• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 03 апреля 2012 года Дело N 33-1528/12
 

город Ставрополь 03 апреля 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда

в составе председательствующего Гедыгушева М.И.

судей Калединой Е.Г. и Криволаповой Е.А.

при секретаре Шевцовой Т.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании 03 апреля 2012 года

дело по апелляционной жалобе истцов Кияница С.Н. и Гордиенко Н.П.

на решение Ленинского районного суда г.Ставрополя от 19 января 2012 года

по гражданскому делу по иску Гордиенко Н.П., Кияница С.Н. к Татариновой К.И. о признании в порядке наследования права собственности на долю в праве общей долевой собственности на квартиру

заслушав доклад судьи Калединой Е.Г.

УСТАНОВИЛА:

Гордиенко Н.П. и Кияница С.Н. обратились в суд с иском к Татариновой К.И. о признании в порядке наследования права собственности на долю в праве общей собственности на квартиру.

В обоснование исковых требований истцы указали, что в 1998 году Гордиенко Н.П., его жена Гордиенко В.В. и ее сын от первого брака Майдиков И.В. приватизировали квартиру «…» в г.Ставрополе в общую совместную собственность. 16 апреля 2002 года умер Майдиков И.В. Права на наследственное имущество, оставшееся после его смерти, оформлены не были. Его мать Гордиенко В.В. фактически наследство приняла, так как проживала в спорной квартире, но наследственные права на долю в квартире не оформила в связи со смертью. С учетом принятого за сыном, но не оформленного наследства доля Гордиенко В.В. в праве на спорную квартиру составила 1/2 с учетом доли его дочери Татариновой К.И..

Истцы являются наследниками Гордиенко В.В. по закону первой очереди, они приняли наследство фактически.

В декабре 2003 года нотариус Лапшина М.Г. выдала истцам и ответчице свидетельства о праве на наследство по закону после Гордиенко В.В. по 1/3 доле каждому от 1/3 доли в праве собственности на квартиру.

Татаринова К.И. восстанавливала в судебном порядке срок для принятия наследства после смерти своего отца Майдикова И.В., но свидетельство о праве на наследство после отца не получила. В связи с ее бездействием истцы не могут реализовать свое право на получение свидетельства о праве на наследство после Гордиенко В.В.

Истцы просили признать за ними право собственности по 1/6 доле за каждым в праве общей совместной собственности на квартиру «…»

В дальнейшем истцы уточнили исковые требования, указав, что мать умершего 16 апреля 2002 года Майдикова И.В. Гордиенко В.В. фактически наследство не приняла, наследственные права на долю в квартире оформлены не были в связи с ее смертью. Однако, в данном случае имеет место наследственная трансмиссия, в силу которой право на принятие 1/6 доли после смерти Майдикова И.В. перешло от Гордиенко В.В. к ее наследникам по закону супругу Гордиенко Н.П., дочери Киянице С.Н. и по праву представления внучке Татариновой К.И. Супруг и дочь приняли наследство фактически: продолжали пользоваться и владеть квартирой, осуществляли коммунальные платежи, распоряжались имуществом наследодателя по своему усмотрено, запирали входные двери в квартире, не допускали к проживанию посторонних лиц.

Просили признать за ними право собственности по 1/18 доле за каждым в праве общей совместной собственности на квартиру «…».

Решением Ленинского районного суда г.Ставрополя от 19 января 2012 года исковые требования оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе истцы Кияница С.Н. и Гордиенко Н.П. просят решение суда отменить, указав, что судом нарушены нормы материального и процессуального права. Предметом первоначального иска являлась наследственная доля Гордиенко В.В., фактически принятая после смерти сына, а основанием - фактическое принятие истцами наследства. Предметом уточненного иска является наследство Майдикова И.В., а основанием - принятие истцами наследства в порядке наследственной трансмиссии. Нормами ГПК не допускается одновременное изменение истцом предмета и основания иска. Однако суд не разъяснил право истцом на подачу нового иска в общем порядке. Вместе с тем, суд принял уточненный иск к своему производству, и принял по нему решение. Суд вышел за рамки исковых требований, самостоятельно определил условие, при котором Гордиенко В.В. якобы не могла фактически принять наследство после смерти своего сына, т.к. являлась собственником доли в спорной квартире. Суд применил нормы Жилищного Кодекса РФ, введенного в действие с 1 марта 2005 года, к правоотношениям, возникшим в 2002 году.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав истца Кияницу С.Н. и ее представителя адвоката Котова П.Н., представляющего также интересы истца Гордиенко Н.П., просивших об отмене решения, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы и отмены решения суда.

Судебная коллегия считает, что, разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Решение суда полностью соответствует требованиям п. 1 ст. 196 ГПК РФ, согласно которым при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению, и п. 4 ст. 198 ГПК РФ, в соответствии с которыми в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд.

Из материалов дела следует, что спорная квартира «…» общей площадью 66,6 кв.м была предоставлена в совместную собственность истцу Гордиенко Н.П., его жене Гордиенко В.В., ее сыну от первого брака Майдикову И.В. по договору № 62 передачи жилья в собственность от 7 декабря 1998 года.

16 апреля 2002 года умер Майдиков И.В.

После его смерти открылось наследство в виде 1/3 доли в праве общей совместной собственности на спорную квартиру, что было определено вступившим в законную силу решением мирового судьи судебного участка № 3 Ленинского района г.Ставрополя от 18 сентября 2006 года.

В силу ст. 1142 Гражданского кодекса РФ наследниками Майдикова И.В. по закону первой очереди являлись его дочь Татаринова К.И. и его мать Гордиенко В.В.

18 мая 2002 года умерла Гордиенко В.В.

Согласно материалов наследственного дела № 222/2003 после смерти Майдикова И.В. 5 декабря 2002 года с заявлением о принятии наследства за Майдиковым И.В. к нотариусу обратилась его сестра истец Кияница С.Н. (л.н.д.2), являющаяся наследником второй очереди (п.1 ст. 1143 Гражданского кодекса РФ). 27.12.2003 года с заявлением о принятии наследства после смерти Майдикова И.В. к нотариусу обратилась его дочь ответчик Татаринова К.И.

Решением мирового судьи судебного участка № 3 Ленинского района г.Ставрополя от 12 апреля 2004 года Татариновой К.И. был восстановлен срок для принятия наследства после смерти Майдикова И.В. Решение вступило в законную силу 25 октября 2004 года.

Гордиенко В.В. с заявлением о принятии наследства за Майдиковым И.В. к нотариусу не обращалась.

В соответствии с п.2 ст. 1153 Гражданского кодекса РФ признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник: вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Как правильно установлено судом, доказательства фактического принятия Гордиенко В.В. наследства после смерти Майдикова И.В. отсутствуют. То обстоятельство, что Гордиенко В.В. после смерти Майдикова И.В. осталась проживать в спорной квартире не является доказательством фактического принятия ею наследства после смерти сына, так как Гордиенко В.В., обладая 1/3 долей в праве общей совместной собственности на спорную квартиру, пользовалась этой квартирой как собственник, а не как наследник.

Суд обоснованно признал несостоятельными доводы истцов о том, что они приняли наследство после смерти Майдикова И.В. и последовавшей за ней смертью Гордиенко В.В. в порядке наследственной трансмиссии, поскольку указанные доводы основаны на неправильном толковании закона.

Согласно статьи 1156 Гражданского кодекса РФ если наследник, призванный к наследованию по завещанию или по закону, умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок, право на принятие причитавшегося ему наследства переходит к его наследникам по закону, а если все наследственное имущество было завещано - к его наследникам по завещанию (наследственная трансмиссия). Право на принятие наследства в порядке наследственной трансмиссии не входит в состав наследства, открывшегося после смерти такого наследника.

Право на принятие наследства, принадлежавшее умершему наследнику, может быть осуществлено его наследниками на общих основаниях.

Если оставшаяся после смерти наследника часть срока, установленного для принятия наследства, составляет менее трех месяцев, она удлиняется до трех месяцев.

По истечении срока, установленного для принятия наследства, наследники умершего наследника могут быть признаны судом принявшими наследство в соответствии со ст. 1155 Гражданского кодекса РФ, если суд найдет уважительными причины пропуска ими этого срока.

Судом установлено, что Гордиенко В.В. умерла 18 мая 2002 года, не успев принять наследство в виде 1/2 доли от 1/3 доли спорной квартиры, открывшееся после смерти ее сына Майдикова И.В.

В порядке наследственной трансмиссии данное право перешло ее супругу Гордиенко Н.П., дочери Киянице С.Н. и внучке Татариновой К.И.

При этом после смерти Гордиенко В.В. также открылось наследство, в состав которого входило принадлежавшее лично ей имущество.

Таким образом, речь идет о двух наследствах, которые принимаются путем совершения двух самостоятельных актов.

Как правильно указано судом, подача заявления о принятии наследства после смерти трансмиттента либо фактическое принятие принадлежавшего ему имущества не означает принятия наследства в порядке наследственной трансмиссии.

Как видно из материалов дела, после смерти Майдикова И.В. было открыто наследственное дело № 222/2003 нотариусом Глазуновой Е.Н. К нотариусу с заявлением о принятии наследства 5 декабря 2002 года обратилась истец Кияница С.Н., указав, что она является сестрой наследодателя, то есть, наследником второй очереди. Шестимесячный срок для принятия наследства после смерти 16 апреля 2002 года Майдикова И.В. ею был пропущен.

После смерти Гордиенко В.В. было открыто наследственное дело № 167/2003 нотариусом Лапшиной М.Г. к нотариусу с заявлением о принятии наследства обратились истцы как наследники первой очереди.

Как видно из заявлений истцов о принятии наследства, они просили выдать свидетельство на наследство на имущество, принадлежавшее лично Гордиенко В.В. При этом в данных заявлениях не содержится указание на принятие наследства в порядке наследственной трансмиссии. Не подавалось истцами и отдельного заявления о принятии в порядке наследственной трансмиссии 1/3 доли в спорной квартире, принадлежавшей Майдикову И.В., в установленный законом шестимесячный срок.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что наследство, перешедшее истцам в порядке наследственной трансмиссии, в установленный законом шестимесячный срок, ими принято не было.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит решение суда принятым при правильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, с учетом доказанности этих обстоятельств, при правильном применении норм материального и процессуального права. Оснований к отмене решения суда по доводам кассационной жалобы не имеется.

Доводы жалобы не опровергают выводы суда первой инстанции, не содержат правовых оснований для отмены решения суда, повторяют доводы иска, которые были проверены судом и оценка которым дана в решении суда.

Судом не было допущено нарушений норм процессуального права, как на это указано в жалобе истцов.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда г. Ставрополя от 19 января 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1528/12
Дата принятия: 03 апреля 2012

Поиск в тексте