• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ИРКУТСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 17 мая 2013 года Дело N 33-3743/13
 

17 мая 2013 года

г. Иркутск

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

судьи-председательствующего Амосова С.С.,

судей Губаревич И.И. и Рудковской И.А.,

при секретаре Ободоевой О.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Арефьева М.В. к Обществу с ограниченной ответственностью «Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы» о признании приказа (распоряжения) незаконным, восстановлении на работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе представителя Общества с ограниченной ответственностью «Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы» по доверенности Тютрина И.В.

на решение Нижнеилимского районного суда Иркутской области от 11 января 2013 года по данному делу,

УСТАНОВИЛА:

В обоснование своих исковых требований Арефьев М.В. указал, что с "дата изъята" работал старшим охранником подвижной группы команды СБ «Р.» по охране "данные изъяты" в Обществе с ограниченной ответственностью «Восточно-Сибирские магистральные нефтепроводы» (сокращенное наименование ООО «Востокнефтепровод»).

Приказом о прекращении трудового договора "номер изъят" от "дата изъята" он уволен по пункту 7 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора).

Увольнение является незаконным, так как в срок, установленный уведомлением об отсутствии возможности сохранить определенные трудовым договором условия - 6 разряд по профессии - работодатель не прекратил действие трудового договора. Трудовые отношения должны быть сохранены на прежних условиях. Работодателем не предлагались имеющиеся вакансии. Увольнение произведено с целью избавления от него, как от неугодного работника.

Истец просил признать приказ об увольнении незаконным, восстановить его на работе, взыскать с ответчика оплату вынужденного прогула и взыскать компенсацию морального вреда в сумме "данные изъяты" рублей.

Решением Нижнеилимского районного суда Иркутской области от 11 января 2013 года исковые требования удовлетворены частично. Приказ о прекращении трудового договора и увольнении Арефьева М.В. признан незаконным. Арефьев М.В. восстановлен на работе. С ООО «Востокнефтепровод» в пользу Арефьева М.В. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копейки с правом зачета выходного пособия в размере фактически произведенной выплаты, взыскана компенсация морального вреда в сумме "данные изъяты" рублей. С ответчика в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере "данные изъяты" рублей "данные изъяты" копеек. В удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда в размере "данные изъяты" рублей отказано. Суд указал, что решение в части восстановления истца на работе подлежит немедленному исполнению.

В апелляционной жалобе представитель ООО «Востокнефтепровод» по доверенности Тютрин И.В. просил отменить решение суда первой инстанции полностью и принять по делу новое решение об отказе в иске.

Указал, что судом первой инстанции было допущено нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения. До того момента, когда председательствующий, приняв и подписав решение суда, позволил участникам процесса войти в зал заседания, в совещательную комнату вошел прокурор Пашинцева М.И., которая пробыла в совещательной комнате около 5-7 минут, затем покинула комнату и ушла ожидать решение.

По мнению заявителя апелляционной жалобы, отсутствие уведомления Арефьева М.В. о предстоящих изменениях условий трудового договора в части размера оплаты труда не свидетельствует о нарушении процедуры увольнения, так как истцу был известен размер тарифной ставки охранника 5 разряда. Истец был ознакомлен с локальными актами, устанавливающими систему оплаты труда организации. Даже при наличии в уведомлении указания на уменьшение разряда оплаты истец отказался бы от продолжения работы в новых условиях. Он не мог не знать, что изменение разряда повлечет изменение в оплате труда.

Заявитель апелляционной жалобы также указал, что работодатель не мог предложить истцу вакансию учетчика "данные изъяты". Эта штатная единица введена временно, на период производственной практики студента. Со студентом был заключен срочный трудовой договор. Трудовым законодательством не предусмотрена возможность перевода работника, с которым заключен договор на неопределенный срок, на работу, выполняемую на условиях срочного трудового договора. Отказ практиканту в заключении трудового договора не допускался.

Относительно апелляционной жалобы поступили возражения представителя Арефьева М.В. по доверенности Игнатовой Л.В. и возражения помощника прокурора Нижнеилимского района Пашинцевой М.И.

Судебная коллегия рассмотрела апелляционную жалобу согласно статье 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие истца, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания, и направившего в суд заявление о рассмотрении дела в свое отсутствие с участием представителя Игнатовой Л.В.

Заслушав доклад судьи Иркутского областного суда Амосова С.С., выслушав объяснения представителя ООО «Востокнефтепровод» по доверенности Тютрина И.В., поддержавшего доводы жалобы, объяснения представителя Арефьева М.В. по доверенности Игнатовой Л.В., заключение прокурора Мещеряковой М.В. о согласии с решением суда, рассмотрев дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, в возражениях на них, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда не установила оснований к отмене либо изменению решения Нижнеилимского районного суда Иркутской области.

Суд определил юридически значимые обстоятельства, оценил доказательства в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правильно применил нормы материального права: статьи 74, 394, пункт 7 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судом, стороны состояли в трудовых отношениях. Арефьев М.В. работал в ООО «Востокнефтепровод» в службе безопасности, отряд службы безопасности в "адрес изъят", команда СБ «Р.» по охране "данные изъяты", подвижная группа старшим охранником 6-го разряда.

С "дата изъята" эта штатная единица с окладом в размере "данные изъяты" рублей выведена из штатного расписания и с этой же даты введена единица старшего охранника команды СБ «Р.» по охране "данные изъяты" подвижной группы 5 разряда с окладом в размере "данные изъяты" рублей.

Приказом "номер изъят" от "дата изъята" истец уволен по пункту 7 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора).

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции сделал вывод, что увольнение истца произведено с нарушением закона.

При этом суд исходил из того, что планируя изменение условий трудового договора об оплате труда работника (уменьшение размера заработной платы), работодатель "дата изъята" уведомил работника лишь об изменении разряда, не уведомив об изменении условий трудового договора об оплате труда.

Суд также исходил из того, что на момент отказа истца от продолжения работы в новых условиях и на момент его увольнения по данному основанию имелась вакансия учетчика, введенная с "дата изъята" в штатное расписание, и которая не была предложена Арефьеву М.В. для замещения.

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда соглашается с выводами Нижнеилимского районного суда Иркутской области, поскольку эти выводы соответствуют установленным обстоятельствам дела, подтвержденным доказательствами, и основаны на законе.

Расчет среднего заработка за время вынужденного прогула произведен судом по имеющимся в деле доказательствам в соответствии с законом.

Определяя размер денежной компенсации морального вреда, суд в полном соответствии со статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации учитывал обстоятельства дела, характер допущенных нарушений трудовых прав истца, факт причинения ему нравственных страданий в связи с незаконным увольнением, требования разумности и справедливости.

Доводы жалобы судом апелляционной инстанции отклоняются по следующим основаниям.

Частями первой и второй статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Форма такого уведомления законодательно не закреплена. В то же время требования, которым должно отвечать данное уведомление, в статье 74 Трудового кодекса Российской Федерации перечислены. В уведомлении должно быть указано, какие именно условия трудового договора подлежат изменению (характер изменений), а также конкретные причины, вызвавшие такие изменения.

Условие об оплате труда в силу статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации подлежит обязательному включению в трудовой договор.

Изменение технологических условий способа осуществления охраны материалами дела подтверждается. В то же время уведомление об изменении определенных сторонами условий трудового договора не содержит никаких указаний на изменение размера должностного оклада истца.

Ответчик не доказал, что истцу были известны последствия изменения разряда профессии в виде снижения размера оплаты труда, а также размер такого уменьшения.

Поскольку характер изменений условий трудового договора в уведомлении не указан, суд первой инстанции сделал правильный вывод, что истец не был уведомлен о предстоящих изменениях условий трудового договора. Это свидетельствует о нарушении работодателем процедуры увольнения, предусмотренной статьей 74 Трудового кодекса Российской Федерации, и влечет восстановление работника на работе.

Работодателем не были представлены доказательства предложения работнику имеющейся вакансии согласно части третьей статьи 74 Трудового кодекса Российской Федерации, равно как и доказательства отсутствия такой вакансии.

Судом установлено, что на момент подачи истцом заявления, оцененного ответчиком как отказ от продолжения работы в новых условиях, и на момент увольнения, введенная в штатное расписание единица учетчика являлась вакантной. Она могла быть предложена истцу, чего сделано не было.

Исследовав и оценив собранные по делу доказательства суд сделал обоснованный вывод, что работодатель не доказал введение в штатное расписание этой единицы исключительно на время прохождения студентом практики. Доводы ответчика о том, что указанная вакансия не отвечала необходимым требованиям и не могла быть предложена истцу, не нашли своего подтверждения.

Нельзя согласиться с доводами апелляционной жалобы о нарушении судом первой инстанции правила о тайне совещания судей при принятии решения.

Из объяснительной секретаря судебного заседания следует, что участвующий в деле прокурор после удаления суда в совещательную комнату не входил в совещательную комнату. Эти объяснения подтверждены возражениями прокурора, представленными в суд апелляционной инстанции в письменной форме, объяснениями представителя истца. Представитель ответчика пояснил, что факт нарушения правила о тайне совещания судей не был зафиксирован какими-либо средствами фиксации. Замечаний на протокол судебного заседания не подавалось.

По существу, все доводы апелляционной жалобы направлены на иную оценку доказательств, с которой судебная коллегия согласиться не может, и не содержат указания на обстоятельства, наличие которых в силу статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могло бы повлечь отмену обжалуемого судебного постановления.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда

О П Р Е Д Е Л И Л А:

оставить решение Нижнеилимского районного суда Иркутской области от 11 января 2013 года по данному делу без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Судья-председательствующий

С.С. Амосов

Судьи

И.И. Губаревич

И.А. Рудковская




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3743/13
Принявший орган: Иркутский областной суд
Дата принятия: 17 мая 2013

Поиск в тексте