина М. Н. изменить:

- исключить из приговора указание на осуждение Сколдина М.Н. за покушение на незаконный сбыт наркотических средств 22 августа и 30 августа 2007 года;

- сократить наказание, назначенное Сколдину М.Н. по ч. 1 ст. 30 - ч. 3 ст. 228_1 УК РФ (по эпизоду от 24 августа 2007 года), до 4 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальной части состоявшиеся судебные решения оставить без изменения.

Председательствующий Л.Г. Школяр




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 44у-319/2012
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 24 октября 2012

Поиск в тексте