• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СМОЛЕНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 28 апреля 2011 года Дело N 22-940
 

г.Смоленск 28 апреля 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Смоленского областного суда в составе:

Председательствующего: Безыкорновой В.А.

Судей: Румянцевой И.М., Коваленко О.Ю.

при секретаре Балалаевой Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденного Хмелевского Р.С. и в его защиту адвоката Богдановой И.В. на приговор Вяземского районного суда Смоленской области от 18 февраля 2011 года, которым

ХМЕЛЕВСКИЙ ,

ранее не судимый,

осужден по п.«а» ч.3 ст.111 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Осужденный взят под стражу в зале суда. Срок наказания постановлено исчислять с 18 февраля 2011 года.

Постановлено взыскать с Хмелевского Р.С. в пользу А. 921 рубль 00 копеек в счет возмещения материального ущерба; 100000 рублей в счет компенсации морального вреда; 20000 рублей в счет возмещения расходов на услуги адвоката.

По делу разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Румянцевой И.М., выступление адвоката Савранского В.А., поддержавшего доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Фомичева Н.Н. об отмене приговора суда, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

По приговору суда Хмелевский Р.С. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц.

Преступление совершено (дата) в Смоленской области при изложенных в приговоре суда обстоятельствах.

В судебном заседании осужденный Хмелевский Р.С. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе адвокат Богданова И.В. в защиту интересов осужденного Хмелевского Р.С. ставит вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью назначенного осужденному наказания. Считает, что суд вышел за рамки предъявленного Хмелевскому Р.С. обвинения, согласно которому потерпевшему было нанесено не менее 16 ударов руками и ногами по различным частям тела, однако в установочной части приговора указано о нанесении потерпевшему не менее 11 ударов, при этом в приговоре не отражено, по каким основаниям изменено количество ударов. Указывает, что при производстве предварительного расследования, как и в ходе судебного разбирательства не установлены место и способ совершения преступления. Обращает внимание на то, что потерпевший на следствии и в судебном заседании утверждал, что его избивали не только возле здания ТБЦ, но и по дороге в деревню, а также около кладбища, однако данные обстоятельства не нашли своего отражения в приговоре суда, как не указаны и основания в силу которых эти обстоятельства не учтены при описании события преступления. В судебном заседании установлено, что Хмелевский Р.С. совершил преступление в составе группы лиц, при этом в описательно-мотивировочной части приговора не указаны конкретные действия каждого из них. Считает, что судом не верно установлены фактические обстоятельства дела, которые подлежат доказыванию в соответствии с ч.1 ст.73 УПК РФ. Полагает, что в приговоре суда необоснованно содержится ссылка на акт судебно-медицинского освидетельствования, поскольку, по мнению адвоката, он не является ни одним из перечисленных в законе видом доказательств. По ходатайству стороны обвинения суд обоснованно исключил из обвинения Хмелевского Р.С. квалифицирующий признак «по предварительному сговору», однако при этом неверно руководствовался положения ст.10 УК РФ, поскольку в данном случае применение обратной силы закона не требуется. Указывает, что ни на предварительном следствии, ни в ходе судебного разбирательства психическое состояние Хмелевского Р.С. не проверялось, соответствующая экспертиза не проводилась, в то же время в приговоре суда содержится вывод о том, что Хмелевский Р.С. в состоянии аффекта не находился, доказательства, подтверждающие такой вывод суда, в приговоре не приведены. Считает, что Хмелевскому Р.С. назначено чрезмерно суровое наказание. Состояние здоровья потерпевшего в настоящее время опасений не вызывает, Хмелевский Р.С. частично признал исковые требования, заявил, что готов возместить причиненный вред, к уголовной ответственности привлекается впервые, характеризуется положительно, в связи с чем, по мнению адвоката, у суда имелись все основания для применения ст.73 УК РФ. Кроме того, считает, что размер денежной компенсации, подлежащей взысканию с осужденного в счет возмещения морального вреда потерпевшему, является излишне завышенным.

В кассационной жалобе осужденный Хмелевский Р.С., не оспаривая выводы суда о виновности и правильности правовой оценки его действий, считает приговор суда несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного ему наказания. Указывает, что к уголовной ответственности он привлекается впервые, по месту жительства характеризуется положительно, состояние здоровья потерпевшего улучшилось, в связи с чем, считает, что ему должно быть назначено наказание с применением положений ст.73 УК РФ. Вместе с тем, просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражении заместитель Вяземского межрайонного прокурора Зайцев В.В. просит приговор суда оставить без изменения, а доводы кассационных жалоб - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым, постановленным в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Данные требования закона судом не выполнены.

В силу ст.307 УПК РФ описательно - мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, выводы относительно правовой оценки действий подсудимого. При этом выводы обвинительного приговора относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию, должны быть бесспорны и однозначны.

Так, суд признал доказанным, что Хмелевский Р.С. (дата) , находясь возле торгово-бытового центра, руководствуясь личными неприязненными отношениями к А.., возникшими на почве ревности к супруге последнего, подозвал того к себе для выяснения отношений, после чего совместно с неустановленным следствием лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, умышленно нанес не менее 11 ударов руками и ногами по различным частям тела и голове, причинив тем самым А. тяжкий вред здоровью.

Факт причинения Хмелевским Р.С. тяжкого вреда здоровью А. является установленным и не оспаривается по делу.

Вместе с тем, нельзя не согласиться с доводами стороны защиты о том, что в судебном заседании не были устранены противоречия, связанные с количеством нанесенных потерпевшему ударов.

Признав достоверными показания потерпевшего А.., согласно которым Хмелевский Р.С. и неустановленное лицо нанесли ему не менее 10 ударов в голову и не менее 10 ударов по другим частям тела, суд, вопреки этим показаниям, признал Хмелевского Р.С. виновным в нанесении А. не менее 11 ударов руками и ногами по различным частям тела и голове, в обоснование чего, сослался на показания последнего и свидетелей К., А., Ч., Р.., указав, что показания этих лиц согласуются с другими доказательствами, в то время как в их показаниях имелись существенные противоречия как по количеству ударов, нанесенных А.., так и обстоятельствам нанесения этих ударов. Более того, в соответствии с выводами судебно-медицинской экспертизы , которые также положены в основу обвинительного приговора, А. в область головы причинено не менее 6-7 ударных воздействий, а согласно обвинительному заключению - не менее 16 ударов по различным частям тела и голове.

По смыслу главы 39 УПК РФ приговор должен быть составлен в ясных и понятных выражениях. Исходя из этого, недопустимо загромождение приговора показаниями участников процесса, а также описанием обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу.

Описательно-мотивировочная часть приговора, в которой должны быть четко указаны обстоятельства совершения преступления, признанные судом доказанными, перегружена приведением конкретных норм материального и процессуального права, загромождена приведением содержания показаний свидетелей о том, употреблял или не употреблял потерпевший А. накануне совершения в отношения него преступления спиртное, что не имеет значения по настоящему делу и затрудняет понимание сути изложенного. Суд приводит показания потерпевшего А. об обстоятельствах произошедшего от третьего лица, но при этом постоянно ссылается на его фамилию, что также затрудняет понимание смысла этих показаний.

Приговор изложен таким образом, что невозможно понять какие из приведенных доказательств подтверждают тот или иной вывод суда.

Суд привел в приговоре показания потерпевшего А., данные им на предварительном следствии в части, касающейся нанесения ему ударов Хмелевским Р.С. в машине во время движения, а также возле кладбища , однако органами предварительного следствия данные действия Хмелевскому Р.С. в вину не вменялись, выводы суда относительно этих показаний потерпевшего, как и их оценка, в приговоре отсутствуют.

Кроме того, по смыслу закона, если преступление совершено группой лиц, в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников, при этом квалификация действий каждого из них должна быть обоснована судом. Однако, суд в описательной части приговора указал лишь на совместное нанесение Хмелевским Р.С. с одним из неустановленных следствием лиц, из числа тех, кто вышел из автомашины, не менее 11 ударов руками и ногами по различным частям тела и голове потерпевшего.

Обосновывая квалификацию действий Хмелевского Р.С., как причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, суд указал, что «телесные повреждения, полученные А. были причинены именно действиями Хмелевского Р.С. и неустановленного следствием лица, поскольку в суде установлено, что они причинены в ограниченный промежуток времени, который по времени совпадает с установленными судом обстоятельствами преступления и, кроме того, повреждения имеют различную локализацию, причинение которых возможно только совместными действиями нескольких лиц». Однако такой вывод суда нельзя признать обоснованным, не понятно, чем суд руководствовался, делая такой вывод.

А. на предварительном следствии утверждал, что его избили Хмелевский Р.С. и двое неустановленных лиц, тогда как в судебном заседании потерпевший показал, что не может точно сказать, сколько людей выходило из автомашины, но точно знает, что не менее двух, удары наносились как минимум двумя лицами -Хмелевским Р.С. и лицом или лицами, вышедшими из машины. Противоречия в показаниях потерпевшего относительно количества лиц его избивавших, в приговоре не устранены.

Как не устранены противоречия об обстоятельствах совершенного преступления в показаниях потерпевшего А.., свидетеля К.., с одной стороны и показаниях Хмелевского Р.С., свидетелей Ч., Р., А. - с другой.

Ссылаясь в приговоре на протоколы очных ставок между потерпевшим, свидетелями, осужденным, подтверждающие, по мнению суда, установленные им фактические обстоятельства дела, суд не раскрыл их содержание.

Таким образом, из приговора не ясно, какие конкретно фактические обстоятельства установлены судом в ходе судебного разбирательства по делу.

Судебная коллегия соглашается и с доводами стороны защиты о том, что психическое состояние Хмелевского Р.С. должным образом не проверено.

Внезапно возникшее сильное душевное волнение - физиологический аффект - имеет свои объективные признаки, которые могут быть установлены только при проведении комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Без проведения такой экспертизы суд не вправе принимать решение о наличии либо отсутствии в действиях виновного лица признаков аффекта. По данному уголовному делу ни органами предварительного следствии ни судом в отношении Хмелевского Р.С. такая экспертиза не проводилась и в судебном заседании эксперт не допрашивался, в связи с чем не ясно на чем основан такой вывод суда.

Допущенные судом нарушения требований уголовно-процессуального закона являются существенными, а потому приговор суда нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене, а уголовное дело - направлению на новое рассмотрение, при котором суду первой инстанции надлежит учесть вышеизложенное, тщательно проверить представленные доказательства, дать им соответствующую оценку и в зависимости от установленного, принять по делу законное и обоснованное решение, надлежащим образом мотивировав в приговоре свои выводы, а также устранить допущенную небрежность при написании инициалов свидетелей.

В связи с отменой приговора и принимая во внимание, что Хмелевский Р.С. обвиняется в совершении преступления против жизни и здоровья, относящегося к категории особо тяжких преступлений, в ходе предварительного расследования скрывался от следствия, в связи с чем, был объявлен в розыск, может скрыться от суда и, таким образом, воспрепятствовать производству по уголовному делу в суде первой инстанции в разумные сроки, судебная коллегия, руководствуясь требованиями ст. 97, 108 и 255 УПК РФ, избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 379 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Вяземского районного суда Смоленской области от 18 февраля 2011 года в отношении ХМЕЛЕВСКОГО отменить, материалы дела направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Избрать Хмелевскому , 30 октября 1985 года рождения, уроженцу г.Вязьма Смоленской области меру пресечения в виде заключения под стражу на 2 месяца, то есть до (дата) .

Председательствующий: В.А. Безыкорнова

Судьи: И.М. Румянцева

О.Ю. Коваленко




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-940
Принявший орган: Смоленский областной суд
Дата принятия: 28 апреля 2011

Поиск в тексте