• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 24 июля 2012 года Дело N 33-3450/12
 

город Ставрополь 24 июля 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда

в составе председательствующего Попова В.А.

судей Калединой Е.Г. и Загорской О.В.

при секретаре Джигаль И.Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании 24 июля 2012 года

дело по кассационной жалобе представителя ответчика Заритовского Д.В. по доверенности Осадчего О.А.

на решение Минераловодского городского суда Ставропольского края от 05 декабря 2011 года по гражданскому делу по исковому заявлению ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» к Заритовскому Д.В. о признании недействительным (ничтожным) пункта 7.2.1 договора на оказание услуг водоснабжения и водоотведения

заслушав доклад судьи Калединой Е.Г.

УСТАНОВИЛА:

Представитель ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» обратился в суд с иском к Заритовскому Д.В. о признании недействительным (ничтожным) пункта 7.2.1 договора «…» от 18 ноября 2009 года на оказание услуг водоснабжения и водоотведения, содержащего третейскую оговорку, в соответствии с которой все споры и разногласия между сторонами по договору подлежат передаче на рассмотрение в Арбитражный суд на КМВ при юридическом центре на КМВ «Арбитр». В ходе рассмотрения дела исковые требования были дополнены, истец просил также признать содержащуюся в договоре на отпуск питьевой воды и прием суточных вод третейскую оговорку недействительной (ничтожной) по основанию отсутствия полномочий на ее заключение.В обоснование иска указано, что 18 ноября 2009 года между истцом и ГУП Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал» в лице его филиала - Минераловодский «Водоканал» заключен договор на оказание услуг водоснабжения и водоотведения, его условия являются типовым. При этом среди условий договора имеется третейская оговорка (п. 7.2.1), согласно которой все споры и разногласия по договору подлежат передаче на рассмотрение в Арбитражный суд на КМВ при Юридическом центре на КМВ «Арбитр». Однако ст. 17 Закона РФ № 2300-1 от 07.02.1992 года «О защите прав потребителей», предусматривающая осуществление защиты прав потребителей судом, и п. 7 ст. 29 ГПК РФ, предусматривающей для потребителей право выбора территориальной подсудности спора при осуществлении защиты их прав, ограничивают возможность передачи сторонами третейского соглашения спора на разрешение третейского суда. Истец сослался на то, что законодатель четко определил подведомственность и подсудность споров, возникающих из правоотношений с потребителями, компетентным судам общей юрисдикции. Однако при заключении с ответчиком договора водоснабжения, содержащего третейскую оговорку, был нарушен основополагающий принцип, закрепленный в ст. 5 ГПК РФ, о том, что правосудие по гражданским делам, подведомственным судам общей юрисдикции, осуществляется только этими судами по правилам, установленным законодательством о гражданском судопроизводстве. Поскольку указанные выше нормы носят императивный характер и не могут быть изменены соглашением сторон, то третейская оговорка, включенная в договор с потребителем, лишает его права на правосудие, что недопустимо. В момент подписания договора водоснабжения, являющегося по сути договором присоединения, истец принял все его условия, сформулированные ГУП СК «Ставрополькрайводоканал», без каких-либо оговорок и без составления протокола разногласий. Однако в соответствии с п. 3 ст. 5 ФЗ от 24.07.2002 года № 102-ФЗ «О третейских судах в РФ» третейское соглашение о разрешении спора по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом, действительно, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска и если иное не предусмотрено федеральным законом. При несоблюдении требований, предъявляемых к форме и содержанию третейского соглашения, оно считается незаключенным, не влечет за собой юридических последствий для сторон и не обязывает стороны рассматривать спор в третейском суде.

Решением Минераловодского городского суда Ставропольского края от 05 декабря 2011 года исковые требования ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» удовлетворены частично, признана недействительной (ничтожным) содержащаяся в пункте 7.2.1 договора на отпуск питьевой воды и прием суточных вод № 30486 от 18 ноября 2009 года, заключенного между ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» и Заритовским Д.В.. В признании этой оговорки недействительной по основанию отсутствия полномочий на ее заключение - отказано.

В кассационной жалобе представитель ответчика Заритовского Д.В. по доверенности Осадчий О.А. просит решение суда отменить и принять новое решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований. В кассационной жалобе указано, что выводы суда противоречат Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Конституции РФ, Постановлению Конституционного Суда РФ, Федеральным законам и воли самого потребителя. Третейское соглашение, включенное в виде оговорки в текст договора на водоснабжение не может рассматриваться как ограничение прав гражданина-потребителя на судебную защиту, поскольку как следует из Постановления Конституционного Суда РФ от 26.05.2011г. №10-П, стороны спора, заключая соглашение о его передаче на рассмотрение третейского суда и реализуя тем самым свое право на свободу договора, добровольно соглашаются подчиниться правилам, установленным для конкретного третейского суда. В таких случаях право на судебную защиту обеспечивается возможностью обращения в предусмотренных законом случаях в государственный суд, в частности путем подачи заявления об отмене решения третейского суда либо о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Выводы суда о том, что договор является договором присоединения и что третейская оговорка, содержащаяся в договоре, считается незаключенной в силу п.3 ст. 5 Закона о третейских судах, являются ошибочными. Поскольку стороны не возражали относительно компетенции третейского суда при рассмотрении трех дел, рассмотренных в третейском суде, и по существу одобрили ранее включенное в договор третейское соглашение (то есть заключили третейское соглашение после возникновения спора о чем и говорит п.3 ст.5 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"), выводы о незаключенности третейского соглашения являются необоснованными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Из материалов дела следует, что 18 ноября 2009 года между Заритовским Д.В. и ГУП Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал» в лице его филиала - Минераловодский «Водоканал» заключен договор на оказание услуг водоснабжения и водоотведения.

В соответствии с пунктом 7.2.1 указанного договора все споры и разногласия по договору, в том числе вытекающие из ранее оказанных услуг, подлежат рассмотрению в Арбитражном суде на КМВ при юридическом центре на КМВ «Арбитр» (постоянно действующий третейский суд) в соответствии с положением и регламентом данного суда.

Удовлетворив заявленные ГУП Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал» требования, суд первой инстанции исходил из того, что возникший из данного заключенного договора спор не мог быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом. Поскольку защита прав потребителей осуществляется судами общей юрисдикции, то третейская оговорка, включенная в договор с потребителем, лишает его права на правосудие, что недопустимо в силу ст. 47 Конституции Российской Федерации. Договор, заключенный 18 ноября 2009 года между истцом и ГУП Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал» является публичным договором, правила его заключения регулируются императивными нормами, а дела, возникающие из административно-правовых и иных публичных отношений, не могут быть переданы на рассмотрение третейских судов. Суд исходил также из того, что содержание договора, заключенного между сторонами позволяет отнести его к договору присоединения, поскольку Заритовский Д.В. принял без каких-либо оговорок либо составления протокола разногласий все существенные условия этого договора, которые были сформулированы ГУП Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал».

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 07 февраля 2012 года решение суда оставлено без изменения.

Постановлением суда кассационной инстанции - президиума Ставропольского краевого суда от 07 июня 2012 года определение судебной коллегии от 07.02.2012 года отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам.

При новом судебном рассмотрении дела, судебная коллегия приходит к выводу об отмене судебного решения в части удовлетворения исковых требований истца, поскольку при рассмотрении настоящего спора судом первой инстанции допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 362 ГПК РФ ( в редакции ФЗ 2002 года) основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В соответствии с п. 2 статьи 1 Федерального закона от 24 июля 2002 года № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» в третейский суд по соглашению сторон может быть передан любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

По смыслу указанных норм, на рассмотрение третейского суда может быть передан любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, за исключением тех, запрет на передачу которых третейскому суду напрямую установлен федеральным законом.

В соответствии со ст. 17 (часть 1) Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» защита прав потребителей осуществляется судом.

Указанная норма, устанавливая возможность защиты прав потребителей судом и вводя в целях защиты прав потребителей как экономически слабой стороны в договоре дополнительные механизмы правовой защиты, в том числе в вопросе определения подсудности гражданских дел с участием потребителей, не содержит запрета защиты прав потребителей посредством использования иных способов разрешения граждански-правовых споров, в том числе путем обращения потребителей в третейский суд.

Стороны спора, заключая соглашение о его передаче на рассмотрение третейского суда и реализуя тем самым свое право на свободу договора, добровольно соглашаются подчиниться правилам, установленным для конкретного третейского суда.

Таким образом, выводы суда о том, что спор, возникающий в связи с правоотношениями, регулируемыми законодательством о защите прав потребителей, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом, не основаны на законе.

Коллегия не может согласиться и с выводом суда о том, что заключенный договор на оказание услуг водоснабжения и водоотведения является договором, имеющим административно-правовую (публичную) природу, поскольку правоотношения, возникшие между Заритовским Д.В. и ГУП Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал», основаны на сделке и носят гражданско-правовой характер.

То обстоятельство, что данный договор является публичным договором, поскольку ГУП Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал» обязано оказывать услуги в отношении каждого, кто к нему обратится, не свидетельствует о возникновении между сторонами административно-правовых отношений.

Согласно пункту 3 статьи 5 Федерального закона от 24 июля 2002 года № 102 «О третейских судах в Российской Федерации» третейское соглашение о разрешении спора по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (договор присоединения), действительно, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска и если иное не предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, по общему правилу, когда заключенный договор является договором присоединения, третейское соглашение действительно в том случае, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска.

Заритовский Д.В. не оспаривал действительность условия договора о рассмотрении споров третейским судом, заключенного между ним и ГУП Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал», в судебном заседании настаивал на рассмотрении спора именно в третейском суде.

При таких обстоятельствах, решение суда в части удовлетворения исковых требований ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» о признании недействительной (ничтожной), содержащейся в пункте 7.2.1 договора «…» от 18 ноября 2009 года на оказание услуг водоснабжения и водоотведения для граждан, заключенного между ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» и Заритовским Д.В. третейской оговорки подлежит отмене с вынесением нового решения по делу об отказе в удовлетворении исковых требований.

Это же решения в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании этой оговорки недействительной по основанию отсутствия полномочий на ее заключение является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

Руководствуясь ст. 360 - 362 ГПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решением Минераловодского городского суда Ставропольского края от 05 декабря 2011 года отменить в части удовлетворения исковых требований, принять по делу новое решение - исковые требования ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» к Заритовскому Д.В. о признании недействительной (ничтожной), содержащейся в пункте 7.2.1 договора «…» от 18 ноября 2009 года на оказание услуг водоснабжения и водоотведения для граждан, заключенного между ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» и Заритовским Д.В. третейской оговорки - оставить без удовлетворения.

Это же решение в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании этой оговорки недействительной по основанию отсутствия полномочий на ее заключение оставить без изменения.

Кассационную жалобу представителя ответчика Симоненко В.В. по доверенности Осадчего О.А. удовлетворить.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3450/12
Дата принятия: 24 июля 2012

Поиск в тексте