• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 10 апреля 2013 года Дело N 22-746/2013
 

г. Саранск 10 апреля 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия в составе:

Председательствующего Елховиковой М.С.

судей Егоровой А.И., Петелиной Л.Г.

при секретаре Хальмеевой И.Р.

с участием прокурора Мартышкина В.В.

адвоката Толмачева С.В.

осужденного Вельмякина В.Н.

потерпевшего К.И.

рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Толмачева С.В. на приговор Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 22 января 2013 года, которым

Вельмякин В. Н., ...

осужден по части 2 статьи 318 УК Российской Федерации к 3 годам лишения свободы, в соответствии со статьей 73 УК Российской Федерации условно с испытательным сроком на 2 года.

В соответствии с частью 5 статьи 73 УК Российской Федерации на Вельмякина В.Н. возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных; являться на регистрацию в орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных один раз в месяц в установленный срок.

Мера пресечения Вельмякина В.Н. до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения - подписка о невыезде и надлежащем поведении.

Зачтено Вельмякина В.Н. в срок отбывания наказания время задержания с ... по ... .

Гражданский иск потерпевшего К.И. удовлетворен частично.

Постановлено взыскать с пользу К.И. с Вельмякина В.Н. в качестве компенсации морального вреда ... рублей.

Заслушав доклад судьи Егоровой А.И., пояснения осужденного Вельмякина В.Н., адвоката Толмачева С.В. в защиту интересов осужденного Вельмякина В.Н., поддержавших в выступлениях доводы апелляционной жалобы, потерпевшего К.И., считавшего в выступлениях доводы жалобы необоснованными, а приговор справедливым, пояснение прокурора Мартышкина В.В., высказавшего в выступлениях мнение о законности и обоснованности приговора, судебная коллегия

установила:

Вельмякин В.Н. осужден за применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, имевшее место ... в ... около автомашины К.И. находящейся около ... расположенного по адресу: ... , где Вельмякин В.Н. с целью выяснения отношений и заведомо зная, что потерпевший К.И. является сотрудником полиции, чьи законные действия ... повлекли привлечение к административной ответственности его отца В.Н., применил в отношении К.И. насилие, выразившееся в том, что, вытащив последнего из салона автомашины, нанес ему не менее 7 ударов руками и ногами по голове и туловищу, причинив телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью по признаку длительности его расстройства не более 21 дня, при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании подсудимый Вельмякин В.Н. вину в содеянном признал частично, отрицал факт осведомления о том, что К.И. является сотрудником полиции, утверждал, что конфликт с К.И. у него произошел в силу случайного стечения обстоятельств.

В апелляционной жалобе адвокат Толмачев С.В. в защиту интересов осужденного Вельмякина В.Н., оспаривая приговор суда, считает его незаконным и необоснованным, подлежащим изменению ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушения норм процессуального права.

Высказывает мнение, что суд принял сторону государственного обвинения, приняв за основу показания К.И., его двоюродного брата К.А. и первоначальные показания Ч. Н.В., полагает, что у вышеуказанных лиц были все основания для оговора его подзащитного.

Утверждает, что К.И. в момент совершения конфликта находился в состоянии алкогольного опьянения, о чем были представлены доказательства, но суд не дал им надлежащей оценки, хотя это один из основополагающих моментов.

К.И. и свидетели обвинения, старательно замалчивают факт употребления спиртного, а К.И. избегает огласки употребления спиртного за рулем.

Ч. Н.В. первоначально пояснял, что не употребляли спиртные напитки, однако в ходе судебного следствия он со всеми подробностями рассказывал, как они пили, сколько и где приобретали спиртное, при этом рассказ его был обстоятельный.

Об употреблении потерпевшим спиртных напитков подтверждается и показаниями свидетеля Ч. К.В.

По его мнению, в действиях Вельмякина В.Н. нет состава преступления предусмотренного статьей 318 УК Российской Федерации, так как пьяный работник полиции, не может представлять интересы государства, кроме того, он находился не на службе и в гражданской одежде.

Суд не принял во внимание показания свидетелей Ч. Н.В. и М.И., которые являлись очевидцами конфликта, в той части, что разговоров о том, что К.И. является работником полиции и виновником в лишении прав отца Вельмякина В.Н., не было.

Свидетель К.А. в своих показаниях рассказывает о поведении К.И. во время конфликта, указывает на его агрессию и отмечает, что с его стороны высказывались угрозы.

Но суд не учел вышеуказанные показания свидетелей, хотя они не родственники, ни свойственники Вельмякина В.Н.

Ни суд, ни следствие не дают ответа на то, откуда Вельмякина В.Н. стало известно, что К.И. работник милиции.

Вельмякин В.Н. не проживает в селе ... , как и вообще на территории ... , К.И. до этого не знал и не видел, как не видел его при совершении его отцом административного правонарушения.

Считает, что суд использовал недопустимые доказательства, чем допустил нарушение уголовно-процессуального законодательства.

Так суд использовал заключение специалиста проводившего исследования с помощью детектора лжи, хотя УПК Российской Федерации не содержит такого доказательства как детектор лжи, кроме того, специалист не был предупрежден об ответственности за дачу ложного заключения, и в судебном заседании он пояснял, что это его мнение и не более. Ходатайство защиты о признании данного доказательства недопустимым, суд отклонил, сославшись на нормы УПК Российской Федерации.

Высказывает мнение, что суд нарушил принцип состязательности, а значит и принцип равноправия.

В материалах дела также отсутствуют документы, подтверждающие то, что В.Н. совершено административное правонарушение, хотя суд в приговоре ссылается на них.

По его мнению, К.И. не выступал в качестве должностного лица в отношении отца Вельмякина В.Н. совершившего административное правонарушение, он лишь только сделал звонок своему знакомому работнику ГИБДД Е.В., который впоследствии остановил автомашину отца Вельмякина В.Н. и оформил на последнего протокол об административном правонарушении.

Суд дает оценку телесным повреждениям, нанесенным Вельмякиным В.Н. потерпевшему К.И., и сам осужденный Вельмякин В.Н. не отрицает факта нанесения потерпевшему К.И. телесных повреждений, при этом суд не дает оценку телесным повреждениям, имеющимся у Вельмякина В.Н.

Просит приговор в отношении Вельмякина В.Н. изменить, переквалифицировать его действия на статью 115 УК Российской Федерации, назначить наказание в пределах данной санкции статьи.

В дополнительной апелляционной жалобе адвокат Толмачев С.В. поддерживая доводы ранее поданной им жалобы, уточняет, что, анализируя доказательства по делу в ранее поданной им жалобе, он ошибочно приписал показания и действия свидетеля К.А. - свидетелю Ч. Н.В. и наоборот. Поэтому при рассмотрении доводов апелляционной жалобы учесть это обстоятельство и рассматривать анализ, указанных в жалобе, как принадлежащих Ч. Н.В., как анализ показаний К.А.

Проверив материалы дела, апелляционной жалобы адвоката, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Вина осужденного Вельмякина В.Н. в совершении применения насилия опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей подтверждается совокупностью доказательств, собранных в ходе предварительного следствия, представленных и исследованных в судебном заседании. В том числе, последовательными и логичными показаниями потерпевшего К.И., об обстоятельствах совершенного в отношении его преступления, свидетельскими показаниями, письменными материалами уголовного дела, получившими надлежащую оценку в приговоре суда.

Потерпевший К.И. в судебном заседании показал, что ... около ... он отвез в село ... Ч.Н.В. и К.А., которые помогали ему днем в строительстве дома в ... . Приехав в село, он развернул машину в сторону магазина неподалеку от дома К.А., они сидели в машине, разговаривали о том, что делать на следующий день, Ч. Н.Н. сидел рядом с ним на пассажирском сиденье, К.А. - сзади. В это время подошел пьяный Вельмякин В.Н. со стороны его двери, он был очень агрессивен, постучал в окно. Он опустил окно и спросил: «Что ему надо?» Вельмякин В.Н. спросил: «К.И. с вневедомственной, ты?». На вопрос, почему он этим интересуется, тот раза три переспросил, он ли И.. Он хотел выйти из машины, приоткрыл дверку, но Вельмякин В.Н. схватил его за шею и вытащил из машины, после чего сшиб с ног и начал наносить удары, руками и ногами по его ногам и рукам, голове, при этом рассек лоб и губу. Весь конфликт продолжался минут 10. Он в ответ ударов не наносил, а только укрывался от ударов Вельмякина В.Н.. В это время попытались выйти из машины Ч. Н.В. с К.А., но он их остановил. Вельмякин В.Н. говорил, что он «стукач» и его отца сдал, выражался нецензурно в его адрес, подбежавший К.А. разнял их, после случившегося он понял, что это была месть Вельмякина В.Н. за отца, поскольку его законные действия ... повлекли привлечение к административной ответственности его отца В.Н., управлявшего автомобилем в нетрезвом состоянии.

Аналогичные показания в ходе судебного следствия были даны свидетелем Ч. Н.В.

Факт применения насилия к К.И., характер этого насилия, подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы, самим осужденным Вельмякиным В.Н. не отрицается нанесение К.И. нескольких ударов.

Согласно заключению эксперта у К.И. имелись следующие телесные повреждения: ушиб мягких тканей в виде припухлости в области угла нижней челюсти слева, кровоподтек в области век правого глаза, ушибленная рана в области лба справа, сотрясение головного мозга, причинившие легкий вред его здоровью по признаку длительности его расстройства не более 21 дня. Давность причинения повреждений может соответствовать ... .

Довод жалобы о том, что Вельмякин В.Н. не знал, что К.И. является сотрудником полиции, что конфликтная ситуация возникла между ними случайно из-за того, что Вельмякин В.Н. уличил К.И. в распитии спиртного за рулем, опровергается показаниями потерпевшего К.И., которые им последовательно давались на протяжении предварительного расследования и в судебном заседании, подтверждены им на очной ставке, они в отличие от показаний Вельмякина В.Н. непротиворечивы и согласуются с другими доказательствами по делу.

Свидетель Ч. Н.С. последовательно утверждал, что Вельмякин В.Н. прежде чем наносить удары К.И. спросил, не является ли тот сотрудником вневедомственной охраны и что бьет он его за то, что тот сообщил сотрудникам ДПС о том, что его отец управляет автомашиной в нетрезвом состоянии.

Аналогичную позицию излагал на предварительном следствии и свидетель К.А.

Довод о том, что потерпевший и свидетели могли оговорить Вельмякина В.Н., поскольку последний уличил потерпевшего К.И. в употреблении спиртного за рулем автомашины, не имеет оснований.

Из показаний приведенных в жалобе свидетелей не усматривается, что потерпевший К.И., будучи в нетрезвом состоянии, управлял автомашиной. Никто из них, в том числе и Вельмякин В.Н. не видели, что К.И. употреблял спиртное и куда он после употребления спиртного, будучи за рулем автомашины, поехал. Показания указанных в жалобе лиц, в том числе и Ч. К.В., свидетельствуют лишь о том, что находившиеся в автомашине, около неё лица, среди которых был и К.И., могли употреблять спиртное, но употреблял ли с ними К.И. спиртное, никто из них не утверждал.

Наличие алкогольного опьянения, установленного у К.И. в ... ... , при его освидетельствовании, проведенного через несколько часов (примерно 4 ч.), после произошедшего конфликта, не является фактом того, что он управлял автомашиной в нетрезвом состоянии. Как видно из протокола осмотра место преступления - участка местности, расположенного в ... ., автомашина, около которой и произошел конфликт, находилась в том же месте, т.е. она не передвигалась. Исходя из имеющихся в материалах дела сведениях, данных о том, что К.И., будучи сотрудником полиции, управлял автомашиной в нетрезвом состоянии, как это утверждается в апелляционной жалобе, не имеется. Материалы дела свидетельствуют о том, что К.И. привез на автомашине своих знакомых в ... в не рабочее время и не на служебной машине. Поэтому довод жалобы о том, что потерпевший К.И., желая избежать ответственности за свои действия как «пьяного полицейского» вынужден был оговорить Вельмякина В.Н., является голословным.

В отличие от показаний потерпевшего К.И. об обстоятельствах нападения на него Вельмякина В.Н., последний, как это видно из материалов дела, в своих показаниях был и не последователен и они, его показания, находятся в противоречии с очевидными доказательствами. Так, из обращений Вельмякина В.Н. в полицию и к мировому судье по поводу произошедшего конфликта с К.И., усматриваются различные сведения, как по обстоятельствам возникновения конфликта, так и о количестве нанесенных ударов в драке. Кроме того, его утверждение, что его отца (В.Н.) необоснованно по сообщению К.И. обвинили в управлении автомашиной в нетрезвом состоянии, составив на отца протокол об административной ответственности, повлекший в последствии такую ответственность, находится в противоречии с имеющимся в этом протоколе объяснении его отца, который не отрицал, что «управлял машиной к дому, с протоколом согласен».

Правомерность и правомочность действий К.И. как сотрудника полиции при выявлении и задержании В.Н.(отца осужденного), управлявшего автомашиной в состоянии алкогольного опьянения, не вызывает у судебной коллегии сомнений. Она установлена судом как приведенными в приговоре доказательствами, так и вступившим в законную силу постановлением мирового судьи о признании В.Н. виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП Российской Федерации и назначении ему наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами сроком ... .

Поэтому коллегия считает, суд, тщательно исследовав имеющиеся по делу доказательства, оценив их в совокупности, пришел к обоснованному выводу о виновности осужденного в совершении преступления предусмотренного частью 2 статьи 318 УК Российской Федерации.

Суд правильно исходил из того, что действия осужденного Вельмякина В.Н. по нападению на потерпевшего К.И., применению к нему насилия, причем опасного для жизни и здоровья, были связаны с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей по принятию мер к задержанию отца осужденного - лица, управлявшего транспортным средством в нетрезвом состоянии. О том, что осужденный сознавал характер своих действий, свидетельствуют его высказывания в адрес К.И. «стукач», «сдал его отца», произнесенные им во время нанесения потерпевшему ударов. При этом действия осужденного носили адресный характер, об этом свидетельствует то обстоятельство, что осужденный перед учиненным насилием убедился, что перед ним «К.И. с вневедомственной».

Довод жалобы о том, что судом необоснованно не дано оценки телесным повреждениям, имевшим у осужденного Вельмякина В.Н. после драки, не заслуживает внимания, поскольку они возникли у осужденного от правомерных действий потерпевшего К.И. по отражению проявленного на него нападения, оказанию им сопротивления при этом.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что судом излишне использовано в качестве доказательства заключение специалиста, проводившего исследования с помощью детектора лжи в отношении К.И.. Данный вид доказательств не отвечает в полной мере требованиям уголовно-процессуального закона, поэтому оно подлежит исключению из числа приведенных в приговоре доказательств.

По мнению судебной коллегии наказание Вельмякина В.Н. назначено в соответствии с требованиями статей 6, 60 УК Российской Федерации, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, и других влияющих на его размер и вид обстоятельств; в том числе обстоятельств смягчающих наказание: частичное признание вины, впервые привлечение к уголовной ответственности, положительные характеристики с места жительства и работы, нахождение на иждивении троих несовершеннолетних детей, нестоящем на учете у врачей нарколога и психиатра, и отягчающего обстоятельства: совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц; а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Суд правильно назначил Вельмякина В.Н. наказание в соответствии с частью 5 статьи 73 УК Российской Федерации с возложением обязанностей, способствующих его исправлению. Оснований для изменения назначенной меры наказания осужденному, судебная коллегия не усматривает.

Заявленные потерпевшим исковые требования, разрешены судом при постановлении приговора в соответствии с требованиями закона и принципов разумности и справедливости.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, при производстве по делу не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 389.9, 389.20, 389.28 УПК Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Приговор Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от 22 января 2013 года в отношении Вельмякина В.Н. изменить.

Исключить из числа доказательств, приведенных в приговоре ссылку на исследование с использованием полиграфа в отношении К.И.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Толмачева С.В. без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-746/2013
Принявший орган: Верховный Суд Республики Мордовия
Дата принятия: 10 апреля 2013

Поиск в тексте