• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 31 июля 2012 года Дело N 33-3449/12
 

31 июля 2012 года город Ставрополь

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе:

председательствующего Попова В.А.,

судей Мекеровой С.Р., Загорской О.В.,

при секретаре Шелудченко Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» к Клопот О.А. о признании недействительным (ничтожным) в части договора на оказание услуг водоснабжения и водоотведения по кассационной жалобе Клопот О.А. на решение Минераловодского городского суда Ставропольского края от 24 ноября 2011 года.

Заслушав доклад судьи Мекеровой С.Р., судебная коллегия

установила:

ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» обратилось с иском, после уточнения требований, к Клопот О.А. о признании третейской оговорки, содержащейся в пункте 7.2.1 договора на отпуск питьевой воды и прием сточных вод, недействительной (ничтожной).

В обоснование иска указало, что 01 декабря 2009 года между ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» и Клопот О.А. заключен договор № …на оказание услуг водоснабжения и водоотведения, условия которого являются типовыми.

В пункте 7.2.1 договора содержится третейская оговорка, согласно которой все споры и разногласия по договору подлежат передаче на рассмотрение в Арбитражный суд на КМВ при Юридическом центре на КМВ «Арбитр».

Данный пункт договора не соответствует требованиям статьи 17 Закона РФ «О защите прав потребителей», поскольку лишает права потребителя на правосудие и рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых отнесен спор законом, причиняет убытки в размере необоснованно взысканных судебных издержек и третейских сборов за рассмотрение дела в третейском суде.

Указанный договор является публичным договором в силу статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации и правила его заключения регулируются императивными нормами. Дела, возникающие из административно-правовых и иных публичных отношений, не могут быть переданы на рассмотрение третейских судов.

Третейское соглашение, включенное в договор от 01 декабря 2009 года, является недействительным в силу части 3 статьи 5 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", поскольку данный договор на оказание услуг водоснабжения и водоотведения относится к договорам присоединения, и на момент заключения третейского соглашения отсутствовали основания для предъявления иска.

Кроме того, договор с третейской оговоркой подписан должностным лицом, не имеющим полномочий на его заключение.

Решением Минераловодского городского суда Ставропольского края от 24 ноября 2011 года исковые требования удовлетворены частично.

Суд признал недействительным (ничтожным) пункт 7.2.1 договора № …от 01 декабря 2009 года на оказание услуг водоснабжения и водоотведения для граждан, заключенного между ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» и Клопот О.А.

В удовлетворении требования о признании пункта 7.2.1 данного договора недействительным (ничтожным) по основанию его заключения должностным лицом при отсутствии полномочий на его заключение суд отказал.

Суд взыскал с Клопот О.А. в пользу ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» государственную пошлину в размере …рублей.

В кассационной жалобе Клопот О.А. ставит вопрос об отмене судебного решения, указывая, что третейское соглашение, включенное в виде оговорки в текст договора на водоснабжение, не может рассматриваться как противоречащее статье 17 Закона о защите прав потребителей в том случае, если потребитель при рассмотрении спора в третейском суде одобряет действие третейского соглашения и компетенцию третейского суда по рассмотрению данного спора, иное означало бы нарушение гарантий гражданина-потребителя, закрепленных статьями 45 и 46 Конституции Российской Федерации.

Вывод суда о том, что договор является договором присоединения и что третейская оговорка, содержащаяся в договоре, считается незаключенной в силу пункта 3 статьи 5 Закона о третейских судах, являются ошибочным, поскольку стороны не возражали относительно компетенции третейского суда при рассмотрении спора в третейском суде, и по существу одобрили ранее включенное в договор третейское соглашение, то есть заключили третейское соглашение после возникновения спора.

Суд возложил на ответчика-гражданина судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере …рублей, в том время как в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации размер государственной пошлины при подаче искового заявления неимущественного характера для физических лиц составляет … рублей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и поступивших возражений, судебная коллегия пришла к выводу об отмене судебного решения в части.

В соответствии с частью 1 статьи 347 (действовавшей до 01 января 2012 года) суд кассационной инстанции проверил законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

Судом установлено, что между ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» в лице его филиала - Минераловодский «Водоканал» и Клопот О.А. заключен договор № …от 01 декабря 2009 года на отпуск питьевой воды и (или) прием сточных вод.

Пунктом 7.2.1 названного договора предусмотрено, что все споры и разногласия по договору, в том числе вытекающие из ранее оказанных услуг, подлежат рассмотрению в арбитражном суде на КМВ при юридическом центре на КМВ «Арбитр» (постоянно действующий третейский суд), в соответствии с положением и регламентом данного суда.

Данное условие договора в соответствии со статьей 46 Федерального закона от 24 июля 2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» является третейской оговоркой.

Удовлетворяя частично исковые требования и признавая пункт 7.2.1. договора с третейской оговоркой недействительным (ничтожным), суд исходил из того, что данное условие договора не соответствует пункту 1 статьи 47, статье 118 Конституции РФ, части 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 17 Закона РФ «О защите прав потребителей», пункту 7 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку нарушает права потребителя на правосудие и рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, влечет для потребителя убытки.

Заключенный договор является публичным и правила его заключения регулируются императивными нормами, при этом дела, возникающие из административно-правовых и иных публичных отношений, не могут быть переданы на рассмотрение третейских судов.

Защита прав потребителей осуществляется судами общей юрисдикции. Ответчик принял без каких-либо оговорок все существенные условия договора, которые изначально были сформулированы истцом и фактически навязаны потребителю.

Третейское соглашение в п.7.2.1. договора считается незаключенным, поскольку заключено до возникновения оснований для предъявления иска.

С данными выводами суда согласиться нельзя.

В соответствии с частью 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Согласно пункту 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Пунктом 2 статьи 1 ФЗ от 24 июля 2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» установлено, что в третейский суд по соглашению сторон может быть передан любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

Таким образом, из содержания вышеприведенных норм закона следует, что на рассмотрение третейского суда может быть передан любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, за исключением тех, запрет на передачу которых третейскому суду напрямую установлен федеральным законом.

В соответствии с частью 1 статьи 17 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» защита прав потребителей осуществляется судом.

При этом прямого запрета защиты прав потребителей посредством использования иных способов разрешения гражданско-правовых споров, в том числе путем обращения потребителей в третейский суд, закон РФ «О защите прав потребителей» не содержит.

В абзаце 9 пункта 2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26 мая 2011 N 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» указано, что стороны спора, заключая соглашение о его передаче на рассмотрение третейского суда, и, реализуя тем самым свое право на свободу договора, добровольно соглашаются подчиниться правилам, установленным для конкретного третейского суда. В таких случаях право на судебную защиту, которая - по смыслу статьи 46 Конституции Российской Федерации - должна быть полной, эффективной и своевременной, обеспечивается возможностью обращения в предусмотренных законом случаях в государственный суд, в частности путем подачи заявления об отмене решения третейского суда либо о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Исходя из изложенного, вывод суда о том, что спор, возникающий в рамках правоотношений, регулируемых законодательством о защите прав потребителей, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом, и подлежит рассмотрению в судах общей юрисдикции, не основан на законе.

Ошибочным является и вывод суда о том, что заключенный сторонами договор на оказание услуг по водоснабжению и водоотведению имеет административно-правовую (публичную) природу.

То обстоятельство, что данный договор является публичным договором, поскольку ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» обязано оказывать услуги в отношении каждого, кто к нему обратится, не свидетельствует о возникновении между сторонами административно-правовых отношений.

Правоотношения, возникшие между сторонами по делу, основаны на сделке и носят гражданско-правовой характер.

Признавая третейское соглашение в п.7.2.1. договора незаключенным, суд первой инстанции указал на то, что такое соглашение подписано до возникновения оснований для предъявления иска.

Согласно пункту 3 статьи 5 Федерального закона от 24 июля 2002 № 102 «О третейских судах в Российской Федерации» третейское соглашение о разрешении спора по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (договор присоединения), действительно, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска и если иное не предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, по общему правилу, когда заключенный договор является договором присоединения, третейское соглашение действительно в том случае, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска.

Указанные положения Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" направлены на защиту прав присоединившейся к договору стороны, лишенной в момент заключения договора присоединения возможности влиять на его содержание. В связи с этим для признания действительным соглашения о рассмотрении дела третейским судом, содержащегося в самом договоре присоединения, необходимо установление волеизъявления присоединившейся к договору стороны на рассмотрение дела конкретным третейским судом после возникновения оснований для предъявления иска.

Из материалов дела следует, что инициатором включения в договор третейской оговорки являлся ГУП СК «Ставрополькрайводоканал».

Ответчик Клопот О.А. не оспаривал действительность условия договора, заключенного им с ГУП СК «Ставрополькрайводоканал», о рассмотрении споров третейским судом.

Доказательства неодобрения потребителем третейской оговорки, включенной в договор, материалы дела не содержат.

Клопот О.А. реализовал свое право на судебную защиту в соответствии с этим условием договора, обратившись в третейский суд с иском о признании оказанных услуг ненадлежащего качества и взыскании компенсации морального вреда. Представитель ГУП СК «Ставрополькрайводоканал», присутствовавший при рассмотрении данного спора, не заявлял возражений относительно компетенции третейского суда на рассмотрение возникшего спора.

В связи с чем, нельзя признать обоснованным вывод суда о том, что третейское соглашение, изложенное в п.7.2.1. договора, является незаключенным.

На основании изложенного, постановленное судом решение в части признания пункта 7.2.1. договора на оказание услуг водоснабжения и водоотведения недействительным (ничтожным) является незаконным и необоснованным, в соответствии с частью 1 статьи 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 01 января 2012 года) решение в указанной части, а также в части взыскания судебных расходов по оплате госпошлины подлежит отмене.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены, но им судом первой инстанции дана неправильная оценка, что привело к ошибке в применении норм материального права, судебная коллегия пришла к выводу принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении иска о признании недействительным (ничтожным) пункт 7.2.1 договора № …от 01 декабря 2009 года на оказание услуг водоснабжения и водоотведения для граждан, заключенного между ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» и Клопот О.А.

Решение суда в части отказа в удовлетворении требования о признании недействительным пункта 7.2.1. договора на оказание услуг водоснабжения и водоотведения по основаниям отсутствия у руководителя Минераловодского филиала ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» полномочий на включение в договор третейской оговорки не обжалуется и не является предметом кассационного рассмотрения исходя из требований части 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьей 2 Федерального закона от 9 декабря 2010 года N 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации", статьей 361, 362 (в редакции, действовавшей до 1 января 2012 года) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Минераловодского городского суда Ставропольского края от 24 ноября 2011 года в части отказа в удовлетворении требования ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» о признании третейской оговорки (пункт 7.2.1) в договоре на отпуск питьевой воды и прием сточных вод № …от 01 декабря 2009 года, заключенного между ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» и Клопот О.А., недействительной (ничтожной) по основанию заключения договора неуполномоченным лицом оставить без изменения.

Это же решение суда в части признания недействительным (ничтожным) пункта 7.2.1 договора № …от 01 декабря 2009 года, заключенного между ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» и Клопот О.А., на оказание услуг водоснабжения и водоотведения для граждан, взыскания с Клопот О.А. в пользу ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» судебных расходов по уплате государственной пошлины в размерерублей отменить.

Постановить по делу новое решение.

В удовлетворении исковых требований ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» к Клопот О.А. о признании недействительным (ничтожным) пункта 7.2.1 договора № …от 01 декабря 2009 года, заключенного между ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» и Клопот О.А., на оказание услуг водоснабжения и водоотведения для граждан, взыскании судебных расходов по уплате государственной пошлины в размерерублей отказать.



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3449/12
Дата принятия: 31 июля 2012

Поиск в тексте