• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 28 апреля 2011 года Дело N 22-1500/11
 

Судебная коллегия по уголовным делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Отконова С.Н.

судей Кривошеина Ю.Г., Нохрина А.А.

при секретаре Шумаковой Ю.М.

рассмотрела в судебном заседании 28 апреля 2011 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Журова С.И. и адвоката Лекаревой Л.В. в защиту его интересов, кассационной жалобе потерпевшего Н. на приговор Асиновского городского суда Томской области от 2 марта 2011 года, которым

ЖУРОВ С. И., родившийся /__/ года в /__/, гражданин /__/, имеющий /__/ образование, /__/, на иждивении малолетние дети, работающий в качестве /__/ в ООО « /__/», несудимый, проживающий в /__/, -

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений с использованием принципа частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено о зачете в срок наказания времени содержания под стражей за период с 8.06.2009 г. по 7.10.2009 г.

Заслушав доклад судьи Отконова С.Н., выступления осужденного Журова С.И., адвоката Лекаревой Л.В. в защиту его интересов, поддержавших доводы кассационных жалоб, потерпевшего Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Паницкого И.А., полагавшего приговор изменить, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Журов С.И. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего; в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений; в совершении иных насильственных действенных действий, причинивших физическую боль, из хулиганских побуждений.

Преступления совершены в ночь с 7 на 8 июня 2009 года в /__/ при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Журов С.И. вину в совершенных преступлениях не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Журов С.И., выражая несогласие с приговором, указывает на невиновность.

Отмечает, что все обвинение построено на его явке с повинной и первоначальных показаниях. Но никакой явки с повинной он не писал, а под воздействием сотрудников милиции и своего болезненного состояния, вызванного /__/, подписал ее, а потом под влиянием адвоката дал признательные показания, соответствующие явке с повинной.

Изъятие одежды у него произведено без участия понятых, что они подтвердили в судебном заседании.

А. и Б. его оговорили, что подтвердила свидетель Н. Заинтересованность в деле не позволяет признать их показания допустимыми доказательствами, поскольку они не имеют юридической силы.

А. проходит по делу как потерпевший для того, чтобы его показания были признаны доказательством. Но, судя по его показаниям, он вообще ничего не помнит.

Свидетель Т. очевидцем не был, ссылается в своих показаниях на пояснения какого-то лица, похожего на Б., который якобы сообщил о его(Журова) причастности к преступлению.

В основу приговора положено заключение экспертизы № /__/, но не обращено внимание ни на ранее проведенные экспертизы, ни на показания специалистов о том, что смерть Н. наступила от алкогольной интоксикации, а не от черепно-мозговой травмы.

Время наступления смерти, наличие травмы, связанной с воздействием доской или табуретом, исключают его виновность и причастность к преступлению.

Ничем не подтвержден вред здоровью средней тяжести, поскольку потерпевший А. находился в больнице 18 суток, а не 21 сутки, исследование спинного мозга у него не проводили, амбулаторного лечения он не проходил. Рана на губе у него произошла от твердого острого предмета, а не от твердого тупого предмета, как обозначено экспертом.

В приговоре не приведены полностью показания А., из которых следует, что он оговорил его(Журова), и если получит деньги, то откажется от своих показаний.

Противоречий в показаниях свидетелей Б., Ш. и К., вопреки выводу суда, не имеется. Данные свидетели подтвердили в судебном заседании то, что видели 5 июня 2009 года, а именно то, что А. бил доской по голове Н.

Указывает также на отсутствие у него какого-либо мотива для совершения преступлений.

Просит приговор отменить, а его оправдать;

адвокатом в защиту интересов осужденного Журова С.И. также ставится вопрос об отмене приговора по основаниям несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушения уголовно-процессуального закона.

В доводах жалобы указывается, что приговор основан на показаниях потерпевших А., показаниях свидетеля Б., заключении судебно-медицинской экспертизы № /__/, первоначальных показаниях Журова С.И. и его явке с повинной.

Приводя подробно показания Журова С.И. в ходе судебного разбирательства, адвокатом делается вывод о недопустимости явки с повинной и первоначальных показаний, которые даны под воздействием сотрудников милиции. В ходатайстве о признании явки с повинной и первоначальных показаний Журова С.И. недопустимыми доказательствами судом необоснованно отказано.

В тоже время, явка с повинной противоречит материалам дела, показаниям А. и Б. и надлежащим образом не заполнена по предусмотренным в ней графам.

Понятые Х. и Т. в судебном заседании пояснили, что протокол задержания подписали, но самого Журова С.И. не было, что свидетельствует о нарушении закона. Поэтому протокол задержания также является недопустимым доказательством.

Недопустимыми доказательствами являются протокол изъятия вещей и документов от 8.06.2009 г., поскольку вещи у Журова С.И. изъяты работником милиции без понятых, а выемка у работника милиции - с участием понятых, являющихся работниками прокуратуры.

Одежда изъята только у Журова С.И. и А., а у остальных лиц, присутствующих в квартире, в том числе и с трупа Н., не изъята.

Из заключения экспертизы следует, что группа крови Журова С.И. и Н. одинакова, каких-либо частиц на одежде Журова С.И. от одежды на трупе и одежды А. и, наоборот, не обнаружено. Данное обстоятельство не исключает наличия на одежде с трупа крови А., что следует из заключения экспертизы № /__/, и подтверждает правдивость показаний Журова С.И.

Установленная заключением судебно-медицинской экспертизы № /__/ давность причинения телесных повреждений и давность наступления смерти исключают виновность Журова С.И. Погибший Н. уже имел черепно-мозговую травму, которая образовалась за 24-48 часов до момента смерти, и не могла быть причинена в ночь с 7 на 8 июня 2009 года.

По заключению другой экспертизы смерть Н. могла наступить в период времени с 00 до 06 часов 8 июня 2009 года.

Указанные заключения судом отвергнуты, а положено в основу приговора заключение № /__/. Однако данное заключение проведено экспертами, не имеющими специальной подготовки, и без соответствующей лицензии. Члены комиссии не предупреждены об ответственности и им не разъяснены права, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, все они проводили исследования разных объектов самостоятельно, а не в составе комиссии, их выводы противоречивы и не содержат ответа на имеющиеся расхождения с ранее проведенными и составленными заключениями экспертиз, что влечет признание данного заключения недопустимым доказательством.

Допрошенные в судебном заседании специалисты А. и Р. пояснили, что причина смерти Н. не установлена и не исключается от алкогольной интоксикации, повреждение черепами руками и ногами в обычной обуви невозможно.

Показания А. противоречивы и фактически из них следует, что никаких событий они не помнят, а А. прямо заявил в судебном заседании, что он оговаривал и будет оговаривать Журова С.И.

Кроме того, потерпевший А. заявление о привлечении Журова С.И. к уголовной ответственности не писал. Удар Журов С.И. нанес ему с тем, чтобы его разбудить. Экспертизу потерпевший не проходил. Кроме показаний потерпевшего каких-либо иных доказательств не имеется. Несмотря на это, суд признал Журова С.И. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ.

Просит приговор отменить, Журова С.И. оправдать, освободив из-под стражи.

Потерпевший Н. в доводах кассационной жалобы, выражая несогласие с приговором, указывает на его незаконность и необоснованность.

Ссылается на то, что доказательств, подтверждающих вину Журова С.И., не установлено. В обоснование приводит доводы, аналогичные по содержанию доводам осужденного и адвоката. Считает, что А. оговорили Журова С.И. и сами избили его отца, что делали неоднократно и ранее.

Просит приговор отменить, Журова С.И. оправдать.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевший А., указывая на их необоснованность, просит оставить их без удовлетворения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор подлежащим изменению по основанию неправильного применения уголовного закона.

Выводы суда о виновности Журова С.И. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего; в умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, и получивших оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Виновность осужденного подтверждается показаниями потерпевших, показаниями свидетелей, протоколами следственных действий, заключениями экспертиз и другими доказательствами, приведенными в приговоре, в том числе частично признательными показаниями Журова С.И., данными в ходе досудебного производства, его явкой с повинной.

Как следует из обстоятельств совершенного преступления, установленных судом, в ночь с 7 на 8 июня 2009 года в процессе распития спиртного в доме погибшего Н. на почве личных неприязненных отношений Журов С.И. оттолкнул потерпевшего руками и нанес неоднократные удары ногами в область головы Н., причинив ему открытую черепно-мозговую травму, относящуюся к тяжкому вреду здоровью, и повлекшую смерть последнего.

Приведенные фактические обстоятельства совершенного преступления подтверждены показаниями потерпевших А. и А., которые пояснили, что вместе с осужденным и погибшим распивали спиртное, затем все уснули. До того как уснул, А. слышал, что Журов С.И. и Н. что-то между собой выясняли. Под утро Журов С.И. нанес удары в лицо А., а также А.

А. также показал, что Журов С.И. бегал по дому, говорил: « убил «их» или «его»», « посадят и надолго.» На полу он увидел лежащими А. и Н. Вызвали скорую помощь, которая констатировала смерть Н., а А. увезли в больницу.

Показаниями свидетеля Б. установлено, что он также распивал спиртное в доме Н. и уснул. Его разбудил А. и сказал, что Н. мертв и его, наверно, убил Журов С.И. Он увидел, что на полу в комнате лежат Н. и А. Спросив у Журова С.И., что он наделал, услышал ответ последнего: « Если что натворил, буду отвечать.»

Согласно заключению комплексной судебно-медицинской экспертизы № /__/ от 7.06.2010 г., смерть Н. наступила от открытой черепно-мозговой травмы в виде системы локальных, локально-конструкционных и конструкционных линейных переломов левых лобной, теменной, затылочной костей, основания черепа в средней черепной ямке, ушиба головного мозга, кровоизлияния в мягкие ткани головы левой лобно-височно-теменной и затылочной областей с развитием отека головного мозга, с его смещением и вклинением стволовой части мозга в большое затылочное отверстие. По механизму образования травма образовалась не менее чем от четырех травматических воздействий в левую теменно-височно-затылочную область головы с прижимом правой части головы к плоской поверхности.

При судебно-медицинском-биологическом исследовании установлено, что на смыве с внутренней поверхности правой стопы Журова С.И.( от пятки до лодыжки), на его тапках обнаружена кровь, происхождение которой от Н. и А. не исключается; в большинстве пятен на брюках Журова С.И. имеется кровь Н., а также кровь А.; на рубашке Журова С.И. имеется кровь потерпевшего А.

Собственными показаниями Журова С.И., данными при досудебном производстве и признанными частично соответствующими фактическим обстоятельствам дела, установлено, что после распития спиртного, когда все уснули, Н. стал его трясти за плечи, толкать. В ответ он оттолкнул Н. и он упал на спину, затем поднялся и ушел в комнату. Никаких действий в отношении потерпевшего больше не совершал. От шума проснулся А. и подошел к нему, выражаясь нецензурной бранью. Он нанес ему два удара кулаком в лицо, от чего А. упал. Он стал будить А. Не исключает, что мог ударить его рукой.

После это вышел на улицу, куда впоследствии вышел А., сообщивший, что Н. не шевелится и не подает признаков жизни, а у А. разбито лицо. Он сказал вызвать скорую, а сам стал ждать скорую помощь и милицию.

Приведенные показания соответствуют показаниям потерпевших А. и свидетеля Б. в части того, что после распития спиртного все уснули, а Журов С.И. и Н. выясняли между собой отношения.

Анализ показаний осужденного, заключения экспертизы № /__/, результатов заключения судебно-медицинской-биологической экспертизы, свидетельствует о том, что им даны не полные показания относительно обстоятельств смерти Н.

Совокупность доказательств позволяет сделать вывод о том, что Журов С.И. нанес удары в область головы Н., причинив перелом костей черепа, ногой. Об этом свидетельствует наличие крови на правой стопе( от пятки до лодыжки) и тапках Журова С.И. и выводы экспертизы о не менее четырех травматических воздействий в левую область головы погибшего при прижатой к поверхности правой части головы, наличие крови на лице погибшего, что следует из протокола осмотра места происшествия.

Наличие крови на тапках Журова С.И., на его брюках( как спереди, так и сзади, в виде множественных пятен, которая не исключается как от потерпевшего Н., так и потерпевшего А.), во взаимосвязи с показаниями потерпевшего А. о том, что все лицо у А. было в крови, и он также лежал на полу; с результатами протокола осмотра места происшествия( в том числе с указанием того, что непосредственно около трупа крови не имеется, не имеется и отпечатков крови на полу от обуви),- подтверждает достоверность показаний потерпевших А. и опровергает утверждение Журова С.И. о том, что он вымазался кровью, когда переворачивал Н., или когда ходил по комнате.

Оснований подвергать сомнению показания потерпевших А. не имеется, поскольку их показания соответствуют другим доказательствам. Соответственно нет оснований и для признания их показаний, а также показаний Б., - оговором осужденного.

Фактические обстоятельства совершенного преступления установлены правильно, выводы суда основаны на согласующихся доказательствах, которые достаточны в своей совокупности для установления вины Журова С.И. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, и в умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести( потерпевший А.).

Правовая оценка действиям осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ дана правильно.

Однако оценка действий Журова С.И. в отношении потерпевшего А. является ошибочной.

Из показаний Журова С.И., положенных в основу приговора, следует, что удары потерпевшему осужденный нанес не из хулиганских побуждений, а на почве личных взаимоотношений.

Потерпевший А. пояснил, что удары Журов С.И. нанес, скорее всего, потому, что не мог его разбудить.

Изложенные обстоятельства не свидетельствуют о том, что действия Журова С.И. связаны с грубым нарушением общественного порядка и явным неуважением к обществу. Они совершены в доме, в отсутствие посторонних лиц, в отношении знакомого, когда все спали и не видели действий осужденного.

При таких обстоятельствах, действия Журова С.И. подлежат переквалификации с п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ в редакции Закона от 8.12.2003 г. на ч. 1 ст. 112 УК РФ в редакции Закона от 7.03.2011 г.

В Уголовный Кодекс Законом от 7.03.2011 года внесены изменения, улучшающие положение осужденного. В частности, смягчено наказание по ч. 1 ст. 112 УК РФ, что с учетом положений ст. 10 УК РФ влечет применение обратной силы уголовного закона.

Поэтому действия осужденного подлежат квалификации по ч. 1 ст. 112 УК РФ в редакции Закона от 7.03.2011 г.

По этому же основанию действия Журова С.И. подлежат переквалификации с ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции Закона от 8.12.2003 г. на ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции Закона от 7.03.2011 г., поскольку санкция новой редакции закона смягчена.

Ссылка осужденного на отсутствие у него мотива для совершения преступления, поскольку он находился с погибшим и А. в хороших отношениях, опровергается приведенными доказательствами. Чрезмерное употребление спиртного, поведение погибшего, как следует из показаний осужденного, вызвали неприязненные отношения, что является мотивом совершения преступления в отношении Н. Тот же мотив установлен и в отношении потерпевшего А.

Что касается осуждения Журова С.И. по п. «а» ч. 1 ст. 116 УК РФ, то приговор в этой части подлежит отмене по следующему основанию.

Показаниями Журова С.И. установлено, что он не исключает нанесение удара рукой по лицу А., когда пытался разбудить последнего.

Это обстоятельство не оспаривается потерпевшим.

Других доказательств наличия хулиганских побуждений в приговоре не приведено.

Как отмечено, действия Журова С.И. не связывались с грубым нарушением общественного порядка и явным неуважением к обществу. Они совершены в доме, в отсутствие посторонних лиц, в отношении знакомого, когда все спали и не видели действий осужденного. Поэтому выводы суда о совершении Журовым С.И. преступления из хулиганских побуждений являются ошибочными и не подтверждены доказательствами.

Потерпевший А. с заявлением о привлечении Журова С.И. к уголовной ответственности не обращался. В судебном заседании им заявлено о том, что привлекать к уголовной ответственности Журова С.И. он не желает и не хотел.

Отсутствие заявления потерпевшего о привлечении к уголовной ответственности по делу частного обвинения влечет прекращение уголовного преследования.( п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ)

Поэтому приговор в части осуждения Журова С.И. по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ подлежит отмене с прекращением уголовного преследования на основании п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона при судебном рассмотрении дела, влекущих отмену приговора, не допущено.

Исследованные в судебном заседании доказательства оценены судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, - с учетом их относимости, допустимости, достоверности и достаточности в своей совокупности для разрешения дела.

Каких-либо существенных противоречий в доказательствах, положенных в основу приговора и влияющих на выводы суда, не усматривается.

При оценке доказательств суд руководствовался требованиями закона и оценил доказательства в их совокупности и достаточности для разрешения дела, а не отдельно, как пытаются дать им оценку осужденный и адвокат.

Ссылки в доводах жалоб на недопустимость доказательств, положенных в основу приговора, являются необоснованными.

Аналогичные доводы заявлялись стороной защиты в ходе судебного разбирательства. Они тщательно проверены судом и обоснованно отвергнуты, чему в приговоре приведены соответствующие мотивы.

Выводы суда по оценке доказательств как с точки зрения их допустимости, так и достаточности - сомнений не вызывают.

Доказательства, положенные в приговор, являются достоверными, допустимыми и достаточными в своей совокупности для разрешения уголовного дела.

Представленные в судебном заседании стороной защиты многочисленные доказательства в большей части основаны на личном восприятии свидетелей, которые непосредственными очевидцами совершенных преступлений не являлись, и знают об обстоятельствах совершенных преступлений из их переложения(пересказа) другими лицами.

Ссылка на то, что жители деревни считают Журова С.И. невиновным, указывая, что преступления совершили А., безосновательна, поскольку основана на личном восприятии людей и не имеет никакого доказательственного значения.

Достоверность заключения экспертизы № /__/, которое положено в основу приговора, связана с ее тщательным проведением по результатам эксгумации трупа, изучения материалов уголовного дела, ранее проведенных исследований.

Отсутствие лицензии на проведение экспертизы определяющим обстоятельством не является, так как экспертизы проводилась экспертами, обладающими специальными знаниями и большим опытом экспертной работы.

В соответствии с ч. 2 ст. 199 УПК РФ эксперты предупреждаются об уголовной ответственности и им разъясняются права руководителем экспертного учреждения.

Требования закона соблюдены, экспертам, проводившим экспертизу № /__/, права, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, разъяснены, об уголовной ответственности они предупреждены, что следует из заключения экспертизы.

Ссылка в доводах жалобы на то, что не каждый эксперт участвовал в исследовании объектов, является надуманной.

Исследование объектов производилось одним из экспертов, но правильность исследований и результаты этих исследований обсуждались комиссией экспертов.

На основании именно таких действий экспертами дано заключение.

На этом основании судом обоснованно признано допустимым и достоверным именно это заключение экспертизы и поэтому отвергнуты другие, ранее проведенные экспертизы, и показания специалистов А. и Р. Поэтому ссылка осужденного и адвоката на то, что по заключениям экспертиз установлена его непричастность к совершенному в отношении Н. преступлению не может быть признана убедительной.

Достоверность выводов эксперта в отношении потерпевшего А. также сомнений не вызывает. Потерпевший сначала находился на стационарном лечении, а затем выписан на амбулаторное лечение. Поэтому срок лечения потерпевшего составлял более 21 дня.

То обстоятельство, что потерпевший не проходил амбулаторное лечение, не свидетельствует о том, что оно не требовалось.

Утверждение в доводах жалоб стороны защиты о том, что потерпевший А. прямо указал на оговор осужденного, несостоятельно, поскольку взято из контекста его показаний. Потерпевший лишь утверждал, что именно Журов С.И. нанес ему удар в лицо, от которого он потерял сознание, и если это оговор, то на нем он настаивает.

Довод стороны защиты о даче явки с повинной и частично признательных показаний под воздействием сотрудников милиции, о незаполнение протокола явки с повинной в полном объеме( по всем графам) - является несостоятельным.

Судом тщательно проверен этот довод и обоснованно отвергнут. Мотивы принятого решения подробно изложены в приговоре.

Следует также отметить, что помимо оснований, указанных судом, при судебно-медицинском освидетельствовании Журова С.И. им по обстоятельствам дела даны эксперту пояснения, которые соответствуют данным, изложенным им в явке с повинной и в протоколе допроса в качестве подозреваемого.

Каких - либо дополнительных требований к составлению протокола принятия явки с повинной закон не содержит, что следует из содержания ст.ст. 142 и 141 УПК РФ. Протокол явки с повинной Журова С.И. подписан им и должностным лицом, то есть, составлен в соответствии с положениями ст. 141 УПК РФ.

То, что в протоколе принятия явки с повинной не заполнены все графы, процессуального значения не имеет.

На совокупность доказательств также не влияет и то, что в процессе расследования уголовного дела не изъята одежда с трупа Н., не изъята одежда у А. и Б.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона не установлено.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, при этом судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельства их совершения, личность Журова С.И. и другие обстоятельства, приведенные в приговоре.

Обстоятельства, установленные в ходе судебного разбирательства, позволили суду сделать обоснованный вывод о назначении осужденному наказания в виде лишения свободы.

В связи с частичной отменой приговора и применением обратной силы уголовного закона назначенное осужденному наказание подлежит смягчению.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденного, адвоката, потерпевшего Н. не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Приговор Асиновского городского суда Томской области от 2 марта 2011 года в отношении ЖУРОВА С. И. в части осуждения по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ отменить, уголовное преследование в отношении Журова С.И. прекратить на основании п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Этот же приговор в отношении ЖУРОВА С. И. изменить, переквалифицировать его действия с ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции Закона от 8.12.2003 г. на ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции Закона от 7.03.2011 г.; с п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ в редакции Закона от 8.12.2003 г. на ч. 1 ст. 112 УК РФ в редакции Закона от 7.03.2011 г.

Назначить Журову С.И. наказание: по ч. 4 ст. 111 УК РФ - 7 лет лишения свободы, по ч. 1 ст. 112 УК РФ - 1 год лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор ставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Журова С.И., адвоката Лекаревой Л.В., потерпевшего Н. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1500/11
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 28 апреля 2011

Поиск в тексте