• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 13 июля 2012 года Дело N 33-1750/2012
 

13 июля 2012 года судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Синяковой Т.П.,

судей Карелиной Е.Г., Бондаревой Н.В.,

при секретаре Сутягиной А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске дело по иску Королева С. В. к закрытому акционерному обществу «Сибирская Сервисная Компания», открытому акционерному обществу «Томскнефть» ВНК о взыскании компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья,

по апелляционной жалобе Королева С. В. на решение Стрежевского городского суда Томской области от 14 мая 2012 года.

Заслушав доклад судьи Карелиной Е.Г., объяснения представителя ответчика ОАО«Томскнефть» ВНК Лысых М.А., возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, заключение прокурора Дашевской О.С., полагавшей жалобу обоснованной, а решение подлежащим отмене в части, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Королев С.В. обратился в суд с иском к ЗАО «Сибирская Сервисная Компания» (далее - ЗАО «ССК»), открытому акционерному обществу «Томскнефть» ВНК (далее - ОАО «Томскнефть» ВНК) о взыскании компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья. В обоснование требований указал, что с 26.05.1978 по 26.08.1998 работал в тяжелых и вредных условиях /__/ тяжелой техники (Урал - 375 АЦН - 6,5, Урал - 4320 АТ3 10), /__/ паровой передвижной депарафинизационной установки (далее - ППДУ) в ОАО «Томскнефть» ВНК; с 19.06.2000 по 14.02.2012 работал /__/ тяжелой техники (Урал-4320 АТ310) в ЗАО «ССК». Вследствие длительного воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов (шума, вибрации) у него возникло профессиональное заболевание «/__/», /__/, 40 % утраты профессиональной трудоспособности. Истец плохо слышит, мучается болями и судорогами, от которых просыпается по ночам, ограничен в движении ног, вынужден часто лечиться в больницах, от чего он испытывает физические и нравственные страдания, неловкость перед своей семьей и знакомыми, чувствует свою неполноценность. Глубину его страданий подтверждает то, что заболевание имеет необратимый процесс. Считал, что ответчики как его работодатели ответственны за наступление у него профессионального заболевания, поскольку не обеспечили безопасные условия труда. Кроме того, в соответствии со ст. 1079 ГК РФ ответчики обязаны возместить вред независимо от наличия или отсутствия вины в его причинении, так как вред причинен источником повышенной опасности, каковым являются транспортные средства, на которых он работал. Просил взыскать в его пользу в качестве компенсации морального вреда с ОАО «Томскнефть» ВНК /__/ рублей, с ЗАО «ССК»- /__/ рублей.

В судебное заседание Королев С.В. не явился. Его представитель КильдибековаТ.Х. поддержала исковые требования по основаниям, указанным в заявлении.

Представитель ОАО «Томскнефть» ВНК Исламова Г.М. требования не признала. Считала, что причинно - следственная связь между профессиональным заболеванием и работой истца в ОАО «Томскнефть» ВНК, а также вина ОАО «Томскнефть» ВНК в возникновении у истца профессионального заболевания отсутствуют. Впервые профзаболевание у истца установлено при его медицинском осмотре в ЗАО «ССК», во время работы истца в ОАО «Томскнефть» ВНК оно отсутствовало. Без учета периодов междувахтового отдыха и отпусков истца, время его фактической работы в обществе, в течение которого он мог подвергаться воздействию вредных производственных факторов, составляет 12 лет 6 месяцев, из них на ППДУ - 5 лет 3 месяца. При расчете стажевой дозы вибрации, полученной истцом при работе на ППДУ, исходя из 5 лет 3 месяцев, её размер составит 7467 допустимых доз, что не превышает безопасного уровня. Указание в Акте о случае профессионального заболевания и Санитарно- гигиенических характеристиках на то, что ППДУ была установлена на базе КРАЗ 255, является необоснованным. Оснований для возложения на общество обязанности возмещения вреда без вины в соответствии со ст.1079 ГК РФ нет, так как вред здоровью причинен не источником повышенной опасности, а в результате длительного воздействия на организм человека вредных производственных факторов. Полагала, что заявленный размер компенсации морального вреда не отвечает требованиям разумности и справедливости.

Представитель ЗАО «ССК» Муллаянов Д.Ф. требования не признал. Считал, что факт получения истцом профессионального заболевания в период его работы в ЗАО «ССК» не доказан, так как для профзаболевания характерен длительный процесс воздействия вредных производственных факторов, который может проявиться в любое время, в том числе и после окончания работы на определенном предприятии. При поступлении на работу к ответчику истец был предупрежден о наличии вредных условий труда в его профессии, был с этими условиями согласен, получал установленные законом компенсации. Согласно протоколам оценки условий труда к карте аттестации рабочего места № 23 уровень вибрации в кабине автомобиля не имеет отклонений и соответствует допустимому.

Прокурор Занкин С.С. считал, что требования подлежат удовлетворению в части требований, предъявленных к ЗАО «ССК», так как представленными доказательствами подтверждается работа истца в данном предприятии во вредных условиях и наступление профессионального заболевания как итога этой работы. Доказательств причинения профессионального заболевания во время трудовой деятельности истца в ОАО «Томскнефть» ВНК не представлено

Суд на основании п.п. 30, 32 постановления Правительства РФ от 15.12.2000 № 967 «Об утверждении Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний», ст.ст. 22, 212, 237 Трудового кодекса РФ (далее - ТК РФ), ст.ст. 151, 1064, 1079, 1101 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ), ст. 8 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случае на производстве и профессиональных заболеваний», п. 8 постановления Пленума ВС РФ № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», ст. 103 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ) иск удовлетворил частично. Взыскал с ЗАО «Сибирская Сервисная компания» в пользу Королева С.В. в возмещение морального вреда, причиненного в результате повреждения здоровья, денежную компенсацию в размере /__/ рублей. Исковые требования Королева С.В. о взыскании компенсации морального вреда с ОАО «Томскнефть» ВНК оставил без удовлетворения. Взыскал с ЗАО «Сибирская Сервисная компания» в доход бюджета муниципального образования «городской округ Стрежевой» государственную пошлину в размере 200 рублей.

В апелляционной жалобе Королев С.В. просит изменить решение суда и удовлетворить его требования в заявленном объеме. Считает, что судом нарушены нормы материального и процессуального права. Решение суда необъективно и необоснованно. Судом не дано надлежащей оценки «Санитарно - гигиенической характеристики условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания (отравления)», в п. 10 которой детально описывается причинно - следственная связь между выполняемой им работой и причинением вреда. Вывод суда о том, что в период работы в ОАО «Томскнефть» ВНК профессиональное заболевание не было диагностировано, опровергается п.17 названной характеристики и п.п. 18, 20 Акта о случае профессионального заболевания, где указано, что причиной профессионального заболевания является длительное воздействие на организм вредных производственных факторов и веществ. Пункт 21 Акта подтверждает наличие вины ответчиков, в том числе и ОАО «Томскнефть» ВНК. По его мнению, судом не учтены положения ст. 2 Конституции РФ, провозглашающей жизнь и здоровье человека высшей ценностью. При определении размера компенсации морального вреда судом не учтены положения ст. 1101 ГК РФ, требования разумности и справедливости, степень его физических и нравственных страданий, которые носят продолжительный характер и будут продолжаться в дальнейшем; наличие у него /__/; то, что ответчики являются юридическими лицами, имеющими постоянный и стабильный доход.

В возражениях на апелляционную жалобу прокурор г.Стрежевого Томской области, ОАО «Томскнефть» ВНК просят решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В соответствии со ст. 327 ГПК РФ судебная коллегия сочла возможным рассмотреть жалобу в отсутствие истца, представителя ответчика ЗАО «ССК», извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии с правилами ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях на неё, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно п.1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу п.3 ст.8 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

В соответствии со ст.212 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) обязанность обеспечения безопасных условий и охраны труда работника возлагается на работодателя. Согласно ст. 22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Материалами дела подтверждается, что Королев С.В. работал в организациях, правопреемником которых является ОАО «Томскнефть» ВНК: в Васюганском УТТ объединения «Томскнефть» с 26.05.1978 по 18.10.1984 - /__/, с 19.10.1984 по 05.03.1988 - /__/; в Васюганском управлении буровых работ ПО «Томскнефть» с 16.08.1988 по 14.08.1995 - /__/; в Управлении технологического обеспечения с 20.10.1995 по 23.10. 1997 - /__/, с 24.10.1997 по 26.08.1998 - /__/ (трудовая книжка, л.д. 7-15, возражения на иск, л.д.98-103, личные карточки, приказы, л.д.104-139, архивная справка, л.д.146-147). В периоды с 19.06.2000 по 19.12.2000, с 26.12.2000 по 14.02.2012 истец работал /__/ Стрежевского филиала ЗАО «ССК».

Из акта о случае профессионального заболевания от 27.01.2012, утвержденного начальником территориального отдела Роспотребнадзора по ХМАО - Югре в г.Нефтеюганске, г.Пыхть-Яхте и Нефтеюганском районе и составленному по последнему месту работы истца, следует, что в период работы в ЗАО «ССК» у Королева С.В. установлено профессиональное заболевание « /__/.»(л.д. 24-26). Заболевание возникло при работе истца на оборудовании и технике в результате длительного воздействия производственных вредных факторов, уровень которых превышает предельно допустимый. Непосредственной причиной возникновения заболевания послужило длительное воздействие вредных производственных факторов шума, общей вибрации при работах на автомобиле КРАЗ 255 ППУ 1600/100, а при работе на автомобиле УРАЛ -4320 прогрессировало (пункты 18, 20 акта). Заболевание возникло вследствие использования организациями оборудования и техники с ненормируемыми, повышенными уровнями шума и вибрации, вина Королева С.В. в наступлении профессионального заболевания отсутствует (пункты 19,21 акта).

Из санитарно-гигиенических характеристик условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания: от 27.09.2011 № 88, утвержденной и.о. начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Томской области в г.Стрежевом, и от 28.10.2011 № 26, утвержденной 07.11.2011 главным государственным санитарным врачом по ХМАО - Югре, следует, что стаж работы истца в условиях воздействия опасных, вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов, которые могли вызвать профессиональное заболевание, составляет 33 года 3 месяца, в том числе, в ОАО«Томскнефть» ВНК 8 лет 8 месяцев - /__/ автомобиля УРАЛ 375, 11лет 3 месяца - /__/ передвижной паровой депарафинизационной установки ППУ, в ОАО«ССК» 10 лет 10 месяцев - /__/ автомобиля УРАЛ 4320. Согласно указанным характеристикам, в процессе труда на водителя автомобиля 5 разряда и машиниста ППДУ воздействуют повышенные уровни шума, общая и локальная вибрация в условиях несовершенства технологического процесса. За 22 года 6 месяцев работы /__/ на автомобиле УРАЛ истец получил 42712 допустимых доз вибрации, за 10 лет 7 месяцев работы /__/ ППДУ на базе КРАЗ 255, включая период работы в ОАО «Томскнефть» ВНК, - 15048 допустимых доз. Общая стажевая доза вибрации, полученная истцом за период трудовой деятельности, составила 57940 допустимых доз, при безопасном уровне 10000 допустимых доз. Уровень шума на вышеуказанной технике относится к классу вредности 3.1.-3.3.(вредный), уровень общей вибрации - к классу вредности 3.3. (вредный), метеофакторы- к классу вредности 3.3(вредный).

Согласно справке МСЭ -2011 от 14.02.2012, выписки из акта № 176 освидетельствования в ФГУ МСЭ от 14.02.2012, степень утраты профессиональной трудоспособности истца в связи с профессиональным заболеванием составляет 40%, Королеву С.В. /__/.

Частично удовлетворяя требования истца о взыскании с ЗАО «ССК» компенсации морального вреда, суд пришел к правильному выводу о том, что в связи с профессиональным заболеванием, возникшим у истца по вине данного работодателя, использующего автомобильную технику с повышенным уровнем вибрации и шума, Королев С.В. испытывает физические и нравственные страдания.

В силу п.2 ст. 151, п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Как разъяснено в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20.12.1994 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Руководствуясь вышеприведенными нормами законодательства Российской Федерации, установив, что вред здоровью истца причинен при исполнении им трудовых обязанностей, Королев С.В. в значительной степени утратил профессиональную трудоспособность, нуждается в лечении, его жизнедеятельность ограничена, учитывая степень вины ЗАО «ССК» в причинении вреда здоровью истца, отсутствие умысла на причинение вреда, принятие мер по охране труда и технике безопасности, неблагоприятные метеофакторы условий труда истца, наличие у истца иных хронических заболеваний и травм, способных вызвать физическую боль и бессонницу, суд посчитал разумной и справедливой компенсацией причиненных истцу нравственных и физических страданий по вине данного ответчика в размере /__/ рублей.

Учитывая обстоятельства дела, период работы Королева С.В. в ЗАО«ССК» /__/ автомобиля УРАЛ 4320 под воздействием вредных производственных факторов, повлиявших на возникновение профессионального заболевания, степень физических и нравственных страданий истца исходя из характера и продолжительности заболевания, а также требования разумности и справедливости, оснований для увеличения размера взысканной судом с данного ответчика компенсации морального вреда по доводам апелляционной жалобы судебная коллегия не находит.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Королева С.В. к ОАО«Томскнефть» ВНК, суд первой инстанции исходил из недоказанности истцом того, что профессиональное заболевание и вред здоровью возникли у него в результате работы у данного ответчика. При этом суд принял во внимание, что профессиональное заболевание впервые установлено истцу в период работы в ЗАО «ССК», и то, что доказательств, подтверждающих работу истца /__/ ППДУ на базе КРАЗ, не представлено.

С такими выводами судебная коллегия согласиться не может, поскольку они основаны на неверной оценке представленных истцом доказательств, не соответствуют обстоятельствам дела и требованиям процессуального закона о распределении бремени доказывания между сторонами обстоятельств, имеющих значение для дела.

Согласно ч.1 ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. В силу ч.2 ст.1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Таким образом, отсутствие вины в причинении вреда здоровью должно доказываться ответчиком.

В соответствии с ч.1,3 ст.67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств; суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Действительно, медицинским заключением -справкой ОГБУЗ «Томская областная клиническая больница» № 116 от 01.12.2011 Королеву С.В. впервые установлено профессиональное заболевания в период его работы в ЗАО «ССК»( л.д. 21).

Между тем, как обоснованно указывает апеллянт, причинно-следственная связь между возникновением у истца профессионального заболевания и исполнением им трудовых обязанностей как /__/ автомобиля УРАЛ 4320, так и /__/ паровой передвижной депарафинизационной установки ППУ 1600/100 на базе КРАЗ установлена Актом о случае профессионального заболевания от 27.01.2012. Длительное воздействие на организм истца вредных производственных факторов шума и общей вибрации при работе на указанной технике подтверждается также санитарно-гигиеническими характеристиками условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания от 27.09.2011 № 88, от 28.10.2011 № 26. Из указанных санитарно-гигиенических характеристик также следует, что истец работал в организациях ОАО«Томскнефть» ВНК /__/ передвижной депарафинизационной установки ППУ 1600/100 на базе КРАЗ 255.

Таким образом, совокупностью представленных доказательств подтверждается, что трудовая деятельность истца как в ЗАО «ССК» в качестве /__/ УРАЛ 4320, так и в организациях ОАО «Томскнефть» ВНК в качестве /__/ паровой передвижной депарафинизационной установки ППУ 1600/100 на базе КРАЗ осуществлялась в условиях длительного воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов, которое явилось непосредственной причиной возникновения у истца профессионального заболевания.

Доказательств отсутствия вины ОАО «Томскнефть» ВНК в причинении вреда здоровью истца и того, что в период трудовой деятельности у данного ответчика истец работал на паровой передвижной депарафинизационной установке не на базе КРАЗ 255, а на базе иного автомобиля, значительно отличающегося по воздействию вредных факторов в сторону уменьшения, представитель ответчика, ссылавшийся на указанные обстоятельства в возражениях на иск, также не представил. Карта аттестации № 209 рабочего места по условиям труда машиниста подъемника (л.д.140-145) указанных обстоятельств не подтверждает.

В соответствии с п.3.1. Санитарных норм СН 2.2.4/2.1.8.566-96, утвержденных постановлением Госкомсанэпиднадзора РФ от 31.10.1996 № 40, предельно допустимый уровень (ПДУ) вибрации - это уровень фактора, который при ежедневной (кроме выходных дней) работе, но не более 40 часов в неделю в течение всего рабочего стажа, не должен вызывать заболеваний или отклонений в состоянии здоровья, обнаруживаемых современными методами исследований в процессе работы или в отдаленные сроки жизни настоящего и последующих поколений.

Доводы представителя ОАО «Томскнефть» ВНК о том, что полученная истцом в периоды работы на ППДУ стажевая доза вибрации с учетом фактической продолжительности стажа 5 лет 3 месяца (без учета дней междувахтового отдыха) не превышает предельно допустимого уровня, несостоятельны, поскольку доказательств, подтверждающих, что фактическая продолжительность работы истца на ППДУ в условиях нормальной продолжительности рабочего времени составила 5 лет 3 месяца, стороной ответчика не представлено. Представленные стороной ответчика приказы, личные карточки, архивная справка от 26.07.2010 этого обстоятельства не подтверждают.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает установленной вину ОАО«Томскнефть» ВНК в возникновении у истца профессионального заболевания и причинении вреда его здоровью, в силу чего Королев С.В. также имеет право на компенсацию морального вреда данным ответчиком.

Принимая во внимание фактические обстоятельства дела, характер причиненных истцу физических и нравственных страданий вследствие профессионального заболевания, характер заболевания, приведшего к /__/ истца и утрате им в значительной степени профессиональной трудоспособности, период работы Королева С.В. в организациях ОАО «Томскнефть» ВНК /__/ ППДУ на базе КРАЗ 255, в течение которого он подвергался воздействию вредных производственных факторов, степень вины ответчика, использовавшего оборудование и технику с повышенным уровнем вибрации и шума, неумышленное причинение им повреждения здоровья истца, принятие мер по охране труда и технике безопасности, неблагоприятные метеофакторы условий труда истца, наличие у истца иных хронических заболеваний и травм, судебная коллегия находит разумной и справедливой компенсацией причиненных истцу нравственных и физических страданий по вине данного ответчика в размере /__/ рублей, считая заявленный Королевым С.В. размер компенсации /__/ рублей необоснованно завышенным. При этом судебная коллегия находит общий размер подлежащей взысканию с ответчиков компенсации морального вреда -/__/ рублей соответствующим причиненным истцу физическим и нравственным страданиям, принципам и требованиям, о которых указано в ст.1101 ГК РФ, и фактическим обстоятельствам, при которых был причинен моральный вред.

Доводы истца о необходимости применения к спорным правоотношениям ст.1079ГК РФ, предусматривающей обязанность юридических лиц, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, возместить вред, причиненный источником повышенной опасности независимо от вины, обоснованно отклонены судом первой инстанции, поскольку вред здоровью истца причинен не транспортными средствами, на которых он работал, а в результате длительного воздействия вредных производственных факторов.

В связи с изложенным решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Королева С.В. к ОАО «Томскнефть» ВНК подлежит отмене с принятием нового решения о частичном удовлетворении исковых требований.

Поскольку исковые требования Королева С.В. частично удовлетворены к каждому из ответчиков, в силу ч.3 ст. 98, ч.1 ст.103 ГПК РФ с них подлежит взысканию в равных долях в доход местного бюджета государственная пошлина, от уплаты которой был освобожден истец при подаче иска. В силу чего взысканная судом с ЗАО «ССК» государственная пошлина подлежит распределению между ответчиками.

Руководствуясь п. 2 ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

Решение Стрежевского городского суда Томской области от 14 мая 2012 года отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований Королева С. В. к открытому акционерному обществу «Томскнефть» ВНК о взыскании компенсации морального вреда, принять в этой части новое решение, которым

Исковые требования Королева С. В. к открытому акционерному обществу «Томскнефть» ВНК удовлетворить частично, взыскать с открытого акционерного общества «Томскнефть» ВНК в пользу Королева С. В. компенсацию морального вреда в размере /__/ рублей;

Взыскать с закрытого акционерного общества «Сибирская Сервисная Компания», с открытого акционерного общества «Томскнефть» ВНК в доход бюджета муниципального образования городской округ Стрежевой государственную пошлину в размере 200 рублей, по 100 рублей с каждого.

В остальной части решение Стрежевского городского суда Томской области от 14.05.2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу Королева С. В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1750/2012
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 13 июля 2012

Поиск в тексте