• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 17 июня 2011 года Дело N 33-1837/2011
 

г. Томск 17 июня 2011 года

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Синяковой Т.П.,

судей Троценко В.А., Марисова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Новосибирского транспортного прокурора в интересах Вертей Н. П. к ООО Авиапредприя­тие «Газпром авиа» о взыскании единовременного пособия по факту несчастного случая на производстве

по кассационной жалобе Вертей Н. П. на решение Октябрьского рай­онного суда г.Томска от 11 апреля 2011 года.

Заслушав доклад председательствующего, объяснения представителя истца Вер­тей Н.П. Хританковой О.Н., действующей на основании доверенности от 09.04.2001, поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя ответчика ООО Авиа­предприятие «Газпром авиа» Алексеева А.Г., действующего на основании доверенно­сти от 27.12.2010, возражавшего против доводов жалобы, судебная колле­гия

УСТАНОВИЛА:

Новосибирский транспортный прокурор в интересах Вертей Н.П. обратился в суд с иском к ООО Авиапредприятие «Газпром авиа» о взыскании единовременного по­собия по факту смертельного исхода Вертей А.В. в размере /__/ рублей, ука­зав, что 09.01.2009 в результате крушения вертолета /__/ на территории /__/ погиб супруг истца - /__/ Вертей А.В., состоявший в трудовых отношениях с ООО Авиапредприятие «Газпром авиа». Вертей Н.П. как члену семьи умершего работника в соответствии с коллектив­ным договором ООО Авиапредприятие «Газпром авиа» на 2009 год поло­жена вы­плата единовременного пособия в целях возмещения морального вреда в размере 10 годовых заработков погибшего супруга, в выплате которой письмом от 20.03.2010 неправомерно отказано. Просил взыскать с ООО Авиапредприятие «Газ­пром авиа» в пользу Вертей Н.П. единовременное пособие по факту смертельного исхода Вертей А.Н. в размере /__/ рублей.

Истец Вертей Н.П. в свою очередь заявила об изменении предмета иска и уве­ли­чении размера исковых требований, просила взыскать с ответчика /__/ руб. еди­новременного дополнительного пособия, являющегося компенсацией мораль­ного вреда, предусмотренного п.4.1 коллективного договора на 2009 год, а также проценты на указанную сумму в соответствии со ст.236 ТК РФ в размере /__/ рублей /__/ ко­пеек.

Представитель ответчика Алексеев А.Г. в судебном заседании исковые требо­ва­ния прокурора и измененные материальным истцом исковые требования, не при­знал, не оспаривая с арифметической точки зрения представленный прокурором рас­чет компенсации, указал, что к рассматриваемому спору неприменимы нормы ГК РФ и Закона об обязательном социальном страховании. Предусмотренная п.4.1 Приложе­ния №2 к коллективному договору выплата является не страховой, а само­стоятель­ной, и истец не лишен права требовать возмещения вреда на общих основа­ниях. Пре­дусмотренная коллективным договором бесспорная сумма выплачивается по уста­новленным в нем правилам. Указал на обращение истца за выплатой ком­пенсации Вертей Н.П. с пропуском установленного п.4.1 Приложения годичного срока.

Решением суда исковые требования Новосибирского транспортного прокурора в интересах Вертей Н.П. и самой Вертей Н.П.оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе истец ставит вопрос об отмене решения и удовлетво­ре­нии иска в полном объеме.

Считает, вывод суда об утрате ею права на получение установленной п.4.1 При­ложения №2 к коллективному договору компенсации морального вреда в связи с про­пуском годичного срока для обращения за ее получением, противоречит положе­ниям п.2 ст.150, ст.151, ст.208 ГК РФ, ст.1, ст.237 ТК РФ и является оши­бочным.

Указывает, что данный вывод суда не подтвержден имеющимися в материалах дела доказательствами, кроме того, судом ошибочно возложена на истца обязан­ность по доказыванию факта обращения с указанным требованием в течение года со дня смерти супруга, поскольку таким образом ответчик неправомерно освобожден от обя­занности доказать обоснованность отказа в выплате компенсации.

Судом не поставлен на разрешение вопрос о наличии у ответчика обязанности по информированию истца об имеющихся правах, в том числе о праве на получение в установленном коллективном договоре размере компенсации, при том, что о тек­сте такого договора истцу не было известно.

Считает вывод суда об определении размера компенсации исходя из фактиче­ского заработка погибшего за 2008 год, а не путем расчета из среднемесячной зара­ботной платы, основанным на неправильном применении норм материального права, при этом приводит свой расчет подлежащего ко взысканию размера компен­сации.

В соответствии со ст.354 ГПК РФ судебная коллегия сочла возможным рас­смот­реть кассационную жалобу в отсутствие прокурора Новосибирской транспорт­ной прокуратуры, истицы Вертей Н.П., надлежащим образом уведомленных о вре­мени и месте судебного заседания и не явившихся в суд.

Проверив материалы дела, изучив и обсудив в соответствии со ст. 347 ч. 1 ГПК РФ кассационную жалобу в пределах заявленных доводов и возражения на нее, су­дебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п.3, п.4 ч.1 ст.362 ГПК РФ основаниями для отмены или из­ме­нения решения суда в кассационном порядке являются: несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; наруше­ние или неправильное применение норм материального права или норм про­цессуаль­ного права.

Разрешая заявленные исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не соблюдены условия, необходимые для выплаты компенсации, в частности, срок обращения за ней, поскольку не представлены доказательства, под­тверждающие обращение к ответчику с заявлением о выплате этой компенсации в период с 09.01.2009 по 09.01.2010. Кроме того, исходил из отсутствия факта злоупот­ребления со стороны ответчика относительно несообщения истцу сведений о наличии такого условия в коллективном договоре, как выплата компенсации в те­чение года со дня смерти работника членам его семьи.

Между тем с данными выводами суда первой инстанции судебная коллегия не может согласиться исходя из следующего.

В соответствии со ст.5 ТК РФ трудовое законодательство состоит из настоя­щего кодекса, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федера­ции, со­держащих нормы трудового права.

Частью 2 ст.5, ч.1 ст.9 ТК РФ установлена возможность регулирования трудо­вых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений путем заклю­чения коллективного трудового договора.

В соответствии со ст.40 ТК РФ коллективный договор - правовой акт, регули­рующий социально-трудовые отношения в организации или у индивидуального пред­принимателя и заключаемый работниками и работодателем в лице их предста­вителей.

Согласно ст.41 ТК РФ в коллективный договор, наряду с прочим, могут вклю­чаться обязательства работников и работодателя, относящиеся к выплатам пособий, компенсаций. С учетом финансово-экономического положения работодателя могут устанавливаться льготы и преимущества для работников, условия труда, более благо­приятные по сравнению с установленными законами, иными нормативными право­выми актами, соглашениями.

Пунктом 8.2 принятого в ООО Авиапредприятие «Газпром авиа» на 2009 год Коллективного договора помимо возмещения вреда, которое должно быть произве­дено потерпевшему в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, организацией выплачивается возмещение компенсации в соответствии с «Положением о социальном обеспечении работников ООО Авиапредприятие «Газ­пром авиа» (приложением №2).

Частями 1-3 пункта 4.1 указанного Положения в целях возмещения морального вреда, компенсации расходов на лечение и другие виды медицинской и социальной помощи работникам предприятия, пострадавшим от несчастного случая, установ­лена выплата дополнительного единовременного пособия. При смертельном исходе ука­занное пособие в размере 10 годовых заработков выплачивается в равных долях чле­нам семьи работника, к которым относятся: супруг (супруга), дети и родители работ­ника.

Дополнительное единовременное пособие выплачивается по решению работо­да­теля. Право на его получение сохраняется в течение года со дня смерти или уста­нов­ления инвалидности, наступившей в результате несчастного случая на производ­стве, и выплачивается работодателем не позднее 1 месяца со дня обращения за посо­бием.

При рассмотрении настоящего спора судом первой инстанции установлено, что на основании приказа /__/ от 08.09.2008 с Вертей А. В. в указанную дату заключен трудовой договор о принятии его на работу в ООО Авиа­предприятие «Газпром Авиа» Томский филиал, летная служба, /__/, на долж­ность /__/. Согласно утвержденному ООО Авиапредприя­тие «Газпром Авиа» Акту №2 (том 1, л.д.92) и утвержденному 18.02.2009 Межгосу­дарст­венным авиационным комитетом Окончательному отчету по результатам рас­следова­ния авиационного происшествия (т. 2, л.д. 13-69), 09.01.2009 в 09.11 час. на пред­приятии произошло транспортное происшествие на воздушном транспорте, в резуль­тате которого погиб Вертей А.В. Факт его гибели подтвержден свидетельст­вом о смерти II-ЕТ /__/ от 15.01.2009 (том 1, л.д.90). Истица Вертей Н.П. явля­лась членом семьи погибшего - его супругой, что подтверждено свидетельством о за­клю­чении брака I-СТ /__/ от 17.07.1971 (том 2, лист дела 3).

Пунктом 2.2 коллективного договора установлены обязательства сторон.

В соответствии с п.2.2.1 предоставление установленных законодательством, на­стоящим договором социально-трудовых гарантий и льгот работникам, членам их се­мей и неработающим пенсионерам является обязанностью работодателя.

Таким образом, выплата единовременного дополнительного пособия, являясь правом членов семьи погибшего работника на установленную работодателем соци­альную льготу, в первую очередь представляет собой принятую на себя добро­вольно обязанность работодателя перед своим работником в случае его гибели ока­зать оп­ределенную материальную поддержку членам его семьи.

По обстоятельствам дела видно, что истица в трудовых отношениях с ответчи­ком ранее не состояла, и в настоящем не состоит.

При таких данных следует признать обоснованным довод кассационной жа­лобы истца о том, что с условиями коллективного договора она знакома не была. Возложе­ние судом на истицу обязанности по доказыванию факта своевременного об­ращения к работодателю за выплатой указанного пособия при одновременном осво­бождении ответчика от доказывания факта своевременного информирования истца о ее праве на определенные дополнительные социальные гарантии в связи с гибелью ее мужа судебная коллегия находит не соответствующим закону и выше­приведенным поло­жениям коллективного договора.

Каких-то доказательств тому, что работодатель предпринимал какие-либо дей­ст­вия по своевременному извещению истицы о причитающихся ей выплатах с це­лью предоставления ей возможности реализовать свое право на получение допол­нитель­ного пособия в установленный для этого годичный срок, и тем самым испол­нения принятой на себя обязанности, ответчиком, вопреки требованиям ст. ст. 56, 57 ГПК РФ, не представлено.

В то же время в материалах дела имеется направленное в адрес Вертей Н.П. письмо и.о. генерального директора ООО Авиапредприятие «Газпром авиа» Усова В.Г. от 26.03.2010, в котором он извещает истицу о том, что по факту крушения вер­толета 09.01.2009 Следственным комитетом ведется уголовное расследование. До на­стоящего времени уголовное дело не прекращено, и в соответствии с дейст­вующим коллективным договором до завершения расследования по факту гибели вертолета /__/ принять решение о выплате денежной компенсации не предостав­ляется возможным (том 1, л.д.24).

Таким образом, указанным письмом, направленным уже за пределами годич­ного срока, предусмотренного для обращения с заявлением о выплате компенсации, в осуществлении выплаты по причине пропуска Вертей Н.П. срока обращения не было отказано, а всего лишь было сообщено о невозможности принять решение о выплате до окончания проведения следственных действий.

При этом документ не содержит указания на дату подачи истицей заявления, на которое ей дан этот ответ. Доводы ответчика об обращении истицы за пределами ус­тановленного Положением годичного срока не подкреплены никакими доказательст­вами.

Такая оценка судебной коллегии имеющемуся в деле письму, необоснованно, во­преки требованиям ст. 67 ГПК РФ, оставленному судом без внимания, согласу­ется с фактическими обстоятельствами и содержанием ч.4 п. 4.1 Положения о со­циальном обеспечении работников ООО Авиапредприятие «Газпром авиа» (прило­жением №2), согласно которому если несчастный случай на производстве или забо­левание насту­пили при совершении работником проти­воправных действий, либо вследствие ал­ко­гольного, наркотического или токсиче­ского опьянения, то выплата пособия не про­изводится.

Таким образом, до окончания следствия и получения выводов об отсутствии про­тивоправных действий со стороны погибшего работодатель действительно не мог решить вопрос о выплате предусмотренного пособия, а потому утверждать, что исти­цей утрачено право для обращения за выплатой, оснований не имеется.

Как видно по материалам, уголовное дело №7966/201/383007-09 в отношении Вертея А.В. прекращено в связи с отсутствием в его деянии состава преступления, что подтверждается постановлением руководителя Барнаульского следственного от­дела на транспорте А. от 05.09.2010 (том 1, л.д.29).

Таким образом, с учетом имевшегося до вынесения постановления о прекраще­нии уголовного дела обращения Вертей Н.П. к ответчику, оснований для отказа ей в выплате дополнительного пособия не имелось, и в течение одного месяца после вы­несения указанного постановления (с 06.09.2010 по 05. 10.2010) работодатель обязан был начислить и выплатить истцу причитавшуюся ей сумму дополнитель­ного едино­временного пособия, однако ответчиком безосновательно нарушены обя­зательства, предусмотренные коллективным договором, а потому исковые требова­ния о взыска­нии единовременного дополнительного пособия судебная коллегия на­ходит обосно­ванными и подлежащими удовлетворению.

Оценивая доводы кассационной жалобы относительно расчета подлежащего взы­сканию размера указанной компенсации, судебная коллегия находит их основан­ными на ошибочном толковании норм материального права и не может принять во внима­ние.

Как уже отмечалось выше, пунктом 4.1 Положения размер дополнительного еди­новременного пособия, выплачиваемого в связи с гибелью работника, определен де­сятью годовыми заработками. При этом понятия «годовой заработок» и порядка его исчисления Положение не содержит.

Судебная коллегия, принимая во внимание буквальное толкование содержания вышеозначенного нормативного положения, соглашается с представленным Новоси­бирским транспортным прокурором расчетом и при исчислении суммы до­полнитель­ного единовременного пособия в целях возмещения морального вреда ис­ходит из об­щего дохода, полученного Вертей А.В. за рабочий год, предшествовав­ший его ги­бели.

Поскольку, как видно из справок о доходах погибшего за 2008 год от 20.10.2010, 02.12.2010 и расчета прокуратуры (том 1, л.д.23,147,231), Вертей А.В. от­работал на авиапредприятии всего 4 месяца, то его доход за этот год соответст­вует доходу за фактически отработанное время и составляет /__/ рублей /__/ ко­пеек.

При этом судебная коллегия считает, что обоснованность такой позиции при толковании понятия «годовой заработок» соответствует установленному в пунктах 4 и 7 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, ут­вержденному Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 № 922, подходу к оп­ределению средней заработной платы, в том числе и в случаях, когда работником от­работаннее полный расчетный период (один год), согласно которому расчет сред­него заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фак­тически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду (либо событию), в течение ко­торого за работником сохраняется средняя заработная плата (4). В случае если ра­ботник не имел фактически начисленной заработной платы или фактически отрабо­танных дней за расчетный период и до начала расчетного периода, средний зара­боток определяется исходя из размера заработ­ной платы, фактически начислен­ной за фактически отработанные работником дни в месяце наступления случая, с которым связано сохранение среднего заработка (7).

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что указанную в справ­ках сумму следует толковать как годовой заработок, на основании чего с ООО Авиа­пред­приятие «Газпром авиа» в пользу Вертей Н.П. подлежит взысканию установлен­ное п.4.1 Положения о социальном обеспечении работников ООО Авиа­предприятие «Газпром авиа» дополнительное единовременное пособие в целях воз­мещения мо­рального вреда в размере /__/ рублей /__/ копеек (/__/ рублей /__/ копеек х 10 = /__/ рублей /__/ копеек).

В соответствии со ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действую­щей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федера­ции от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следую­щего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета вклю­чительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть по­вышен кол­лективным договором или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной де­нежной компенсации возникает независимо от наличия вины работода­теля.

По смыслу приведенной нормы правом на взыскание с работодателя установ­лен­ных в ней процентов обладают работники этого предприятия.

Поскольку, как правильно указано судом первой инстанции, истица не является участником трудовых отношений с ответчиком, она не имеет право требования вы­платы процентов в порядке и на основаниях, предусмотренных ст.236 ТК РФ, в связи с чем в удовлетворении данного требования отказано правомерно.

Довод кассационной жалобы, выражающий несогласие с таким подходом, как основанный на неправильном толковании норм права, ни правовых, ни фактиче­ских оснований для переоценки выводов суда не создает. Считать позицию суда по дан­ному требованию несостоятельной судебная коллегия не находит оснований, а по­тому в этой части решение суда первой инстанции является законным и обосно­ван­ным и отмене не подлежит.

Как вытекает из содержания приведенной выше ст. 5 ТК РФ возможность при­менения в регулировании трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений норм Гражданского законодательства Трудовым кодексом Рос­сий­ской Федерации не установлена.

В связи с этим доводы кассационной жалобы со ссылкой на ст.ст.150, 151, 208 ГК РФ о том, что условия Положения относительно установления годичного срока со дня смерти для обращения за получением дополнительного единовременного по­собия противоречат указанным нормам, и годичный срок для обращения с подоб­ным заяв­лением к работодателю не должен применяться, являются неправомер­ными.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что по своей природе установленный п. 4.1 Положения срок не является сроком для за­щиты права по иску лица, считающего, что это его право нарушено, а представляет собой условие, при соблюдении которого работником или членами его семьи на­ступает обязанность работодателя по выплате указанных сумм.

В связи с изложенным несостоятельным является и довод жалобы о том, что дан­ное условие коллективного договора как противоречащее приведенным выше нормам гражданского права, а также в силу прямого запрета, установленного ст. 9 ТК РФ, является недействительным и не должно применяться судом.

Действительно, как установлено в ч.2 ст. 9 ТК РФ, коллективные договоры, со­глашения, трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными тру­довым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержа­щими нормы трудового права. Если такие условия включены в коллективный дого­вор, со­глашение или трудовой договор, то они не подлежат применению.

Однако в данном случае изложенное в п.4.1.Положения условие о том, что право на получение дополнительного единовременного пособия сохраняется в тече­ние года со дня смерти или установления инвалидности, не может расцениваться как условие, снижающее уровень гарантий работников по сравнению с иными нор­мативными правовыми актами.

Как следует из п. 8.2 Коллективного договора, п.1.1 Приложения № 2 - Положе­ния о социальном обеспечении работников ООО Авиапредприятие «Газ­пром авиа», социальные льготы, перечисленные в настоящем Положении, предос­тавляются сверх (но не вместо) установленных законодательными актами, т.е. яв­ляются допол­нительными, и к социальным гарантиям, установленным гражданским законодатель­ством и законодательством об обязательном социальном страховании, никакого от­ношения не имеют.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит кассационную жалобу ис­тицы частично обоснованной, а решение суда первой инстанции в части отказа во взыскании с ответчика в пользу Вертей Н.П. единовременного дополнительного по­собия в качестве компенсации морального вреда - подлежащим отмене. Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся доказательств, то судебная коллегия считает необходимым в соответствии с абз. 4 ст. 361 ГПК РФ, отменив решение, не передавая дело на новое рассмотрение, при­нять по указанным требованиям новое решение.

Согласно ч. 3 ст. 98 ГПК РФ, если суд вышестоящей инстанции, не передавая дело на новое рассмотрение, изменит состоявшееся решение суда нижестоящей ин­станции или примет новое решение, он соответственно изменяет распределение су­дебных расходов.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 333.19 НК РФ по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, государственная пошлина уплачивается при подаче искового за­явления имущественного характера, подлежащего оценке, при цене иска свыше 1000 000 рублей - 13 200 рублей плюс 0,5 процента суммы, превышающей 1 000 000 руб­лей, но не более 60 000 рублей.

От суммы /__/ рублей /__/ копеек она составляет: 13200 рублей + ( /__/ рублей /__/ копеек-1000000 рублей)*0,5%=20960,50 рублей.

Исходя из этого, с ответчика ООО Авиапредприятие «Газпром авиа» в доход бюджета г.Томска подлежит взысканию госпошлина в размере 20960 рублей 50 ко­пеек.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366ГПК РФ, судеб­ная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Октябрьского районного суда г.Томска от 11 апреля 2011 года в части отказа во взыскании с ответчика в пользу Вертей Н.П. единовременного допол­ни­тельного пособия в качестве компенсации морального вреда отменить и принять но­вое решение, которым указанные требования удовлетворить частично.

Взыскать с ООО Авиапредприятие «Газпром авиа» в пользу Вертей Н. П. установленное п. 4.1 Положения о социальном обеспечении работников ООО Авиапредприятие «Газпром авиа» дополнительное единовременное пособие в целях возмещения морального вреда в размере /__/ рублей /__/ копеек (/__/ руб. /__/ коп.)

Взыскать с ООО Авиапредприятие «Газпром авиа» госпошлину в доход бюд­жета г.Томска в размере 20960,5 рублей.

В остальной части данное решение оставить без изменения, кассационную жа­лобу Вертей Н. П. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1837/2011
Принявший орган: Томский областной суд
Дата принятия: 17 июня 2011

Поиск в тексте